Движение кэхва ундон. Переворот 1884 года

Пак Ен Хе, Со Гванбом, Со Джепхиль и Ким Ок-Кюн слева направо в Японии в начале 1885 года,  после неудавшегося государственного переворота в Корее.

Пак Ен Хе, Со Гванбом, Со Джепхиль и Ким Ок-Кюн слева направо в Японии в начале 1885 года, после неудавшегося государственного переворота в Корее.

 

Значение термина кэхва достаточно широко — «открытость, раз­витие, начало нового». Поэтому в нем заключены как идеи большей открытости Кореи внешнему миру, так и всесторонних реформ.

В исторической литературе справедливо отмечается, что рефор­маторские идеи кэхва возникли не на голом месте. Идейное течение сирхак послужило базой для становления реформаторского движе­ния. Основоположником кэхва ундон называют высокопоставленно­го сановника Пак Кюсу (1807-1876), который, с одной стороны, бу­дучи губернатором провинции Пхёнан, противодействовал агрессив­ным действиям американцев, прибывших в Корею на судне «Генерал Шерман», а с другой — настаивал на заключении Канхваского дого­вора с Японией, считая это благом для своей страны. Переводчики с китайского языка, выходцы из сословия мелкого чиновничества О Гёнсок (1831-1879) и Ю (Лю) Дэчхи (1831-?), часто бывая в Китае, привозили оттуда книги о том новом, что происходило в мире, и пы­тались доказать необходимость скорейшей модернизации Кореи. К их словам прислушивались молодые люди, которые и стали практиками движения за реформы —  Ким Оккюн (1851-1894), Пак Ёнхё (1861-1939), Со Гванбом (1859-?), Хон Ёнсик (1855-1884).

Реформатор Ким Оккюн. 80-е годы 19 века.

Реформатор Ким Оккюн. 80-е годы 19 века.

Лидером движения за реформы стал Ким Оккюн. В 1872 г. в воз­расте 21 года, проявив недюжинные способности, он сдал государ­ственные экзамены и получил гражданскую должность. В 1881 г. в составе высокопоставленной правительственной делегации он посетил Японию и, потрясенный увиденным, загорелся идеей всесторонних ре­форм. В 1882 г. Ким Оккюну представилась еще одна возможность побывать в Японии в составе делегации, которую возглавлял его 21-летний друг Пак Ёнхё, зять предшествовавшего государя Чхольчжона. Молодой родственник королевской семьи был назначен посланни­ком в Японию.

Еще одно знакомство с достижениями Японии, а также попыт­ка «консервативных» (с точки зрения сторонников кэхва ундон) сил захватить в стране власть, привели их к мысли о необходимости более активных действий. Молодые сторонники реформ решили со­здать свою партию, которую назвали «Партией реформ» (Кэхвадан), или «Партией независимости»(Тонниптан). Временем формирова­ния партии считается 1882 г.

Объединенные в политическую организацию нового типа, отлич­ную от прежних придворных группировок прежде всего тем, что це­лью членов партии были не личные выгоды или борьба за влияние при дворе, а благо страны, реформаторы пытались на практике реализо­вать свои идеи. Ким Оккюн неоднократно обращался с посланиями к королю Кочжону. Высокое положение Пак Ёнхё при дворе, благода­ря его родственным связям с королевской семьей, помогало молодым людям в известной степени преодолевать сопротивление старой кон­фуцианской верхушки.

Реформатор Хон Ёнсик, глава корейской почтовой службы и один из реформаторов, участник правительственного переворота 1884 г.

Реформатор Хон Ёнсик, глава корейской почтовой службы и один из реформаторов, участник правительственного переворота 1884 г.

Так, в 1883-1884 гг. была организована почтовая служба нового образца, созданы управления финансов, печати и оружейное. В веде­нии управления печати находилось издание (с 10-го месяца 1883 г.) первой корейской газеты «Хансон сунбо», т.е. «Хансонский (столич­ный. — С. К.) ежедекадник». Однако попытки использовать в тексте газеты корейский алфавит потерпели неудачу, натолкнувшись на со­противление придворной группировки традиционных конфуцианских ученых. Поэтому газета выходила на кореезированном древнекитай­ском языке ханмуне. Не только издание газеты, но и всякая попытка нововведений, исходившая от молодых сторонников реформ, встреча­ли мощное сопротивление «консерваторов», в частности группировки королевы Мин.

Имея хорошие связи с представителями политической элиты Япо­нии, приверженцы партии реформ пытались получить там финансо­вую поддержку. Несмотря на то что в Японии с сочувствием относи­лись к корейской партии реформ, прокитайская ориентация большин­ства королевского двора не давала возможности предоставить заем с надеждой на его возвращение. В то же время следует отметить, что тесные связи реформаторов с Японией отнюдь не означали, что они были «проводниками» японской политики в Корее. Наоборот, в 1883-1884 гг. реформаторы вели деятельность, направленную на пересмотр неравноправного Канхваского договора.

Мощное сопротивление старой конфуцианской элиты при дворе и невозможность Японии оказывать партии реформ активную помощь привели молодых людей к идее совершения государственного перево­рота, чтобы окончательно отстранить от дел «консерваторов». При этом совсем не имелось в виду свержение монархии. Наоборот, за несколько дней до начала акции, 29 ноября, партия реформ полу­чила принципиальную поддержку короля. (Скорее всего, о плане ка­ких-либо насильственных действий государю не сообщили.) Очевид­но, Кочжон понимал необходимость радикальных изменений. Вместе с тем реформаторы учли в своих требованиях чувства короля как почтительного сына: в первой строке первого пункта подготовленной заранее программы действий значилось требование возвращения из Китая плененного тэвонгуна, отца государя Кочжона.

Датой переворота было определено 4 декабря — день торжествен­ного открытия нового здания почтового ведомства, на которое бы­ли приглашены все высокопоставленные сановники. Во время тор­жеств по указанию реформаторов было подожжено соседнее здание, раздались удары гонга. Первым из «консервативных» высокопостав­ленных участников церемонии выбежал Мин Ёнъик (1860-1914), в 1883 г. ставший первым чрезвычайным и полномочным послом Кореи в США, а в 1884 г. исполнявший обязанности губернатора Сеула, ро­весник членов партии реформаторов. Получив тяжелую рану от удара мечом, он смог вернуться в здание. Попытка быстро расправиться с «консервативной» группировкой королевы Мин провалилась. Тогда реформаторы во главе с Ким Оккюном направились в королевский дворец Чхандоккун и под предлогом мятежа и беспорядков в Сеуле уговорили Кочжона вместе с супругой переехать в небольшой дворец Кёнугун, который было легче охранять. С согласия короля к дворцу подошли солдаты-охранники японской дипломатической миссии, разрешение на привлечение которых Ким Оккюн получил заранее у японского посланника Такэдзоэ (1842-1917). Далее Ким Оккюн уговорил государя Кочжона послать предписание представителям «кон­сервативной» группировки явиться ко двору, имея намерение убить их, подкараулив у дворцовых ворот. Таким образом погибли «консер­ваторы» Мин Ёнмок (1826-1884), Мин Тхэхо (1834-1884), Чо Ёнха (1845-1884).

Со Гванбом, реформатор, готовый умереть за свою родину

Со Гванбом, реформатор, готовый умереть за свою родину

На другой день, 5 декабря, партия реформ заявила о создании но­вого правительства. Ким Оккюн стал министром финансов. Военным министром был назначен 18-летний Со Чжэпхиль (1866-1951), толь­ко что закончивший военную школу сухопутных войск в Японии. В тот же день была опубликована программа реформаторов, состоящая из 14 пунктов, общая (объективная) направленность которых была ориентирована на модернизацию страны буржуазно-демократическо­го толка. Первый пункт, помимо требования возвращения тэвонгуна, провозглашал ликвидацию старых вассально-сюзеренных отношений с Китаем. Пункт второй включал положение о введении равноправия всех жителей страны, пункт третий — о реорганизации системы нало­гообложения и укреплении финансов страны, четвертый — о ликви­дации старого совещательного органа при короле Нэсибу и введении системы привлечения на службу по способностям, и т.д. Тогда же во все иностранные дипломатические представительства было разо­слано официальное уведомление о событиях в Сеуле с разъяснением позиции партии реформ.

Однако для Китая подобное ускоренное продвижение реформ в Корее с ориентацией на Японию, так же как и низвержение лояльной группировки королевы Мин, было крайне невыгодно, так как означа­ло потерю китайского влияния в Корее. Поэтому китайские войска, расквартированные в Корее со времени событий 1882 г., стали го­товиться к штурму королевского дворца. Королева Мин, прослышав об этом, бросилась под разными предлогами уговаривать Кочжона вернуться в больший по площади дворец Чхандоккун, который бы­ло сложнее оборонять. Приход к власти реформаторов означал для группировки королевы Мин полную потерю своего влияния, а также делал реальной перспективу возвращения ненавистного для королевы Минтэвонгуна. Она желала поражения партии реформ. В свою оче­редь японский посланник Такэдзоэ, опасаясь прямых столкновений с Китаем, решил снять охрану дворца.

Таким образом, к 6 декабря в распоряжении реформаторов оста­лись только военнослужащие из так называемой «офицерской шко­лы», где готовились кадры для армии нового образца, перед которы­ми была поставлена невыполнимая задача: охранять дворец Чхандок­кун от полутора тысяч лучше вооруженных китайских солдат.

В результате дворец был быстро взят совместно действовавши­ми китайскими и корейскими правительственными войсками. В это время по Сеулу распространился слух, будто бы сторонники партии реформ вместе с японцами пленили короля. Разъяренное население города бросилось к зданию японской дипломатической миссии и к до­мам реформаторов. Здание миссии было сожжено, погибло 74 чело­века (японских солдат и гражданских лиц). Японский посланник был вынужден спасаться бегством. Вместе с японцами лидеры партии ре­форматоров — Ким Оккюн, Пак Ёнхё, Со Гванбом, Со Чжэпхиль бе­жали в Инчхон, а оттуда в Японию. (Из Японии Со Чжэпхиль вскоре отправился в США и стал впоследствии одним из лидеров движения за независимость Кореи.)

Таким образом, переворот реформаторов 1884 г. потерпел пораже­ние. Те значительные социально-экономические изменения, которые произошли в Корее начала 1880-х годов, очевидно, были недостаточ­ны для того, чтобы реформаторов поддержало как большинство пра­вящего класса, так и рядовое население страны. Вместе с тем немалую роль сыграло вмешательство внешних сил, прежде всего Китая, про­тивившегося низвержению всевластия, прокитайски ориентированной семьи королевы Мин. Это неизбежно привело бы к потере традиционных сюзеренно-вассальных отношений с Китаем, переходивших в стадию эпохи колониализма.

В то же время события 1884 г. имели для Кореи и некоторые объ­ективно позитивные последствия. После разгрома партии реформ в Корее осталось 3-тысячное китайское войско под командованием ге­нерала Юань Шикая (1859-1916). В начале 1885 г. в Корее также бы­ли расквартированы два батальона японских войск для «обеспечения безопасности» японских граждан в Корее. Для того чтобы избежать военного столкновения между вооруженными силами двух стран, в китайском городе Тяньцзине в 4-м месяце 1885 г. по инициативе япон­ской стороны был подписан так называемый Тяньцзиньский договор, согласно которому обе стороны обязывались вывести свои войска с территории Кореи в течение четырех последующих месяцев. Для по­сылки войск в Корею в случае экстренной ситуации требовалось пред­варительное письменное уведомление противоположной стороны, а после разрешения ситуации войска должны были немедленно выво­диться.

Таким образом, примерно на девять лет Корея получила мир и возможность не быть вынужденной ориентироваться в своих делах на какую-либо одну из соседних стран. Именно поэтому между иностран­ными державами, имевшими экономические и политические интересы в Корее, развернулась борьба за влияние, отрицательно сказавшаяся на внутреннем и внешнем положении страны. Все сильнее звучало народное возмущение королевской властью и сложившейся ситуацией в стране. В Корее назревала крупнейшая крестьянская война.

 Источник: Курбанов С. О. История Кореи: с древности до начала XXI в. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2009. — 680 с.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »