Этнокультурные особенности хореографического искусства корейцев

Pictures19

На правах рукописи

Толстых Ирина Николаевна

Этнокультурные особенности хореографического искусства корейцев

 Специальность 07.00.07 – Этнография, этнология и антропология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Владивосток – 2010

Работа выполнена в отделе этнографии,  этнологии и антропологии Учреждения Российской академии наук  Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН

Научный руководитель:       доктор исторических наук Старцев Анатолий Федорович

Официальные оппоненты:  

доктор культурологии, профессор Скоринов Сергей Нестерович, 

кандидат исторических наук, доцент Осипова Марина Викторовна

Ведущая организация: Дальневосточный Федеральный университет

Защита состоится 18 декабря 2010 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного Совета ДМ 005.010.01. при Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН по адресу: 690950, ГСП, г. Владивосток, ул. Пушкинская, 89.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН

Объявление и текст автореферата размещены на официальном сайте ИИАЭ ДВО РАН https://www.ihaefe.org«        » ноября 2010 г.

Автореферат разослан «      »ноября 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат исторических наук Г.А. Сухачева

Общая характеристика диссертации


Актуальность диссертационной работы. Танец, один из древнейших видов искусства, являясь неотъемлемой частью духовной культуры, занимает важное место в жизни людей. Танцевальное искусство связано со всеми событиями практической и духовной жизни этноса, охватывает все стороны существования общества и, как всякое искусство, служит способом отражения повседневной жизни человека, обусловливает его отношение к окружающей действительности. Корейский народный танец – памятник славного прошлого страны и общечеловеческий феномен, сохранивший зашифрованное в пластических знаках мироощущение предков.

Интерес к народному танцу в последнее время особо проявляется не только со стороны государственных структур, общественности, но и науки. По этой причине этнотанец является законным предметом исследования не только хореографов, но и такой исторической дисциплины как этнография[1].

Специальная этнографическая субдисциплина, так называемая этническая хореография, сформировалась на стыке этнографии и хореографии. Она изучает причины и условия формирования этнического танца. Кроме того, этнохореография объясняет причины общего и особенного в этнической танцевальной традиции разных народов мира.

Изучение корейского традиционного хореографического искусства способствует выявлению этнических особенностей и социальных отношений в обществе, а именно: в танцевальном искусстве нашли отражение различные стороны воззрений человека; источником для изучения материальной и духовной культуры служат музыкальные инструменты, костюмы, атрибуты, используемые во время исполнения танца. И следует заметить, что использование традиционного танца как исторического источника помогает лучше понять этнические процессы. Причем, актуальна и проблема этнокультурных контактов корейского этноса с соседними народами стран Азиатско-тихоокеанского региона, в том числе и с народами Дальнего Востока, с которыми корейцы ещё в древности имели определённые социально-экономические и культурные контакты. Поэтому исследование проблемы этнокультурных особенностей традиционного хореографического искусства в культуре корейского этноса представляет этнографический интерес, обусловленный недостаточной изученностью этой темы.

 Кроме этого, работы подобного направления обусловливаются и общественными интересами, которые выражаются в повышенном интересе зарубежных и отечественных корейцев к знаниям исторического и культурного наследия своих предков.

Следует особо отметить, что КНДР – первое в мире государство, где лидер страны публикует обширную и фундаментальную работу, посвящённую танцевальному искусству. Эта теоретическая работа и сегодня имеет огромное значение для науки, танцевальной культуры и её сохранения, причем не только в КНДР.

В Республике Корея хореографическое творчество поддерживается государственными структурами. Создаются национальные балеты и Центры современной хореографии. Но вместе с тем продолжают сохраняться и транслироваться лучшие образцы традиционного искусства. Этому способствует государственная политика в области культуры.

Степень изученности проблемы.

Диссертационное исследование основано на обширном источниковедческом и научном материале корейских и российских ученых, уделявших определенное внимание хореографическому творчеству Кореи с древних времен по настоящее время. Использование различных источников и исследовательской литературы в сочетании с другими материалами позволило автору систематизировать имеющиеся данные, провести соответствующий анализ и выйти на решение ряда проблем этнохореографии применительно к Корее.

В числе первых к теме традиционной культуры корейцев обратилась Ю.В. Ионова[2]. В своей монографии она, наряду с бытовой, свадебной, календарной обрядностью, уделяет внимание и традиционным танцам, их месту в обрядовой жизни корейцев. Ю.В. Ионова подробно изучила песенную и музыкальную традиции корейцев, связала их с обрядами, ритуалами, культами корейского народа. Также у этого автора собрано и систематизировано достаточно много материала по шаманизму в Корее[3]. Дана классификация корейских шаманов-профессионалов и подробное описание шаманских атрибутов и одежды. Важно отметить, что автор проводит аналогии обрядов и культов корейцев с ритуальной практикой соседних народов Сибири и Дальнего Востока.

Исследования по шаманизму у народов Сибири и Дальнего Востока (и корейскому шаманизму, в частности) в контексте духовной культуры осуществлены такими авторами, как С.А. Токарев[4], Р.Ш. Джарылгасинова[5] и В.В. Подмаскин[6],С.Ф. Карабанова[7].

Среди немногочисленных российских исследователей традиционного хореографического искусства Кореи нами выделяется В.М. Марков, которым написана первая в России монография «Республика Корея. Традиции и современность в культуре второй половины ХХ века. Взгляд из России», получившая признание не только в нашей стране, но и за рубежом. В этой работе приведены обширные сведения о культуре и быте корейского народа, его религиозных воззрениях и традициях, повлиявших на формирование хореографического искусства. Автором дано описание корейского шаманизма, различных культов, предметов и атрибутов, используемых в отправлении ритуалов этой древнейшей религии и при исполнении народных и ритуальных танцев. Что немаловажно, В.М. Марков впервые дает классификацию традиционных танцев Кореи. Описание различных танцев, их разновидностей и характерных особенностей (танец Чакпоп, танцы Ильму, танец Чхоенму, Сальпхури, Пучхэчхум и т.д.) занимает достаточно большое место. Уделяется внимание и проблемам развития и сохранения традиционного хореографического искусства корейцев в наши дни. Даны биографии известных хореографов и танцоров, внесших вклад в сохранение корейского танца, а также освещены направления развития современного «нового корейского танца»[8].

Значимый вклад в исследование культуры и искусства Кореи внес И.А. Толстокулаков. В его книге «Очерк истории корейской культуры» рассматривается процесс становления и развития богатой национальной культуры корейского народа, вскрываются его истоки, определяется близость к культурному комплексу дальневосточной цивилизации, анализируютсяособенности современной культуры Республики Корея и КНДР. Автор предлагает широкий спектр мнений и оценок по заявленной проблеме, выделяет характер проявления общих закономерностей исторического развития и элементы специфики, повлиявшие на становление культуры страны. Надо отметить, что И.А. Толстокулаков также дает собственную классификацию музыкального и хореографического искусства, описание традиционной музыки и её роли в формировании танцевальных направлений, наряду с этим детально рассматривает назначение и специфику традиционного корейского костюма. В историческом аспекте автор исследует роль Вана Седжона и его реформ в формировании корейской национальной культуры[9].

Музыкальные инструменты Кореи и традиционная музыка, как одна из основных составляющих хореографического искусства корейцев, рассматриваются также в работе В.А. Королевой[10] и Е.В. Васильченко.[11]МонографияВ.А. Королевой заслуживает особого внимания, т.к. в ней впервыепредставлен опыт реконструкции традиционной культуры (в том числе танцевальной) корейцев, проживавших на Дальнем Востоке России с 1860 по 1937 г.

При подготовке диссертационной работы значительный интерес представляли исторические закономерности и события, повлиявшие на развитие традиционной хореографии Кореи. Освещение этих вопросов мы находим у российского исследователя О.Н. Глухаревой, которая приводит описание одного из древнейших источников о традиционной танцевальной культуре корейцев (гробница Муёнчхон)[12].

Несомненный интерес для нашего исследования представляет этнографический материал, содержащийся в учебном пособии В.Е. Баглай «Этническая хореография народов мира». Данная работа является первым подобного рода изданием, посвящённым систематическому анализу традиционной танцевальной культуры народов зарубежных стран. Автор указывает, что природно-климатические условия жизни, различные явления природы, трудовая деятельность народа служили источником, питающим народное искусство танца. В.Е. Баглай кратко рассматривает и традиционное хореографическое искусство корейцев. Даёт классификацию традиционного корейского танца, подразделяя его на шесть типов: придворный, шаманский, буддийский, конфуцианский, народный танец и танцевальное представление в масках.Также автор рассматривает семиотический аспект цветовой гаммы в традиционных костюмах, указывает на значение цвета для исполнения корейских ритуальных танцев, в частности, приводит пример значения символики цвета в танце с барабанами[13]

Но необходимо заметить, что автор недостаточно глубоко владеет информацией о традиционных корейских танцах. Например, описывая танцы в масках Тхальчхум, В.Е. Баглай называет их «танцами, изгоняющими чёрта», однако слово «чёрт» в корейском языке отсутствует (аналогией этого слова скорее будет являться «злой дух»), и само название не отвечает этнокультурным традициям корейцев. Тем более что танцевальные представления в масках подразделяются на четыре вида и имеют свои особенности, различия и предназначение. Но, несмотря на это, данная работа представляет интерес для полной картины исследования традиционного танца Кореи.

Известный кореевед А.Н. Ланьков также посвятил ряд работ развитию культуры корейских государств и их политической жизни. В работе «Корея: будни и праздники» на основе широких научных источников и личных наблюдений автора дается подробное описание эволюции повседневного быта корейских горожан: семейных отношений, торговли, транспорта, обрядов и обычаев, образования и воспитания. Также этим автором были опубликованы материалы о жизни и творчестве известной корейской танцовщицы Чхве Сын Хи[14]. Работы А.Н. Ланькова носят во многом публицистический характер, хотя и не лишены правдивого освещения и адекватной оценки процессов развития корейского общества и его культуры[15].

Следует особо подчеркнуть, что в исследованиях вышеотмеченных авторов имеется значительное количество познавательного материала об обрядах и обычаях, жизни и быте, истории, этнических контактах корейцев с соседними народами.

Корейскими учеными проблема этнокультурных особенностей национального хореографического искусства глубоко не изучалась, хотя описанием танцевальной культуры занимались многие исследователи. К наиболее важным научным исследованиям относится работа Цой Сын Хи «Основы корейского танца»[16], опубликованная полвека тому назад. Корейский хореограф описывает несколько традиционных танцев, которые исполняются мужчинами и женщинами. Однако в этой работе рассматриваются только последовательность движения танцоров во взаимосвязи танцующих групп.

Большой интерес по теме нашего исследования представляет коллективная работа знаменитой корейской танцовщицы Ан Сон Хи и российских авторов Т. Ткаченко и Н. Львова. В книге «Корейский танец» [17]рассмотрены танцевальная лексика, рисунок танца, особенности исполнения на примере трёх народных танцев. В работе помещены многочисленные рисунки, наглядно демонстрирующие жесты, позы, движения корейскоготанца. Но, к сожалению, авторы не раскрывают смысл этих жестов, поз, движений.

Также следует отметить книги на английском и корейском языках, изданные непосредственно в Республике Корея, например, авторов KooJ.M., NachtA. C. AnintroductiontoKoreanculture[18]. В данной работе выносятся на рассмотрение народные корейские танцы и некоторые танцевальные композиции. Авторы подчеркивают особенности и различия между придворными, конфуцианскими и народными танцами.

Такие зарубежные исследователи, какМирча Элиаде[19] и Элизабет Бишоп[20], занимавшиеся исследованием шаманизма у народов мира (в том числе корейцев), значительное внимание уделяли шаманским ритуалам, сопровождавшимся пением и танцами, техникам экстаза, костюму и другим атрибутам камлания. Эта информация дает возможность выявить типологические параллели в пластике шаманского танца у разных народов.

Среди корейских исследователей нужно выделить таких авторов, как HallaPaiHuhm[21], JudyVanZile[22], KimMalborg[23]. Их работы дают представление о корейском шаманизме и ритуалах Кут, атрибутах, а также о развитии корейского танца в наши дни.

Весьма значимым исследованием в области корейской хореографии является работа северокорейского лидера Ким Чен Ира.[24]  Несмотря на то, что она посвящена в основном традициям северо-корейского танцевального искусства, важность этой работы неоспорима. Ким Чен Ир впервые в корейской хореографии ставит задачу создать «запись танца» с помощью буквенного изображения танцевальных движений. Это не просто описание основных танцев, но и разработка системы знаков, позволяющей фиксировать лексический и композиционный рисунок танца.

В качестве первоисточника при описании знаменитых танцевальных шедевров Кореи используется народный корейский эпос – «Сказание о верной Чхунян»[25] и «Сказание о Симчхон»[26] в обработке корейских и российских авторов.

Общий обзор литературы показывает, что большинство исследователей рассматривают хореографическое искусство Кореи только как часть общего культурного пространства и все выявленные материалы имеют разрозненный характер. К сожалению, авторы не обозначают взаимосвязь движений танца, музыки, костюма, атрибутов, музыкальных инструментов, не рассматривают символику, что, на наш взгляд, является важнейшим аспектом при исследовании традиционного танца для понимания особенностей его развития и определения путей сохранения.

Подчеркнём и тот факт, что специальных исследований, посвящённых традиционной корейской хореографии, в российской истории и этнографии не имеется. Для пополнения материалов диссертантом проводились полевые исследования. Исполнение корейских танцев наблюдалось автором непосредственно в этнографических деревнях и крупнейших культурных центрах Кореи – Дэгу, Сеул и Национальном институте классической музыки. Многие традиционные танцы и композиции описаны в исполнении национальных ансамблей, таких как «Норин», «Сальмульнори». Наши полевые материалы, собранные непосредственно среди носителей традиционного танца, позволяют несколько по-иному рассмотреть эту проблему и комплексно отразить своеобразие этнокультурных особенностей и значение хореографического искусства в культуре корейского этноса.

В связи с недостаточностью фундаментальных исследований в области традиционного хореографического искусства Кореи и отсутствием комплексного её изучения при написании диссертации использовались учебные пособия авторов: В.Е. Баглай, Е.В. Васильченко, В.В. Верхоляк, Л.В. Галкиной, М.Е. Кравцовой, И.А. Моисеева. А также использованы материалы российских и корейских периодических печатных изданий – журналов, альманахов, справочников, материалов научно-практических конференций.

Автор диссертации активно обращался к Интернет-ресурсам, содержащим информацию о законодательной базе Кореи в области культуры и искусства, танцевальных традиций.

Хронологические рамки исследования охватывают периоды от становления и функционирования Трёх Государств до настоящего времени. В этот хронологический период входят деятельность государств Силла, Пэкче и Когурё (57 г. до н.э. – 668 г. н.э.), время функционирования Корё (918-1392 гг.) и Чосон (1392-1910 гг.), период японской оккупации (1910 – 1945 гг.), время политической дестабилизации в послевоенный период и раздел корейского государства на Северную Корею – КНДР и Южную Корею – Республика Корея (1945 – 1948 гг.), а также и время функционирования двух Корей с 1948 г. по настоящее время. Этот значительный временной период характеризуется особой этнической историей корейских народов и их правителей, придававших большое значение сохранению традиционной культуры, в том числе и хореографического творчества, о чем и будет сказано в основной части диссертационного исследования.

Территориальные рамки исследования ограничиваются государствами Корейского полуострова – КНДР и Республика Корея, а также территорией Приморского края Российской Федерации.

Объект исследования – традиционноехореографическое искусство в культуре Кореи.

Предмет исследования – этнокультурные особенности формирования и функционирования корейского хореографического искусства, пути его сохранения и развития.

Цель диссертационной работы – исследовать этнокультурные особенности хореографического искусства корейцев от эпохи Трех государств до настоящего времени.

Задачи исследования. Поставленная цель исследования, достигается путем решения ряда задач, обусловленных содержанием работы:

рассмотреть историю формирования хореографического искусства Кореи от эпохи Трёх государств до эпохи Чосон;

– дать классификацию основных видов традиционных корейских танцев;

– показать влияние традиционных верований на танцевальное искусство Кореи;

– выявить роль костюма, атрибутов и музыкального сопровождения в создании образов традиционного танца;

– проанализировать современное состояние хореографического искусства в Республике Корея и КНДР, показать пути сохранения традиционного танца как феномена культуры этноса;

– показать процесс возрождения хореографического искусства у корейцев Приморского края Российской Федерации.

Источниковая база исследования. При подготовке диссертационного исследования использовались различные письменные источники, содержащие описание танцев (как опубликованные, так и архивные); музейные экспонаты и материалы: фотодокументы, видеозаписи, зарисовки танцевальных композиций. Впервые введены в научный оборот материалы, хранящиеся в государственном музее им. Седжона и архиве Национального института классической музыки в городе Сеуле.

 Особое значение имели полевые материалы автора, собранные в разных городах Республики Корея и Приморского края, несущие в себе яркий пример уникального танцевального наследия и его сохранения. Наиболее ценная информация была получена в этнографической культурной деревне в городе Сувон.

 Необходимо отметить интервью, полученные автором от представителей корейской диаспоры городов Уссурийска и Артёма и руководителей известных в Приморском крае фольклорных танцевальных коллективов «Ариран» (Уссурийск), Чхильсон (Артём). Также использовались материалы фильмотеки из архива Центра национальной культуры города Артёма, включающей фрагменты танцевальных выступлений и мастер-классы по традиционному корейскому танцу приглашённых хореографов из КНДР. Впервые в научный оборот введены материалы по хореографическому искусству Кореи на корейском и английском языках, как в переводе, так и в оригинале. Также для написания диссертационного исследования привлекались издания периодической печати, в частности российская газета «Ариран», и «Сеульский вестник», издающийся в столице РК на русском языке. Определенной информативностью обладают и Интернет-источники, такие как официальные сайты культурных организаций и Фондов Республики Корея, сайты в области законодательного регулирования культурной политики РК.

Методология и методы исследования. Исходя из предметной сложности темы исследования, методологической основой диссертационной работы послужил комплексный подход, обусловленный привлечением методов этнографии, истории, изобразительного искусства и других гуманитарных наук, имеющих свои подходы к изучению различных видов и форм традиционного хореографического искусства. Комплексный подход в исследовании истории и культуры Кореи широко представлен в трудах Ю.В. Ионовой, С.А. Токарева, А.Н. Ланькова, В.М. Маркова, В.А. Королевой, О.Н. Глухаревой и других отечественных ученых.

В диссертационной работе преимущественно используются сравнительно-исторический, типологический и другие этнографические методы исследования, а также применяетсятакие методы, как опрос и визуальное наблюдение.

Сравнительно-исторический метод дает возможность путем сравнения выявить общее и особенное в развитии стран и народов мира, установить причины сходства и различия. Таким методом, сопоставляя источники и материалы разных исследователей, удалось выявить общие черты и заимствования в культуре корейцев и народов Азии, Китая и Дальнего Востока. Также удалось выделить особенности, отличающие традиционное хореографическое искусство корейцев, сложившиеся в результате длительного исторического и политического развития страны.

Сравнительно-типологический метод позволяет определить место традиционной хореографии Кореи в общей классификации традиционной хореографической культуры. Это место мы обозначаем как культурную идентификацию корейского народа в общемировом культурном наследии и сохранение уникальных традиций хореографического творчества, несмотря на активное заимствование и влияние других танцевальных и музыкальных традиций. Иными словами, корейский танец, хоть и содержит заимствованные и общие с танцами Китая и народов Дальнего Востока элементы и традиции, все-таки остается самостоятельным и обособленным видом традиционного танцевального искусства.

Методы опроса и наблюдения позволяют, в первую очередь, собрать необходимый практический материал для исследования. Этнографический метод опроса выступает в нашем случае в виде индивидуальных бесед с информантами (руководителями танцевальных коллективов, корейскими танцовщиками) по заранее составленной программе. Данный метод позволил получить первичную и разнообразную информацию об отношении опрашиваемых людей к историческим событиям в жизни корейцев, о мотивах поведения и ценностных ориентациях.

Наблюдение, т.е. как метод сбора информации, основанный на непосредственном контакте исследователя и объекта исследования, было использовано как один из элементов полевой экспедиционной работы, проведенной автором в 1992, 2003, 2007-2008 гг. в Корее с использованием стандартных символических приемов фиксации элементов обрядности, танца, музыки, традиций. Наблюдение проводилось за действиями как отдельных лиц – исполнителей песни или танца, так и группы (например, при отправлении обряда). В процессе наблюдения использовались технические средства записи: кинокамера, фотоаппарат. Все наблюдения проводились в естественной среде, в естественных условиях (Культурные деревни Кореи, Национальные музеи, Центры культуры и искусства).

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что это первое исследование, созданное на основе изучения этнокультурных особенностей корейской хореографии и распространения корейских танцев среди населения разных социальных групп. Этим исследованием впервые вводятся в научный оборот обширные источники и исследовательская литература на корейском языке, что имеет большое значение для развития культуры и этнографической науки.

Практическая значимость исследованиязаключается в том, что его результаты могут быть использованы в лекционных, теоретических курсах по истории хореографического творчества Кореи, по этнографии Кореи, в спецкурсах вузов и хореографических училищ.

Внедрение результатов исследования. Некоторые теоретические и практические результаты диссертационного исследования уже используются в курсах лекций по «Истории культуры Кореи» на Кафедре Культурологии ВГУЭС. На практических занятиях по народной хореографии студенты изучают базовые элементы и композиции корейских традиционных танцев, знакомятся с атрибутами и музыкальными инструментами.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Генетические корни хореографического искусства корейцев глубоко проникают в культуру древности, но его национальные истоки следует искать в средневековой культуре – от эпохи Трёх государств до конца эпохи династии Чосон.
  2. Изучение и анализ корейского традиционного  хореографического искусства

 позволяют выявить этнокультурные особенности и социальные отношения в обществе, тем самым способствуя более глубокому пониманию историко – культурного развития корейского народа.

  1. Рассмотрение танцевального искусства корейцев в контексте этнокультурных особенностей  даёт возможность определить влияние традиционных верований на танцевальное искусство, обозначить значение буддийских, конфуцианских и даосских воззрений в традиционном корейском танце, отразить значение этнических традиций в танцевальном костюме.
  2. Анализ современного состояния хореографического искусства в Республике Корея и КНДР позволяет обозначить культурную идентификацию корейского народа в общемировом культурном наследии и сохранении уникальных традиций хореографического творчества, не смотря на активное заимствование и влияние других танцевальных и музыкальных традиций.          

 

Апробация результатов исследования осуществлена на 6 международных научно-практических конференциях в городах Хабаровске (2001 г.) и Владивостоке (2003, 2005, 2006, 2007, 2008 гг.) и 11 региональных научно-практических конференциях во Владивостоке (2001-2008 гг.),Хабаровске (2001 г.),Уссурийске (2005 г.) и Артеме (2007 г.). На всех конференциях выступала с докладами и сообщениями, отражающими материалы диссертационного исследования. Кроме этого, результаты диссертационного исследования отражены в 10 публикациях (две из них в рецензируемых журналах ВАК) общим объемом 3 п.л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, терминологического словаря и приложений, состоящих из иллюстративного материала, подготовленного автором исследования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность диссертационной работы, показана степень разработанности проблемы, обозначены хронологические и территориальные рамки исследования, обозначены объект и предмет исследования, сформулированы цели и задачи, раскрыты его теоретическая и практическая значимость, и научная новизна.

В первой главе «Хореографическое искусство как отражение историко –культурного развития Кореи» рассматриваются истоки корейского хореографического искусства, берущие свое начало от древних шаманских ритуалов. Обозначается историческое значение эпохи функционирования Трех государств – Силла, Пэкче и Когурё, время функционирования королевства Корё, период государства Чосон, во время которых наиболее ярко прослеживается развитие танцевального наследия в Корее в контексте исторического развития государств. Также отмечается особая роль короля (Вана) Седжона в эволюции хореографического искусства и его новаторские реформы в области танца. Здесь же большое внимание автором уделяется классификации корейских танцев, которые подразделяются на шаманские, народные, ритуальные и придворные танцы.

Основныеэлементы современной духовной культуры корейского народа уходят корнями в эпоху трёх государств и Объединённого Силла, однако окончательно она сложилась в период королевства Корё (918- 1392гг.), а в XV веке в эпоху Чосон произошли огромные изменения в области развития хореографического искусства Кореи благодаря реформам короля Седжона. Эпоха Чосон считается «золотым веком» корейского искусства. Вклад культурных деятелей этого исторического этапа в развитие и распространение танцевальных традиций является основополагающим.

Деятельность короля Седжона по сбору, классификации и развитию всех видов искусств, и хореографии в частности, стала главным источником, питающим сегодня богатое культурное наследие страны. При правителях этой эпохи процветали многие виды танцев, сложилась традиционная корейская музыка и песенные жанры. Что немаловажно – сформировалось особое отношение к людям культуры и искусства, обладающим профессиональными навыками, их всячески поддерживали и стимулировали. Такая политика во многом позволила корейцам сохранить в первозданном виде многие виды танцев, музыки и песен с древних времен до настоящего дня.

С самых ранних музыкальных форм до грохочущих ритмов ночных клубов музыка и танец в Корее всегда сопутствовали друг другу. Как и корейская музыка, корейский танец имеет множество стилей и видов,зародившихся еще в древности. Не последнюю роль играет и внешность как фактор этнического сопоставления. Этнически значимыми могут быть стереотипизированные формы поведения: этикет, трудовые навыки, способы организации досуга, воспитания и др. И в традиционном танцевальном искусстве корейцев все эти этнокультурные аспекты ярко отражаются и сохраняются и передаются из поколения в поколение[27].

Безусловно, можно говорить о том, что происхождение танцевального наследия корейцев, как и во многих других культурах, положено ещё в глубокой древности, когда предки современной корейской нации жили в родовой общине. Танцы, которые исполнялись общинами, не имели определённого стиля и страдали отсутствием артистизма. Движения танцоров были просты, грубы и неотточены. Но несмотря, ни на что, без танцев не начинались, ни весенняя посадка, ни сбор урожая осенью[28]. Традиция, отмечать какие либо праздники или знаменательные события в истории, совмещая это с массовыми танцами, сохранилась до наших дней. Кроме этого танцевальная пластика корейских танцев берет за основу ритуальную и шаманскую пластику, которая ярко представлена в традиционных народных и ритуальных танцах.

Все традиционные танцы очень индивидуальны и требуют специфической подготовки к исполнению каждого из них. И, конечно, в совокупности они представляют собой ценное культурное наследие хореографии в Корее. Как свидетельствуют материалы первой главы исследования, в Корее существует несколько видов традиционного танца – шаманский, народный, ритуальный, придворный, и танцы в масках. Каждый из видов танца (народный, ритуальный, придворный), в свою очередь, делится на определённые ранжиры. В данной главе автором проанализированы этнокультурные особенности традиционных танцев, история формирования хореографического искусства от эпохи Трех государств до эпохи Чосон, обозначена их классификация, основанная на материалах известных исследователей (Ю.В. Ионова., В.М. Марков), а также собственных наблюдениях (полевые материалы автора из этнографической деревни близ г. Сувон).

Шаманизм в Корее явился основой для многих танцев, как народных, так и религиозных. Шаманские пляски во время камлания стали фундаментом танцевальной телесной пластики для многих корейских танцев. Шаманский танец – это огромный пласт хореографического искусства Кореи, который питает собой как крестьянский, так и религиозный танец и в целом всю музыкальную культуру страны. Эти танцы отличаются огромной сложностью элементов, техническим мастерством и множеством особенностей, связанных с тем или иным ритуалом и личностью шамана. И сегодня сохраняются и бережно передаются из поколения в поколение танцоров такие уникальные образцы шаманских танцев как Сальпхури, Комму, Чхоенму.

Шаманству история уготовила долгую жизнь. Постепенно шаманские камлания начинают приобретать характер развернутого театрально-танцевального зрелища, и затем из него выделяются отдельныетанцевальныечасти, которые начинают своё отдельное существование. До сих пор в разных уголках земли шаманские камлания со всей атрибутикой продолжают играть важную роль, выполнять социальные функции перед теми народностями, у которыхвостребованы[29].Шаманские ритуалы служат важным средством поддержания музыкальных и других фольклорных обычаев корейского народа[30].

Корейцы — земледельческий народ. Этот факт нашел свое воплощение и в традиционной хореографической культуре. Ни один праздник или ритуал у древних предков корейцев, многие из которых были посвящены многочисленным духам окружающей природы, не обходился без музыки и танца.

Очевиден имитационный характер пластики вышеупомянутых обрядов. Следует отметить и факт обилия музыкально – танцевальных элементов, которыми наполнена трудовая деятельность корейцев. Существовало достаточно много обрядов и праздников, связанных с другими важными для общества событиями. Так, весной и осенью проходили обряды, посвящённые духам-покровителям деревни, которые назывались – гонъче[31]. Это были большие развёрнутые действа с множеством последовательно выполняемых ритуалов. В особых случаях, если случались неурожаи и эпидемии, приглашались шаманы, в обязанности которых входило наладить с духами контакты и определить причину несчастий. Такие обряды обычно заканчивались танцами в масках. Камлание шаманов и танцы в масках имели цель защиты от злых духов и были направлены на их запугивание. Данная цель обуславливает и пластику танцевальных элементов. Подчеркнем особенно, что она носила экстатический и имитирующий характер.

Основой традиционной хореографии в Корее является, безусловно, народный танец. Он занимает здесь свое особое место. С ним связано большое количество ритуалов и обрядов, часть из которых сохранилась и по сей день, а часть мы имеем возможность наблюдать только через призму дошедших до нас образцов народного танца: пучхэчхум – танец с веерами, пукчхум – танец с барабаном самочхум – мужской танец, знаменитый кангасуволле – корейский хороводный танец и др.

Народный танец передавался из поколения в поколение в каждой провинции и каждой деревне практически в неизменном виде. В нем ярко отражаются те или иные особенности жизни населения конкретной местности, эмоции и настроения народа.

Из многих видов народного танца особо выделяется крестьянский танец, отличающийся богатством акробатических элементов, яркими красками, эмоциональностью, ритмичностью (синтез направлений удо-кут и чвадо-кут), шаманский танец и представления с масками.

Танцы в масках – тхальчхум – существуют с древнейших времен практически у каждого азиатского и африканского народа. Но только в Корее сохранили все свое многообразие почти в первозданном виде. Эти танцы также тесно связаны с конкретными корейскими ритуалами поклонения тем или иным духам. И здесь также существуют свои виды танцев – танцы в масках из Янджу, Понсана (ныне КНДР) и Хахве. Одни из этих видов носят сатирический и развлекательный характер, другие, напротив, строго ритуальный.

Религиозная ситуация на Корейском полуострове отличалась удивительной пестротой с периода раннего средневековья, и это самым непосредственным образом отразилось на традиционном корейском искусстве хореографии. Ритуальные и религиозные танцы традиционной культуры Кореи тесно связаны с конфуцианством, буддизмом и шаманизмом. С момента принятия «элегантной музыки» (музыки королевского двора) корейцами в начале XII века, конфуцианские ритуальные танцы сохранились в первозданном виде»[32].

Ярким примером конфуцианского обрядового танца является Ильму, который можно и сегодня увидеть весной и осенью на конфуцианских храмовых церемониях Кореи. Эти танцы отличаются строгостью форм и элементов, исполнятся большим количеством танцоров — 64 человека и посвящены непосредственно Конфуцию и его ученикам.

Буддийские танцы, которые были представлены в Корее в VIII веке, пришли из Индии через Китай и уже в IX веке приобрели характерные корейские черты, потеряв первоначальный вид. Но, несмотря на это, сохранилось 4 танца, составляющие основную часть репертуара буддийских ритуальных обрядов. Эти танцы исполнялись с целью взывания к Будде с мольбой о душах умерших, чтобы они смогли достичь рая.

Одним из самых известных корейских буддийских танцев является достаточно сложный ритуальный танец Чакпоп (создание дхармы), состоящий из трёх взаимосвязанных между собой частей. Из существовавших ранее 14 видов этого танца до наших дней дошло лишь 6, в том числе знаменитые буддийские Танец с барабаном и Танец бабочки. Представляет интерес и такой буддийский танец как Танец на пересечении восьми дорог, который исполняется в конце ритуала в честь духа горы. Ритуальные танцы в Корее до сих пор бережно сохраняются и изучаются, оставаясь неотъемлемой частью духовной культуры её жителей.

В процессе культурного развития некоторые виды танцев или танцевальные композиции исчезли бесследно, а некоторые очень сильно видоизменились, о чем и свидетельствует факт, что в Республике Корея в настоящее время хорошо известно всего несколько танцев из 56 существовавших когда-то придворных танцев — еще одного крупного пласта традиционной танцевальной культуры страны.

Придворные и народные танцы ярко выделяются в корейском танцевальном искусстве. Эти танцы имеют единые корни древнего происхождения, а также сходны и в манере их исполнения. Эти танцы нуждаются в особой подготовке внутреннего настроя. Придворные танцы в Корее бывают двух видов: танцевавшиеся под музыку двора и, которые исполнялись под мелодии местных напевов, и их целью было развлечение короля и его свиты[33].

Чхондже – это жанр аристократического танцевального искусства. Слово «Чхондже» можно передать в семантике русского языка как «демонстрация талантов». Чхондже предназначался для развлечения государя и придворных и подразделяется на специфические субжанры – «Хвагван му» (Танец в цветочной короне), «Чхоёнму» (Танец Чхоёна), «Муго» (Танец с барабаном), «Чкуэн му» (Танец весеннего соловья), «Пхогуран» (Танец с мячами). В этих танцах были заняты не только танцоры, но танцовщицы.

Самым же ярким примером Чхондже может быть только танец Хвагван му«Танец в цветочной короне», который в наши дни обычно начинает практически любой концерт корейского танца.

Некоторые виды танцев, как наиболее востребованные временем, удалось сохранить в их первозданном виде, чистоте и непосредственности. К числу таких известных танцев относятся Комму (танец мечей), Чхоёнму (танец в маске), относящийся к эпохе Силла (57г. до н. э. – 935 г. н. э.), Хакму (танец журавля), созданный во времена Корё (918-1392гг.), и Чхунэнму (танец поющего весной соловья или танец весеннего соловья) эпохи Чосон (1392-1910) и некоторые другие. Всем этим танцам присвоен статус «сокровища духовной культуры», а профессиональные исполнители этих танцев удостоены звания «человек-сокровище культуры», которое является самым высоким званием, присуждаемым мастерам традиционных искусств и ремёсел»[34].

Таким образом,  мы рассмотрели основные имеющиеся в Корее традиционные виды танца. В ходе исследования выяснили что шаманские, народные, ритуальные и придворные танцы имеют свои этнокультурные особенности и различия и каждый известный сегодня танец в процессе исторического развития определённым образом трансформировался, видоизменялся, поэтому в чистом виде первозданной красоты до нас дошли лишь основополагающие, выполняющие сохранно объединяющую функцию или религиозную (при обращении к богам).

Вторая глава «Хореографическое искусство в контексте этнокультурных особенностей корейского народа» посвящается традиционным верованиям корейцев, которые оказали значительное влияние на танцевальную культуру корейцев. Особое место отведено обрядовой и ритуальной составляющей танцевальной культуры корейцев, как основе традиционной хореографии. Далее здесь подробно рассматриваются буддийские, конфуцианские и даоские воззрения, которые проявились в хореографии корейцев в разные исторические периоды жизни страны. Наряду с этим автором уделяется внимание вопросам символики и описанию национальной атрибутики, использованной в танцевальном искусстве. В диссертации также рассмотрены традиционные костюмы и музыкальные инструменты, использовавшиеся в разных видах хореографического искусства корейцев.

Все виды корейских танцев имеют свое определенное назначение: народные танцы связываются с исполнением ритуалов кут, придворные и светские танцы предназначались для развлечения двора императора и чиновников. Религиозные и ритуальные танцы связываются с шаманскими ритуалами или влиянием различных религиозных направлений. Независимо от типа корейского танца, они очень красочны, разнообразны, характеризуются высоким мастерством исполнения и также являются сокровищем национальной культуры Кореи.

В этнической культуре Кореи прослеживается тесная взаимосвязь религии и хореографического творчества. Именно воздействие религии на традиционную культуру корейского народа является одним из самых мощных и основополагающих стимулов её развития и сохранения. Корейцы – очень религиозный народ, с древнейших времен впитавший в себя религиозные традиции шаманизма и сумевший органично связать их традициями других религий – буддизма, конфуцианства и даосизма. Мультирелигозный фактор оказал здесь отнюдь не разрушающее, а созидающее воздействие на все виды культуры и искусства.

Религиозный фактор, влияющий на традиционное танцевальное искусство, не только очень силен, но во многом даже определяет развитие некоторых видов танцев. Буддийское и конфуцианское влияние на хореографическое искусство Кореи значительно обогатило танцевальную культуру этноса, однако, несмотря на это, наибольшей популярностью всё же пользуются танцы простого народа. Это шаманские и крестьянские танцы, считающиеся основными танцами корейцев, в которых исполнители воспроизводят основные элементы и движения танцевального искусства.

Традиционные верования стали основой танцевальной культуры корейского этноса, ярким подтверждением чему является наличие большого количества обрядовых и ритуальных танцев.

Влияние шаманских культов и ритуалов в танцевальном искусстве корейского этноса связывается с пережитками древнейших тотемических воззрений, нашедших яркое отражение в шаманских танцах, музыке, песенном фольклоре и атрибутах. За шаманскими танцами закрепилась и своеобразная телесная пластика.

Корейцы поклоняются обширному пантеону различных хозяев природы – духам земли, неба, воды, гор, огня, растений, а также почитают духов умерших предков и правителей государства, внесших вклад в его становление и развитие. Каждый из обрядов неизменно сопровождается пением и танцами. Достаточно ярко выражено в культовой и обрядовой практике корейцев поклонение различным животным. Корова, лошадь, змея, тигр, медведь — вот лишь некоторые из них. В хореографии это выражено танцами, подражательные элементы в которых ярко раскрывают образ того или иного животного. Так, например, широко распространены танцы тигра или журавля. Причем, они носят разнообразный характер и смысловую нагрузку, часто исполняются в масках.

Культовая практика сохраняется в Корее и сегодня. Так, например, Чхильсон, олицетворяет танец культа «семи звезд». Этот танец популярен и по сей день. Культовые и обрядовые танцы органично включены в систему традиционных праздников Кореи, таких как Праздник урожая Чхусок, Праздник земли Тано, Новый год – Солналь и другие.

Знакомство с конфуцианством, буддизмом и другими культурными ценностями оказало огромное влияние на развитие корейского танца. Хореографическое искусство Кореи включает в свой состав уникальные образцы конфуцианских ритуальных и придворных танцев, таких как Ильму. Эти танцы со всем комплексом конфуцианских ценностей сохраняются и по сей день. Тесно и неповторимо переплелись в исполнении корейского танца традиционная даоская техника, так называемых «летающих даосов», что особенно выделяет корейских танцоров в мировом хореографическом искусстве.

В целом, говоря о влиянии архаических воззрений, и пришедших из Китая религиозно–идеологических учений на традиционное хореографическое искусство корейцев, важно констатировать, что и шаманизм, и даосизм, и буддизм, и даже в определённой степени и конфуцианство, были связаны с так называемыми техниками тела – практиками пластического выражения психических состояний, направленно моделируемых и культивируемых. Знакомство с такого рода техниками обогатило танцевальное искусство корейцев.

В хореографическом искусстве Кореи особенно ярко выделяются характерные этнокультурные особенности, которые присущи только корейскому этносу. Эти особенности выражаются в символах, образах, и атрибутах. В корейском танце имеет значение все – манера исполнения, внутреннее состояние танцора, цвет костюма, танцевальные атрибуты и т.д. Корейские танец, как считают известные хореографы Кореи, это, прежде всего, внутреннее содержание и вдохновение – хын, а затем шарм и изящество в исполнении и костюме – мот. Это два основных понятия, характеризующих корейский танец. При всей своей кажущейся легкости, которая наблюдается у корейских танцоров, этот танец требует изнурительных тренировок и полной самоотдачи, а также внутреннего и духовного богатства от исполнителя.

Рассматривая цветовую символику, мы видим, что использование цветов в танцевальных композициях строго регламентировано. Каждому танцу присущи свои цвета. Так, например в сынму (танце монаха) или в сальпхури (танце шаманки), где основной цвет белый, цвет очищения, покорности, спокойствия.

Одежда и многочисленные атрибуты шаманов также носят ярко выраженный символический аспект. Назначение шаманских атрибутов – мечей, копья, стрел и других предметов различное. Одни служат для изгнания злых духов, другие для привлечения добрых. Также они выражают различные чувства людей: уважение, смирение, благополучие, воинственность, стремление к гармонии с природой и т.д.

Особенно выделяются среди атрибутов веера, которые носят смысловую нагрузку, как в ритуальном, так и в гражданском танце. Веер в корейском танце Пучхэгчхум, например, является главным элементом, посредством которого танцовщицы изображают то воду, то живописный лес, небесный свод, то поле цветов, или бабочку и т.д.

Большое значение в корейских танцах отводится и другим атрибутам. Особая роль в танце отводится и платочкам Почжаги, которые имеют свою символику и предназначаются как для людей простого сословия, так и для аристократов, что и находит отражение в национальном танце с платочками – Минпочхум, где они являются символом любви и верности.

При исполнении всех видов национальных танцев, сопровождающихся песнями и музыкой, одна из главных ролей отводится национальной одежде – ханбок, которая сохранила свои этнические традиции и в настоящее время. В части, посвященной рассмотрению традиционного корейского костюма, подробно освещена его история, структурные составляющие и функциональные элементы костюма. Следует особо подчеркнуть, что все танцы, начиная с народных и заканчивая придворными и ритуальными танцами, исполняются строго в традиционных костюмах, с учётом значения танца. И это не смотря на то, что сейчас в Корее широко распространяется европейская мода.

В хореографическом творчестве корейцев особая роль отводится музыкальному искусству. Этому виду искусства корейского народа можно отвести отдельное исследование, но нашей целью было обозначить его глубокую и неразрывную связь с традиционной хореографией.Музыкатесно связана с проведением обрядов и ритуалов и зачастую носит глубоко синкретический и даже магический характер. Отношение к музыкальным инструментам также носит сакральный характер, так как они считались и считаются обиталищем различных духов.

Музыкальная культура с древних времен развивалась по двум направлениям – народная музыкальная и песенная традиция и дворцовая, аристократическая музыка. Возникали также заимствования из китайской музыкальной традиции, сопровождавшей конфуцианские и буддийские дворцовые церемонии. Музыке принадлежала значительная роль и в жизни простого народа, она сопровождала людей в буднях и праздниках, на работе и на отдыхе. Так, традиционный шумовой народный оркестр, игравший на больших деревенских праздниках, стал прообразом современных Сальмульнори – ансамблей корейских барабанщиков.

У корейцев имеется огромное количество национальных музыкальных инструментов, под которые исполняются различные танцевальные номера. Особенно часто используются цимбалы (большие барабаны), сого (маленький барабан), ударные тарелки, чанго (катушкообразные барабаны), шаманские бубны и другие инструменты, под звуки которых исполняются не только различные танцы, но многие песенные мотивы, которые имеют свое особое предназначение в танцевальном искусстве.

Рассмотренные традиции танца открывают нам огромную базу, широкий спектр и богатый потенциал танцевального искусства Кореи. Несомненно, эволюция корейского танца отразилась практически на всех его аспектах, частично или полностью видоизменив некоторые танцевальные композиции. Но, тем не менее, традиционный корейский танец гармонично дополняет всё мировое искусство танца. Оно имеет художественную ценность, пополняя своими тонкими, красочными, удивительно пластичными танцами, гармоничными песнями, древними инструментами сокровищницу мирового искусства.

В третьей главе «Пути развития традиционного хореографического искусства корейцев в современных условиях» рассматриваются основные современные танцы корейцев и их исполнители, получившие признание корейского правительства и народа. Уделено внимание хореографическому наследию Северной Кореи, как неотделимому элементу хореографической культуры корейцев. Отдельным фрагментом рассматривается современное состояние танцевального искусства, освещается государственная политика в области развития и сохранения традиционного хореографического искусства в Республике Корея. Впервые описывается и процесс возрождения хореографического искусства корейцев Приморского края, а также работа корейской диаспоры Приморского края по сохранению и развитию традиционной хореографии на примере корейских ансамблей «Ариран» г. Уссурийск и «Чхильсон» г. Артём.

От народного фольклора берут своё начало многочисленные виды и жанры танца. Танец изменяется вместе с экономической, социальной и духовно-нравственной жизнью того народа, которому он принадлежит.[35] Культура Кореи отличается не только богатством материальных и духовных ценностей, но и своей огромной жизнестойкостью, несмотря на бесчисленные войны, периоды внутренних мятежей и смут, разрушения, произведённые завоевателями, она не только не ослабевала, а, наоборот, всегда побеждала культуру завоевателей. Это находит яркое подтверждение в государственной политике страны на протяжении многих веков.

Благодаря заимствованиям, культурная традиция Кореи только обогащалась, но, ни в коем случае, не подменяла свои традиционные основы. Так, например, на становление многих современных хореографов Кореи оказали влияние лучшие образцы европейской и японской хореографии. Яркий пример этого – знаменитая танцовщица и хореограф Чхве Сы Хи (или Цой Сын Хи, как называют её некоторые исследователи). Она стала ученицей и последовательницей знаменитого японского хореографа Исии Баку. Но вместе с тем, овладевая современными техниками танцевального искусства, сохраняла в своих постановках национальный колорит и образы. Ей удалось соединить в своем танце традиции и современность, стилизовать традиционный танец и стать основательницей корейского сценического танца.

Немало корейских хореографов внесло свой вклад в развитие современного или «нового» корейского танца. Среди них Кук Су Хо, Хан Сон Чжун, Ким Сук Чжа, Ким Су Ак, Канн Сун Ён, Ан Сон Хи (дочь Чхве Сын Хи). И здесь мы выделяем и подчеркиваем тот факт, что каждый из хореографов постарался отразить в своем творчестве, в первую очередь, богатство традиционного танца своей страны. Яркими примерами являются современные балеты, основанные на народном эпосе, – «Сказание о Симчхон», «Сказание о верной Чхунян», а также оригинальная интерпретация балета «Весна священная» и многие другие.

В диссертационном исследовании проанализировано и северокорейское наследие танца. Важность этого раздела представляется нам в том, что, не смотря на «закрытость» КНДР, традиционное танцевальное искусство в этой стране также трепетно развивается и сохраняется. Кроме того, оно имеет общие корни с традиционным южнокорейским хореографическим искусством, так как Корея не всегда была разделена на Север и Юг.

Характерной особенностью северокорейского танцевального наследия является то, что оно всецело подчинено идеологии трудовой партии. И если в Республике Корея популяризация и возрождение традиционного танцевального искусства носит массовый характер, то в КНДР носит индивидуальный подход, подчинённый принципам социализма и классовости. Но следует отметить, что это первое в мире государство, где лидер страны публикует теоретическую работу, посвящённую танцевальному искусству Кореи, а именно записи танца. Эта работа и сегодня имеет огромное значение для этнографии и танцевальной культуры и её сохранения.

Возвращаясь к Южной Корее надо подчеркнуть, что здесь сегодня активно развивается и поддерживается хореографическое творчество. Создаются национальные балеты и Центры современной хореографии. Но вместе с тем продолжают сохраняться и транслироваться лучшие образцы традиционного искусства. Этому способствует государственная политика в области сохранения и развития культуры.

Пройдя сложные этапы разделения страны, колониального господства Японии и трудного восстановления, страна не утратила своей культурной идентификации. Республика Корея – один из лучших образцов бережного отношения к культурным памятникам прошлого. Здесь чтят и соблюдают традиции своего народа. Право на участие в культурной жизни здесь имеет каждый. Гордость за успехи и уникальность национальной культуры присуща корейцам с рождения. Культура всесторонне поддерживается на государственном уровне. Об этом свидетельствуют многочисленные Фонды развития, Национальные центры, культурные и этнические деревни, а также специальная система классификации материальных и нематериальных культурных ценностей. Достаточно упомянуть, что многим выдающимся хореографам, внесшим вклад в развитие традиционного и современного танца, присвоено звание «сокровище национальной культуры». К людям, являющимся носителями и продолжателями древних традиций, здесь совершенно почтительное и уважительное отношение, внимание и поддержка.

Культурная политика руководствуется основными законодательными актами – «О сохранении традиций», а также основным документом – Закон «О сохранении культурных ценностей Республики Корея», рассмотрению которых нами также было уделено особое внимание в третьей главе работы.

Таким образом, современное состояние корейской культуры и общества, успехи и проблемы нации, перспективы дальнейшего её развития можно понять только на основе изучения богатого прошлого Кореи. Пройденный корейским народом многовековой путь чётко делится на культурные эпохи, каждая из них тесно связана с социально – экономическими, политическими и другими особенностями данного исторического периода и представляет собой определённый этап развитиякультуры страны[36].

За годы колониального японского господства и уже в наше время, когда страну охватили процессы индустриализации и урбанизации, многие традиционные танцы были утрачены. Только в 80-е гг. ХХ столетия стали предприниматься попытки сохранить и возродить хореографическое наследие прошлого, при этом, не теряя этнокультурных особенностей традиционных танцев. Этнокультурные особенности, т.е. отличительные черты, присущие той или иной группе населения, – очень широкое понятие. Но, всё же есть основополагающие признаки, на базе которых даётся определение «этнос». Например, Ю. Бромлей среди них выделяет язык, культуру и самосознание[37].

Наличие традиционной основы в современных народных танцах Кореи позволило установить преемственность и жизнеспособность танцевального искусства корейского народа, где бы ни находился этот народ. Даже за пределами исторической Родины.

И доказательством этого в исследовании впервые рассматривается и анализируется возрождение и развитие традиционного хореографического искусства в Приморском крае на примере национальных корейских ансамблей «Ариран» г. Уссурийск и «Чхильсон» г. Артём. Эти коллективы, часто бывая в Республике Корея и в КНДР, обучаясь там искусству корейского танца, транслируют его и в социокультурное пространство нашего края.

Кроме того, корейская диаспора в Приморском крае ведет активную культурную и просветительскую деятельность по сохранению и развитию всех видов и направлений искусства, а также родного языка, который был во многом утрачен приморскими корейцами. Проведение корейских традиционных праздников и фестивалей, которые неизменно украшают ансамбли корейского танца «Ариран», «Чхильсон», коллектив корейских барабанщиков «Сальмульнори», вокальные и поэтические номера, служат трансляторами корейской традиционной культуры даже вдали от самой Кореи. Позицию корейцев Приморья в области развития и сохранения своей культуры можно передать словами руководителя ансамбля «Чхильсон» Татьяны Ким: «Конечно, для нас главная Родина – это Россия, но есть еще маленький полуостров – это наша историческая Родина, наши корни, наша любимая Корея, которую мы никогда не забудем. Мы гордимся его достижениями. Мы не забываем свои обычаи, песни, танцы, музыку. Этому мы учим своих детей».

Именно такая культурная самоопределенность, на наш взгляд, и позволяет корейскому народу оставаться уникальной нацией, обладающей богатством духовного и культурного наследия, носителями древнего знания и неповторимого национального колорита, что непосредственно и отражается в хореографическом искусстве корейцев.

В заключении подводятся итоги исследования. Формулируются основные выводы и обобщения по проблемам этнокультурных особенностей хореографического искусства корейцев. Отражается процесс сохранения и развития хореографического искусства в Республике Корея, КНДР и в Приморском крае Российской Федерации.

 В диссертационной работе комплексно рассматриваются многочисленные исследованияпо традиционному корейскому танцу. В диссертации отражены историко- культурные аспекты, формирования традиционного хореографического искусства корейцев, рассматриваются традиционные верования и их влияние на танец, выявлена классификация корейского танца, включающая в свой состав шаманские, народные, ритуальные, религиозные, придворные и другие танцы, обозначены характерные особенности танцевального искусства, отражающиеся в танцевальной пластике, атрибутах, музыкальных инструментах, образах и символах.

Анализ этнокультурных особенностей хореографического искусства корейского этноса позволяет извлечь данные, прямо или косвенно указывающие на происхождение этноса, его и исторические и культурные связи с другими народами. В диссертации прослеживается непрерывность процесса развития танца от эпохи Трёх государств до настоящего времени, рассматриваются изменения и усложнение пластических форм, содержания и функций традиционных, национальных танцев Кореи на современном материале. Введение в диссертационное исследование полевых материалов автора позволили выявить именно те характерные черты танцевальной пластики, которые присущи исключительно корейским танцам. В диссертации также отражён процесс сохранения и развития традиционного корейского хореографического искусства на современном этапе.

Своеобразие этнокультурных особенностей корейской танцевальной культуры объясняется закономерностями национальных традиций в рамках корейских государств и корейцев региона России. Хореографическая культура Кореи является не только достоянием её народа, но и относится к культурным ценностям мирового сообщества.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Публикации в изданиях, рекомендованных  ВАК РФ:

  1. Толстых И.Н. Отражение религиозных воззрений в традиционном хореографическом искусстве корейцев// Вестник Поморского Университета. – Архангельск: Изд-во ПГУ, 2009. – №9. – С.103-110.
  2. Толстых И. Н. Народные танцы Кореи: этнографический аспект //Вестник Дальневосточного отделения РАН. – Владивосток: Изд-во: «Дальнаука» ДВО РАН, 2010. №2 (150).– С. 95-100.

Публикации в других изданиях:

  1. Толстых И.Н.Проблемы сохранения традиционного хореографического искусства народов Приморского края / Материалы международной научно-практической конференции « Проблемы подготовки кадров для сферы культуры и искусства» – Хабаровск: Изд-во КНОТОК, 2001. Часть 3. – С. 115-121.
  2. Толстых И. Н. Языковой аспект художественно- образной природы танца. Материалы I Международной научно-практической конференции «Развитие межкультурных коммуникаций и международного сотрудничества в области моды, дизайна, культуры» – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2003. – С. 6-8.
  3. Толстых И. Н. Танец как особый вид искусства. Специфика танца / Материалы V Международной научно – практической конференции «Интеллектуальный потенциалВУЗов на развитие Дальневосточного региона России» – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2005. Кн. 5. – С.159 -161.
  4. Толстых И. Н. Семиотический аспект традиционных корейских танцев.- Материалы VII Международной научно-практической конференции / «Интеллектуальный потенциал Вузов – на развитие дальневосточного региона России» – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2005. Кн. 4. – С. 142 – 144.
  5. Толстых И. Н. Традиционные корейские придворные танцы. Современное состояние. – Материалы VIII международной научно – практической конференции / «Интеллектуальный потенциал Вузов – на развитие дальневосточного региона России» – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2007. Кн. 2. – С. 162-164.
  6. Толстых И.Н. Социально-политические и социально-культурные условия жизни корейской диаспоры в Приморском крае на современном этапе её истории. «Ойкумена» – Владивосток: «Дальнаука», 2008. – №3 (7). – С. 39-43.
  7. Толстых И.Н. Корейская диаспора в Приморском крае как социальное явление / Материалы Международной научно-практической конференции «Интеллектуальный потенциал Вузов – на развитие дальневосточного региона России» – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2008. – Часть 2. – C. 334 -338.

 10. Толстых И. Н. Этнокультурные особенности хореографического искусства КНДР/ Материалы XIIМеждународной конференции «Интеллектуальный потенциал Вузов – на развитие дальневосточного региона России и стран АТР» – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2010. Кн.1. – С. 207-210.

[1] Баглай В.Е. Этническая хореография народов мира. – Ростов на Дону:Изд-во «Феникс», 2007. – С 5.

[2]Ионова Ю. В. Обряды, обычаи и их социальные функции в Корее (середина XIX – начало XX в.). – М.: Изд-во Наука, 1982. – 285 с.

[3]Ионова Ю. В. Символика культов и ритуалов народов зарубежной Азии. // Шаманство в Корее (XIX – начало XX в.). Сборник статей. –М.:Наука, 1980. –C. 4-35.

[4] Токарев С. А. Ранние формы религии. – М.: Наука, 1964. – 622 с.

[5]Джарылгасинова Р. Ш. Корейцы // Народы России. Энциклопедия. – М.: Изд-во «Большая Росcийская Энциклопедия», 1994. – 640 c.

[6]Подмаскин В. В. Песенное и танцевальное искусство палеоазиатов в аспекте этнокультурных связей. // Сборник материалов научно-практической конференции «Традиционная культура народов Севера и Дальнего Востока России: состояние, перспективы развития». – Владивосток Изд-во «ВИТ», 2001. С.78-98.

[7] Карабанова С. Ф. Танцы малых народов юга Дальнего Востока СССР. Как историко-этнографический источник. – М.: Наука, 1979. – 144 с.

[8] Марков В.М. Республика Корея, традиции и современность в культуре второй половины ХХ века. Взгляд из России. – Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета, 1999. – 448 c.

[9]Толстокулаков И. А. Очерк истории корейской культуры: Учеб. пособие. – Владивосток: Изд-во Дальневосточного ун-та, 2002. – 238 с.

[10]Королёва В. А. Музыка и театр корейцев на Дальнем Востоке России (1860–1937 гг.): диалог истории и искусства. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2008. – 328 с.

[11]Васильченко Е.В. Музыкальные культуры мира: культура звука в традиционных восточных цивилизациях (Ближний и Средний Восток, Южная Азия, Дальний Восток, Юго-Восточная Азия): Учеб. пособие. – М.: Изд-во РУДН, 2001. – 425 c.

[12]Глухарёва О. Н. Искусство Кореи с древнейших времён до конца XIX века. – М: Изд-во Искусство, 1982. С.26-27.

[13] Баглай В.Е. Этническая хореография народов мира… С. 163.

[14]Ланьков А. Н. Легенда корейского танца // Сеульский вестник. 2008. № 117 (март). С. 10.

[15] Ланьков А.Н. Корея: будни и праздники. – М.: Изд-во Международные отношения, 2000. – 480 с.

[16] Цой Сын Хи. Основы корейского танца. – Пхеньян: Чосон есуль чхульпханса, 1958. – 258 с.

[17] Ан Сон Хи, Ткаченко Т., Львов Н. Корейский танец. – М.: Искусство, 1956. – 147 с.

[18] Koo J.M., Naxm A.C. An introduction to Korean culture. Hollym. – Seoul-Degy, 1997. – 597 р.

[19]МирчаЭлиаде. Шаманизм: архаические техники экстаза. – М.: Изд-во «София», 2000. – 480 с.

[20] Bishop I. B. Korea and Her Neighbours. – London, 1898. – 452 р.

[21] Halla Pai Huhm. Kut Korean Shamanist Rituals. Printing Hollum. – Seoul, 1998. – 102 р.

[22] Judy Van Zile. Perspectives on Korean Dance. – Published Wesleyan university press- Seoul, 2001. – 334 р.

[23] Kim Malborg. Korean dance. – Womans University Press – Seoul, 2005. – 145 р.

[24]КимЧенИр. Теориятанцевальногоискусства. – Пхеньян, 1990. – 320 с.

[25]Сказание о Чхунян. Корейский народный эпос./Литер. Перевод. Анатолий Ким. – М.: Изд–во Бонфи, 2003. – 167 с.

[26] Троцкевич А.Ф. История Корейской традиционной литературы до ХХ века. – СПб.: Изд-во СПБГУ, 2003. – 323 с.

[27] Фетисова Л. Е. Фольклорное наследие нанайцев в системе традиционной культуры. // Традиционная культура народов Севера и Дальнего Востока России: состояние, перспективы развития. Сб. материалов. Владивосток: Изд-во ВИТ, 2001. – С. 99-113.

[28] Koo J.M. Naxm A. C. An introduction to Korean culture. Holum.– Seoul -Degu, 2000. – Р. 327.

[29] Карабанова С. Ф., Мельникова Л. А. От маски к имиджу. – Владивосток: Дальнаука, 2009. – С.58.

[30]Толстокулаков И. А. Очерк истории корейской культуры… С.149.

[31] Ионова Ю. В. Обряды, обычаи и их социальные функции в Корее…С.84.

[32]Koo J.M., Naxm A.C. An introduction to Korean culture…Р. 330.

[33]Judy Van Zile. Perspectives on Korean Dance… Р. 22.

[34] Цой Хын Су. Традиционные танцы Страны утренней свежести // Чинан-Ильпо. – Сеул, 2003. 9 мая. – С. 30.

[35]Красовская В. Русский балетный театр от возникновения до середины XIX века. – М.: Искусство, 1958. С.8.

[36]Толстокулаков И.А. Очерк истории корейской культуры… С.145.

[37]Бромлей Ю. В. Этносоциальные процессы: теория, история, современность. – М.: Наука, 1987. – С. 78.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »