Это эхо прошедшей войны

Участники ВОВ

«Его мама всю жизнь ждала весточку о сыне, хотя бы о месте захоронения. Она скончалась в 1987 году, унеся с собой эту вечную печаль». Это строки из прошлогодней публикации в нашей газете (репортаж «Их подвиг не меркнет в веках», март 2013 г.). Тогда в костанайском Доме дружбы прошла презентация книги, ставшей раритетной – «Советские корейцы на фронтах Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.». Материнская печаль, как пепел Клааса, и сегодня не даёт покоя автору. Ведь на той читательской конференции, как поведала газета, случилось непредвидимое событие.

Вот следующие строки: выход на сцену почтенной Феодосии Тимофеевны стал полной неожиданностью для всех. С большим волнением она говорила, что впервые, за многие десятилетия узнала о судьбе своего племянника Константина Георгиевича Кима. Он считался без вести пропавшим. А в книге опубликованы официальные данные о трагическом завершении его ратного пути. Указаны место, конкретный адрес: похоронен в г. Черткове Тернопольской области Украинской ССР. Другие сведения скупые, в них оповещается, что данные о бойце К. Г. Киме взяты в первоисточнике «Именной список безвозвратных потерь рядового и сержантского состава 183-й стрелковой Харьковской Краснознамённой дивизии. (ЦАМО РФ. Ф.58. Оп.1802.Д.326.Л.219).

Почему, почему мать солдата в своё время не узнала об этом? На этот вопрос трудно дать какой-либо ответ. Во вчерашнем телефонном разговоре с Феодосией Тимофеевной, всю жизнь проживающей в Костанае, главное так и не прояснилось. Ей 77 лет, ровесница депортации корейцев в 1937 году. Она рассказала о многодетной семье, в которой Константин был первенцем. А всего у Георгия Трофимовича Кима и Ким Ен Хи было одиннадцать детей. Георгий 1925 года рождения.

Депортация отняла у них многое, но самые тяжелыми потерями были смерти малолетних детей. Двое умерли один за другим от кори, это случилось сразу же после их высадки на кустанайской земле. Жили они неимоверно трудно, как и все дальневосточные люди с того зловещего эшелона. Трудились в близлежащих колхозах, это только после войны отец стал работать бухгалтером. Глава семьи умер в 1984 году, мать спустя три года.

– И вот все годы их не отпускала тоска по безвременной потере сына, – рассказывала Феодосия Трофимовна. – Куда только они не обращались, всё тщетно. Его мама, помнится, однажды даже ездила в Ташкент, прослышав о какой-то знаменитой гадалке. Их сейчас называют экстрасенсами, так? Надеялась, что, может быть он попал в плен, и находится в чужой стране? Увы… Возвратилась просто убитая, потеряв последнюю надежду. И опять вопрос: почему в то время не появилась такая книга? Родителям стало бы хоть чуть-чуть легче, зная, где покоится их дорогой Костя. Еще помню, сестра рассказывала, как они радовались письмам сына. В 1944 году он написал, что выписался из госпиталя в г. Белая церковь, это под Киевом. Письмо короткое, но в следующем обещал написать побольше о своей фронтовой жизни. Но та весточка оказалась последней. Жалко, что письма не сохранились, я их видела лет пятьдесят назад. Мама всю жизнь плакала, вспоминая дорогого сыночка. Но самое большое сожаление и в том, что у меня нет фотографии Георгия. Может быть, какие-нибудь, семейные, детские сохранились у его сестёр и брата?

Феодосия Тимофеевна назвала их, а также приблизительные адреса. Эти поиски оказались очень огорчительными. Сестра Татьяна проживала на Щучинской птицефабрике Акмолинской (ранее Кокчетавской) области. Помочь вызвался один из бывших руководителей фабрики Михаил Алексеевич Ким, ныне житель Астаны. Увы, Татьяна Георгиевна ушла из жизни несколько лет назад. В той же области, в Ленинградском районе в прокуратуре работал брат Константина Сергей Георгиевич. Его тоже нет в живых. Возможно, очень мог бы помочь их зять Вячеслав Огай, в своё время известный кустанайский журналист. Впоследствии он переехал в Ленинград, издавал журнал «Корё сарам». Но и он на вечном покое. Печально, такой замкнутый круг.

По телефону слышалось, как взволнована, печальна до слёз была Феодосия Тимофеевна. Она благодарила авторов книги о корейских воинах на фронтах Великой Отечественной, говорила, что их труд – это, как в песне, эхо прошедшей войны. А по поводу фотографии Константина сказала, что пусть в газете ещё раз поместят солдата, который на обложке книги. Он же может предстать как обобщённый образ молодого корейца-фронтовика, положившего свою жизнь на алтарь великой Победы над фашизмом.

Владимир СОН,
Астана

Источник: Корё ильбо

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »