Это нужно живым

Прошедшая неделя для корейской диаспоры, проживающей в Казахстане, была ознаменована несколькими событиями исторической важности. В центре мероприятий – визит в нашу страну южнокорейского президента Мун Чжэ Ина. Однако визит высокого гостя совпал со знаковым событием для потомков национального Героя Кореи, ученого и просветителя Ге Бон У. В эти дни произошла церемония перезахоронения Ге Бон У и его супруги Ким Я Ган. Президент Южной Кореи имел к этому мероприятию самое непосредственное отношение – урна с прахом Героя, с его согласия должна была «лететь» в Корею президентским самолетом, но так как он задерживался, печальный груз был переправлен военным самолетом, специально совершившим для этого рейс. Теперь прах отца, дедушки, прадедушки потомков Ге, проживающих в Казахстане, покоится в Корее – на исторической родине национального героя. Мы пригласили в редакцию правнучку национального героя Кореи Ирину Ге, чтобы еще раз вспомнить о ее именитом прадедушке, о том, как все происходило.

– Мне выпала большая честь быть в числе приглашенных на прием с президентом Республики Корея, – поделилась Ирина своим впечатлением. – Я была даже несколько смущена таким вниманием, ведь подвиги совершал мой прадед, а мне еще только предстоит в этой жизни совершить что-то очень важное. Поэтому меня переполняют смешанные чувства. С одной стороны,  конечно, я горжусь, что у меня такой прадед. С другой, после всех этих событий я чувствую такую ответственность перед своими соплеменниками, что от этого груза порою становится не по себе. Так что носить фамилию национального героя, оказаться на какое-то время в центре внимания, потому что у тебя такой предок, для меня лично совсем не просто. К тому же, так как я являюсь представителем молодого и энергичного поколения, южнокорейцы обращались при организации того или иного мероприятия или встречи именно ко мне. А я, к сожалению, еще не так много могу рассказать о своем прадедушке. Хранитель тех знаний в основном младший его сын – Ге Хак Рим. Мы стараемся больше с ним общаться, больше подробностей успеть узнать о национальном герое. Хотелось бы, конечно, услышать больше и о его характере, и о личных качествах. Ведь истоки героизма идут от них.

– Мы видели, что Вы с президентом находились рядом. Многие спрашивают, о чем Вы говорили? О чем он Вас спрашивал?

– Он спросил меня, буду ли я в Нур-Султане сопровождать прах дедушки… А в общем, ни о чем существенном поговорить не удалось, слишком мало было все-таки времени, слишком напряженный был график визита. Хотя у меня, да и не только у меня, сложилось впечатление, что президенту Кореи, как говорится, «ничто человеческое не чуждо». Он очень прост в общении, очень доброжелателен, и когда ты находишься в его обществе, нет той ненужной напряженности, которая сковывает. А по тому, как  он, будучи в плотном графике, где учтена каждая минута, уделил внимание Ассоциации корейцев Казахстана, Корейскому театру, можно сказать, что большое внимание президент Кореи уделяет проблемам корёсарам, ему лично очень важно, как живется его соплеменникам вдали от исторической родины, как они здесь реализуют свои профессиональные возможности, и так далее. Значит, он очень отзывчивый, неравнодушный человек. В общем, за несколько дней я лично сделала для себя много открытий, для меня словно открылся мир немного в другом свете. Даже то, что имя моего прадедушки так дорого сердцам вдалеке от того места, где он прожил непростую жизнь, наполненную героическим трудом, для меня является очень важным обстоятельством. Я поняла, что это высшее признание  далекого марта, который помня все корейцы мира, который для нашей семьи прозвучал 100 лет спустя эхом такого события.

– Ирина, но ведь и корейцы Казахстана дорожили именем Ге Бон У…

– Да, в этом интервью я с благодарностью бы вспомнила и об этом имени. Отсчет начинается, пожалуй, с 1997 года, когда появилось много материалов, рассказывающих о героях тех лет, в том числе и о Ге Бон У. В тот год потомками был организован Фонд имени Ге Бон У. В начале 1990 года по ходатайству Фонда имени Ге Бон У одна из городских улиц Кызылорды получила имя моего прадеда, а в 1999 году состоялось торжественное открытие мемориальной доски на этой улице. Мемориальная доска была изготовлена внуком ученого – Евгением Ге.1 августа 2000 года к 120-летию со дня рождения Ге Бон У был открыт мемориальный комплекс. Гости Южной Кореи очень часто заезжали к мемориалу, чтобы почтить память национального героя, рядовые казахстанцы в знаменательные даты проводили всевозможные мемориальные мероприятия в память о нем. Спасибо всем за это хочется сказать через газету. Но есть еще одна, пожалуй, главная причина нашего согласия о перезахоронении – воля самого прадедушки. Из воспоминаний Ге Хак Рима мы знаем, что это все-таки воля прадедушки. И когда уже все состоялось, у нас как-то спокойнее стало на душе.

– Все-таки, наверное, не лишне было бы уточнить. Ирина, насколько я помню, Ваш прадедушка был уже перезахоронен и в Казахстане. Поэтому там, в Кызылорде, на месте могил легендарного генерала Хон Бом До и Ге Бон У сооружен мемориальный комплекс, к которому стремились попасть все корейцы, приезжающие в Казахстан. Вопрос переноса праха Вашего прадеда, насколько я понимаю, был в свое время решен в пользу новой Родины.

– Он был, скажем так, условно решен только из-за того, что младший сын Ге Бон У – Ге Хак Рим долгие годы не давал согласия на то, чтобы прах отца покоился на исторической Родине. Так как еще сам был в силах ухаживать за могилой своего отца. К тому же, ему очень важно было осознавать, что отец похоронен рядом и что в родительский день он всегда мог бы прийти к нему, сделать поклон. Но вот прошло время и он все чаще начал говорить, что стар, ему уже за 90, что, наверное, будет справедливо забыть о каких-то личных, даже сыновних чувствах, когда речь идет о национальном герое, о легендарной личности. Так, в прошлом году дедушка Хак Рим дал согласие и начались мероприятия по подготовке документов, необходимых для эксгумации тела. Мы, родственники, конечно, много говорили об этом, готовились морально перед тем, как дали окончательное согласие.

– Для Кореи это мероприятие тоже хлопотное…

– Конечно. Мы благодарны правительству Республики Корея, а конкретно – Министерству по делам патриотов и ветеранов, за полное финансирование данного мероприятия, которое было хлопотно. Тело после эксгумации было отправлено в город Новосибирск (Россия), кремировано и перевезено в Алматы наземным транспортом, согласно договору.

– Южнокорейцам так важно, чтобы национальные герои обрели покой дома…

– Правительство Республики Корея прилагает большие усилия для возвращения останков борцов за независимость, похороненных за пределами страны. О них по крупицам собирается материал по всему свету и делается все возможное, чтобы каждый герой «вернулся» на родину. А потомки чтят память о них, посещают места захоронений, передают это отношение и эти знания своим детям и внукам, считая, что без прошлого нет настоящего, а в настоящем рождается будущее. Так, вроде, должно быть, ничего в этом нет особенного. Но ведь на деле не каждый на это способен, даже в кругу родственников. В Корее же эта забота проявляется на государственном уровне. Такое отношение к своей истории, к своему прошлому, к личностям тех, кто в свое время проявил героизм, восхищает весь мир. Корея помнит своих героев и готова всегда на большую работу ради того, чтобы эта память жила в людских сердцах.

– Не знаете, в Казахстане еще много национальных героев?

– Насколько мне известно, остались захоронения Хон Бом До (Кызылорда) и Чхве Бон Соль (Шымкент). Вопрос перезахоронения Хо Бом До поднимается постоянно, но там все очень непросто – у генерала нет родственников…

– Ирина, что Вы помните из рассказов Вашего отца о прадедушке?

– Папины воспоминания очень скудны. Вы же знаете, корейцы не эмоциональны и родители мало рассказывали о прошлом, да и по понятным причинам эти рассказы носили негласный запрет. Поэтому и дети не имели привычки спрашивать «Кто мы?», «Откуда мы?» и так далее. В памяти моего отца его дедушка запомнился работающим за маленьким деревянным столиком и если кто подходил к двери его комнаты, мать строго наказывала: «Не мешай! Видишь, дедушка занят, он работает, книги пишет». Прадед писал, даже не зная, нужны будут его труды или так и останутся в его комнатке. Просто он был так устроен, что не мог не писать, и отец говорил, что не помнит, чтобы он отдыхал. Когда отцу уже было за сорок, став председателем общества потомков «Докнип», он начал изучать деятельность своего деда и нашел очень много материала. Так что при жизни человека-легенды никто не знал, какой величины личность перед ними, а о прабабушке я вообще ничего не знаю. Возможно, о ней нам еще предстоит узнать.

– Ваш отец был ярым сторонником отправки праха Ге Бон У на Родину. Интересно, что бы он сказал сегодня?

– Папа всего себя посвятил просветительской работе. И на этой стезе ему нет равных, не успел он воспитать последователей подобных себе, потому что работал по принципу: «Хочешь сделать хорошо, делай сам, ни на кого не надейся». У него было наработано много связей, его сайт был таким источником знаний, о каком можно было мечтать солидному изданию. И все это умудрялся выполнять быстро и основательно. Он часто рассказывал нам о прадедушке и все время находил все новые материалы о его деятельности. Папа ведь и другим корейцам помог очень много узнать о своих предках, за что я постоянно слышу слова благодарности. Его нет сегодня рядом, и мне так жаль, что, работая с ним, я многого у него не успела спросить. Такие чувства, наверное, испытывают многие повзрослевшие дети. Получается так, что наши родители о нас, детях, знают практически все. А мы, увы, не всегда так внимательны к своим родителям…

Папа знал, что прадед мечтал вернуться домой, и эта мечта осуществилась в год 100-летия Первомартовского движения. К тому же, впервые в истории к процедуре перезахоронения был причастен сам президент. Думаю, что папа воспринял бы произошедшее с чувством глубокого удовлетворения.

– Теперь, чтобы поклониться именитому прадеду, нужно ехать в Корею. Где его похоронили?

– Да, прах хранится на национальном кладбище в г. Сеуле. Также была возможность перезахоронить в г. Тэджон, где прах предают земле. Но свое веское слово сказал младший сын Ге Хак Рим. Как он сказал, так и решили. Это не кладбище в том представлении, какое есть у нас. Это стена, в которой стоят урны с прахом. Там, где покоится прах прадедушки, «захоронены» президенты Кореи, там очень много именитых людей и национальных героев.

– Теперь Вас с Кореей связывает нечто большее, чем только национальность.

– Думаю, да. Хотя Корея никогда не обходила вниманием нашу семью. С тех самых пор, как стало известно о подвиге прадеда, мы всегда чувствуем особое к себе отношение. Помню, самая высокая награда была в 1995 году. В Сеуле, на праздновании 50-летия освобождения Кореи от японских колонизаторов, цитирую: «сыну национального героя Кореи Ге Бон У была вручена (посмертно) высокая государственная награда – орден «За заслуги в строительстве государства степени «Независимость». Это была высокая оценка вклада моего прадеда в дело освобождения Кореи от японских захватчиков. В 1997 г. потомки героя организовали Фонд имени Ге Бон У. В 2009 году в Корее среди борцов за независимость Ге Бон У был выбран человеком года, в декабре того же года Министерство по делам ветеранов и патриотов организовало в Сеуле научный семинар. Биографией моего прадеда интересуются ученые, историки. О нем пишут книги, его труды интересны современникам.

– Чем живет сегодня его младший сын Ге Хак Рим?

– Живет скромно, в небольшом доме на земле. Учитывая, что дедушке за 90, уже не так рад журналистам (бережет свой покой), я никогда не могу ему дозвониться. Дома он не сидит. Все время что-то делает по хозяйству и говорит, что только труд на земле по-настоящему облагораживает человека.

– Ирина, Вы из потомков национального героя Кореи, родились в Казахстане уже в другом времени. Где Ваша истинная родина?

– Где родилась, где мои родители… Я владею английским и корейским языками, долго училась в Корее и дискомфорта там не чувствую. Но здесь, в Казахстане, где похоронен мой отец, живут мои родные, я дома. А в Корее, к сожалению, для меня все чужое. У нас другой менталитет, у нас страна другая, отношения между людьми другие. Условия жизни в чем-то хуже, в чем-то лучше. Но здесь я дома. Свою дочь я воспитываю в лучших семейных традициях. Мой папа только в преклонном возрасте начал изучать корейский язык и хотел, чтобы мы все знали родной язык. Моей дочери 6 лет и мы уже начали изучать корейскую азбуку. Она смотрит на нас с мужем, как мы переключаемся с английского на русский, с русского на корейский и понимает, что она тоже должна знать эти языки. К тому же, поскольку в основном проживаем в Казахстане, нужно знать и казахский язык.

Как судьба нашей семьи сложится дальше, не знаю. Пока я ощущаю, что дом мой здесь, а дальше дороги открыты в целый мир. Сегодня уже никто не замыкается в стенах собственного дома.

______

Вехи славной жизни ГЕ БОН У – ученого, журналиста, просветителя, ответственного секретаря «Военной организации Независимой Кореи», участника Первомартовского восстания 1919 года в Сеуле.

Ге Бон У родился 1 августа 1880 года в Северной Корее в уезде Енхын, в семье бедного крестьянина. Природа одарила его незаурядными способностям: окончив частную среднюю школу, он уже в восемнадцать лет стал учителем. Ге Бон У рано познал горе и все трудности сиротства, оставшись без отца в 11 лет. Мать осталась одна с сыном на руках. В Ге Бон У рано проснулась тяга к знаниям. Утоляя свою жажду познания мира и истины чтением, он получил глубокие знания по истории, философии, лингвистике, литературе, географии.

1903-1906 гг. – время его увлечения историей Кореи и Китая. Начинает учительствовать в школе Хенмен в родном уезде Енхын. В 1909-1910 годах работает учителем средней школы Енсен в уезде Хамхын. В то время родину Ге Бон У сотрясали трагические события. Поражение России в русско-японской войне 1905 года больно ударило и по Корее. Япония установила полный и официальный контроль над Кореей. Еще в 1907 году Ге Бон У вступает во всекорейскую национальную тайную организацию «Синминхве». Он пишет, что в 26 лет определил для себя путь борьбы за независимость родины. В 1910 году после полной аннексии Кореи Японией Ге Бон У вместе с соратниками, в их числе был и будущий глава Временного правительства Кореи Ли Дон Хви, переехали в Букгандо (Китай). С этого времени его уже можно считать профессиональным революционером. В эмиграции Ге Бон У работает учителем, активно участвует в национально-освободительном движении и… издает свои первые научные труды – учебники по истории Кореи и географии.

Особое место в жизни и деятельности Ге Бон У занимала журналистика. В 1913 году он работал редактором журнала «Дэдин», который пришлось закрыть из-за финансовых затруднений. Свет увидели всего три номера. Был недолгое время корреспондентом разных газет. Жизнь Ге Бон У всегда была трудной, полной лишений и опасностей. В пору, когда в его семье было уже шесть человек, за учительский труд в год ему платили сумму, равную 5 руб. 30 коп. Даже при постоянной помощи друзей содержать семью ему, единственному работнику, было нелегко. К тому же в ноябре 1916 года его постигла беда. Ге Бон У, тогда ответственный секретарь «Военной организации Независимой Кореи» был арестован японской полицией и приговорен к одному году ссылки на остров Ендондо. После ссылки ему было предписано три года жить в родном уезде Енхын без права выезда (ноябрь 1917-1920 гг).

В 1919-1920 годах японцы дважды сжигали жилище его семьи. Лишь чудом остались живы его трое детей, мать и жена. Постоянные переезды, преследования полиции, страх за детей, да и просто нищета сопутствовали семье до 1924 года. В марте 1920 года в Шанхае Ге Бон У вступил в коммунистическую партию Кореи и вскоре был назначен редактором журнала «Колокол свободы», но долго работать ему не пришлось. В августе того же года по направлению Временного правительства он едет на учебу в Москву. В 1922 году работал редактором корейского молодежного журнала «Новый человек», а все последующие годы посвятил педагогике и научной работе.
В 1937 году судьба забрасывает Ге Бон У с семьей в Кызылорду. И здесь продолжается его педагогическая и научная работа.

Творческое наследие

Ге Бон У автор учебников: «История Кореи», «Корейское словообразование», «Грамматика корейского языка для начальных и средних классов», «Восстание Донхаков», «История Кореи (три тома), «История корейской литературы (два тома).

***

Источник: https://koreans.kz/news/eto-nuzhno-zhivym.html?lang=ru

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »