Фамильные ценности

Владислав Цой

Сегодня в Казахстане день памяти жертв политических репрессий. Прошло уже больше восьмидесяти лет с тех страшных времен, а я до сих пор ощущаю на себе последствия террора. Я – безродный.

Каждый кореец должен знать свой род. Казахи называют это ру, южнокорейцы – пон, корейцы СНГ – пой. Так вот, мои родственники не знают свой род. А причем здесь политические репрессии?

Дело в том, что мой прадед Цой Сен Нам был расстрелян по обвинению в шпионаже в пользу Японии. Я уверен, что это недоказанное обвинение, поскольку, по такому приговору были расстреляны десятки тысяч человек, и не только корейцев. Руководитель первого казахского правительства «Алаш» Алихан Букейханов и его соратники были арестованы и расстреляны по обвинению в шпионаже в пользу Японии.

Неизвестна и дата смерти прадеда. Как написано в его уже рассекреченном деле, он был расстрелян в апреле 1938 года. Чуть позже на мой запрос в ДВД Алматинской области ответили, что Цой Сен Нам умер в местах заключения 15 апреля 1945 года. Во время ареста моему деду Льву (Леониду) было 8 лет. Его четверых братьев и сестер отправили в детские дома. Маму, Кан Анну позже тоже посадили в тюрьму.

Дед не любил вспоминать прошлое. Видимо, потому что на нем висело клеймо члена семьи «врага народа». У нас нет даже фотографии Цой Сен Нама и мы не знали, где он умер. И только три года назад я узнал, что в 1989 году прадеда реабилитировали.

Все, кто хоть как-то мог пролить свет на то, как звали предков и какого они были роду племени, уже умерли либо пропали без вести. Дед скончался в 1997-м. Нет в живых его сестры Тамары, которая могла подсказать родословную, она жила в Коканде. Еще один брат Алексей, который жил в Актюбинской области и скончался много лет назад, пон свой не знал. Когда арестовали Цой Сен Нама ему было три года. О сестре деда Соне мы ничего не знаем, как и о Геннадие, следы которого затерялись в России.

Для чего нужно знать пон? Моим детям в этом году исполнится 14, 11 и 7 лет. Через эн-ное количество лет они объявят о намерении создать семью. И, предположим, их спутница будет Цой. А это вполне возможно, ведь в Республике Корея Цой (по английски Чой, по-корейски Чхве 최) – четвертая по численности фамилия. Цоев больше двух миллионов ста шестидесяти девяти тысяч человек. На первом месте Ким – их 21 процент населения – почти десять миллионов человек. На втором – Ли – 14,8% – 6,8 миллионов, на третьем – Пак – 8,5% – 3,8 миллиона человек. В этом случае можно будет дать согласие на свадьбу, только если у нас с невестой разные рода. А у фамилии Цой 387 понов!

P.S. Все же не теряю надежды найти свои корни. Моего деда Цой Леонида парализовало и перед смертью, в 1997 году, он, обессиленный пытался произнести название пона. Похоже было на Чечун Чегя. То есть Цой из Чечуна. Но такого пона нет. На фото дед стоит вместе со своим двоюродным братишкой. Его звали Цой Тимофей. На обратной стороне фото надпись: к/х Политотдел. Это знаменитый колхоз в Узбекистане. Может найдутся родственники Цой Тимофея и назовут свой род. Этим летом, я планирую поехать в места, где родился Цой Сен Нам – в Приморский край, откуда, в 1937 году, были переселены все корейцы СНГ. В деле указаны два места рождения прадеда – село Янчи и с.Новокиевское. Может быть там, на пожелтевших архивных документах я увижу имена моих предков….

***

Источник: Владислав Цой

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »