Филателия объединения

1-451

Герман Ким, профессор кафедры истории,
директор Центра сотрудничества с Центральной Азией Университета Конгук (Сеул)
Исполнительный секретарь центрально-азиатской секции Консультативного Совета
по мирному и демократическому объединению Кореи 17-ого созыва

В мои школьные годы было модно собирать спичечные этикетки, открытки артистов, значки и, конечно – почтовые марки, причем лишь немногих можно было причислить к заядлым коллекционерам. Меня тоже вряд ли можно было отнести к филателистам, на моей полке, помнится, стояла пара кляссеров: одна для советских, а другая – для иностранных марок. Марки стоили в советские времена копейки, и коллекционные иностранные, в основном монгольские, гэдээровские, польские, болгарские  – то есть из братских стран социализма, продавались в киосках. Северокорейские марки были редкостью, я их даже и не видел.

В детстве мне казалось, что марки нужны лишь для оплаты почтовых отправлений, и я ошибался.  В университете преподаватель рассказал, что нумизматика, бонистика или филателия – это не только  коллекционирование монет, бумажных денег или марок, а своеобразный и важный источник для исторических исследований. Вот почему, завершая предыдущий очерк о северокорейской пропаганде объединения, я упомянул нынешнюю тему, так как скачал в отдельную папку обнаруженные в интернете почтовые марки, причем как северокорейские, так и южнокорейские. По понятным причинам, первых оказалось больше, поэтому с них и начну.

Вернее, с того, что после освобождения Кореи американская администрация выпустила в обращение бывшие японские колониальные марки поставив на них печати «чосон упхё», то есть «марки Кореи». С образованием двух корейских государств Север и Юг стали эмитировать в отдельности свои почтовые марки, которые в отличие от современных не имели зубцовки и клея на оборотной стороне.

В Северной Корее марки помимо своих прямых почтовых функций изначально выполняли задачу агитации и пропаганды. Замечательную статью об этом, озаглавленную в переводе на русский язык «Монументы мелкого размера: Почтовые марки, филателистическая иконография и коммерциализация государственной независимости Северной Кореи», написал мой близкий коллега Росс Кинг, который, кстати,  обладает редкой и богатой коллекцией марок КНДР.

С середины 1970-х годов Пхеньян наращивает выпуск марок и обходит по их количеству Сеул. Разительно меняется тематика, многообразие которой поражает и привлекает зарубежных филателистов, каждый может найти по своим темам коллекций северокорейские марки о фауне, флоре, спорте, искусстве, исторических личностях, технике, памятных датах и пр. Дизайн и полиграфия марок КНДР ничем не уступали маркам других стран. Понятно, что Пхеньян пошел на изготовлении высококачественных и художественных марок для их продажи за границу. Это оказалось довольно прибыльным делом, приносящим казне необходимую твердую валюту. На таблицах можно видеть сравнительные показатели по годам. И начиная с середины 1970-х годов явно видно численное преимущество северокорейских марок.

Конечно, иконография вождя и любимого руководителя, верность идеям «чучхе» и «сонгуна», восхваление успехов социализма, воинской мощи и боевого духа, монолитного единства народа и т.п. оставались основой северокорейской филателистической пропаганды. Тема объединения Кореи также нашла отражение в марках КНДР и по годам их выпусков можно судить о периодах улучшения межкорейских отношений, так как в них освещались основные вехи, так сказать, пики сотрудничества Пхеньяна и Сеула.

Одна из первых из обнаруженных мной северокорейских марок из условной серии «Объединение», вышла в обращение в 1961 году. На ней изображен  паровоз (почему-то без трубного дыма), трактора и автокран,  которые мчатся вперед под алым гигантским знаменем, на котором начертано «Мирное объединение». Ни танков, ни пушек, ни бомб и ракет, ни солдат  – пацифизм налицо.

Встречи Ким Чен Ира с президентами Южной Кореи Ким Дэ Чжуном в 2000 г. и Но Му Хёном – в 2007 г. увековечены в двух марках, выпущенных как обычные почтовые, так и памятные коллекционные блоки. На марках фотографии с пхеньянского аэропорта, где любимый  руководитель жмет двумя руками руки Ким Дэ Чжуна – инициатора «политики солнечного тепла» и приветствует пожатием одной руки, следующего южнокорейского президента, который в какой-то мере продолжил политику своего предшественника.

 Арка Воссоединения (кор. 조국통일 3대헌장기념탑) и Три декларации подписанные КНДР и Республикой Корея 4 июля 1972 года, считаются символами победы северокорейской политики самостоятельного объединения родины под лозунгом «Ури минчжок кири»,  без посредничества и вмешательства сил извне. Поэтому  монументальная арка и даты 6.15. фигурируют везде – в открытках, фотоальбомах, журналах и на почтовых марках.

 Несмотря на напряженные отношения между двумя странами, чувство исторически общей корейской государственности и принадлежности к единой нации находило поддержку болельщиков на Севере и Юге футбольных команд другого государства в международных матчах, за исключением, конечно, тех когда встречались их две команды.  Из всех  футбольных товарищеских и турнирных матчей между командами Севера и Юга в  северокорейскую филателию вошел только один  единственный, состоявшийся в Пхеньяне 11 октября 1990 года и завершившийся со счетом 2:1 в пользу сборной КНДР. Марки в память о победном матче были выпущены в стандартном варианте и коллекционным блоком.

Среди других северокорейских марок на тему объединения можно отметить «Концерт объединения» и Марш Объединения, которые организовала международная общественная организация «Боминрен», тесно сотрудничавшая с Пхеньяном и получавшая от него поддержку, а также «Всемирная церковь объединения» преподобного Мун Сан Мёна, который оказывал спонсорскую помощь Северу и поддерживал отношения с официальным Пхеньяном.

Есть один вопрос, по которому Север и Юг занимают абсолютно идентичную позицию. Речь идет о бесспорной принадлежности Корее группы скальных островов Токто, что оспаривается Японией, называющей их по своему – Такесима. Почтовые марки, посвященные островам Токто,  выпущены и на Севере и на Юге Кореи. Пока еще не выяснил, кто эмитировал  их раньше, Пхеньян или Сеул.

Вдумчивый читатель, возможно,  подумает, что мой следующий очерк будет о почтовых марках Южной Кореи, что по логике вполне ожидаемо.  Но у меня появилась иная более актуальная тема.  О чем она – читайте в следующем номере газеты.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »