Георгий Федорович Ким (1924-1989) – ученый, дипломат.

В связи с отмечаемым 30 сентября 2015 г. 25-летия установления дипломатических отношений между Российской Федерацией и Республикой Корея, публикуется выдержка из статьи Александра Воронцова “К 80-летию со дня рождения Георгия Федоровича Кима (1924-1989)”, об одном из самых значимых достижений Кима Г. Ф. по реализации заветной его идеи — установления дипломатических отношений между Москвой и Сеулом.

Фотохроника официального визита Президента Ро Дэ У в СССР, состоявшегося в декабре 1990 г. Фото: Посольство России в Республике Корея 주한 러시아대사관

Фотохроника официального визита Президента Ро Дэ У в СССР, состоявшегося в декабре 1990 г.
Фото: Посольство России в Республике Корея 주한 러시아대사관

Александр Воронцов

Гео́ргий Фё́дорович Ким (3 ноября 1924 — 29 апреля 1989) — Член-корреспондент АН СССР

В первой половине 1980-х годов начался первый, малоизвестный научной общественности этап усилий небольшой группы ученых-востоковедов, поставивших задачу убедить политическое руководство страны в целесообразности установлений дипломатических отношений с Сеулом. В тот период заметную инициативу и настойчивость проявил Институт востоковедения АН СССР. Директор института акад. Е.М. Примаков, первый заместитель директора, чл.-корр. АН СССР Г.Ф. Ким. заведующий отделом социалистических стран Азии Ю.В. Ванин возглавили группу ученых-корееведов, специалистов иного профиля и подготовили закрытый доклад, посвященный проблемам и перспективам отношений СССР с государствами Корейского полуострова. На основе этих материалов было составлено и направлено в Международный отдел ЦК КПСС несколько записок с обоснованием и рекомендациями в отношении целесообразности признания РК, а также с предложениями о том, как нейтрализовать возможную негативную реакцию КНДР.

При этом авторы материалов исходили из твердого понимания того обстоятельства, что в интересах СССР было не только установление и развитие полномасштабных межгосударственных отношений с Южной Кореей, но и сохранение таковых с Северной, т.е. они настаивали на соблюдении принципа проведения сбалансированного подхода Москвы к обоим корейским государствам, отношения с каждым из которых представляли самостоятельную ценность. Естественно. что в условиях политического застоя все шаги руководства Института востоковедения АН СССР по продвижению «в верхи» «крамольной идеи», рекомендовавшей резкую пе­реориентацию внешней политики СССР в Северо-Восточной Азии, осуществлялись в условиях строгой конфиденциальности. И эта кропотливая работа со временем дала результаты. С наступлением перестройки идея установления дипломатических отношений с Сеулом наконец-то оказалась востребованной: во второй половине 1980­х годов возрос спрос на инициативы, которые могли бы продемонстрировать «новое мышление» М.С. Горбачева в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Научные разработки группы Примакова-Кима способствовали принятию решения об участии СССР в Олимпиаде 1988 г. в Сеуле. Однако спортом дело не ограничилось. Показательно, что и среди экспертов — сотрудников Международного отдела ЦК КПСС нашлись не ортодоксально мыслящие люди, поддержавшие концепцию Института востоковедения. Так, важную помощь оказал ученым нынешний руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, а тогда инструктор сектора Кореи Международного отдела ЦК (МО ЦК) В.П. Ткаченко. который помог организовать в октябре 1988 г. два совещания на высоком уровне в МО ЦК. посвященных обсуждению рекомендаций ученых. В работе этих совещаний от АН СССР участвовали Е.М. Примаков, ставший к тому времени директором ИМЭМО, Г.Ф. Ким и Ю.В. Ванин. По результатам совещаний была подготовлена и направлена в Политбюро ЦК КПСС на имя заведующего международной комиссией А.Н. Яковлева записка, на основе которой в конце того же года было принято решение об установлении торгово-­экономических отношений СССР с РК. Это позволило уже в начале 1989 г. произвести обмен представительствами Торгово-промышленной палаты СССР и Корейской Ассоциации содействия торговле.

Таким образом, усилия российских ученых-востоковедов оказали влияние на формирование «корейского сегмента» нового политического мышления и привели к практическим результатам.

Нельзя не отметить, что в данных обстоятельствах Г.Ф. Ким проявил настоящее мужество. Будучи уже неизлечимо больным и понимая это, он стремился ускорить реализацию этого проекта. Достаточно сказать, что одно из двух упоминавшихся продолжительных совещаний в МО ЦК КПСС он посетил вопреки требованиям врачей, с незажившими ранами вскоре после тяжелой операции.

Возможность посетить Сеул он получил уже будучи больным. Первую попытку по приглашению президента РК Ро Дэ У, организованную видным парламентарием Кореи Пак Чхор Оном, он предпринял в мае 1988 г. Тогда он прибыл в столицу Японии, чтобы через день-два вылететь в Корею. Но резкое обострение болезни заставило вернуться в Москву. Можно представить глубину огорчения Г.Ф. Кима, которое, впрочем, его не остановило. Сделав вторую операцию и будучи сильно ослабленным, в декабре 1988 г. он снова направился в Сеул и на этот раз успешно. Вернувшись в Москву, он переступил порог своего дома со словами, обращенными к своей замечательной жене Марии Александровне: «Теперь и умирать можно».

Об этой поездке на историческую прародину следует сказать, что она стала своего рода вершиной научных изысканий и дипломатического искусства Г.Ф. Кима. Из многих тысяч российских корейцев Г.Ф. Ким пока остается единственным, и, видимо, таковым и останется, кому удался поразительный «дипломатический дубль»: беседа в Пхеньяне в самом начале его востоковедной академической карьеры с лидером КНДР Ким Ир Сеном и встреча в Сеуле с президентом Ро Дэ У в самом конце жизни. Эту уникальную символическую «эстафету», прошедшую по маршруту: Москва-Пхеньян- Москва-Сеул-Москва, Г.Ф. Ким посвятил одновременно и Российской державе, и народу Кореи, который и по сей день остается разъединенным. Оценки. суждения, выводы, рожденные этой последней зарубежной миссией Г.Ф. Кима, в немалой степени определили не только дальнейшее направление российских международно-­политологических разработок по корееведению, но и практические акции Москвы по части «дипломатического прорыва» в Восточной Азии.

При этом необходимо подчеркнуть, что осуществлял эту миссию и, в частности, передавал личное послание М.С. Горбачева президенту Республики Корея человек, обоснованно ощущавший себя несправедливо обиженным руководством своей страны. (Печально известная история с «неизбранием» Г.Ф. Кима в академики и «неназначением» его на пост директора ИВ АН СССР только по той причине, что в аппарате и самом ЦК КПСС некоторых не устраивала его национальность.) И этот акт лучше всего высвечивает и подлинный патриотизм, и государственный уровень мышления и поведения Георгия Федоровича, и масштабность личности человека. вышедшего из крестьянской глубинки, из среды ограниченного в правах корейского населения и достигшего академического и общественно-политического Олимпа.

Источник: https://koryo-saram.ru/k-80-letiyu-so-dnya-rozhdeniya-georgiya-fedorovicha-kima-1924-1989/

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »