Герман Ким. Откуда произошел и как развивался корейский язык

Ким Герман Николаевич

Ким Герман Николаевич

Происхождение корейского языка до сих пор остается среди всех лингвистов предметом острых дискуссий и жарких споров. Этот вопрос впервые был поднят XIX в. западными учеными, когда завязались первые контакты между Кореей и другими странами. Западным. Тогда появились различные теории, согласно которым корейский язык был родствен урало-алтайским, японскому, тибетским, тунгусо-маньчжурским и другим языкам. Наибольшей популярностью среди языковедов, занимавшихся сравнительной лингвистикой, пользовалась теория генетического родства между корейским языком и алтайской семьей языков (к этой семье относятся тюркские, монгольский и тунгусо-маньчжурские языки). Вероятнее всего сторонников этой теории привлекал тот факт, что как корейский так и алтайские языки относятся к агглютинативным языкам. При агглютинации производные слова и грамматических формы образуются путем присоединения к корню аффиксов (префиксов, инфиксов, суффиксов), которые спрягаются друг с другом, не претерпевая при этом существенных звуковых изменений. При агглютинации каждый аффикс имеет только одно грамматическое значение, например, числа или падежа, как в казахском: ат- лошадь, аттар – лошади, атта – на лошади. Важнейшими общими особенностями корейского и алтайских языков являются далее благозвучие гласных, отсутствие относительных местоимений и союзов, отсутствие чередования согласных и гласных, рестрикция консонантизма в начале слова (когда определенные согласные не могут стоять в начале слова, например, изначально корейском и алтайских языках не было слов начинающихся с  r “, ” b ” др.

Теория общего происхождения корейского и японского языков возникла на рубеже XIX и XX вв. вследствие попыток выяснить генеалогию последнего. Набор общих признаков корейского с алтайскими языками имеет силу и для японского языка, за исключением признака благозвучия гласных. Структурное сходство корейского и японского языков более чем очевидно, чего никак нельзя сказать в лексико-грамматическом плане. Известный исследователь истории корейского языка Ли Ги Мун отмечает, что языковеды насчитали лишь около 200 слов и 15 окончаний очень схожих в обоих языках.

Таким образом, большинство современных лингвистов признают скорее дальнее, чем близкое родство корейского и алтайских языков. В противоположность этому среди них весьма распространена теория тесных связей между тремя языковыми группами: тюркскими, монгольскими и тунгусскими. Можно предположить, что они ответвились от одного общего праязыка (алтайского). Сейчас еще трудно ответить на вопрос: какая же связь существовала между языком, предшествовавшим корейскому (пуёско – ханский праязык) и древнеалтайским. Не исключено, что пуёско-ханский является ветвью алтайского праязыка или что они оба восходят к более древнему общему языку.

Древнекорейский язык можнов широком смысле разделить на две группы: северную – “пуёскую и южную “ханскую”. На языке первой группы говорили племена, проживавшие в Манчжурии, Северной Корее, а именно в государствах Пуё, Когурё, Окчо и Е, из которых ведущую роль занимали когурёские племена. На языке “хан” говорили южно-корейские племена, основавшие три ханских государства: Чхин-хан, Махан и Пхёхан. Чхинхан – самое сильное их этих трех государства, основало королевство Силла, которое в союзе с танским Китаем подчинило себе в 660 году государство Пэкче на юго-западе и в 668г. Когурё на севере. Создание единого государства Силла было крупным событием в истории Кореи. В VII-VIII вв. Силла превратилась в мощное централизованное государство. Во главе его стоял ван (король), опиравшийся на административный аппарат, включавший в себя центральные ведомства в столице и чиновничью сеть страны, разделенную на 9 областей и 400 округов. В Силле успешно развивались земледелие – основа хозяйственной системы, а также ремесло и торговля. Значительный прогресс был достигнут в науке, образовании и культуре. Широкое распространение получило устное народное творчество, зарождалась классическая художественная литература, в особенности лирическая поэзия. В результате, на основе языка Силла было достигнуто лингвистическое единство страны.

В конце VII-начале IХ вв. государство Силла постепенно клонится к упадку. Страну потрясают крестьянские восстания и междоусобные распри. Новое объединение страны осуществил известный полководец Ван Гон, провозгласивший себя в 918г. королем государства Корё, откуда и произошло современное название Кореи. Политический и культурный центр нового государственного образования был перенесен в город Кэсон, расположенный в серединной части полуострова. Таким образом, кэсонский диалект стал нормой единого национального языка страны.

В 1392г. известный полководец и политики Ли Сонге сверг последнего короля государства Корё и провозгласил себя королем новой династии, правившей Кореей до 1910г. Столица государства Чосон, названная в память о древнем Чосоне, была перенесена в маленький город Хансон, переименованный позже в Сеул. Поскольку в географическом плане новая столица находилась неподалеку от Кэсона, формирование корейского языка продолжило свое дальнейшее развитие.

Генезис корейского языка невозможно понять, не принимая во внимание длительное и порой мощное политическое и культурное влияние Китая, о чем наглядно свидетельствует как письменный, так и устный корейский. Многие исследователи склонны считать, что свыше 60% корейских слов имеют китайское происхождение. Они также отмечают , что 25-летнее колониальное господство Японии, насильственная ассимиляционная политика, доходившая до палочных репрессий за использование родного языка, не оставили явно ощутимого “японского следа” в корейском языке, хотя, конечно, в значительной степени сдержали процесс развития единого литературного языка.

Образование после второй мировой войны двух корейских государств с различными политическими режимами, братоубийственная кровавая война и раскол страны неизбежно привели к разным путям языкового строительства. Поскольку в языке наиболее изменчивой является лексика, то на сегодняшний день возникла существенная разница в словарном составе, в особенности это касается неологизмов, терминов, и прежде всего общественно-политических. Нетрудно догадаться, что в южнокорейскую прессу и литературу, а со временем в разговорный язык вошли очень много заимствований из английского языка и американизмы. В Северной Корее надо полагать, также пользовались не только советской материальной и финансовой помощью, но и опытом социалистического строительства, что, естественно, требовало соответствующих идеологизированных терминов – заимствований из русскго языка. Сказанное в полной мере относится к немецкому языку в бывшей ГДР и ФРГ, но в раздельных германских государствах всегда была (лишь с несущественной разницей) единая орфография и письменность, чего никак нельзя сказать о государствах, разделенных 38-й параллелью. В то время как в Северной Корее отказались полностью от “реакционного, антинародного” иероглифа, на Юге они продолжают широко использоваться. Чтобы увидеть огромную разницу между двумя корейскими государствами, достаточно взглянуть не только на витрины магазинов, но и на их вывески, то есть, что и как написано.

 

Ким Герман Николаевич, профессор, доктор исторических наук, зав. каф. корееведения факультета востоковедения КазНУ им. аль-Фараби, Республика Казахстан, Алматы.

 

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »