Глиняный кувшин в виде всадника на лошади: реликвия, отражающая внутренний мир силласцев

Композиция из двух глиняных кувшинов в форме всадников (экспонат № 91 в Списке национальных сокровищ Кореи) благодаря своей удивительной красоте и научной ценности считается одним из наиболее замечательных образцов великолепной корейской керамики.Эта скульптурная группа, отличающаяся реалистичным изображением всадников и лошадей,а также тонкой проработкой деталей, таких, как одежда и различные декоративные элементы,позволяет нам не только составить представление о том, что носили жители Силлы(57 до н. э. – 935 г. н. э.) и как украшали свою одежду и лошадей, но и краешком глаза заглянуть во внутренний, духовный мир силласцев.

Сонг Ый-чжонг, директор департамента археологии Национального музея Кореи
Фотографии: Национальный музей Кореи

Один из пары глиняных кувшинов в форме всадников - всадник-господин; вид сбоку. Эта фигурка, отличающаяся тонкой проработкой деталей, таких, как одежда и конская упряжь, указывающая на высокий социальный статус всадника, является ценным памятником культуры Силла, который позволяет составить представление о жизни силласцев. Высота: 23,4 см, длина: 29,4 см.

Один из пары глиняных кувшинов в форме всадников – всадник-господин; вид сбоку. Эта фигурка, отличающаяся тонкой проработкой деталей, таких, как одежда и конская упряжь, указывающая на высокий социальный статус всадника, является ценным памятником культуры Силла, который позволяет составить представление о жизни силласцев. Высота: 23,4 см, длина: 29,4 см.

В могильниках эпохи Силла обычно находят от десятков до нескольких тысяч образцов материальной культуры силласцев. Это и керамика, образцы которой чрезвычайно разнообразны по форме, и железное оружие, и конская сбруя, и пр. Что касается керамики, которую в могильниках находят особенно в больших количествах, то именно она, как правило, становится критерием, по которому определяют возраст захоронения, а также является важным историческим материалом, позволяющим представить себе образ жизни жителей Кореи того времени.

Композиция из двух кувшинов в форме всадников, которая была найдена в гробнице Кымнёнг-чхонг на территории города Кёнгчжу провинции Северная Кёнгсанг, имеет особое значение вследствие своего необычного вида, поскольку образ всадника на лошади не был характерен для керамической посуды или сосудов, которые силласцы обычно использовали в повседневной жизни. Кроме того, она привлекает внимание чрезвычайно реалистичным изображением и превосходной стилизацией образов всадника и лошади, а также тщательностью проработки деталей.

Гробница Кымнёнг-чхонг: сокровищница реликвий яркой культуры государства Силла

На территории современного Кёнгчжу, города, который свыше тысячи лет был столицей государства Силла, сохранилось более 200 захоронений, могильные холмы которых напоминают своими размерами небольшие горы. Ведь их диаметр составляет от 20 до 60 метров. Среди них примерно 40 могильников дожили до наших дней, практически избежав внешних повреждений. В этих гробницах, которые, как предполагается, являются преимущественно могилами королей и членов королевской семьи, находят многочисленные украшения из золота: короны, пояса, цепочки, браслеты, кольца и т.д. Все эти находки являются замечательным доказательством того, сколь великолепной была культура золотых украшений в этом государстве.

Гробница Кымнёнг-чхонг в Кёнгчжу также не стала исключением – ведь в ней были найдены многочисленные золотые украшения, в частности, корона и пояс, которые, по сути, являются символами славящейся своим блеском культуры золотых украшений Силла. Судя по найденным в гробнице артефактам, это захоронение относится к концу V или к началу VI вв. На найденной в гробнице золотой короне имеется два маленьких золотых колокольчика. Именно по этой причине захоронение получило название Кымнёнг-чхонг – «Могила с золотыми колокольчиками». Что касается золотой короны и других украшений, извлечённых из этой гробницы, то они не только малы по размеру, но и в момент обнаружения располагались значительно ближе друг к другу по сравнению с артефактами, обнаруженными в других захоронениях, что позволило учёным прийти к выводу о том, что, вероятнее всего, в этой гробнице был захоронен не взрослый, а подросток, скорее всего, наследный принц королевской семьи Силла.

Несмотря на то что эта гробница получила своё имя по найденной в ней золотой короне с колокольчиками, самым известным и значимым артефактом из этого захоронения является не золотая корона и не золотые украшения, а четыре предмета из неглазурованной керамики, которые отличаются необычной формой. Два из них – это пара кувшинов в форме всадников, два других – глиняные скульптурки в виде лодок. Последние представляют собой лодку, установленную на подставку пирамидальной формы. Внутри лодки можно увидеть обнажённую фигурку лодочника на вёслах. Давайте попробуем разобраться, для чего древние силласцы изготавливали глиняные скульптуры столь необычной формы и для чего их клали в захоронения вместе с умершими.

Керамика как вместилище заупокойной молитвы

Обнаруженные в гробнице Кымнёнг-чхонг глиняные скульптуры в виде всадников и лодок принадлежат к типу так называемой «идеографической (образной) керамики» ( корейские иероглифы), когда керамику изготавливают в виде людей, животных или определённых вещей, придавая ей особый смысл. Этот тип керамики был довольно широко распространён в культуре глиняных изделий государств Кая и Силла. Судя по всему, сначала такие фигурки стали делать примерно в VI в. именно в Кая (42 – 562 гг.), а затем способ их изготовления и традиция этой разновидности декоративно-прикладного искусства понемногу достигли Силла и распространились по территории всего государства.

Подобные глиняные фигурки часто делали полыми, с тем чтобы их можно было использовать в качестве сосудов для жидкости, или прикрепляли к ним носик, чтобы они могли выполнять функцию чайника или сосуда для питья. Следовательно, подобные образцы керамического искусства отличались как от обычных, т.е. не полых, а цельных, глиняных фигурок, так и от простой керамической посуды, которую использовали в повседневной жизни, а равно и от глиняных гробов, в которых хоронили умерших.

Фактически, такая керамика не была предметом практического использования в повседневной жизни. Предполагается, что эти глиняные изделия служили в качестве символического пожелания благополучного вознесения на небо души умершего и молитвы за её упокой, кроме того, их, вероятно, использовали во время церемонии погребения как сосуды для воды или вина. Образцы подобной керамики обычно клали в могилу умершего после окончания обряда и хоронили вместе с ним. Таким образом, мы можем сказать, что композиция из двух глиняных кувшинов в форме всадников, обнаруженных в захоронении Кымнёнг-чхонг, является особо значимой реликвией, позволяющей нам составить представление о духовном мире силласцев, в частности, о погребальной церемонии и о концепции загробного мира, которую разделяли корейцы того времени.

Хозяин и слуга

Если внимательно рассмотреть эту композицию, можно предположить, что, судя по размеру и богатству убранства фигурок, один из всадников является господином, а другой – его слугой. Фигурка всадника-господина имеет 23,4 см в высоту и 29,4 см в длину, а фигурка всадника-слуги – 21,3 см в высоту и 26,8 см в длину, т.е. фигура всадника-господина несколько больше. Кроме того, если фигурка всадника-господина отличается богато украшенной конской упряжью и тщательной проработкой наряда самого всадника, который, судя по конусообразной шапке на голове и заткнутому за пояс ножу, принадлежит к аристократическому слою общества, то у фигурки всадника-слуги одежда и упряжь проще, а за плечами – дорожный узелок, что явно свидетельствует о разнице в общест-венном статусе двух всадников.

Во время обнаружения этих артефактов всадник-слуга был расположен перед всадником-господином. Специалисты объясняют это тем, что, вероятно, слуга выполнял для своего господина роль проводника по загробному миру.

89a5df07-611e-4967-8ddc-c8e5ba64e8aaОсобенностью этого глиняного кувшина является то, что фигурка лошади является полой, в её задней части имеется декоративная деталь в виде трубки, через которую можно заливать внутрь кувшина вино или другую жидкость . А спереди, из – под морды лошади, торчит другая трубка, которая служит носиком кувшина. Судя по состоянию кувшина на момент его поднятия на поверхность, специалисты предполагают, что он служил ёмкостью для вина во время совершения обряда поминовения, который проводился перед тем , как над могилой сооружали могильный холм .

 Во время обнаружения этих артефактов всадник – слуга был расположен перед всадником – господином . Специалисты объясняют это тем , что , вероятно , слуга играл для своего господина роль проводника в загробном мире.

Давайте сначала подробно рассмотрим фигурку всадника господина. На голове всадника – конусообразная шапка, с обеих сторон шапки имеется два двойных ремешка, которые, огибая уши всадника, завязываются под подбородком. Нижняя часть шапки окаймлена ободком, украшенным декоративными элементами в виде круглых пуговиц. Эта шапка похожа по форме на золотые головные уборы, которые были найдены в других захоронениях. На основании того, что такой шапки не было обнаружено собственно в гробнице Кымнёнг-чхонг, исследователи полагают, что эта шапка представляла собой официальный чиновничий головной убор, который в эпоху Силла, разумеется, носили только взрослые, а значит юноше, похороненному в гробнице, она не полагалась в силу его возраста. Однако то, что фигурку всадника в такой шапке захоронили вместе с юношей, можно также расценивать как пожелание здоровья и взросления, пусть даже в загробном мире. Верхняя одежда всадника отличается тщательной проработкой деталей, которая позволяет различить декоративные круглые элементы, которыми украшены воротник и пояс. На всадника надеты узкие в щиколотке штаны, а поверх куртки надета «чешуйчатая кольчуга», которая декоративно изображена в виде сетки. На ногах у всадника остроконечные туфли в виде традиционных корейских носков «посон», а слева за пояс заткнут «хванду-то» – нож с кольцом на конце рукоятки.

Фигурка всадника - слуги, обнаруженная вместе с фигуркой всадника - господина; вид спереди. Фигурка всадника - слуги меньше по размеру, кроме того, одежда этого всадника и конская упряжь гораздо проще и скромнее. В правой руке слуга держит «ёрёнг» - разновидность фонаря, который использовали во время традиционного погребального обряда для указания дороги духу покойного и носильщикам похоронных носилок. Высота : 21,3 см , длина : 26,8 с м

Фигурка всадника – слуги, обнаруженная вместе с фигуркой
всадника – господина; вид спереди. Фигурка всадника – слуги меньше
по размеру, кроме того, одежда этого всадника и конская
упряжь гораздо проще и скромнее. В правой руке слуга держит
«ёрёнг» – разновидность фонаря, который использовали во
время традиционного погребального обряда для указания дороги
духу покойного и носильщикам похоронных носилок. Высота : 21,3
см , длина : 26,8 с м

Сбруя на фигурке лошади под всадником-господином полностью воспроизводит конскую упряжь из золота, которая была обнаружена во многих захоронениях эпохи Силла. К удилам прикреплён повод – ремень узды, которым правят лошадью. Элемент узды на голове лошади также украшен разнообразным орнаментом. Грива лошади закручена в пучок, который свешивается вперед. На нагрудный ремень сбруи подвешены два больших колокольчика, а по бокам, на крупе лошади, ремни украшены подвесками в виде сердечек. Ремни, соединяющие разные элементы сбруи, также украшены по всей длине. Седло соединено со сбруей пряжкой в форме кольца, а чепрак украшен орнаментом. Стремена и крылья седла украшены по краю орнаментом в виде наклонных линий. Этот орнамент похож на орнамент крыльев настоящего седла, найденного в гробнице Чхонма-чхонг – «Гробнице небесной лошади».

На всаднике-слуге, в отличие от всадника-господина, нет шапки. Волосы на его голове собраны в торчащий вверх пучок. Это была типичная мужская причёска того времени. На спине слуги – дорожная котомка, надетая прямо на голое тело. В правой руке он держит «ёрёнг» – разновидность ручного фонаря. Во время традиционного погребального обряда этот фонарь обычно несёт в руках человек, указывающий дорогу духу покойного и носильщикам похоронных носилок. Это говорит нам о том, что уже в эпоху Силла существовала традиция использования таких фонарей во время похорон. Штаны слуги похожи по фасону на те, что надеты на господина, однако на слуге нет кольчуги, и на его ногах – обувь с тупыми носками. Что касается конской сбруи, столь богато и подробно представленной на фигурке лошади господина, на лошади слуги она гораздо проще и скромнее. Так, из всей сбруи на лошади слуги имеются только поводья, да и те никак не украшены, грива лошади тоже не ухожена.

Символ пожеланий и молитв силласцев

Гробницы периода Силла являются подлинным кладезем уникальных артефактов, которые могут рассказать нам о верованиях и культуре корейцев, живших в тот исторический период. При этом если извлечённые из различных гробниц многочисленные предметы из золота, например, золотые короны и золотые пояса, являют нам великолепный внешний облик силлаской культуры, то глиняные фигурки всадников из гробницы Кымнёнг-чхонг дают нам представление о скрытых аспектах духовной культуры людей того времени, рассказывая о том, как разница в общественном положении находила своё отражение в одежде и конской сбруе, о том, как совершались погребения и проходил обряд поминовения, о том, как представляли себе древние силласцы переход души человека в загробный мир.

В последнее время в Кёнгчжу, а также в Кёнгсане (провинция Северная Кёнгсанг), расположенном недалеко от Кёнгчжу, стали находить фигурки глиняных всадников, похожие на те, что были обнаружены в гробнице Кымнёнг-чхонг, хотя и более грубые. Это можно рассматривать как свидетельство того, что подобные глиняные фигурки в виде всадников были одним из тех предметов, которые обычно клали в могилу при захоронении, причём этот обряд распространялся не только на членов королевской семьи, но и на все слои общества. Благодаря таким находкам мы можем, с одной стороны, составить представление об обряде погребения и концепции загробной жизни, которых придерживались все силласцы вне зависимости от общественного положения, а с другой – соприкоснуться с теми пожеланиями благополучия в загробном мире и молитвами за упокой души, которые вкладывали наши предки в эти трогательные глиняные фигурки.

Источник: Koreana, № 4, 2008 г.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »