Группа Russian Koreans – Корейцы СНГ – 고려사람 в Москве

Андрей-Сергей Ким

День России, 12 июня, выпал на понедельник и приятно удлинил выходные. Наш паблик решил этим воспользоваться и собрался проведать столицу. Поводов было несколько – познакомиться с ребятами из Молодежного движения корейцев Москвы, заглянуть в гости к группе корейских барабанов “Мэк” при школе Вон Гван и во второй раз посетить традиционный ежегодный фестиваль корейской культуры, который организует школа.

О группе “Мэк”

К традиционной корейской культуре наш паблик неровно дышит довольно давно. В прошлом году мы посвятили людям, которые занимаются таким экзотическим хобби, серию мини-интервью с нашими подписчиками корё-сарам. Для тех, кто не видел, на всякий случай напомним:

Почему именно традиционная культура? – https://vk.com/wall-34822693_20752
Марина Пак, самульнори – https://vk.com/wall-34822693_20776
Элина Тен, каягым – https://vk.com/wall-34822693_21605
Наталья Ли, традиционные танцы – https://vk.com/wall-34822693_22761
Татьяна Ли, тхэпхенсо и тэгым – https://vk.com/wall-34822693_23234

Первой в этом списке стала как раз участница группы “Мэк”, Марина. При том, что самульнори как жанр не особенно развит в России, именно “Мэк” обладает самым крепким опытным составом и охватывает, пожалуй, самую большую аудиторию в стране – на протяжении многих лет именно они знакомят с жанром самульнори тысячи гостей самого масштабного фестиваля корейской культуры в Москве, периодически выступают в других городах и имеют за плечами опыт гастролей в самой Корее. Как раз на фестивале школы Вон Гван в прошлом году я впервые увидел группу в деле и оценил ее крутость. Играть, крутить ленту головой и одновременно перемещаться, соблюдая построения, – это уровень. Попадались видео и с другими выступлениями (у ребят, как полагается, есть свой Youtube канал), поэтому больше интересовала закулисная часть, репетиции и подготовка к выступлению.

Школа Вон Гван, на базе которой существует “Мэк”, работает в Москве с 1993 года. Скрытое между жилых домов здание в районе метро Аэропорт раньше, вроде бы, принадлежало детскому саду, а позднее стало домом для школы корейского языка, при которой работают различные направления – тхэквондо, корейские танцы, пение, йога и самульнори. Скромная снаружи, школа радует стилем внутри, начиная с аккуратных помещений и оконных ставен, заканчивая ухоженным двориком – неизбалованным провинциалам таким умиротворяющим условиям для занятий остается только завидовать.

Парень в коллективе обнаружился только один – Олег (он же оказался и единственным корейцем, после того как наша героиня Марина отправилась барабанить на профессиональной основе в знаменитый Республиканский корейский театр музыкальной комедии в Алма-Ату). Весь остальной состав “Мэка” – девушки, что в самульнори явление нечастое – традиционно в корейских группах барабанят по большей части мужчины. Впрочем, Олег ничуть не был смущен этим обстоятельством, а выглядел скорее довольным. Большинство участников в коллективе давно, учились играть непосредственно у Хан Сан Дона, харизматичного участника известной группы Нам-садан (남사당), преподававшего самульнори в Вон Гване больше четырех лет. С такой выучкой и плотным графиком занятий (“продолжающие” занимаются в “Мэке” три раза в неделю, а кто хочет – даже чаще), нацеленные на прогресс новички подтягиваются до нужного уровня быстро. Из тех, кому предстояло выступать на фестивале, двое начали осваивать самульнори меньше полугода назад.

Репетиция, на которую удалось попасть, была последней перед главным выступлением года, поэтому атмосфера была собранная и деловитая: оперативно переоделись для тренировки, разобрали инструменты и шляпы само, после чего пошли во внутренний двор отрабатывать перемещения и построения.

Корейские барабаны – дело шумное, оттого играть вне помещения приходилось лишь обозначая удары (“Иначе соседи в полицию нажалуются”), а в случае игры на ходу, как у “Мэка”, еще и физкультурно-оздоровительное – нужно прилично бегать и вертеться в процессе перестроения. Гулявшая за забором бабушка косилась на происходящее со смесью любопытства и подозрения. В родном Саратове на такое зрелище сбежались бы зеваки, однако Москва – город привычный к чему угодно, к тому же “Мэк” тренируется во дворе регулярно – кроме бабушки и пары ребятишек поблизости зрителей не оказалось.

После отработки элементов на улице переместились в помещение – места там конечно поменьше, зато барабанить стало можно от души. Готовили к фестивалю два номера – один полностью с барабанами самульнори для гостей, томящихся в очереди при входе, а второй помимо чанго, бука, чина и квенгвари включал несколько маленьких барабанов сого. Все вместе – вертящиеся ленты, грохот инструментов и перебежки барабанщиков – вводили в транс даже без традиционных ярких костюмов.

Отойдя от гипнотического эффекта в перерыве, попросил девушек научить крутить шапку. Надеть ее оказалось не так-то просто – чтобы шапка наверняка не слетела, предусмотрена целая система завязок. Бумажная лента слушаться и вертеться как положено не хотела – тренироваться крутить ее нужно пожалуй не меньше, чем собственно барабанить.

После завершения прогона барабанщики сели пить чай с домашними угощениями. В процессе рассказали о своём житье, репетициях и выступлениях. Возраст участников – от 15 до 40, для всех игра на корейских барабанах – творческое хобби, даже за коммерческие выступления (относительно нечастые) гонорар согласует и получает школа. Ребята соответственно имеют возможность бесплатно заниматься в удобном зале, арендовать который в условиях столицы было бы проблематично. Большинство участников работает, многие приобрели себе собственные инструменты (“на своём лучше играется”).

Атмосфера у девушек (и Олега!) была душевная, невольно задумался о том, почему в таком классном традиционном корейском коллективе как “Мэк” практически нет корё-сарам. Корейцев по статистике 2010 года в Москве около 10 тысяч, сейчас должно быть побольше. Людей с музыкальными способностями и чувством ритма среди нашего брата тоже немало, любой завсегдатай корейских свадеб подтвердит. Второй фестиваль своими глазами видел, как на открытом мастер-классе по самульнори за барабаны пробовало садиться много наших, от детей до возрастных тетушек. Однако до регулярных занятий, желания по-настоящему освоить искусство завораживающих ритмов на традиционных корейских инструментах, до барабанной одержимости (привет Дэмьену Шазеллу) дело не доходит. Возможно новичков-корейцев (а мы люди весьма мнительные) пугает как раз крепкий слаженный состав и то, что в нем не видно “наших”, возможно в шумном суетливом городе, где заработки и борьба за квадратные метры не оставляет времени и возможности подумать о каких-то там барабанах, просто не до этого. Возможно, эта мысль вообще не приходила в голову.

Как раз для таких людей, которые хоть на мгновение задумались – хм, а может попробовать – хочется сказать: “Попробуйте!”. Посмотрите записи с выступлениями “Мэка” или видео южнокорейских самульнористов, где зажигает Ким Док Су, послушайте, как это звучит, умножьте впечатление раз в сто, потому что вживую это перкуссионное безумие куда эффектнее. Спишитесь с группой “Мэк”, запишитесь на занятие и приходите. Это уникальный жанр, придуманный корейцами с использованием уникального сочетания корейских же традиционных ударных инструментов. Музыка, которая круто выглядит и звучит (хотя может и не сходу завоевывает), хобби, которое доставляет много удовольствия и между нами, трудоголиками, позволяет расслабиться и забыть обо всем, когда погружаешься с головой в захватывающий тебя ритм. Все инструменты хороши по-своему, каждый несет свой звук, дополняющий общую картину, каждый несет в себе живую энергию.

Помимо “Мэка” в Москве есть ансамбль самульнори при Корейском культурном центре под названием “Араса”, с которым, к сожалению, мы пока знакомы только заочно по видеозаписям. У москвичей даже в таком удивительном виде развлечения как корейские барабаны, есть выбор. И, возможно, именно от этой избалованности всевозможными видами хобби до самульнори люди даже не додумываются. Эту ситуацию можно и нужно менять.

Корейские барабаны предельно демократичны, никому не важно как ты выглядишь, сколько зарабатываешь и даже есть ли у тебя чувство ритма. Как написано в одном обсуждении в группе “Мэка”, где участницы рассказывали о том, как пришли в самульнори – “Берем всех, а ритм придет!”. Необязательно в Москве, необязательно в “Мэк”. Просто найдите возможность увидеть, услышать и поиграть.

Корё-сарам!)

Студенты, у которых выдаются свободные вечера и хочет попробовать что-то интересное, работяги, которым хочется иногда отвлечься и заняться чем-то медитативным и музыкальным, националисты, тоскующие по своей идентичности, неудавшиеся рок-звезды, которым в душе всегда хотелось позажигать на настоящей сцене. Попробуйте самульнори на вкус. Шанс, что вам понравится настолько, что этим захочется заниматься всерьез и надолго – невелик. Но он гораздо выше, чем вам кажется. В голове у многих из нас дремлет маленький барабанщик, о котором вы, возможно, не подозревали. Нужно только дать ему шанс проснуться.

Администрация паблика “Russian Koreans – Корейцы СНГ – 고려사람” благодарит гостеприимную группу “Мэк” и школу Вон Гван за теплый прием и интереснейший вечер.

О Молодежном движении корейцев Москвы, Фестивале корейской/современной русской кухни и K-Pop World Festival

Второй день заезда в столицу был посвящён встрече с московскими корейцами-активистами. На прошлогоднем Межрегиональном форуме молодежных лидеров, который организовывали наши друзья из Волгоградского корейского центра “Миринэ”, наш паблик познакомился с ребятами из Москвы, которые очень хотели создать у себя какую-то интересную движуху. Подвернулся повод познакомиться с ними поближе.

В отличие от провинции, в Москве проходящий Год корейской культуры в России чувствуется очень неплохо. Классные мероприятия по корейской теме проходят едва ли не каждую неделю, поэтому поводов собраться даже не приходится придумывать. В воскресенье, 11 июня, таким поводом оказался Фестиваль корейской и современной русской кухни, проходивший в отеле Crowne Plaza.

Оказалось “интересная движуха” москвичей называется “Молодежное движение корейцев Москвы” (МДКМ). Ребята организовались не так давно, всего пару месяцев назад, но уже успели обзавестись логотипом и необходимыми связями. По столичной традиции встретились в центре зала на станции метро и, пока шли до места проведения кулинарного фестиваля, обсудили с председателем движения, Павлом, всякое наболевшее из жизни корейских общественных организаций: сложно расшевелить наших корейцев, найти подходящий формат работы, дать людям интересные цели. Павел – парень серьезный, тхэквондист, победитель соревнований разного уровня, в этом году закончил геологический факультет МГУ. Активисты в движении в основном – студенты, ребята принимают участие в городских мероприятиях, где представляют корейскую диаспору. Помогают МДКМ различные корейские общественные деятели – в Москве по активной молодежи соскучились.

В столице ситуация с корейской общественной жизнью молодежи двоякая. С одной стороны уйма мест, мероприятий, направлений, которыми могла бы заняться корейская молодежная организация – полно интересных, редких специалистов по корееведению и толковых спикеров, с которыми можно было бы организовывать встречи, проходят концерты, мастер-классы, лекции, на которые можно было бы собирать заинтересованный народ. Существует сразу несколько коллективов корейской культуры, которые играют на традиционных музыкальных инструментах и исполняют корейские танцы – как показывает практика наших друзей из Волгограда и мой небольшой опыт общественной работы в Саратове, на базе любви к искусству можно сколотить отличную боевую команду. С другой стороны из-за этого же самого столичного разнообразия возникает другая проблема – разбегаются глаза, слишком много различных предложений и вариантов, а успевать всюду – невозможно. Сложившиеся коллективы культуры имеют собственную историю, традиции, состав, амбиции, взаимоотношения с другими организациями и коллективами – встраиваться в существующее поле и находить общий язык бывает сложнее, чем создавать что-то свое с нуля.

Помимо ребят из МДКМ познакомился с девушкой Александрой, руководителем Корейского клуба МГУ, которая оказалась нашей подписчицей. Клуб объединяет студентов, интересующихся корейской культурой, проводит свои мероприятия, организует встречи с интересными людьми (например, популярным в нашей группе видеоблогером Костей Паком с канала The Tea Party).

Такой компанией добрались до отеля, в котором был запланирован целый ряд мероприятий. Помимо Фестиваля корейской и современной русской кухни там же проходила презентация корейских университетов для желающих получить образование в Южной Корее, а позже должны были состояться фестивали IdolCon и K-Pop World Festival (у входа заранее кружили бледные девушки с разноцветными волосами). Если на эти мероприятия вход был свободным, то на Фестиваль кухни пускали по списку. “Мы от Икс Игрековича” – зашел с козырей Павел, и всю нашу компанию пропустили.

Соответственно формат мероприятия оказался немного неожиданным. В моем понимании Фестиваль корейской кухни должен был представлять собой массовое народное гуляние, большие кастрюли с панчани, чимчи, корейские вкусняшки, тазы с пегодя. На деле это был скорее очень официальный кулинарный мастер-класс для избранной публики, которой было от силы человек тридцать, в основном богемного вида москвичи вперемешку с южнокорейскими гостями и небольшим количеством наших местных корейцев – все стоя. С приветственным словом выступил посол Республики Корея, потом московский ресторатор Александр Кан (его заведение под названием K-Town я, к сожалению, так и не успел посетить), а затем появились главные герои – повара.

Сначала делегация из Южной Кореи продемонстрировала как приготовить суп из курицы с женьшенем (старый добрый самгетан, которым так любят потчевать внуков пожилые кореянки). Кому не досталось заботливой корейской бабушки с порцией женьшеня (всегда недоумевал, как они ухитрялись доставать редкий продукт из Приморья в узбекских колхозах), следует пояснить – самгетан – блюдо вкусное, но на любителя. Традиционно считалось, что есть его обязательно нужно мальчикам в детстве, желательно несколько раз, чтобы всю жизнь не было проблем со здоровьем (девочкам почему-то не советовали). Главный в команде корейских поваров – Ким Хо Сок – оказался официальным шеф-поваром Олимпийских Игр в Пхёнчхане. Едва шеф закончил, шустрые официанты разнесли по столикам по крошечной порции супа – только раззадорили аппетит.

После корейцев со своим мастер-классом выступил Георгий Троян, шеф-повар московского ресторана “Северяне”, название которого на главной панели за спинами корейских поваров с южнокорейским флагом на униформе вводило в некоторый ступор. Георгий показывал как приготовить тартар. На вкус неискушенного любителя простой домашней советско-корейской кухни сырое рубленое мясо даже из рук знатного шеф-повара есть как-то сомнительно, поэтому вместо дегустации пообщался с командой корейских поваров. Ребята оказались представителями Квандонгского католического университета, в котором их руководитель, как я понял, занимает пост профессора. О “корёинах”, то есть “корё-сарам”, они слышали, но с нашими кукси, морковь-ча и другими чудесами не встречались (“Постараемся попробовать”, заверил самый разговорчивый). Пока шеф-повар общался с какими-то важными людьми, ребята из его команды (два парня и девушка) отрывались в роли селебритиз – почти каждые две минуты нашего разговора кто-то из гостей подходил с просьбой сфотографироваться. Насоветовав наших и русских блюд соотечественникам, вернулся к подозрительному тартару.

Среди гостей оказался главный редактор газеты “Российские корейцы” Валентин Сергеевич Чен, с которым благодаря Павлу удалось оперативно познакомиться. Понарассказывал заслуженному человеку про наш паблик и молодежь, которая читает сейчас только то, что можно проскроллить. Главный редактор с сожалением согласился и поведал, что в скором времени планируется запускать сайт газеты, чтобы выдавать новости о наших корейцах в электронном виде. От себя хочется понадеяться, что новый сайт будет сделан толково и адекватно – при всем уважении к нашим коллегам и единомышленникам, в русскоязычном интернете пока нет по-настоящему современного сайта о корё-сарам с интерактивами, крутой навигацией и качественным дизайном, на который приятно было бы смотреть мало-мальски знакомому с современным интернетом читателю. Есть сайты с хорошим контентом, такие как “Корё-сарам. Записки о корейцах” (https://www.koryo-saram.ru), есть сайт ИСК “Корё” (http://www.koredo.ru) наших друзей из группы “Корейцы ОК” в Одноклассниках”, есть Корейский медиа-клуб (http://www.koreanclub.ru). Однако в силу ограниченности бюджета и отсутствия модных программистов и дизайнеров в командах этих проектов, даже в самых новых из них – интерфейсы из 2000-х, которые в современном интернете смотрятся некоторым архаизмом. В защиту ресурсов о корё-сарам можно сказать, что сайты южнокорейских и северокорейских СМИ и общественных организаций тоже не сильно радуют каким-то интересным стилем, об этом попросту никто сильно не беспокоится – ходят на такие порталы обычно за конкретной информацией и конкурировать за голосующего рублем подписчика там не надо. Когда-то мы с дизайнером нашего паблика размышляли о том, как можно было бы перевести наше сообщество на стэндэлон-блог с красивыми модными фишками, но необходимых для реализации времени и сил не нашлось, да и особо сильной нужды в этом не видели – формат паблика в ВК нас пока вполне устраивает.

Валентина Сергеевича всеми этими веб-дизайнерскими размышлениями грузить не стал, обменялись визитками (которые появились у меня благодаря Саратовскому корейскому центру) и договорились как-то при случае пообщаться: “Если будете делать материал о сегодняшнем мероприятии, присылайте нам, может опубликуем”. Ссылку я, конечно, пообещал прислать, однако есть подозрение, что формат таких заметок для газеты не подойдет, да и давать текст под ножницы редактуры не хочется. В прошлом году в газету о корейцах из одного региона заметку взяли, вырезав из нее добрые две трети, и опубликовали без указания автора и ссылки на группу – не то, чтобы жалко, но осадок до сих пор остался.

После окончания Фестиваля кухни посидел в кофейне с ребятами из МДКМ, а потом отправился любопытствовать на кей-поп фестивали. Насколько понял, IdolCon был мероприятием местного, а K-Pop World Festival, как следовало из названия, – глобального характера (отборочный этап, победители которого проходят в следующий). Оба концерта практически без перерыва проходили во вместительном конгресс-центре отеля – дорого-богато, с хорошим звуком и здоровенными экранами (на которых не дублировалась сцена, что было бы логично, а отображалось название события). Кей-поперов в Москве много, хотя на мероприятие со свободным входом в воскресенье ожидал больше – народу в зале было не совсем битком.

Корё-сарам часто относятся скептически к фанатам корейской поп-музыки (особенно люди постарше), и наш паблик над ними периодически иронизирует, однако это явление ни в коем случае нельзя недооценивать и игнорировать. Именно благодаря слезоточивым сериалам и красавчикам инопланетного вида корейский язык, культура и вообще все, что связано так или иначе с нашей исторической родиной, испытывает невероятный бум популярности последнее десятилетие – от Латинской Америки до русской провинции, а молодые корё-сарам из обычных “нерусских” в глазах одноклассниц превращаются в экзотичных и популярных молодых людей. Тем, кто вырос в девяностые и двухтысячные, есть с чем сравнить, – тогда “корейцы” для обычного российского обывателя звучало ровно так же как “киргизы” или “монголы”, при всем уважении к братьям по Азии. Сейчас, благодаря субкультуре кей-попа, “корейское” – это что-то модное, мамы смирились с тем, что их девочки мечтают уехать к оппе в Сеул или хотя бы найти смутно похожего на него условного Гришу Кима. Благодаря интересу к современным корейским танцам и музыке, множество молодых людей начинает изучать корейский язык с энтузиазмом, который редко виден у корё-сарам (наши берутся за него с таким усердием только если готовятся ехать на заработки). Из интереса ко всему корейскому прорастает и интерес к традиционной корейской культуре – традиционной музыке и танцам, интерес, о котором могут только мечтать другие диаспоры.

Кто-то говорит, что это всего лишь веяние моды, все это пройдет – и, возможно, они правы. Люди постарше помнят, как были популярны итальянские артисты в восьмидесятые, и как на этой волне все любили все итальянское. Но пока это явление есть, при всей иронии нужно относиться к нему с должным уважением. Кей-поп дал мощнейший импульс популярности Кореи и корейцев, в том числе, русскоязычных. Когда русская девочка-подросток Вконтакте ставит себе фамилию “Ким” или “Пак”, а в качестве города указывает Seoul – это всегда вызывает улыбку у нашего человека, как если бы какая-нибудь англичанка писала свою фамилию как Ivanova (Moscow), но если честно – ведь не может не льстить, когда твоя самая обыкновенная корейская фамилия кажется совершенно постороннему человеку настолько привлекательной, что с ней хочется себя ассоциировать.

После фестиваля отправился на ужин в совершенно аутентичный южнокорейский ресторан в двух шагах от того же отеля. На следующий день предстоял еще один фестиваль, главный, ради которого собирался в Москву – ежегодный праздник корейской культуры от школы Вон Гван.

***

Источник: https://vk.com/koryosaram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »