«Хан»-Тоска, или Почему корейцы любят русскую литературу

Профессор Сеульского университета иностранных языков "Хангук" 김현택 Ким Хен Тэк (Ким Хён Тхег)

Профессор Сеульского университета иностранных языков “Хангук” 김현택 Ким Хен Тэк (Ким Хён Тхег)

28.12.2009

21–22 декабря в Москве проходила первая российско-корейская научно-практическая конференция литературных переводчиков с корейского и русского языков. Поводом к её проведению стало 100-летие первого перевода русского литературного произведения на корейский язык. Казалось бы, история русско-корейских литературных связей может представлять интерес разве что для специалистов-литературоведов и профессиональных переводчиков. Однако благодаря подобным исследованиям мы узнаём, что же ценят в русской литературе представители других народов и как она влияет на формирование современного образа русского человека – последнее особенно интересно, учитывая довольно значительное опоздание, с которым наши литературные герои приходят в литературные гостиные корейцев. Русская литература в Корее – тема важная ещё и потому, что именно в этой стране её влияние на протяжении XX века было особенно велико. В силу всех этих причин мы решили предложить вниманию наших читателей доклад одного из участников конференции, профессора сеульского Университета иностранных языков «Хангук» Ким Хён Тхэга, любезно предоставленный автором порталу «Русский мир».

Первые свидетельства о возможных контактах представителей корейского и русского народов относятся ещё к XIII в. Итальянский монах-францисканец Плано Карпини, посетивший Монгольскую империю в 1245–1247 гг., писал о том, что на торжествах, устроенных монголами, «был русский князь Ярослав из Суздаля и несколько вождей китаев и солангов». Солангами в Средневековье называли корейцев.

Свидетельства о первом знакомстве России с корейской литературой относятся к значительно более позднему времени – к середине XIX века. Русский писатель Иван Гончаров, с 1847-го по 1854 год путешествовавший на фрегате «Паллада» по Дальнему Востоку, сделал остановки в Китае, Японии и Корее. В своих отзывах о корейцах Гончаров писал, что это народ, истинно любящий сочинять и читать стихи. В глазах русского писателя корейская интеллигенция предстала культурно-литературным обществом. Записки Гончарова послужили началом процесса открытия корейской литературы русской интеллигенцией.

Другой русский писатель, Гарин-Михайловский, записал и опубликовал в конце XIX века корейские народные сказки, что стало началом исследования корейской литературы выдающимися российскими литературными деятелями. К сожалению, в это время в самой Корее практически не было контактов с иностранной литературой, особенно русской и европейской. Первые произведения русской литературы стали известны корейскому читателю только в начале XX века.

В конце XIX века российское посольство предоставило убежище свергнутому корейскому императору. Это стало хорошим поводом для улучшения отношений между двумя странами, однако происходившие в то время на Корейском полуострове политические катаклизмы создали барьер не только для культурного обмена, но и для сотрудничества в других областях.

В Корее русская литература претерпела различного рода трудности, которые были вызваны политической и общественной обстановкой. Важнейшей причиной стала колонизация Кореи Японией, из-за чего русская литература пришла в Корею не прямо, а через Японию.

В начале XX века наиболее востребованными литературными произведениями в Корее становятся те, в которых отражаются политические и общественные катаклизмы русского общества второй половины ХIХ века. В это время русская литература переводилась больше, чем какая-либо другая.

В 30-х годах ХХ века широкое распространение в Корее получает просветительское движение интеллигенции – так называемое «хождение в народ», берущее начало в России. За основу произведения корейского писателя Сим Хуна «Санроксу», где наиболее ярко прослеживается влияние русской литературы, взят роман Николая Чернышевского «Что делать?». Произведение же корейского писателя И Кван Су «Юджон» было написано под непосредственным влиянием «Воскресения» Льва Толстого.

Во время японской колонизации 20–30-х гг. ХХ века русская литература оказала немалое влияние на формирование и развитие современной корейской литературы. Богатую почву для развития творчества корейских писателей-новеллистов, среди которых ведущее место занимают Хен Джин Гон, Ким Дон Ин и И Хе Сок, дают рассказы русских классиков, в частности А. П. Чехова. Например, новелла Хен Джин Гона «Счастливый день» по композиции и художественным приёмам практически полностью совпадает с чеховским рассказом «Тоска».

И. С. Тургенев, тонкий наблюдатель и мастер описания общественных конфликтов, в Корее получил известность больше как поэт благодаря переводу его стихотворений в прозе. Однако основным его произведением стал знаменитый роман «Отцы и дети», отражающий дух того времени. В рассказах корейского писателя Ем Сан Соб «Три поколения» и «Подопытная лягушка» чётко прослеживаются тургеневские мотивы.

Влияние идей русских писателей особенно ярко проявляется во времена японской колонизации и освобождения Кореи, когда в корейской литературе вели активную творческую деятельность левые (пролетарские) писатели, создавшие в 1925 году свою ассоциацию. Русская литература и идеология, связанные с освободительным движением, получили в Корее широкое распространение. Такие писатели, как Им Хва, И Те Джун, О Джан Хван, были особенно идеологически близки с Советским Союзом и хорошо знали русскую литературу. Они вели активную творческую жизнь: занимались переводами и писали сами. Они внесли огромный вклад в представление русской культуры корейскому литературному обществу.

После освобождения Кореи от японского колониального господства на Корейском полуострове образовалось два противоположных по строю государства, что повлекло за собой трагическую Корейскую войну. В результате острого идеологического противостояния в Южной Корее, где влияние американской культуры было особенно сильным, положение русской литературы не могло не пошатнуться. Оттепель, наступившая после смерти Сталина в Советском Союзе, дала русской литературе хорошую почву для либерального развития. В противоположность этому в Корее до 90-х годов для русской литературы настало время застоя. С одной стороны, произведения, связанные с революцией и идеологией коммунизма, стали запретным плодом, а с другой – русская литература продолжала оставаться символом глубоких изысканий человеческой души и была по-прежнему любима корейскими читателями, находившими в ней особую привлекательность.

Несмотря на все невзгоды, русская литература, как никакая другая, оказала огромное влияние на послевоенное творчество корейских писателей. За период до и после Апрельской революции 1960 года среди основных произведений корейской литературы можно назвать такие произведения, как «Никчёмный человек» Сон Чан Соба, «Ошибочный выстрел» И Бом Сона, «Серый человек» и «Площадь» Че Ин Хо. В них описывается серая беспроглядная действительность корейского послевоенного общества. Герои этих произведений – люди с нереализованными амбициями, которые не могут в полной мере проявить себя и свои возможности в смутное время социальных и исторических катаклизмов, сотрясавших корейское общество. Рассказ «Никчёмный человек» является одним из таких произведений, где чётко описывается своеобразный литературный образ героя, характерный для русской литературы.

В произведениях Че Ин Хуна есть ряд тёплых воспоминаний о России. Устами главного героя одного из последних произведений «Хваду» писатель вспоминает о случайной встрече с русским солдатом в детстве и говорит, что не может забыть тот специфический вкус солдатского чёрного хлеба. Такие особые воспоминания о России прослеживаются и в его главном романе «Площадь», где описывается Корейская война и разделение страны. Роман переведён на русский язык и издан в России.

В начале 70-х годов XX века влияние русской литературы принимает более утончённый вид в уже получившей серьёзное развитие корейской литературе. Проблема «хлеба и свободы», которую затронул Достоевский в романе «Братья Карамазовы», получила продолжение в романах И Мун Ель «Сын человека» и «Ваш рай» И Чен Джуна, что вызвало широкие споры в корейском обществе.

К концу 80-х годов, после проведения Олимпийских игр в Сеуле, сквозь стену темноты и отчуждения начинают пробиваться ростки русской культуры, семена которой были брошены в корейскую литературную почву ещё в 30–40-х годах. В Корее начали заниматься переводами русских левых писателей, таких как Максим Горький, Николай Островский, Михаил Шолохов. Это позволило устранить половинчатость восприятия русской литературы корейскими читателями. Наконец, в 1991 году, вместе с развалом коммунистического строя в России, появилась реальная возможность изменить отношения между русской и корейской культурой на прямые, двухсторонние и сбалансированные.

90-е годы XX века стали важнейшим периодом в установлении новых взаимоотношений между русской и корейской литературой. В последние несколько лет в Корее идёт активная работа по переводу русской литературы. В 90-х годах корейскому читателю, хотя бы частично, были представлены переводы русских писателей ХХ века. А на 200-летний юбилей со дня рождения А. С. Пушкина в корейском издательстве, специализирующемся на произведениях русской литературы, было выпущено полное собрание произведений поэта; в том же издательстве впервые было напечатано полное собрание сочинений Достоевского. В последнее время идёт работа по пересмотру старых переводов, особенно русских классических произведений XIX века. Заново рождённые русские произведения предстают перед корейскими читателями. Несколько лет назад особой популярностью пользовались новые переводы рассказов Льва Толстого.

Однако, несмотря на такие положительные сдвиги, проблемы остаются. В Корее, как и прежде, продолжает существовать однобокий подход к переводам. Скрытые для корейского читателя таланты русской литературы XX века, такие как Иван Бунин, Михаил Булгаков, Андрей Платонов, Варлам Шаламов и др., до сих пор остаются малоизвестными.

Сейчас в корейской литературе наблюдается интересная ситуация. В произведениях современных корейских писателей часто упоминаются Россия и русская литература. В качестве примеров можно привести произведения Юн Ху Мена «Белый пароход», Пак Бом Син «Дом молчания», сборник рассказов Сон Ена «Для моего знакомого Володи», Чен Чанга «Душа тени», сборник рассказов И На Ми «Ледяной шип», «Подросток» Ким Ен Гена.

Писательница И На Ми говорит, что в студенческие годы «её крестила русская литература». Место действия произведения «Ледяной шип» – Россия. Русская культура заложена в подсознании автора. Произведения И На Ми впитали в себя традиции русской литературы и кинематографа: здесь даётся тонкий намёк на героев романа Достоевского и напрямую говорится о знаменитом режиссёре Андрее Тарковском.

Россия и Корея во многих гранях культурно совместимы. Две страны не только являются зонами культурного обмена, но и располагают схожими историческими событиями и опытом. В литературе, песнях и кино часто упоминается «русская душа и тоска» как характерная особенность русского народа. С другой стороны, когда говорят о менталитете корейцев, то непременно вспоминают про «хан» (корейский образ тоски). И даже эта культурная схожесть подтверждает то, что две страны имеют все предпосылки для более тесного культурного сближения. Возможно, именно по этой причине русская литература пользуется особым вниманием и любовью у корейских читателей.

Источник: https://russkiymir.ru/publications/85365/

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »