Хочу, чтобы зрители не смогли уснуть после спектакля

В ноябре прошлого года (2017) в балете «Лебединое озеро», представленном на сцене Сеульского центра искусств балетной труппой Мариинского театра, в роли принца Зигфрида блистал Ким Гимин — первый премьер-иностранец в истории этого знаменитого коллектива. В 2016 году на авторитетном балетном фестивале Benois de la Danse он был удостоен премии фестиваля как лучший танцовщик и продолжает завоёвывать мир. Мы (KOREANA) пообщались с Ким Гимином по телефону.

Элегантный и сильный прыжок Ким Гимина заставляет зрителей затаить дыхание своей выразительностью и длительностью пребывания в воздухе. Бывший танцовщик, а теперь фотограф Пак Квисоп (BAKi) снял Ким Гимина в своей студии в 2015 г. для памятной выставки, приуроченной к 20-летию открытия отделения танца в Корейском национальном университете искусств.

Ким Гимин пришёл в балет вместе со своим старшим братом, Ким Гиваном, ныне солистом Национальной балетной труппы. Тогда ему было 10 лет. После окончания средних классов балетный вундеркинд поступил на отделение танца в Корейский национальный университет искусств, а сразу после его окончания был принят в балетную труппу Мариинского театра, став первым азиатским танцовщиком за всю почти 300-летнюю историю этого коллектива. Тогда, в 2011 году, ему было 19 лет.

С верой в потенциал

Юн Чжиён: Скажите, пожалуйста, есть ли какая-нибудь причина, по которой вы выбрали Россию?

Ким Гимин: Около 10 лет я учился у выдающихся представителей балета Мариинки Владимира Кима и Маргариты Кулик и влюбился в русский балет. Когда в 2010 году балетная труппа Мариинки выступала в Корее, Владимир Ким представил меня руководителю труппы, Юрию Фатееву, и через полгода после просмотра, в 2011 году, я официально вошёл в состав труппы, где до сих пор танцую в качестве премьера. Я приложил максимум усилий, но без поддержки моих учителей и без их веры в меня, это было бы невозможно. Сейчас я живу в Санкт-Петербурге, наслаждаясь романтическим летом и чуть более длинными, чем в Корее, зимними ночами.

Вопрос: В балетной труппе Мариинки из более чем 200 танцовщиков только двое иностранцев. Что, на ваш взгляд, является главной сильной стороной этого коллектива?

Ответ: В Корее на главные роли обычно назначают танцовщиков с превосходными физическими данными, а здесь неважно, насколько ты совершенен физически и какой у тебя рост — главную роль получает тот, кто идеально подходит для этой роли и может с ней справиться. Здесь умеют разглядеть потенциал и возможности танцовщика. Именно это вызывает во мне гордость как у члена этой труппы.
Также в этой труппе умеют выразить оригинальный характер каждого произведения, и, как правило, танцовщики не ограничены в плане интерпретации или игры. К примеру, сцену празднования совершеннолетия принца Зигфрида можно интерпретировать и сыграть по-разному — в зависимости от ситуации и исполнителя. Более того — на исполнение может влиять даже настроение танцовщика Ким Гимин в роли Аминты исполняет сольный танец в балете «Сильвия» на сцене Мариинки в октябре 2015 г. «Сильвия» (музыка Лео Делиба, хореография Фредерика Аштона) это один из романтических балетов XIX века, в котором рассказывается о любви пастуха Аминты и нимфы Сильвии. © Mariinsky Theatre. Photo by Valentin Baranovskyв день спектакля.

Например, я не использую особых жестов, чтобы показать, что я принц: зрители и так это знают. Вместо этого я стараюсь максимально естественно выразить то, что у него в душе. О принце в моём исполнении часто говорят, что «он смеётся, но в нём ощущается какое-то одиночество и горечь». Кажется, что со зрительских мест не видны мелкие детали, но на самом деле им всё передаётся.

Вопрос: Что, по вашему мнению, можно было бы назвать силой русского балета вообще и Мариинки в частности?

Ответ: Я полагаю, что нынешняя среда сформировалась благодаря государственной поддержке балета в советское время. В Мариинском театре балет был приоритетным направлением, поэтому удалось добиться такого развития. Мариинка настолько хорошо оснащена технически, что это пробуждает желание танцевать.

Ким Гимин в роли Аминты исполняет сольный танец в балете «Сильвия» на сцене Мариинки в октябре 2015 г. «Сильвия» (музыка Лео Делиба, хореография Фредерика Аштона) это один из романтических балетов XIX века, в котором рассказывается о любви пастуха Аминты и нимфы Сильвии.

Когда я впервые вышел на эту сцену, больше всего я был потрясён высоким уровнем российского зрителя. Както один из зрителей позвонил мне и, не упуская деталей, высказался по поводу моего костюма и танца. Сам факт того, что зритель может позвонить тебе, был чем-то абсолютно новым, но и весьма профессиональный уровень его советов меня тоже очень удивил.

Причина искушённости зрителей — это, несомненно, всеобъемлющая поддержка на уровне государства. Но и без творчества великих танцовщиков, таких как Вацлав Нижинский, Рудольф Нуреев, Михаил Барышников, это, наверное, было бы невозможно. Я сам бы встал в очередь перед театром, чтобы посмотреть их выступления. Я думаю, что соединение различных условий укрепило культурный фундамент, что в свою очередь позволило привлечь больше зрителей и повысить их уровень.

Уровень зрителей повышает танцовщик

Вопрос: В Корее балет не является популярным видом искусства. Какие, с вашей точки зрения, усилия необходимы для развития этой сферы?

Ответ: На мой взгляд, между корейским и российским балетом есть культурные различия. Например, в Корее, если во время выступления танцовщик споткнулся или уронил партнёршу, о нём судят по этой ошибке. Но в России зрители не зацикливаются на этом промахе и продолжают следить за развитием действия. И только после окончания спектакля дают взвешенную общую оценку. Другими словами, они не считают одномоментный промах проблемой и не судят по нему о качестве спектакля или исполнении танцовщика в целом.

Вопрос: Как вы считаете, откуда берётся умение распознавать художественную ценность?

Ответ: Одно дело просто смотреть на «Мону Лизу» да Винчи, не имея никаких фоновых знаний, а другое — наслаждаться портретом, слушая объяснение экскурсовода. Не так ли? Я думаю, что это относится и к балету. Есть ведь такое выражение: «Видишь столько, сколько знаешь»? Я считаю, что побуждать зрителей учиться — это тоже задача танцовщика. Нужно танцевать так, чтобы пробудить у зрителей любопытство. Зрителю захочется узнать больше, поучиться, только если танец его заинтересовал. А этого не добиться лишь при помощи зрелищной техники.

В плане мастерства исполнителей корейский балет тоже вышел на мировой уровень, но, чтобы развиваться дальше, нужно, как мне кажется, сосредоточиться на том, что по-русски называется «культура», а также на энергетике истории. История корейского балета коротка, поэтому ещё важнее изучать достижения учителей и наших старших коллег, которые заложили основу, на которой мы сейчас стоим.

В России придают истории первостепенное значение. Михаила Барышникова создали его учителя, но мы о них ничего не знаем. И можно ли говорить о полном знании Барышникова без понимания его учителей и их учителей? Я считаю, что в любой области подлинная сила возникает, когда признаёшь ценность истории. Поэтому корейские танцовщики и я сам должны глубоко задуматься о достижениях старших коллег, которые в тяжелейших условиях вели за собой корейский балет в его начальный период.

Остаться в памяти зрителей

Вопрос: Вы как-то сказали, что хотели бы когда-нибудь открыть свою школу балета. Что ещё вы хотели бы непременно сделать в будущем? Какие у вас планы и мечты?

Ответ: За моим желанием открыть школу балета стоит веская причина. Чтобы изучать балет в заведении, в котором ты хочешь, будь то школа или вуз, нужно соответствовать стилю этого места. И ради этого приходится отбросить стиль школы или курсов, на которых учился раньше, иучиться заново. Я видел много ребят, которые переживали стресс из-за подобной образовательной среды или вообще бросали учёбу.

Однажды один младший коллега спросил у меня: «Я учился у пяти учителей, и каждый учил меня по-своему. Что из этого правильно?» Мне кажется, что причина, по которой мало кто из корейских танцовщиков, работающих сейчас за рубежом, окончил вуз, кроется как раз в такой иррациональности системы. К сожалению, в Корее пока ещё не сложились условия, позволяющие артисту балета сосредоточиться только на балете. Поэтому для своих младших товарищей я хотел бы создать лучшую образовательную среду, открыв школу, где можно рационально и системно учиться балету.

Вопрос: Вы уже добились признания на мировой сцене. Что может стать кульминацией вашего творчества?

Ответ: У меня с детства есть одна мечта. Когда я учился в пятом классе, я увидел «Спящую красавицу» в исполнении Национальной балетной труппы, и главную партию в ней танцевал И Вонгук. В тот день ко мне никак не шёл сон. Не могу объяснить почему, но было именно так. И тогда я принял решение: я тоже хочу стать танцовщиком, который способен так взволновать. И если бы у меня спросили, как я хочу танцевать, я бы ответил, что хочу танцевать так, чтобы один зритель, увидев моё выступление, потом полгода не мог уснуть.

А ещё я хотел бы уметь исцелять или утешать. Как-то выхожу из театра после спектакля, а одна женщина преклонных лет мне говорит: «Год назад видела тебя в “Баядерке” и до сих пор перед сном слышу ту музыку, а перед глазами — то, как ты танцуешь». Мне хотелось бы, чтобы хотя бы один зритель, увидевший поставленный или исполненный мною танец, запомнил бы его надолго. И если мне не удастся воплотить эту мечту как танцовщику, я надеюсь, что она когда-нибудь осуществится, будь то благодаря моей работе в качестве хореографа или благодаря моим ученикам.

В сентябре 2013 г. на сцене Мариинки Ким Гимин блистает в роли Солора в балете «Баядерка». Став в 2010 г. приглашённым премьером корейской балетной кампании «Юниверсал-балет», он неоднократно исполнял эту роль, а в июне 2015 г. впервые выступил на американской сцене в роли Солора в версии Наталии Макаровой, поставленной Американским театром балета в Метрополитен-опера в Нью-Йорке. А его исполнение Солора в составе балета Парижской оперы в декабре 2015 г. на фестивале Benois de la Danse в 2016 г. принесло Ким Гимину премию «лучший танцовщик». © Mariinsky Theatre. Photo by Natasha Razina

Мне хотелось бы, чтобы хотя бы один зритель, увидевший поставленный или исполненный мною танец, запомнил бы его надолго. И если мне не удастся воплотить эту мечту как танцовщику, я надеюсь, что она когда-нибудь осуществится, будь то благодаря моей работе в качестве хореографа или благодаря моим ученикам.

Юн Чжиён, танцевальный колумнист

***

Источник: KOREANA BECHA 2018 TOM.14  Nº.1

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »