Хон Ун Хо. Принудительно переселенные корейцы в республиках Средней Азии: стахановское движение

Слева направо: проф. Юн Санг Ун, писатель Ким В. Н. (Ёнг Тхэк), к.и.н., советник ООК Сон Ж. Г. и проф. Хонг Унг Хо автор статьи. Ташкент, 21.02.2014 г.

Слева направо: проф. Юн Санг Ун, писатель Ким В. Н. (Ёнг Тхэк), к.и.н., советник ООК Сон Ж. Г. и проф. Хонг Унг Хо автор статьи. Ташкент, 21.02.2014 г.

Вступление

проф. Хонг Унг Хо

проф. Хонг Унг Хо

Начало принудительного переселения корейцев, проживавших на Дальнем Востоке, в Среднюю Азию датируется 21 августа 1937 года. Уже с 10 сентября по Транссибу мчались поезда с корейцами. Конечная станция – Казахстан и Узбекистан. В среднем за месяц было переселено более 172 тыс. советских корейцев.

Существует множество устных, письменных, документальных свидетельств о неописуемых страданиях корейцев. Многие дети и престарелые умирали от голода или болезни в вагонах, мчавшихся по Транссибу. Сильный мороз сопровождал по пути следования, усиливая страх перед неизвестностью.

Многим корейцам, в основном крестьянам, не спалось от горьких дум о неубранных урожаях на полях, об оставленных домашних животных, о судьбах разлученных близких родственников, от неведения того, что будет с ваучерами (справками), выданными местными органами Приморья взамен практически отобранной собственности, можно ли будет что-либо из приобретенного ранее возвратить в собственность.

С октября 1937 г. начинается череда горькой жизни корейцев на чужбине, но корейцы прилагали все усилия, чтобы выжить, сохранить свои семьи. Тлеющую жизнь нельзя отвергнуть. Разобрав привезенную скромную утварь, они обустраивались в отдельных случаях в пустом поле, на последующую жизнь, занимались детьми, поиском родственников. Как могли, преодолевали все горести в холодных зимних условиях. И уже с весны следующего, 1938 г. началась их беспрерывная работа в колхозах, кооперативах, школах, на производстве, куда они были распределены.

На местах создавались новые колхозы, кооперативы, открывались школы, издавались газеты. Началось постепенное освоение новых земель: сеяли, строили водоотводы, дома и склады, убирали новый урожай.

Повсеместно налаживалась работа партийных организаций. Они устраивали изучение истории ВКП(б). Входили в жизнь и новые формы организации труда, одной из таких было социалистическое соревнование («соцсоревнование»), разворачивалось также стахановское движение. По истечении двух лет корейцы уже рассматривались и центром, и местной руководящей элитой как относительно зажиточное национальное меньшинство. Этот эволюционный процесс заслуживает внимания и специального изучения.

Во время перестройки, начатой в СССР, стали известными многие факты из жизни советских корейцев. Появились и специальные исследования по истории корейцев в Союзе ССР (начало было положено Ко Сон Му) [1]. В связи с этим очень важно рассмотреть жизнь советских корейцев через призму расширения граней такой формы производства как участие корейцев в стахановском движении, имевшем широкое распространение на территории Союза ССР и пользовавшееся признанием трудоспособного населения страны.

В основу данной статьи положены материалы, хранящиеся в архиве Президента Казахстана, а также опубликованные в прессе, в частности в газете «Ленин кичи», издаваемой усилиями самих корейцев. В архивных документах содержатся сведения по истории принудительного переселения и распределении корейцев по регионам, их обустройстве и др. Газета «Ленин кичи» как партийный орган имела некоторые ограничения в освещении реальной жизни, но меж строками, написанными самими корейцами, можно представить суть самой жизни советских корейцев.

Несомненно, такой подход к предложенной теме обогатит знаниями истории советских корейцев в первую очередь среди соотечественников, позволит относится друг к другу как к кровным соотечественникам, объективно отображать самим эволюционный процесс корейцев.

Принудительное переселение корейцев и расселение в Средней Азии

Всем известна история переселения, которое началось с Постановления Совнаркома и ВКП(б) № 1428-326cc от 21 августа 1937 г. за подписями Председателя Совнаркома Молотова и Генерального секретаря ЦК ВКП(б) Сталина. В этом судьбоносном для корейцев документе указывалось следующее:

«О переселении корейцев из пограничных районов Дальнего Востока

Совет Народных Комиссаров Союза ССР и ЦК ВКП(б) постановляет:

В целях пресечения проникновения японского шпионажа в Дальне-Восточный край провести следующие мероприятия:

1. Предложить Дальне-Восточному крайкому ВКП(б), крайисполкому и УНКВД Дальне-Восточного края выселить все корейское население пограничных районов Дальне-Восточного края: Посьетского, Молотовского, Гродековского, Ханкайского, Хорольского, Черниговского, Спасского, Шмаковского, Постышевского, Бикинского, Вяземского, Хабаровского, Суйфунского, Кировского, Калининского, Лазо, Свободненского, Благовещенского, Тамбовского, Михайловского, Архаринского, Сталинского и Блюхерово и переселить в Южно-Казахстанскую область, в районы Аральского моря и Балхаша и Узбекскую ССР.

Выселение начать с Посьетского района и прилегающих к Гродеково районов.

2. К выселению приступить немедленно и закончить к 1 января 1938 г.

3. Подлежащим переселению корейцам разрешить при переселении брать с собою имущество, хозяйственный инвентарь и живность.

4. Возместить переселяемым стоимость оставляемого ими движимого и недвижимого имущества и посевов.

5. Не чинить препятствий переселяемым корейцам к выезду, при желании, за границу, допуская упрощенный порядок перехода границы.

6. Наркомвнуделу СССР принять меры против возможных эксцессов и беспорядков со стороны корейцев в связи с выселением.

7. Обязать Совнаркомы Казахской ССР и Узбекской ССР немедленно определить районы и пункты вселения и наметить мероприятия, обеспечивающие хозяйственное освоение на новых местах переселяемых, оказав им нужное содействие.

8. Обязать НКПС обеспечить своевременную подачу вагонов по заявкам Далькрайисполкома для перевозки переселяемых корейцев и их имущества из Дальне-Восточного края в Казахскую ССР и Узбекскую ССР.

9. Обязать Далькрайком ВКП(б) и Далькрайисполком в трехдневный срок сообщить количество подлежащих выселению хозяйств и человек.

10. О ходе выселения, количестве отправленных из районов переселения, количестве прибывающих в районы расселения и количестве выпущенных за границу доносить десятидневками по телеграфу.

11. Увеличить количество пограничных войск на 3 тысячи человек для уплотнения охраны границы в районах, из которых переселяются корейцы.

12. Разрешить Наркомвнуделу СССР разместить пограничников в освобождаемых помещениях корейцев.

Нарком внутренних дел Н. Ежов телеграммой от 24 августа известил НКВД (наркоматам) Алма-Аты Залину, Ташкента Загвоздину о решении от 21 августа 1937 г. и дал указание предпринимать конкретные шаги. «Постановление Наркомата СССР от 21 августа о переселении корейцев из Дальнего Востока в Южные районы Казахстана, регионы Аральского моря, в районы Балхаша Узбекистана было принято для перекрытия канала проникновения японского шпионажа и предусматривает незамедлительное начало переселения, которое должно быть завершено до 1 января 1938 года. Но точное количество прибывающих переселенцев пока точно не определено. Местным наркоматам велено ждать специальное указание сверху. Местным наркоматам пришлось вслепую определить места нового поселения для переселенцев и обустраивать их экономическую базу проживания.

28 сентября 1937 г. издан приказ, конкретизирующий приказ от 21 августа: все корейцы Приморья стали объектом переселения:

“1. Выселить со всей территории Дальневосточного края всех оставшихся корейцев. Выселение провести в течение октября месяца 1937 года в порядке, установленном для первой очереди выселения.

2. Выселение провести, как и первой очереди: на территорию Казахской ССР (в пределах Актюбинской, Западноказахстанской, Карагандинской, Южноказахстанской областей и Гурьевского округа) — 12 000 хозяйств и на территорию Узбекской ССР (севернее железной дороги) — 9000 хозяйств.

3. Отпустить Дальневосточному крайисполкому и СНК Казахской и Узбекской ССР из резервного фонда Совнаркома Союза ССР средства по утвержденным постановлением СНК СССР от 11 сентября 1937 года за № 1571-356сс расчетам на дополнительную численность в 21 000 хозяйств и стройматериалы — по заявкам СНК Казахской и Узбекской ССР.

4. Обязать Наркомвод и НКПС предоставить, по заявкам Далькрайисполкома и СНК Казахской и Узбекской ССР, морской, речной и железнодорожный транспорт для перевозки переселяемых.

5. Предложить Народному Комиссару Машиностроения отпустить и немедленно отгрузить для Наркомвнуделов Казахской и Узбекской ССР на нужды переселения: грузовых автомобилей (1 и 3 тонны) — по 60 каждой республике, легковых автомобилей М1 — по 3 и тракторов — по 45 штук.

6. Обязать Наркомат Обороны отпустить для оборудования эшелонов 60 походных кухонь.

Молотов, Сталин”.

Строго по расписанию выехали поезда с переселенцами из ст. Свиягино и ст. Кнорринга Транссиба. Первый поезд сопровождения № 501 выехал в 0–53 мин. 10 октября с 60 вагонами (358 семей – 1362 чел., (сопровождающий – командир Лукашев). Второй поезд сопровождения № 503 выехал из ст. Кнорринг в 23–30 ч. 9 сентября с 67 вагонами (36 семей, 1744 чел., сопровождающий командир Станкевич). Оба поезда следовали до станции Аральского моря, находящейся на линии Оренбургской железной дороги Узбекистана.

Переселение корейцев завершилось в конце декабря 1937 года. По данным на февраль 1938 г., в Казахстан было переселено 20 789 семей (95 256 человек). Как свидетельствует из доклада народного комиссара внутренних дел Ежова, адресованного В. Молотову, на 29 октября 1937 г. в Узбекистан было переселено 16 272 семей (76 525 человек). Всего из Приморья переселено 171 781 кореец (36 442 семьи) [2].

Органы советской власти предпринимали максимум усилий для предоставления всех удобств переселенцам. Все районные исполнительные комитеты обязывались взять под свой контроль обустройство жизни корейцев-переселенцев, обеспечить их теплым жилищем, оказывать политическое и культурное обслуживание. Внимание особо акцентировалось на необходимости организовать запасной фонд провизии на весь зимний период (фонд снабжения хлебом, продуктами питания, керосином и т.д.), без которого просто невозможным было приступить к переселению.

Но действительность была не такой радужной. Казахстан и Узбекистан не были подготовлены к такому поспешному приему переселенцев в осенне-зимнее время. К примеру, у колхозов не было теплых помещений. Даже не было достаточного времени строить из камыша временное жилище.

Республики не располагали данными, сколько корейцев, с какими специальностями куда прибудет. Только после прибытия поезда на месте могли узнать, сколько народу, и каков состав населения по профессии. Местные органы власти просили отправить отдельными партиями переселенцев по видам их трудовой деятельности (колхозник или работники совхоза и т.д.). Если это невозможно, то, хотя бы заранее, сообщить им эти данные во время отправки эшелона.

Местным органам власти Казахстана и Узбекистана приходилось на месте прибытия определить, кто, где проживал и чем занимался в Приморье и временно распределяли переселенцев по разным районам. Корейцам необходимо было пережить холодную зиму на чужбине. После завершения процесса переселения и после окончания обследования местными органами переселенцев актуальной задачей стала работа по перераспределению в соответствующие районы.

Постановлением от 20 февраля 1938 г. «О мерах по обеспечению сельскохозяйственным инвентарем корейских переселенцев» СНК СССР обязал казахским и узбекским республиканским наркоматам систематически следить за ходом выполнения данного постановления на местах. Но не все предписания по обустройству жизни корейцев исполнялись в достаточной мере. Местные исполнительные органы и земельные комитеты не имели возможности проследить реализацию предписаний сверху, поскольку они не располагали точными данными, необходимыми для распределения корейцев.

В частности, Центральный Комитет ВКП(б) Казахстана только 3 марта 1938 г. смог принять соответствующее постановление и приступить к реализации. Это отчетливо иллюстрируется в докладе и.о. председателя наркома Казахстана Тажиева – «Отчет о прикреплении корейских переселенцев в Казахскую ССР», отправленном в июне 1938 г. Совнаркому республики, в котором отмечалось:

«В 1937 г. 20 530 корейских семей были переселены из Дальнего Востока в Казахскую ССР.

Точные данные о количестве, профессиональном составе переселенцев во время прибытия отсутствуют. Только к весне этого года мы определились относительно количества семей и их профессионального состава. Принят окончательный план распределения и на сегодня переселены в соответствующие регионы республики 3435 семей.

Работа по переселению, начатая в середине марта, завершилась в начале мая. На 15 мая 1938 г. регионы распределения выглядят следующим образом:

По профессиональной принадлежности были распределены следующим образом (См.: Табл. №1).

Таблица № 1. Динамика распределения корейцев по регионам и профессиональной принадлежности

Область Сельское хозяйство Действующие колхозы Рыбное хозяйство Предприятия, организация Всего
Не действую-щие совхозы Гос. земли Рыболовецкие колхозы Гос. рыбное хозяйство
Алма-Ата

2,227

543

376

70

1,038

4,254

Актюбинск

287

296

293

876

Гурьев

120

791

150

223

1,284

Зап. Казахстан

441

283

724

Караганда

317

392

1,372

2,081

Кзыл-Орда

260

146

573

979

Кустанай

107

2,985

1,885

206

353

1,600

7,136

Сев. Казахстан

970

226

1,196

Юж. Казахстан

134

836

21

557

1,548

ИТОГО

4,168

3,239

4,539

1,394

573

6,165

20,078

Наконец-то, принудительно переселенные корейцы смогли определиться с местом проживания. Единственный путь выживания для них – это решение проблемы трудовой занятости через советскую систему управления, как это было на Дальнем Востоке.

Стахановское движение в корейском обществе

В 1930-е годы в процессе коллективизации и индустриализации в Союзе ССР возникло стахановское движение. После принудительного переселения в корейском обществе также развернулось стахановское движение, как одно из средств стабилизации собственной жизни: на стройке – для решения жилищных проблем, на колхозных полях – для решения продовольственной проблемы, в обустройстве гидросистем – полива полей, в идеологической работе, облегчающих оседлую жизнь на чужбине и т.д.

Стахановское движение – это детище курса ускоренной индустриализации страны, необходимой для выживания в условиях враждебного капиталистического окружения. Появилась так называемая концепция социалистического соревнования, необходимая, прежде всего, для достижения поставленной экономической цели. Центральная идея этого движения – трудовое соревнование, основанное на сознательности, активности рабочего класса и крестьянства. При социализме конкуренция в таком случае может быть высокоморальной, способствующей эффективному экономическому строительству.

Во время 1-ой пятилетки (1929-1932) социалистическое соревнование проявилось в форме «ударничества». Ударник – это тот, кто достигает трудовой цели. Ударники отмечались особым нагрудным знаком, награждались денежными премиями. Так, А.Г. Стаханов – шахтер из Донбасса [3] стал одним из ударников и зачинателем движения от собственного имени – «стахановское» движение.

30 августа 1935 г. в ночную смену за 5 часов 45 мин. на гору им были выданы 102 тонны угля. Если учесть, что за смену добывали в среднем 12 – 15 тонн угля, то этот показатель не может не быть чудом. А в сентябре – он же за одну смену добыл 227 тонн угля. И. Сталин присваивает ему звание – Героя Социалистического Труда.

«Правда» от 24 сентября 1935 г. писала: «После установления рекорда товарищем Стахановым в течение 20 дней его методы работы были переняты другими рабочими, и он стал по всему Донбассу символом подъема социалистического соревнования». По всей стране, во всех отраслях народного хозяйства развернулась кампания по принятию опыта Стаханова. Так началось в Союзе ССР «стахановское движение» – массовое движение новаторов и передовиков производства в Союзе ССР за повышение производительности труда и борьбе за качественное использование техники. Движение было ознаменовано производственными рекордами в разных отраслях промышленности, на транспорте, в сельском хозяйстве.

Примерно с октября 1935 г. «стахановское» движение развернулось по всей стране под лозунгом: «Организуем социалистическое соревнование!» Стахановцами становятся выдающиеся личности, удостоенные высших государственных наград – ордена Ленина, ордена Трудового Красного Знамени и другими. Многие из стахановцев назначались на ответственные производственные должности.

Стахановское движение получило распространение и на пространстве Средней Азии. Об этом, в частности, свидетельствует сохранившийся протокол Актюбинского обкома партии (1935 г.), на заседании которого рассматривался вопрос «О строительстве корейского колхозного поселка». В протоколе упоминается о стахановском движении непосредственно среди строителей корейцев.

По итогам заседания обком предписал райкому и исполкому Карабутака «перенять этот стахановский опыт и развернуть соцсоревнования не только среди отдельных работников, но во всех трудовых коллективах, подразделениях». Документы с подобным содержанием сохранились и по другим городам и поселкам с проживание переселенных корейцев.

Посевная работа

Корейский опыт землеустройства и посева полей находился в центре внимания ЦК партии Казахстана. 26 февраля 1938 г. – первый секретарь ЦК КП Казахстана Л.И. Мирзоян [4], выступая на организационном совещании ЦК ВКП(б) Казахстана подчеркнул: «Сегодня необходимо определить места посева, снабдить семенами. Самое важное – подсказать, кто окажет помощь в пахоте. Нужно попросить помощь со стороны близлежащих МТС» 3 марта 1938 г. принимается Постановление ЦК ВКП(б) Казахстана, которое окончательно решило вопрос об оседлом распределении по территории корейцев.

Региональные партийные и исполнительные органы власти Казахстана принимают конкретные планы работ по реализации партийного постановления. К примеру, Оргкомитет обкома партии Северного Казахстана принял решение «об оседлом распределении корейских переселенцев», призванное оказывать помощь корейским колхозам в посеве созданием сетей МТС, снабжением семян, выделением земель под посев и т.д.

Полное представление о развертывании стахановского движения среди корейцев дают материалы корреспондентов газеты «Ленин кичи», на страницах которой регулярно публиковались статистические данные в виде таблиц об основных видах технических культур, о ходе посева др. В частности, в Кзыл-Орде сеяли овес, пшеницу, пшено, рис, хлопок, люцерну, картофель, овощи, дыню, арбуз, кукурузу. Газета сообщает: на 20 мая 1938 г. благодаря самоотверженному труду колхозников было уже засеяно 61%, 25 мая – 69% плановой пахотной земли.

Для продвижения стахановского движения во время посева газета выделила специальную рубрику «Посев». К примеру, 31 мая в корейском колхозе им. Молотова состоялась партийная конференция первичных организаций под лозунгом «Все на выполнение плана посева, особо за посев риса!» В статье «Стахановцы рисовых полей» говорится о стахановском движении колхоза им. «Красный колокол» Сыр-Дарьинского района, развернутом на период с 4 по 13 мая 1938 года. Первая бригада в обустройстве арыка перевыполнила плановое задание (4165,8 куб. м) на 110 %, вторая бригада на 132% (4743, 32 куб.м), а третья бригада – на 100 % (плановое задание 4423,67 куб.м). Здесь также опубликованы статистические данные по передовикам-стахановцам (См.: Табл. № 2).

Таблица № 2. Статистические данные о выполнении производственных норм корейцами в ходе социалистического соревнования

№ п/п ФИО Общий план (куб. м.) Дневная норма Фактическое дневное выполнение Процент выполнения

1

Махмутов Нармахан

290,1

27

36,2

134

2

Авраимов

307,8

27

38,6

142

3

О Гён Рим

337,66

27

37,51

138

4

Ю Чон Он

296,68

27

37,08

137

5

Ю Тимофей

316,28

27

35,14

130

6

Тян Михаил

334,8

27

37,20

137,7

7

Пак У Чон

321,2

27

40,15

148,7

Источник: Таблица составлена по данным публикаций газеты «Ленин кичи». 1938 год.

Выше названные стахановцы проявили героические усилия, совершая трудовой подвиг, и брали новые более высокие показатели по посеву риса.

Для ускорения стахановского движения газета подробно описывает успехи по конкретным фамилиям. Кроме того, интересен тот факт, что колхоз «Красный колокол» состоит из казахов и корейцев.

Публиковались также множество статей, в которых содержится информация о том, что корейцы активно осваивает рисоводство. К примеру, статья о колхозе «Казрис», перевыполнившим план по посеву, и о колхозе им. И. Сталина, завершившим в короткие сроки посев риса и др.

Газета не ограничивалась публикациями о колхозах и колхозниках, получавших высокие результаты труда. Газета сурово критиковала и тех ленивых руководителей хозяйств, которые активно не подключались к посевной кампании. В частности, в статье «Ликвидируем слабую сторону в партийной и массовой работе» читаем, что 31 мая в колхозе им. В. Молотова состоялось партийное собрание. 8 членов и кандидатов в члены партии затронули конкретный больной вопрос, связанный с жизнью колхоза.

Колхозники указали на проблемы, которые существуют в колхозе. В период организации колхоза 103 человека выходили на работу, но на данное время число работавших в колхозе сократилось до 60. Председатель колхоза при отсутствии поручает свою работу не заместителю, а бухгалтеру. Сам заместитель председателя колхоза товарищ Чан признался о своих упущениях в работе. Кроме того, газета выступила с критикой в адрес секретаря первичной партийной организации Анатолия Кима. Он полностью игнорировал работу комсомола, несмотря на соответствующее указание секретаря райкома партии Андрея Тена.

Здесь же интересен и приведенный другой факт, что секретарь райкома партии и секретарем первичной парторганизации являются корейцы. И факт того, что в корейском обществе существует фракционная борьба или внутренние трения в лице председателя и зам. председателя.

В тот же день газета в статье «Искореним вредителей колхозного движения» писала о слиянии 2-х колхозов: 15 марта – колхоз «Красный крестьянин» и колхоз им. Блюхера Сыр-Дарьинского района соединились в один колхоз. Число колхозников увеличилось до 600 чел. (145 семей).

Председателем объединенного колхоза избирался кореец Тен Хон Гю. Колхоз считался проблемным. Посев должен быть завершен до 14 мая, но отсутствие семян и тракторов привело к остановке работы, к высыханию воды в оросительном канале. 20 членов колхоза вынуждены были сидеть без работы.

Во-первых, из-за халатности колхозного руководства при обустройстве межи на орошаемом рисовом поле, 100 дневная подготовительная работа пропала даром. То есть отсутствие дисциплины в руководстве привело к такому результату. В дополнение этому сказалось и поведение во время посева бригадира Андрея Ю, который несколько дней провел в пьянстве. Вместо запланированных 400 человек к работе приступило только 70–80 членов колхоза.

Во-вторых, руководство колхоза злоупотребляло финансами колхоза. Во время слияния колхоза в казне было 8200 руб., но председатель колхоза Тен Хон Гю, совмещая работу бухгалтера, присвоил в собственность 800 рублей.

Определенный интерес в этом плане вызывает и статья «Колхоз «Огородник» нуждается в новой перемене». В ней сообщалось о том, что вместо 120 га посеяно только 108 га. Бригадир Шегай безответственно заявляет, что как только кончится сезон посева, он покинет колхоз. Причем также присвоил и колхозные деньги. Изложен случай, когда зам. председателя колхоза Ниядов также присваивал колхозные деньги. Или критикуется отношение к работе колхозника Пак Нак Чун, незаконно использовавшего колхозную воду для орошения собственного огорода.

В статье «Недостойное поведение директора опытной станции рисоводства» директор опытной станции рисоводства Кзыл-Орды (Хван) ради личной наживы нарушал устав колхозной артели.

Одним словом, газета обращала постоянно внимание на жизнь корейских колхозов, занимающиеся в основном посевом зерна и обустройством водоснабжения. В корреспонденции не только широко освещается работа передовиков производства, но отмечена острая критика тех из колхозников, кто мешал укреплению колхозного движения.

Строительная работа

Газета «Ленин кичи» активно пропагандировала стахановское движение среди корейцев в соответствии с директивным указанием казахстанской власти завершить посевную кампанию до конца мая. Наряду с этим газета обращает внимание на жилищное строительство. После переселения корейцы фактически жили на голом месте в преддверии зимы. Чтобы выжить в зимнее время, переселенцы вынуждены были строить землянки, или обустраивать под жилье склады, конюшни и т.д.

В начальный период переселения самой насущной проблемой стало обеспечение жильем. Документы из Архива при Президенте Казахстана воочию свидетельствуют о положении того времени. В частности, в этих документах констатируется, что «часть корейцев жила в пустующих зданиях рисоводческого совхоза, но большая часть ютилась в палатках, землянках, шалашах, времянках».

После утверждения плана по переселению корейцев среднеазиатские республики также разрабатывали планы их размещения. В частности, 3 октября 1937 г. районный исполнительный комитет Аральска Казахстана разработал план временного размещения в следующих объектах:

а) гаражи и будки электростанции

б) клуб рыбаков

в) клуб судостроителей

г) бывший пивной бар «Жигули»

д) Дом культуры кожевников

е) заброшенные мечети

ж) Дворцы культуры скотоводов и кожевников

и) Дом культуры «ОСО» (Минобороны)

к) свободные от оборота здания рыболовецкого треста и др.

Но переселенные в марте 1938 г. корейцы в основном перераспределены были в сельскохозяйственные колхозы и вынуждены были ютиться в домах местных колхозников, времянках, ждать время обустройства поселения новыми зданиями.

ЦК партии Казахстана дало указание: «Для завершения строительной работы до 1 октября 1938 г. мобилизовать необходимое количество корейских колхозников для строительства жилья, составить 5-дневный график строительной работы». На строительство жилья для корейского колхоза правительство Казахстана выделило 8 млн руб. и развернуло строительство домов в колхозах.

Для ускорения строительных работ в корейских колхозах был организован Кзыл-Ординский подготовительный комитет с 4 инспекторами во главе с зам. председателя Хегай Хакбомом.

Корреспонденты «Ленин кичи» регулярно освещали ход строительства домов в корейских колхозах. В частности, в статье «Зовем на соцсоревнование!» говорится о трудовых буднях стройплощадки колхоза «Гигант»: колхозницы Кан Ольга, Ше Люба, Дю Арина перевыполняли ежедневные нормы по укладке плит. Они укладывают в день 800-900 плит вместо плановых 750 плит. И это не предел – они брали обязательства укладывать ежедневно до 1000 плит.

В статье «Герои трудового фронта» сообщается о строительстве домов, школы, детского сада, больницы, конюшни в колхозе им. И. Сталина. Колхозники были полны решимости своим ударным трудом завершить сооружение объектов до начала октября 1938 года. В каждом номере газета выделяет специальную колонку – «строительная работа в колхозах» и призывает корейцев максимально использовать август месяц, относительно свободный от сельскохозяйственных работ для строительства жилья. В газете от 16 августа 1938 г. извещалось об успехах в колхозном строительстве под громкими заголовками «Стахановские бригады», «Ян Чун Иль, работающий по стахановскому методу», «Стахановцы-плиточницы» и др. Параллельно подвергалось критике нерадивое руководство строительной кампании. Статья «Бригадир Иванов мешает строительной работе» призывала срочно пересмотреть существующие методы руководства в строительстве. Критика имела воздействие.

Органы власти Казахской ССР ввела практику поощрения стахановского движения различными наградами. К примеру, в стахановском слете, организованном местной властью Чиилийского района, первыми премиями были отмечены Тен Чонсок и Ким Игнатий – каждый по 75 рублей. А бригада Пак Сергея из колхоза им. И. Сталина Уштобинского района получила премию в сумме 200 руб. за достижения в строительстве и в посеве, а самого бригадира премировали в сумме 60 рублей. Бригада в течение 20 дней обладала «Переходящим вымпелом». Такого рода газетной информации было предостаточно.

В стахановском движении на строительстве домов участвовали не только сами корейцы, но и казахи из соседних колхозов активно помогали.

Но строительная работа не всегда шла гладко. Перед корейцами стояли и другие более насущные дела: обустройство земли, ирригационной системы, посевная работа, уборка урожая и т.д., которые требовали сверх человеческих усилий. Кроме того, ощущалась нехватка стройматериалов, не была налажена их доставка, не всегда удавалось оптимально распределять рабочую силу, максимально воспользоваться помощью со стороны местных казахов. Поэтому большая часть колхозов не смогла до начала октября выполнить задание партии по строительным работам на 100%.

С приближением октября во многих колхозах была организована неделя стахановского движения. В частности, в колхозе «Авангард» на стахановскую неделю мобилизовали все трудоспособное население – от стариков до детей. В результате задание партии было выполнено, правда, чуть позже намеченного срока.

Уборка урожая

Наступил сентябрь 1938 года. В корейских колхозах начался период уборки урожая зерна. Прежде всего, риса. Здесь также было организовано стахановское движение. Газета «Ленин кичи» освещала и ход уборки урожая. В Уштобинском колхозе решили за 15 дней собрать весь урожай риса с 215 га. Организовали новые группы из числа стариков, подростков, домохозяек, снабдив их заранее соответствующим орудием труда.

Рисоводство в Казахстане далось нелегко корейцам. Погодные и земельные условия резко отличались от условий Приморья. Поэтому ЦК партии Казахстана в своем постановлении об уборке урожая и заготовке сельхозпродуктов на 1938 г., прямо говорит о необходимости перенимать передовой опыт стахановцев.

Образцом стахановского движения, по мнению газеты «Ленин кичи», являлись бригады Ксилаева из колхоза «Сарак-Арык» Кармакчинского района и бригада Ко Ванрена из колхоза «Интернационал» Сырдарьинского района. Бригада Ксилаева собрала в 1936 г. в среднем с каждого гектара по 50 центнеров риса. Но в 1937 г. собранный урожай составил 1809 центнеров с участка 27 га земли, то есть в среднем 67 центнеров риса и бригада была представлена как стахановец на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. А бригада Ко Ванрен, которая в 1936 г. посеяла 75 га земли собрала по 49 центнеров риса с гектара вместо запланированных 46 тонн зерна. А в 1937 г. ею было уже посеяно 80 гектаров посевной площади и собрано 59 центнеров риса с гектара, вместо запланированного 41 центнера зерна. В образцовом, опытном же производстве бригада установила рекорд – 110 центнеров риса с гектара. То есть стахановское движение позволило увеличить урожайность риса в два раза.

Начался сезон уборки риса. Развернулось социалистическое соревнование, призванное завершить зернопоставки государству раньше намеченного срока. К примеру, колхоз «Осоавиахим» приступил к уборке урожая 7 сентября. Благодаря развернутому стахановскому ударному движению было обработано за 15 дней 215 га земли вместо запланированных 20 дней. Колхозники Сон Чжэсу, Пак Чжиен, Чжин Тхэ, Цой Ду Чжин, Хэ Хичжун, Цой Енчжун, Ли Иргван и Ким Чанхван установили рекорд – 200 –250 % планового задания.

Стахановцы из колхоза «Политотдел» Нижне-Чирчикского района Узбекистана получили премию в канун празднования 21-й годовщины Октября. Комсомольцы Пак Семен, Ким Санхак, Ким Гыхо выполнили задания на 180 % и получили по патефону, а Пак Генде и Ли Минжу – 170 % и получил в качестве поощрения по костюму, с 150 % успехами тракторист Ким Гижун получил отрез костюмный – 16 метров и шофер Мен Унын –денежную премию в сумме 50 рублей.

В колхозах не приветствовалась слабо организованная работа. Например, в уштобинском колхозе «Новый путь» завершили уборку урожая с 25 га земли к 30 сентября, но не смогли вовремя провести обмолот зерна, а. значит, не выполнили своевременно и план сдачи зерна государству. Это было результат слабой организации стахановского движения. Председатель Николай Ким вынужден был уйти в отставку. Такие случаи встречались нередко.

Развертывание стахановского движения во время уборки урожая стало очень важным фактором, поскольку решался вопрос о снабжении продуктами питания самих переселенцев. Жилые дома, служебные здания были построены при господдержке из фонда компенсации, но обеспечение продуктами питания – это оставалось за самими переселенцами.

Партийная организация и агитационная работа

Партийная организационная и агитационная работа разворачивалась самими корейцами. И это следует рассматривать как результат работы сотрудничества с местными государственными органами. К примеру, решением наркомата Гурьевской области Казахской ССР от 26 ноября 1937 г.: районный комитет должен был более тесно работать с корейскими комсомольцами и развернуть агитационную работу среди корейцев «путём подбором местного комсомольского вожака».

Для успешной агитационной работы орготдел Кзыл-Ординской области при ЦК партии назначает на важную государственную службу корейцев:

“1. Нигай Николай Дмитриевич назначается и.о. заведующего сельскохозяйственным отделом областного комитета партии Казахстана

2. Хегай Хапкон – зам. председателя областного исполкома

3. Ли Сеу Иванович – зам. председателя исполкома Яныкурганского района

4. Хан Владимир – зам. начальника земельного отдела Облисполкома.

5. Юн Шин Хван – зам. начальника отдела образования облисполкома.

6. Лян – зам. начальника отдела охраны здоровья облисполкома

7. Зам. председателя исполкома области тов. Хегай поручалось выработать механизм организации оседлых корейских хозяйств.

Редакция газеты «Ленин кичи» активно подключалась и к партийной работе. Максимально используя возможности своей специфики, проводила организационно-агитационную, просветительскую работу, связанную с партией. Не только широко освещались успехи, но вовремя нацеливалось внимание и на имевшие место существующие упущения в работе. В частности, газета призывала руководство и первичные парторганизации колхозов и артелей организовать борьбу за претворение в жизнь партийных указаний по выполнению производственных заданий, мобилизовать на 100 % население под знаменем соцсоревнования и развернуть стахановское движение. В связи с предстоящими 24 июня 1938 г. выборами в Верховный Совет Казахской ССР, газета призвала корейцев активно участвовать в этом мероприятии. В качестве примера газета также сообщила о агитационной деятельности Пак Юн Гира – председателя одного из 19 избирательных округов Кзыл-Орды.

«Ленин кичи» как печатный орган Кзыл-Ординского партийного органа развернула движение по увеличению количества подписчиков, организовывала «вечера чтения», помогала выпуску стенгазет по образцу газеты.

С сентября 1938 г. активно разворачивалась работа по партийному просвещению среди корейцев во главе зам. редактора газеты Рэм Саира. Свои силы он сконцентрировал на раскрытии темы партийного воспитания. Проводил идею расширения сетей партпросвещения и организацию вечеров по изучению Ленинизма, истории партии. Это была работа по конкретной реализации решений ЦК ВКП(б) и ЦК партии Казахстана.

Это наглядно иллюстрируется в номере газеты от 28 сентября 1938 года. На первой странице была перепечатана статья «Правды»: «Обеспечить серьезное изучение истории ВКП(б)». На второй странице – развернутая статья Рэм Саира «Организуем работу по изучению истории партии».

Номера газеты за 22 и 24 ноября полностью были посвящены вопросам реализации Постановления ЦК ВКП(б). На 4 страницах перепечатали текст постановления ЦК ВКП(б) – «Об организации партийной пропаганды» и «Краткая история ВКП(б). А газетный номер от 6 февраля 1939 г. – «О реализации постановления ЦК партии Казахстана».

Рэм Саир в канун 21-й годовщины Октября публикует статьи о преобразованиях в корейских поселениях, подчеркивая преимущество социализма. И призывает более активно подключаться к стахановскому движению. Он был своего рода активным идеологом, центральной фигурой в партийно-пропагандистской работе, развернутой вокруг газеты «Ленин кичи».

Газета регулярно освещала работу по изучению истории партии в корейском обществе и развернула стахановское движение в партийном строительстве. Много было в этом деле и недостатков. К примеру, в корейской школе Кзыл-Орды проводится раз в 6 дней партийное чтение, но пока текста освоено было мало. Созданы 3 группы по изучению истории партии: первая группа из 6 партийных, вторая – из 26 комсомольцев и учителей, третья группа – из 170 учащихся (с 7 по 10 класс).

Другой пример. Первичная партийная организация колхоза «Павловск» Гурьевской области 28 октября 1938 г. проверяла состояние военной подготовки в честь 20-летия комсомола. Показавшие хорошие результаты такие, как Ким Дыкман, Кан Субон, Нам Енрен, Чон Бундан были поощрены памятными подарками.

К концу 1938 г. газета «Ленин кичи» подытожила работу по продвижению стахановского движения среди корейцев и на примере передовиков призвала к более активному подключению к труду. Примером для подражания был и председатель колхоза им. И. Сталина Хван Сынман. Учитель 10-летней школы Павел Ли в течение 8 лет неустанно вел работу по коммунистическому воспитанию детей и клятвенно обещал и впредь честно работать ради коммунистического воспитания сельских детей.

Заключение

После революции 1917 г. корейцы Приморья защищали итоги завоеваний социалистической революции, участвовали в партизанском движении против белогвардейцев и японских оккупантов. Это была борьба за собственную стабильную жизнь, за освобождение и независимость исторической родины, которая виделась социалистической.

Раньше других представителей нацменьшинств корейцы подключились к процессу коллективизации, начатой в 1929 г., обустраивая социалистический образ жизни.

Но в августе 1937 г. было принято решение о насильственном переселении корейцев. С осени 1937 г. по весну 1938 г. корейцы в качестве бесправного национального меньшинства вынуждены были переселяться и оседать на чужбине, при этом, испытав всю горечь принудительного переселения: страх, голод, отсутствие жилья и т.д. Это история корейцев, как бы испытавших жизнь на дне.

Но корейцы и в Казахстане, и Узбекистане развернули борьбу за собственное выживание. В качестве механизма выживания они примкнули к стахановскому движению (ранее других репрессированных народов). Организовали колхозы, обустраивали сельхозугодья, сооружали ирригационную систему, сеяли различные сельхозкультуры, строили дома, школы, детские сады и прочие хозяйственные объекты, вовремя проводили посевные кампании и убирали урожай. Газета «Ленин кичи», корейский театр, руководство колхозов, первичные партийные организации – активно подключились к организационно-агитационной работе. В чем же была причина такой активности?

Они были советскими корейцами, представителями национального меньшинства. Конечно, в их сознания был определенный страх, боязнь возможность нового принудительного переселения. Однако корейцы верили, что строительство социализма обеспечит им счастливую жизнь. Это помогало преодолевать чувство горечи, испытанное во время насильственного переселения и активно заниматься обустройством собственной жизни. Это был их выбор в экстремальных условиях бытия и как выбор этнической общности с двойной идентификацией – корейской и советской нации.

ПРИМЕЧАНИЕ:

[1] См.: Ко Сон Му. Корейцы Советской Центральной Азии. Хельсинки, 1987; Бугай Н.Ф. Переселить все корейское население… В. Молотов, И. Сталин». Сеул, 1996 (на кор. языке); Он же: Социальная натурализация и этническая мобилизация (Опыт российских корейцев). М., 1998; Хан Г.Б. Прошлое и настоящее корейцев Казахстана. Историко-документальное повествование о жизни корейской диаспоры (1937–2997). Алматы, 1997; Сон Ж.Г. Российские корейцы: всесилие власти и бесправие этнической общности. 1920–1930. М., 2013 и др.

[2] См.: Корейцы Союза ССР – России. ХХ век. История в документах. М., 2004. С. 89–70 /Сост. Бугай Н.Ф. См. также на кор. языке. С. 102. Сеул, 2013 /Издание и перевод директора Государственного музея миграций Республики Корея Ким Сан Ёль.

[3] Стаханов Алексей Григорьевич – зачинатель массового движения новатор производства, Герой Социалистического труда (1970 г). Будучи забойщиком шахты «Центральная – Ирмино» (г. Кадиевка, ныне г. Стаханов, Донбасс) в августе 1935 г. установил рекорд по добыче угля. В последующем был Депутатом Верховного Совета СССР (1937–1946 гг.).

[4] Мирзоян Левон Исаевич. Родился в Нагорном Карабахе в семье крестьянина, армянина по национальности. В 1917 г. вступил в РСДРП(б). С 1919 – на партийной работе. В 1926 – 1929 – первый секретарь ЦК КП(б) Азербайджана. В 1929 – 1933 – секретарь Пермского окружкома, затем 2-й секретарь Уральского обкома ВКП(б). С 1933 – 1-й секретарь Казахстанского крайкома партии. В 1937 – 1-й секретарь ЦК КП(б) Казахстана. Член ЦИК СССР. Был награждён орденом Ленина. В 1938 г. Мирзоян отправил телеграмму на имя Сталина и Молотова, в которой выразил своё несогласие с решением переместить корейцев, переселённых в Казахстан в 1936 г. из Приморья, из южной части республики в северную, где они не могли бы заниматься рисосеянием. Он также на приёме у Сталина и Ежова высказал свои сомнения в методах работы НКВД СССР. Летом 1938 г. Л. Мирзоян был арестован и содержался в Лефортовской тюрьме. 26 февраля 1939 г. расстрелян в Лефортовской тюрьме по заочному приговору ВКВС. Реабилитирован в 1958 году.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »