И. Бабичев. Участие китайских и корейских трудящихся в гражданской воине на Дальнем Востоке

3c3cfb6a-a994-457a-aeaa-4cd7bec0cdecИ. БАБИЧЕВ

УЧАСТИЕ

КИТАЙСКИХ И КОРЕЙСКИХ

ТРУДЯЩИХСЯ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ

НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО УЗБЕКСКОЙ ССР

ТАШКЕНТ-1959

 

 

 

 

 

 

 

 

В связи с 40-летием Великой Октябрьской револю­ции, принесшей свободу и счастье трудящимся России, советский народ с благодарностью отметил благород­ную помощь рабочих других стран, выступивших с ору­жием в руках за прекращение интервенции против мо­лодой Советской Республики.

Видное место в разгроме интервентов и белогвар­дейцев на Советском Дальнем Востоке принадлежит трудящимся Китая и Кореи. Об этом говорят многочис­ленные архивные документы, воспоминания участников гражданской войны и другие источники, практическое и теоретическое значение которых трудно переоценить.

Вместе с тем, до сих пор нет специальной опублико­ванной работы, в которой был бы систематизирован ма­териал по данному вопросу.

В отдельных статьях Д. С. Бузина «Партизанско-повстанческое движение в низовьях реки Амура 1919- 1920гг.», А. Н. Яременко «Дневник коммуниста», И. Ма­маева «К вопросу о хунхузническом движении на Даль­нем Востоке», И. Гоженского «Участие корейской иммиграции в революционном движении на Дальнем Во­стоке», П. Вшивкова «Засада», Д. Бойко-Павлова «Как мы побеждали», М. Губельмана «Лицо японской интер­венции», В. Попова «На подступах к Волочаевке», И. Ильюхова и М. Титова «Партизанское движение в Приморье» (1918-1920 гг.), С. Д. Аносова «Корейцы в Уссурийском крае» и некоторых других содержатся

3

лишь некоторые факты об участии китайцев и корейцев в борьбе с интервентами и белогвардейцами.

Большим недостатком перечисленных выше работ является то, что в них не использованы архивные доку­менты.

В данной брошюре нами сделана попытка на основе архивных источников систематизировать материал об участии китайских и корейских трудящихся в разгроме интервентов и белогвардейцев на Дальнем Востоке.

Во второй половине XIX в. в китайской деревне под влиянием иностранного капитала резко усилилось клас­совое расслоение. Колониальный и феодальный гнет в совокупности с большой плотностью населения 1, часты­ми стихийными бедствиями (засуха, субтропические .ливни, налеты саранчи, разлив Хуанхэ), малоземель­ем крестьян, высокими налогами, междоусобными вой­нами и т. д. делали жизнь китайских крестьян невыно­симо тяжелой.

Несмотря на большую привязанность к своей земле, многие тысячи крестьян вынуждены были оставлять родные места и идти в город и даже за границу на зара­ботки. Ряды пролетариата пополнялись также за счет разорившихся ремесленников.

В связи с избытком рабочих рук в Китае все более жестокой становилась эксплуатация трудящихся ино­странной и национальной буржуазией. На постройке КВЖД рабочие китайцы получали от правительства России 10 копеек в день. Заработок чернорабочего в Ки­тае в 1910 г. по курсу русского рубля составлял 15-25 копеек в день 2.

Однако даже и за эту плату в Китае трудно было ■найти работу, и поэтому тысячи китайцев уезжали в Америку, в колонии Англии и Португалии, а с 70-х го­дов XIX в.- в Россию.

На дальневосточной окраине России в это время на­чинает разворачиваться большое военное и транспорт­ ное строительство;, быстро растет промышленность.

В 1910 г. в долинах Шаньдунского полуострова на квадрат­
ной миле проживало от 1000 до 1300 человек. В. В. Граве, Китайцы,
корейцы и японцы в Приамурье, СПб, 1912, стр. 8,

Там же.

5

Спрос на рабочую силу в этом районе резко увеличива ется, так как доставка из центральной России русских рабочих обходилась слишком дорого.

В Россию китайцев влекла возможность получить ра­боту и более высокий, чем в Китае, заработок. С 1900 по-1910 гг. даже чернорабочий в русском Приморье полу­чал не менее 55 копеек в день 1. Облегчали проникнове­ние китайцев в Россию и географическая близость, и !. наличие удобных путей сообщения 2. Вслед за трудящи­мися в Россию потянулись китайские торговцы, содер­жатели харчевен, промышленники в надежде поживить­ся прежде всего за счет соплеменных тружеников.

Иммиграции китайцев в Россию способствовало так­же и то обстоятельство, что русские капиталисты широ­ко практиковали посылку в Китай своих людей для. вербовки рабочих. При этом капиталисты преследовали

следующие цели:

1) добиться от рабочих согласия работать на любых.

условиях, предложенных капиталистом; создать свободный запас рабочих для того, что­бы вызвать конкуренцию между ними и, таким образом,, сбить цену на рабочую силу; создать конкуренцию между русскими и китай­скими рабочими с тем, чтобы, таким образом, помешать их классовому сближению.

Подтверждает это следующий факт. 23 апреля 1919 г. управляющий Сучанским рудником Егоров, который i * то время подчинялся «правительству» Колчака, пред­ставил в межведомственную комиссию доклад по рабо­чему вопросу. В этом докладе отмечалось, что Сучан-скому руднику не хватает около 800 человек, а Егоров; вместе с тем настаивал на срочной выписке из Китая 2000 человек. Зачем управляющему потребовались лиш­ние 1200 человек? Егоров объяснил это так: «… выписы­вать из Китая новый контингент рабочих, чтобы таким; путем достичь следующих результатов:

1. Увеличить на руднике (а значит и во всем крае) число рабочих рук, что должно немедленно же отра­зиться на расценках;

В. В. Граве, Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье, СПб 1912, стр. 8.

Основными путями следования китайцев в Россию были: Чифу-Владивосток, Чифу-Посьет (на пароходах), по реке Сунгари по Айгуньскому тракту в Благовещенск.

6

Влить, таким образом, свежую струю в среду ме-стных китайцев, которые за последние два года в доста­точной степени избаловались и распропагандировались; Появление на рынке лишних рабочих рук произ­ведет надлежащий эффект и на русских рабочих, кото­рые воочию убедятся, что чрезмерные требования ни к чему не приведут. Затраты, которые с этим неизбежно связаны, не должны пугать, так как деньги эти ни в коем случае не окажутся выброшенными на ветер, все затраты вскоре же будут покрыты понижением заработ­ной платы» 1.

Межведомственная комиссия поддержала мнение управляющего Сучанским рудником Егорова и отпусти­ла на вербовку рабочих из Китая 1 000 000 рублей 2. Кроме того, было предложено частным предпринимате­лям также срочно заняться завозом рабочих из Китая.

Царское правительство предпочитало, чтобы Даль­ ний Восток осваивался русским населением и поэтомуотрицательно относилось к китайским иммигрантам.

Правительство издало ряд законов по ограничению и вытеснению труда китайцев и корейцев. Так, в 1902 г. было издано распоряжение о процентной норме китай­цев и корейцев на предприятиях, затем была разработа­на «пятилетка» вытеснения «желтых» рабочих. С 1 ян­варя 1911 г. запрещалось нанимать иностранцев (ки­тайцев и корейцев) на казенные предприятия, усложнена процедура выдачи им виз на въезд, введена целая система особых налогов и сборов с китайского и корей­ского населения, усилена охрана границ, увеличены штаты полиции и т. д.

Принятыми мерами царское правительство добилось •сокращения китайцев в Приморской и Амурской обла­стях с 98149 человек 3 в 1910 г. до 81578 человек в 1913 г., 4 т. е. примерно на 16%.

Все эти ограничительные меры применялись до на­чала мировой войны. 25 июля 1914 г. царское прави­тельство временно разрешило доступ китайских рабо-

ЦГАОР, ф. 135, д. 464, л. 279.

ЦГАОР, ф. 135, д. 465, л. 277-278.

В.В. Грине, Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье, стр. 351. 4 Записки Приамурского отдела императорского общества но-токоведепия, вып. 3, Хабаровск, 1916, стр. 186.

7

чих на предприятия. С этого времени количество китай­ских рабочих на предприятиях России резко возрастает.. Рабочие из Китая, а также корейцы эшелонами при­возились на Дальний Восток, в Сибирь, на Урал, а осо­бенно много к линии фронта для строительства оборо­нительных рубежей. Только к концу войны вновь были. приняты некоторые меры к ограничению въезда китай­ских рабочих в Россию.

23 июля 1917 г. газета «Приамурские известия» сооб­щила, что министр труда буржуазного Временного пра­вительства Скобелев обратился в межведомственное-совещание со следующим письмом: «Министерством труда получено от Харбинского Совета рабочих депута­тов телеграфное сообщение о том, что законтрактован­ные китайские рабочие продолжают тысячами ввозить­ся в Россию по требованию «Земгора» и частных лиц.. Считая ввоз законтрактованных китайцев при настоя­щих условиях рынка труда крайне нежелательным,. Министерство труда просит принять меры к воспрепят­ствованию означенного ввоза». В этой же газете сообща­лось, что администрация фронта предложила не посы­лать «желтых» рабочих к линии фронта.

По официальным данным, на 1 сентября 1910 г. ‘ на Дальнем Востоке проживало 111466 китайцев, в том числе в Приморской области – 65409, в Амурской – 32740, в Забайкальской-13317 человек 2.

В Приморье китайцы размещались так:

г. Владивосток – 29 800

г. Хабаровск – 7 472

г. Никольск-Уссурийск – 7 827

г. Николаевск- 1 920

г. Никольск, Уссурийский уезд – 7 975

Ольгинский уезд – 4 462

Удский уезд – 3 321

Хабаровский уезд- 1 025

Иманский уезд- 1 607 человек 3.

Мы взяли за основу сведения за 1910 г., так как они наи­ более достоверны.

В. В. Граве, Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье, стр. 351. По статистике китайского генерального консула во Влади­востоке, только в городах Приморской области проживало 80000 ки­тайцев.

Там же, стр. 350.

8

В Амурской области китайское население размеща­лось следующим образом:

г. Благовещенск – 4335

Амурский уезд-1870

г. Зея Пристань – 450

Округ Амурского казачьего войска – 854

Зейский горно-полицейский округ-12 269

Буреинский горно-полицейский округ – 7684

Горный округ Сутарско-Хинганской системы – 400

Нижне-Селемджинский прииск – 270

Прииски округа Амурского казачьего войска – 4055

Амурский переселенческий район – 553 человека 1.

По территории Забайкальской области китайское население размещалось следующим образом:

г. Чита – 499

Читинский уезд- 130

Шилко-Аргунский горно-полицейский округ-1195

Хорогочинский стан золотых приисков – 5978

Усть-карийский стан – 3638

Акшинский уезд- 113

Баргузинский горный округ – 855 _'”‘.

Селенгинский уезд – 61 . .

Нерчинско-заводской уезд – 48

Нерчинский уезд-615

Троицкосавский уезд- 185 человек 2.

Китайские иммигранты на Дальнем Востоке России, за редким исключением, были отходниками. В Россию они переселились не на постоянное жительство, а ради временного заработка.

Свидетельствует об этом тот факт, что среди пересе­ленцев женщины в 1910 г. составляли лишь 3,5%. В Амурской области, например, проживало всего 32 се­мейных китайца.

Очень немногие китайцы принимали русское поддан­ство.

В. В. Граве, Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье, стр. 350,

Там же, стр. 349.

9

Принятию в российское подданство как китайцев, так и корейцев предшествовало крещение в православ­ной церкви. Между тем из 13 317 проживающих в За­байкальской области китайцев православных было 36, а в Амурской области их не было вовсе. Таким образом, русско-подданных китайцев на Дальнем Востоке России проживало несколько десятков. Это были в основном представители китайской буржуазии.

О классовом составе китайцев, проживавших на Дальнем Востоке, дает представление перепись 1897 г. 1 В это время в Амурской области проживало 11 160, в Приморской – 31 157 китайцев.

По роду занятий распределялись они следующим об­разом (%):

 

Род занятий Амурская область Приморская область
334 %13,7% 11,5% 28,9%
4,5% 5,3 % 16,5% 16,0%
1,3% 4,5%
4,3%
10,3% 31 8% 10,9%

Земледельцы ………………………………

Прислуга, поденщики ………………….

Горные рабочие, каменщики,
обжигальщики извести, лесо­
рубы, рыбаки …………………………..

Строители ………………………………….

Рабочие по обработке дерева,
металлов и т. п ………………………….

Рабочие на железной дороге и
судах …………………………………….

Комиссионеры, торговцы, содер­
жатели харчевен и питейных
заведений ……………………………..

Прочие занятия ………………………….

Следует учитывать, что приведенные сведения были составлены применительно к зимнему времени, т. е. тог­да, когда многие китайские отходники вернулись на родину. Следовательно, общий процент рабочих за­нижен.

А. А. Панов, Желтый вопрос в Приамурье, СПб, 1910, стр. 5. 10


Под «земледельцами» учтены вместе как возделыва­ющие казенные земли без арендного договора, так и ки­тайцы-арендаторы, т. е. эксплуатируемые.

Китайские крестьяне Амурской области состояли в основном из «зазейских маньчжур», которых в 1900 г. целиком согнали с земли. «Зазейских маньчжур» к 1900 г. насчитывалось до 20 000 человек-

В 1899 г. в Китае вспыхнуло антиимпериалистичес­кое движение ихэтуань, вошедшее в историю под назва­нием «Боксерского восстания». Царская Россия, участ­вовавшая в подавлении этого движения, учинила тогда жестокую расправу над китайцами г. Благовещенска и «зазейскими маньчжурами». На землях, ранее обраба­тываемых «зазейскими маньчжурами», был образован новый казачий округ. Китайцы подверглись гонению и в других местах Приамурья.

Ленин в своей статье «Китайская война», опублико­ванной в «Искре» в декабре 1900 г., осудил царское правительство и русских капиталистов за организован­ную ими травлю китайцев. Он призывал русских соз­нательных рабочих «всеми силами восстать против тех, кто разжигает национальную ненависть и отвращает внимание рабочего народа от его истинных врагов» 1.

Китайские иммигранты, в отличие от корейских, зем­лей не наделялись и над ними всегда висела угроза быть согнанными с земли. Некоторые китайские земледельцы нелегально обрабатывали казенные земли.

По официальным данным в 1910 г. иностранных ра­бочих на казенных работах было – 26443 человека (3467 в Амурской и 22976 -в Приморской областях) 2,- на зо­лотых и платиновых приисках – 20022 человека (6822 чел. в Буреинском горном округе, 3400 – в Примор­ском горном округе и 9800 – в Зейском горном округе), на Уссурийской железной дороге – 4939 человек, все­го- 51404 человека. Из этого количества иностранных рабочих более 81%: составляли китайцы 3, которых, сле­довательно, было по меньшей мере 41637 человек, или 42,4% от всего китайского населения Амурской и При-

В. И. Ленин, Соч., т. 4, стр. 351.

В. В. Граве,Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье,
стр. 366, 379, 422.

А. А. Панов, Рабочий рынок Приамурья, СПб, 1912, стр. ПО.

11

 

морской областей. Если учесть китайских рабочих в других отраслях промышленности, а также батраков и прислугу, то они составляли не менее 70% зимой и до 95% летом всего китайского населения Приамурья 1.

Представление о китайской буржуазии дают сведен­ные в табл. 1 данные о численности китайских торговцев и промышленников и о размере их оборота за 1910 год 2.

Таблица 1

Приморс кая область Амурская область
Равряды торговых и промыш-
ленных предприятий число оборот в руб. число оборот в руб.
Торговля 1
I разряд И 3710 900000 12160438 76 1500000
ш 1706 6356910 243 1200000
IV 420 1410200 5 1000
Развозная торговля 52 163666 17
Разносная торговля 118 47000 48
Промышленность
V разряд 28 3880СО 1 12000
VI 38 259400 1 10000
VII 151 216100 7 30000
VIII 633 588750 15 20000

Итого. . . 3859 22489798 418 2773000

Согласно табл. 1, китайцев-торговцев и промышлен­ников в Приморской и Амурской областях было 4267, что составляет 4,4% всего китайского населения.

В приведенной таблице плохо учтены мелкие торгов­цы. По переписи 1897 г. китайцев, занимавшихся комис­сионерством, мелкой торговлей, содержавших харчевни и питейные заведения, было в Приморской области 10,9%, в Амурской области 10,3% от общего числа ки-

А. А. Панов, Желтый вопрос в Приамурье, стр. 59.

В. В. Граве, Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье,
стр. 362.


тайцев, проживавших в указанных областях. Безуслов­но, за 13 лет (с 1897 по 1910 гг.) процент мелких торгов­цев сократился как за счет вытеснения их крупной бур­жуазией, так и за счет усиленного притока китайских рабочих после 1905 г., однако не на столько, чтобы упасть более чем наполовину.

Полуголодные, неорганизованные, готовые согла­ситься на любые условия работы, китайские трудящие­ся, прибывавшие на Дальний Восток, были «находкой» для русской буржуазии. Китайским рабочим они плати­ли гораздо меньшую заработную плату, чем русским, и совершенно не заботились о жилье, медицинской помо­щи и технике безопасности для китайцев.

Об экономическом положении китайских рабочих можно судить по сравнительным данным о заработке на казенных работах в Приморской области в 1910 г. рус­ских и китайских рабочих (табл. 2) 1.

Таблица 2

Заработок русскогорабочего
Заработоккитай­ скогорабочего

Наименование предприятия

1 руб. – 1 руб. 80 коп.
60 коп.-1 руб.

Владивостокская управа Строительная часть Вла­дивостокского порта

2 руб.-3 р. 60 к.[ 1 руб.-2] р. 25 к 1 руб.-1 руб. 50 коп.
70 коп.-1 руб. 75 коп.

а) каменщики, плотники

1 руб. 25 коп.

б) чернорабочие
Владивостокский пересе­
ленческий пункт (поденно)

Сучанские каменные

угольные копи чернорабочие

1 руб.

1 руб. 50 коп.

Из табл. 2 видно, что дневной заработок китайского рабочего составлял немногим более 60% заработка рус­ского рабочего.

На частных предприятиях разница в оплате труда китайских и русских рабочих была еще более значи­тельной. В 1917 г. дневной заработок на «Черных копях

и японцы в Приамурье,

В. В. Граве,Китайцы, корейцы *тр. 374-377.

12

13

1-го Читинского Т-ва» был у русских рабочих 3 рубля,. а у китайских рабочих – 1 руб. 50 коп., на черных копях Сибирского товарищества – у русских 3 руб. 15 коп., а у китайских-1 руб. 50 коп. – 1 руб. 80 коп. 1 В тс» же время на горных частных предприятиях Забай­калья китайцы работали на 4-6 часов больше русских. Подрядчики нагло заявляли: «Мы рабочих не эксплу­атируем, мы эксплуатируем только лошадей и китай­цев» 2.

Совершенно бесцельно было обращаться китайцам в-судебные органы, так как заранее было известно, что-решение будет не в их пользу.

Капиталисты, в том числе и китайские, широко поль­зовались бесправием и неграмотностью китайских рабо­чих. Часто без всякой мотивировки они отказывали: китайским рабочим в выплате заработанных ими денег, а за малейшую попытку протестовать – увольняли их сг работы.

Вот что пишут, например, в своих воспоминаниях не­которые китайские товарищи о пребывании в дореволю­ционной России:

«Я родился в уезде Шуань-Чэн, Гиринской провин­ции,- пишет тов. Янь Дэ-хай,- родители умерли, когда 1 я был еще маленьким, и не оставили никакого имущест­ва. В детстве я пас коров и лошадей у помещика, пахал землю. Когда немного подрос, стал испытывать безжа­лостную эксплуатацию. В 19 лет бежал в Россию зара­батывать кусок хлеба. Это было в 1912 г. Тут снова’ попал в кабалу к русскому кулаку, к востоку от Бла говещенска… у кулака я проработал 5 с лишним! лет…» 3.

«В детстве,- пишет другой китайский рабочий Лю Сю-шань,- я остался сиротою… В 1916 г. был завербо­ван на железную дорогу на работу в Россию, около-г. Петрограда, там было 300-400 человек китайских ра­бочих. Подрядчик имел солдат, которые смотрели за ра­бочими и ужасно обращались с ними – избивали их до»

Ю. Смургис, Желтый труд, газета «Забайкальский рабочий»;.
J7 июля 1917 г. ‘ ‘ ” -.

Ю. Смургис, Желтый труд, газета «Забайкальский рабочий», 21 июля 1917 г. “‘ * ‘

3 Хабаровский крайпартархив, ф. 44, д. 281, Воспоминании т. Янь Дэ-хай.

14

полусмерти. Ели мы черный хлеб и похлебку. Много ра­бочих убежало и перешло на Петроградский резиновый завод. На этом заводе было несколько сот русских рабо­чих и 30 китайцев, проработали там более трех.месяцев и не получили расчета…» 1.

Один из организаторов и руководителей китайских партизанских отрядов коммунист Ван Ба-гуй сообщал в своих воспоминаниях, что он с 10-летнего возраста рабо­тал пастухом у помещика в деревне Ван Дя-цын, провин­ции Шаньдун. Получал в год 12 таянов (около 12 руб­лей). С 23-летнего возраста работал грузчиком, затем каменщиком, получал по 30 копеек в день. В 1904 г. приехал в Амурскую область, где батрачил у различных кулаков до 1919 г. Работая у кулака Рязанова в с. Там-бовке, Ван Ба-гуй был свидетелем того, как Рязанов убил батрака-китайца Тоня. Ван Ба-гуй вынул из ямы труп товарища и похоронил, а затем ушел от этого кула­ка. Привлечь убийцу к ответственности Ван Ба-гуй не мог, так как знал, что власти не станут из-за батрака, да при том еще китайца, беспокоить богатея Рязанова 2.

Причины иммиграции корейских трудящихся были эточти те же.

После победы в русско-японской войне 1904-1905 гг. японские империалисты превратили Корею в свою коло­нию, и империалистический гнет вследствие этого был в Корее еще сильнее, чем в Китае.

Японские империалисты распустили корейскую ар­мию, захватили в свои руки систему управления Кореи, подчинили себе полицию, судебные органы и органы местного управления, учредили в Корее японское генерал-губернаторство.

Сущностью политики японских империалистов в Корее было лишение корейского народа политических прав, подавление национально-освободительной борьбы, хищ­ническая эксплуатация страны и ее природных богатств, превращение Кореи в рынок сбыта японских товаров, использование территории Кореи для новых империа­листических захватов за счет Китая и России.

Основным богатством корейского народа являлась .земля. Японские империалисты захватили большую

Хабаровский крайпартархив, ф. 44, д. 281, л. 32-33.

Там же, оп. 1, д. 5, л. 16.

часть бывших государственных земель, а именно 8301513 чонбо 1. Они отбирали крестьянские земли, ши­роко используя их для строительства военных объектов,, железных дорог. Японские империалисты прибрали к. своим рукам и те земли, на которые корейские собствен­ники «не объявили» своих прав. Происходило это сле­дующим образом: «…для регистрации земель, обрабаты­ваемых корейцами, составлялись списки площадей, за­нятых отдельными владельцами. Корейцы, полагая, что* дальше речь пойдет об обложении земли новыми податя­ми, указывали при опросах меньшее количество против действительного. Закончив составление списков, японцы точно обмеряли земли каждого хозяина и потом отме­жевывали то именно количество, которое хозяин сам: указал ранее, а остаток зачисляли в распоряжение госу­дарства наравне со всеми необрабатываемыми зем­лями» 2.

Вся тяжесть империалистического гнета японцев, а также местных феодалов, ростовщиков, кулаков, торгов­цев, административной иерархии ложилась прежде всего; на плечи крестьян, в особенности крестьян-арендаторов.. Арендная плата за землю во время господства японских: империалистов намного возросла. Вот почему корей­ские крестьяне бежали с насиженных мест в поисках лучшей доли. Часть из них уходила в город и пре­вращалась в пролетариев, а часть уезжала в другие-страны.

Японские империалисты постепенно прибирали к своим рукам и корейскую промышленность, в связи с чем быстро ухудшилось положение корейских рабочих. Их заставляли работать по 12-18 часов, а платили и два раза меньше, чем японским рабочим, причем плати­ли по своему усмотрению, а не по договору 3.

Японские империалисты во всевозрастающих раз­мерах вывозили из Кореи продовольствие, обрекая стра­ну на голодное существование. Смертность корейского-населения увеличилась в два раза.

Все это являлось причиной усилившейся иммиграции-корейских трудящихся. Даже по официальным данным:

Чонбо равен 0,999 га .

В. Д. Песоцкий, Корейский вопрос в Приамурье, Хабаровск,.
1913, стр. 17-18.

Там же, стр. 15.

16

в период с 1905 по 1909 г. иммигрировало 278339 ко­рейцев 1.

На 1 сентября 1910 г. в Приморской области прожи­вало 51454 корейца (без учета корейцев на казачьих землях) 2, в Амурской области – 1538 3, в Забайкальской области – 381 кореец 4, а всего по трем областям – 53373 корейца. В последующие годы наблюдался интен­сивный приток корейских граждан. В 1914 г. только в Уссурийском крае проживало 64309 корейцев 5. По дан­ным земской переписи, в Никольск-Уссурийском, Оль-гинском и Спасском уездах Приморской области в 1917 г. проживало уже 81825 корейцев 6.

Толчком к последующему усилению иммиграции ко­ рейцев на Дальний Восток России и в другие страны послужило также неудавшееся восстание против япон­цев 1 марта 1919 г. и последовавшая за ним жестокая расправа.

Представление о расселении корейцев по городам и уездам Дальневосточной окраины России можно соста­вить по официальным данным 1910 г.

В Приморской области:

В г. Владивостоке – 3465 человек

В г. Хабаровске – 529 человек

В г. Никольск-Уссурийске -2353 человека

В г. Николаевске – 797 человек

В Никольск-Уссурийском уезде-28718 человек

В Ольгинском уезде- 10512 человек *

В Иманском уезде -2716 человек

В Удском уезде- 1204 человека

В Хабаровском уезде- 1160 человек.

В Амурской области:

В г. Благовещенске – 357 человек В г. Зея Пристань- 150 человек В Амурском уезде – 579 человек

Очерки по истории освободительной борьбы корейского наро­
да, Перевод с корейского, М.-Л., 1953, стр. 195.

В. Д. Песоцкий, там же, стр. 6.

В. В. Граве, там же, егр- 416.

Там же, стр. 415.

в С. Аносов, Корейцы, в Уссурийском крае, «Книжное дело», Ха­ баровск – Владивосток, 1928, стр. 8.

е ЦГА РСФСР ДВ, ф. Р-400, оп. 2, л. 32.

 

В округе Амурского казачьего войска – 202 человека В Зейском горно-полицейском округе- 150 человек В Буреинском горном округе – 55 человек В Амурском переселенческом районе – 45 человек.

В Забайкальской области:

В г. Чите – 53 человека

В Шилко-Аргунском горно-полицейском округе – 28 человек

В Хорогочинских золотых приисках- 165 человек

В Баргузинском горном округе – 70 человек

В Нерчинском уезде – 46 человек

В Уст-Карийском стане- 14 человек

В Акшинском уезде – 2 человека

В Нерчинском заводском уезде – 2 человека

В Читинском уезде- 1 человек

Социальный состав корейцев Амурской и Забайкаль­ской областей на 1 сентября 1910 г. характеризуется следующими данными: чернорабочих-1288 человек, ремесленников – 46, земледельцев – 262, торговцев – 323 человека. Корейские рабочие находились преиму­щественно в районах горнодобывающей промышленнос­ти. Торговцы оперировали преимущественно в г. Благо­вещенске, где их было 315 из 323.

Корейцы Амурской и Забайкальской областей, за редким исключением, были отходниками. Семейных сре­ди них было всего 68 человек, очень мало лиц приняло русское подданство, на зиму многие сезонные рабочие-корейцы уезжали на родину.

Из корейцев,- проживавших на Дальнем Востоке в 1910 г., более 81% сосредоточилось в земледельческих районах – в Никольск-Уссурийском, Ольгинском и Иманском уездах Приморской области.

В Приморской области 14799 корейцев (2532 семьи) числились в подданстве России. Из них около 10000 про­живало в Янчихинской и Адиминской волостях (Посьет-ский р-он), около 2000 в Корсаковской волости и близ города Никольск-Уссурийска, около 1000 в Иманском уезде, немногим более одной тысячи в Ольгинском уез­де, 248 -во Владивостоке, 40 – в г. Хабаровске, 43 -в Николаевске, 67
0 – в Хабаровском уезде. ;

18

Корейцы, принятые в русское подданство до 1901 г., получали 15-десятинные наделы на семью 1.

Русско-подданные корейцы в Приморской области составляли около 30% всего корейского населения этой области. Имея сравнительно большие наделы, они были наиболее обеспеченными и даже выделяли из своей сре­ды кулаков, купцов, подрядчиков и других эксплуатато­ров, которые пользовались преимущественно трудом своих соотечественников, лишенных земли.

Количество корейцев-иностранцев, как их официально тогда называли, на 1-е сентября 1910 г. в Приморской области было 36655 человек (не считая 14799 корейцев, которые получили русское подданство). По городам и уездам области они распределялись так:

16791 человек проживал в Никольск-Уссурийском уезде

9479 человек – в Ольгинском уезде

3217 человек – в г. Владивостоке

2358 человек – в г. Никольск-Уссурийске

1876 человек – в Иманском уезде

1204 человека – в Удском уезде 490 человек – в Хабаровском уезде 489 человек – в г. Хабаровске 754 человека – в г. Николаевске.

Эта категория корейцев в Приморской области быст­ро росла. За период с 1898 по 1910 год она увеличилась почти в три раза (12503 человека в 1898 г. против 36655 в 1910 г.).

Корейцев, которые не приняли подданство России, следует разделить на две группы:

1-я группа – это прибывшие в Россию легально, т. е. с визой русского консула. Они считались временно проживающими в России.

Всегда находясь под угрозой выселения, корейцы этой группы не могли прочно осесть на землю и созда­вать свое хозяйство. Они всецело оказывались во власти землевладельцев в качестве батраков и полуарендато­ров. Многие из этой группы добивались принятия их в российское подданство с тем, чтобы изменить свое пра­вовое положение, а главное, чтобы получить земельный

Л . А. Панов, Желтый вопрос в Приамурье, стр. 13. После 1901 г. корейцы землей не наделялись.

19

надел. В 1910 г. насчитывалось 7600 заявлений о приеме в русское подданство, поданных корейскими семьями 1.

2-я группа – это корейцы, пришедшие в Россию не­ легально, без национальных паспортов и виз. Под руко­водством опытных проводников они пересекали границу в период сезонной работы: посев, сенокос, уборка уро­жая, рыбная ловля, лесозаготовки и т. д. По окончании трудонапряженного сезона корейцы этой группы возвра­щались на родину, а те из них, кто оставался в России, пополняли армию батраков, рабочих, арендаторов. Ко­рейцы этой группы были в самом тяжелом положении. Судьба их всецело зависела от усмотрения низших чинов полиции, пограничной стражи и сельской админис­трации. В любой момент их могли выселить из России. Для землевладельцев эта группа была наиболее выгод­ной, так как за обещание покровительства, которое вы­ражалось в получении разрешения на временное прожи­вание в России, они заставляли корейцев соглашаться па самые кабальные условия батрачества и аренды.

Командиры партизанских отрядов товарищи Илыо-хов и Титов видели одного корейца, который 47 лет про­жил у кулака на заимке, вдали от людей, и за эти годы .-почти забыл свой родной язык и не научился русскому 9.

В Полтавском станичном округе (Никольск-Уссурий-ский уезд) в поселке Константиновском 75 казаков засе­вали при помощи корейских батраков 338 десятин. 83 фанзы 3 с 300 корейцами и 23 фанзы с 161 китайцем арен­довали у казаков 1532 десятины земли.

«Можно сказать,-пишет В. Д. Песоцкий,- что весь Южно-Уссурийский край питается трудом именно этих корейцев» 4.

В Янчихинской, Адиминской и Раздольненской волос­тях на каждого русскоподданного корейца приходилось более двух корейцев-иностранцев, т. е. батраков или арендаторов.

Вновь прибывающие в Приморскую область корейцы

В. В. Граве, Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье, стр. 425.

Н. Ильюхов и М. Титов, Партизанское движение в Приморье- “(1918-1920 гг.), Л., 1928, стр. 81.

Фанза (китайское фан-цзы)-жилище каркасного типа.

В. Д. Песоцкий, Корейский вопрос в Приамурье, Хабаровск, 1913, стр. 26.

стремились пристроиться в южной части Никольск-Уссу-рийского уезда у богатых соплеменников. Корейцы, ненашедшие работы на юге, шли на север – в Ольгинский, Хабаровский уезды. Обычно они устраивались неболь­шими хуторами вокруг крупных русских поселений по нескольку фанз, реже – целыми деревнями.

«Безземельное корейское население края, -пишет В. Д. Песоцкий,-стоит вне закона, и жизнь его регу­лируется усмотрением каждого русского, не говоря уже о случайных хозяевах и чинах полиции. Никаких юридических сделок, никаких судебных дел, где бы выступал заинтересованной стороной безземельный ко­реец, встречать или слышать не приходится. Безземель­ный кореец при беспристрастном взгляде на положение является «бродячим рабочим скотом», и его кочева­ния ведут к перемене хозяев, но сущность дела не меняют»’.

На севере Никольск-Уссурийского уезда часто произ­водился особый вид «охоты» на корейцев, живущих в глуши, которая часто кончалась убийствами.

Корейцы-рабочие составляли в Приморской области немного более 13% от всего корейского населения. В 1911 г. на казенных и частных предприятиях Примор­ской области, главным образом в горной и рыбной про­мышленности, работало 6707 корейцев.

Законом царского правительства от 29 сентября 1902 г. думам городов Приамурского генерал-губерна­торства было предоставлено право ограничивать особы-гми кварталами некоторых азиатов. В соответствии с этим законом, городские думы Хабаровска, Николаевска издали постановления о китайских кварталах, согласно которым китайцам и корейцам, особенно не русско-поддаииым, запрещалось проживать в «русских» квар­талах.

Прикрываясь лозунгами борьбы с «желтой опас­ностью», русская буржуазия стремилась вытеснить из дальневосточного рынка России мелкую китайскую бур­жуазию. «Во время путешествия по Амурской области,- пишет В. В. Граве,- только и слышно, что все русские разоряются и на естественно возбуждаемый вопрос, кто

В. Д. Песоцкий, Корейский вопрос в Приамурье, Хабаровск, 1913, стр. 27.

21

же богатеет, всегда получается стереотипный ответ: ки тайцы» 1.

С классовой дискриминацией, направленной против китайских и корейских трудящихся, было покончено только после победы Великой Октябрьской революции, когда власть на Дальнем Востоке перешла к Советам.

Дальневосточные органы Советской власти, проводя в жизнь принципы ленинской национальной политики,изложенные в «Декларации прав народов России», изда­ли специальные постановления, которыми было ликвиди­ровано бесправие китайцев и корейцев. По юридичес­кому статусу они были приравнены ко всем иностран­цам. Опровергая слухи, распространяемые контрреволю­ционными элементами о якобы дурном обращении Совет­ской власти с китайцами и японцами, Исполнительный комитет Советов рабочих, крестьянских и солдатских де­путатов Амурской области в обращении «К населению города и области» писал:

«…обращаясь к гражданам китайцам и японцам, Исполнительный комитет обещает им полную защиту их интересов и призывает их не верить злостным и нелепым слухам, распространяемым темными силами с целью расстроить наши добрососедские отношения» 2. Это обра­щение было опубликовано 6 марта 1918 г.

Далее последовал ряд постановлений, направленных на ликвидацию экономического и политического нера­венства иммигрантов. Так, IV съезд Советов рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов Дальне­го Востока, происходивший в апреле 1918 г., принял сле­дующие статьи в правилах «О землепользовании»:

«…7. Свободные земли должны быть предоставлены пришлому населению для разработки и засева наравне • с корренным населением…

9. Все иностранное население имеет право на земли» и получает наделы в сельских и волостных земельных
комитетах.

10. Размещение иностранного… населения по местам возлагается на областные, уездные и сельские земельные
комитеты.

11. Обо всех иностранцах, принявших подданство РСФСР и получивших земельные наделы, земельные ко­ митеты должны доводить до сведения краевой комиссии ‘.смледелия.12. Все принятые из иностранцев граждане и полу­чившие земельные наделы несут повинности и платят налоги наравне со всеми гражданами Российской Совет­ской Федеративной Республики» 1‘.

Руководствуясь декретом «О земле», законом о со­циализации земель, местные органы Советской власти уже в период гражданской войны наделяли землей ки­тайских и корейских арендаторов и батраков.

В то же время белогвардейцы и интервенты нещадно грабили китайских и корейских трудящихся, применяли над ними насилия и пытки.

Так, военком Губельман в своем отчете Владивосток- i ому комитету партии коммунистов от 21 октября 1919 г. сообщил, что возле Сандагоу совершено убий­ство двух китайцев, копавших корень жень-шень. Воен­ком Губельман лично произвел расследование и розыс­ки. Убийцы были найдены. «Собрав сход всех крестьян,- пишет т. Губельман,- я привел убийц, и они приговорены .были к расстрелу. Китайское население… теперь беско­нечно благодарно за то, что эти убийцы, ежегодно безна­казанно убивавшие китайцев, уничтожены. Такой же • случай произошел на реке Майхе, где были убиты четы­ре китайца. Мною открыты убийцы, несмотря на то, что прошло 20 дней после убийства. Один из них, старовер Деришев, расстрелян, а двое других староверов скры­лись. Население, которое дрожало от их присутствия в течение долгих лет, нигде не находило на них управы… ■они всегда отделывались взятками администрации и убийства проходили безнаказанно. В данное время чув­ствуется, что есть орган, следящий за всем происходя­ щим…» 2.

В январе 1920 г. в долине реки Нижняя Вангоу ору­довали белобандитские шайки анархиста Козлова и Во­ловика. Они занимались грабежом и разбоем главным образом среди китайского и корейского населения. При

 

В. В. Граве, Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье, СПб. ,
1912, стр. 235.

Хабаровский крайпартархив, ф. 9, д. 59.

Хабаровский крайпартархив, ф, 44, он. 1, д. 74 л 15]

Там же, д. 88, л. 39-40.

23

этом они называли себя коммунистами. Партизаны пой­мали этих бандитов и расстреляли.

Партизаны сурово наказывали членов своих отрядов^-в случаях, когда они позволяли себе насилия над китай­скими и корейскими гражданами. Так, например, в мае 1919 г. в селе Фроловка (Сучанский район) был приго­ворен к расстрелу член партизанского отряда Кириенко-за изнасилование кореянки. Приговор был приведен в исполнение» 1.

Эти факты наглядно показывали китайским и корей­ским трудящимся, что равноправие народов, провозгла­шенное Советской властью, осуществляется на деле.

Коренное улучшение положения китайских иммигран­тов вынуждены были признать даже представители; милитаристских кругов. 24 октября 1922 г. китайская, военная делегация посетила на станции Угольная глав­кома Народно-Революционной армии т. Уборевича и от имени правителя Маньчжурии маршала Чжан Цзо-лина поздравила с победой и благодарила за доброе отноше­ние к китайским переселенцам в Никольск-Уссурийске к просила такого же отношения к их переселенцам во Вла­дивостоке. Главком Уборевич ответил, что отношение: победивших русских властей ко всем иностранцам оди­наково 2.

Все приведенные факты объясняют то сочувственное отношение китайских и корейских трудящихся к рабо­чим и крестьянам России, которые боролись за власть трудящихся, за уничтожение эксплуатации человека человеком, за равноправие и дружбу между народами. Они видели, что рабочие и крестьяне, красноармейцы № партизаны Советской России преследуют цели, соответ­ствующие их интересам.

Понять это китайским и корейским трудящимся по­могло и то обстоятельство, что в интервентах на Дальнем? Востоке – японцах, американцах, англичанах и фран­цузах- они узнали исконных врагов своей родины. Китайские и корейские трудящиеся понимали также, что* белогвардейцы – это носители российского капитализма,, что в случае их победы Россия восстановит неравноправные договора с Китаем и будет проводить в отноше­нии своих ближайших соседей дореволюционную коло­ниальную политику. Участвуя в борьбе против интервен­тов и белогвардейцев в России, китайские и корейские трудящиеся тем самым приближали час освобождения своей родины.

Борьба советского народа вместе с передовыми пред­ставителями трудящихся Китая и Кореи против интер­вентов и белогвардейцев в России была проявлением взаимопомощи и представляла собой фактический союз угнетенных против угнетателей, основанный на общности жизненных интересов.

В своем письме в ЦК РКП (б), посланном в январе

1920 г., руководители Дальневосточного подпольного комитета РКП (б) писали: «Не подлежит сомнению, что
революционному движению азиатских народов придется сыграть громадную роль в борьбе с международным
империализмом. В этом отношении наши усилия были направлены к тому, чтобы завязать постоянную связь с
революционными элементами Кореи, Китая и Японии.

Корейские революционные организации представ­ляют блок всех партий… Цель этого объединения – борь­ба с японским империализмом. Связь с корейцами была установлена еще при Советской власти Дальсовнарко-мом и теперь поддерживается комитетом коммунистов.

С китайцами связи нет. Предполагаем, что ее удаст­ся в ближайшее время завязать. В партизанской же борь­бе эта связь имеется…» 1.

В резолюции X съезда РКП (б), состоявшегося в марте

1921 г., указывалось:

«Установление советского строя в России и провоз­глашение права наций на государственное отделение перевернули отношения между трудовыми массами на­циональностей России, подорвали старую национальную вражду, лишили почвы национальный гнет и завоевали русским рабочим доверие их инонациональных братьев не только в России, но и в Европе и в Азии, довели это доверие до энтузиазма, до готовности бороться за общее дело» 2.

 

Н. Ильюхов и М. Титов, Партизанское движение в Приморье.
(1918-1920 гг.), Л., 1928, стр. 74.

Газета «Рабочий путь» от 28 октября 1929 г.

24

Хабаровский крайпартархив, ф. 44, д. 88, л. 72.

КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пле­
нумов ЦК, ч. I , изд. 7-е, 1954, стр. 556.

25

Сама жизнь настоятельно диктовала необходимость прочного союза между трудящимися России, Китая и Кореи, для того, чтобы совместно бороться против коло­ниального и социального гнета.

Под влиянием Великой Октябрьской социалистичес­кой революции и известий о поражении китайской дипло­матии на Парижской мирной конференции в 1919 г. в Китае вспыхнуло знаменитое патриотическое «движение 4 мая».

В этот день студенты Пекина организовали митинг и многотысячную демонстрацию под лозунгами: «Во внеш­ней политике борьба за национальный суверенитет!», «Наказания национальным предателям!» и др.

В ответ на репрессии со стороны реакционного пра­вительства студенты организовали забастовку, которая быстро распространилась во всех городах страны. С июня инициативу студентов поддержали рабочие. К дви­жению примкнуло также купечество. Повсеместно в Китае был организован бойкот японских товаров.

«Движение 4 мая» открыло новый период в исто­рии китайской революции. На политическую арену выс­тупил пролетариат.

Это движение активно поддержали трудящиеся ки­тайцы, проживавшие во Владивостоке и в других местах Приморья.

Очевидец борьбы китайских рабочих А. Н. Яременко пишет: «Китайский пролетариат обладает исключитель­ной волей, эту волю надлежит только развернуть в кол­лективную силу и укрепить идеей социалистической ре­волюции» 1.

Справедливую революционную борьбу китайцев ак­тивно поддерживали русские рабочие и студенты.

В обращении русских студентов к студентам всего мира, принятом 8 февраля 1920 г. на съезде студентов Дальнего Востока, говорилось: «Мы протягиваем руку дружбы китайским студентам, которые являются аван­гардом в защите прав своей матери-родины и решитель­но и последовательно борются против иностранцев, по­пирающих волю народа»2.

Шанхайский студенческий съезд 20 марта 1920 г, горячо откликнулся на это обращение русских студен­тов: «Дорогие друзья, много благодарны мы Вам за Ваше доброе письмо. Мы Вас уважаем за Вашу борьбу. Эта борьба постепенно вызовет уважение к Вам всего мира. Приятно узнать, несмотря на господствующую неблагоприятную критику, истину о тех идеях, за кото­рые борется народ Вашей страны. Согласно сообщению Пекинского правительства, китайские войска будут отоз­ваны из Вашей страны, и мы верим, что скоро наступит время, когда другие страны прекратят свою интервен­цию в Ваших национальных делах.

Мы, китайские студенты, также сотрудничали с наши­ми соотечественниками и хотели спасти нашу страну от неизбежной опасности…» 1.

25 июля 1919 г. Советское правительство опублико­вало обращение «К китайскому народу и правительст­вам Южного и Северного Китая», в котором еще раз подтверждалась искренность заявлений об аннулирова­нии неравноправных договоров Советской России с Китаем и выражалась надежда, что Китай немедленно пришлет своих представителей для переговоров. В обра­щении говорилось: «Если китайский народ хочет стать, подобно русскому народу, свободным и избежать той участи, которую ему уготовили союзники в Версале с целью обратить его во вторую Корею или во вторую Индию,- пусть он поймет, что его единственный союз­ник и брат в борьбе за свободу есть русский рабочий и крестьянин и его Красная Армия» 2.

Это обращение нашло живой отклик в самых широ­ких кругах китайского народа.

«Китайский народ,- пишет Пын Мин,- переживал годину тягчайших бедствий, поистине «звучал его крик, искал отклика друга». И вот теперь такой отклик вели­кого друга достиг его ушей. Это, естественно, чрезвы­чайно обрадовало и тронуло китайский народ» 3.

В ответном послании Советскому правительству Китайская ассоциация труда писала: «Вы, рабочие,

 

Сборник «Революция на Дальнем Востоке», вып. I , M ., 1923,
стр. 215.

Журнал «Шаоиянь шицзе» («Мир молодежи»), т. I , стр. 34. .

26

ЦГА РСФСР ДВ, ф. 1182, он. 1, д. 2, л. 11.

«Внешняя политика СССР», Сборник документов, т. I , М.”
1944, стр. 300.

Пын Мин, Краткая история дружбы народов Китая и Совет­
ского Союза, Перевод с китайского, Л., 1957, стр. 18.

27

крестьяне и красноармейцы всей России,- самые доро­гие для нас в мире люди. Весь простой народ Китая вос­хищается Вашими творческими усилиями и духом само­пожертвования, которые особенно радуют и вдохнов­ляют китайских трудящихся. Они желают сотрудничать с рабочими, крестьянами и красноармейцами всей Рос­сии, встать с ними под знамя гуманности и справедли­вости и совместными усилиями вести борьбу за искоре­нение привилегированных классов, за осуществление великого мирового единения» 1.

В письме Ассоциации газетных работников Совет­скому правительству, принятом на специальной конфе­ренции, говорилось:

«Мы были безгранично благодарны, получив это очень справедливое и сильное послание Рабоче-Кресть-янского правительства России. От имени китайской об­щественности мы приносим самую искреннюю благодар­ность народу РСФСР и выражаем надежду, что китай­ский и русский народы, основываясь на справедливых принципах свободы, равенства и взаимопомощи, в обста­новке искренней дружбы будут принимать усилия для устранения угнетения между народами…» 2.

Пекинские студенты послали принятую на митинге телеграмму Советскому правительству, в которой обе­щали заставить пекинское правительство учесть волю народа и в кратчайший срок установить с Советским правительством дружественные дипломатические отно­шения. В своем решении, принятом на митинге, они пи­сали: «Намерение Рабоче-Крестьянского правительства вернуть Китаю ранее отнятые у него права дает нашей стране огромные преимущества на международной

арене.

Мы и сами стремились вернуть эти права, ныне доб­ровольно нам возвращенные, но не могли этого добить­ся. Сейчас, когда японские притязания с каждым днем растут и Япония готовит новые кровавые замыслы, этот благородный акт Рабоче-Крестьянского правительства поистине является огромным вкладом в дело мира во всем мире» 3.

Щэньбао от 17 апреля 1920 г.

Шэньбао от 9 апреля 1920 г.

Там же.

28

Таким образом, условия для участия китайских и ко­рейских трудящихся в борьбе против интервентов и бело-твардейцев на Советском Дальнем Востоке были созда­ны всей предшествующей историей, солидарным стрем-.леиием советского, китайского и корейского народов •освободиться от социального и национального гнета. Эти условия умело использовала партия большевиков в своей агитационной и организационной работе, вовлекая трудящихся китайцев и корейцев в ряды активных за­щитников молодой Советской республики.

* * *

Вопрос об участии китайских рабочих в борьбе про­тив интервентов и белогвардейцев на Советском Даль­нем Востоке это только часть более широкого вопроса – об участии китайских трудящихся в борьбе за советскую власть в России.

К началу Октябрьской революции китайские трудя­щиеся проживали не только на Дальневосточной окраи­не, но и в Сибири, на Урале, в центральных районах России.

Таким образом, практически китайские трудящиеся могли принимать участие в революционной борьбе во многих областях России. И это действительно было так.

В феврале 1918 г. китайские трудящиеся, работавшие в районе Восточного фронта, вступали в красногвардей­ские отряды, в составе которых боролись с германскими империалистами. В Красную Гвардию влился тогда да­же отдельный китайский отряд, численностью до 200 че-.ловек 1.

Вскоре после победы Октябрьской революции в т. Москве был образован китайский батальон, числен­ностью в 180 человек. Летом 1918 г. в Петрограде орга­низовался китайский интернациональный отряд.

13 июня 1918 г. в военной газете Петроградской тру­довой коммуны в статье, озаглавленной «Китайские красные батальоны», указывалось: «Численность китай­ских красноармейцев превышает 1800 человек, но их число постоянно возрастает. Формируются батальоны -особенно успешно в Самаре, Сибири, откуда ожидается не менее 10000 человек».

Товарищ Пын Мин пишет: «…в 1919 г. на Советской земле около 30-40 тысяч китайских рабочих вступили

Хабаровский крайпартархив , ф . 44, оп . 1, д . 281.

29

в Красную Армию и сражались в одних рядах с русским народом против империалистов» 1.

В архивных материалах в списках Северного полка: значится много китайских фамилий 2.

Известно также, что тов. Ли Фу-ции в 1918 г. с груп­пой китайских товарищей служил в охране Смольнога в Петрограде. С октября 1919 г. его назначили помощни : ком командира отделения разведки 33-го полка 6-й диви­зии, 1-й Конной армии 3.

Корейские трудящиеся участвовали в организации: красноармейских частей в Сибири и на Урале. В 1918 г. в городе Иркутске был сформирован интернациональ­ный отряд. В нем было много корейцев.

В Пермской области в 1918 г. корейцы вместе с китайцами сражались против колчаковцев в составе ба­тальона, которым командовал товарищ Жен Фу-чен.

В августе – сентябре 1918 г. в городе Перми из ки­тайцев, корейцев и мадьяр был сформирован интерна­циональный отряд, которым командовал Д. Ф. Хромотко. Этот отряд сражался с колчаковцами в районе Мягкого Кына Лысьевского района Пермской области 4.

Корейские трудящиеся сражались в составе интер­национального полка 5-й Армии. На 20 февраля 1921 г. в этом полку насчитывалось китайцев 695, корейцев.

261 человек 5.

На Дальнем Востоке массовое вступление китайских трудящихся в борьбу с белогвардейцами впервые отме­чено в марте 1918 г.

В начале марта 1918 г. белогвардейцы, возглавляе­мые атаманом Гамовым, произвели в городе Благове­щенске контрреволюционный переворот. На борьбу с контрреволюцией немедленно выступили рабочие г. Бла­говещенска и крестьяне ближайших деревень. Боль­шинство китайских рабочих Чепуринского завода и дру­гих предприятий города вступило в Красную Гвардию и участвовало в разгроме контрреволюционного мятежа 5.

Пын Мин, Краткая история дружбы народов Китая и Совет­ского Союза, Перевод с китайского, Л., 1957, стр. 16.

Газета «Советская Россия» от 11 января 1957 г.

Журнал «Цзефань цзунь вэньи», 1957 г., № 1.

Пермский Облпартархив, воспоминания тов. Мирзо от 25/ VI 1957 г .

s ЦГАКА, ф. 185, оп. 9, д. 50, л. 484.

Хабаровский крайпартархив, ф. 44, д. 283, д. 1-3.

30

Несколько позднее на Забайкальском фронте китай­цы в интернациональных отрядах боролись против бело­гвардейских банд атамана Семенова. В сформирован­ном в г. Верхне-Удинске отряде было 185 китайцев, кото­рыми командовал тов. Шуи Афанасий 1.

29 июня 1918 г. части чехословацкого корпуса, инспи­ рированные международной буржуазией, заняли поме­щение Владивостокского Совета, арестовали членов исполнительного комитета и начали разоружать Крас­ную Гвардию. Затем совместно с белогвардейскими час­тями они повели наступление на север. Образовался так называемый Уссурийский фронт.

Хабаровский Совет рабочих и солдатских депутатов организовал интернациональный отряд в 1200 человек, который состоял из китайцев, венгров, чехов, сербов, ла­тышей и др. Значительную часть этого отряда составля­ли китайцы. Отряд участвовал во многих боях на Уссу­рийском фронте, в частности он отличился при занятии Каульских высот (на р. Уссури) 12 августа. 1918 года.

На Уссурийском фронте сражался также отдельный китайский батальон, командиром которого был тов. Сун Дин-у.

Летом 1918 г. в угольных копях иод Никольск-Уссу- рийском был организован небольшой китайский красно­армейский отряд под командой тов. Ван Ин-зуна. Этот •отряд принял участие в нескольких боях с чехами и японцами 2.

Наряду с китайцами Советскую власть на Уссурий­ском фронте активно защищали корейские трудящиеся. Все члены социалистической партии корейцев 3 считали -себя мобилизованными. Корейцы сражались в смешан­ных красногвардейских отрядах, но, кроме того, были отдельные небольшие корейские красногвардейские под­разделения. Так, например, в конце июля 1918 г. на Уссурийский фронт прибыл из Хабаровска корейский отряд в составе 20 человек 4. Большую работу по органи­зации отпора врагу проделала пламенная революцио-

ЦГА РСФСР ДВ, ф. Р.-2549, -д. 57, л. 36-37.

Хабаровский крайпартархив, ф. 44, д. 283, л. 1-3.

Социалистическая партия корейцев «Ханин Сахе дан» органи­зована 28 марта 1918 г. в г. Хабаровске. По идейной направлен­ности она примыкала к РКП (б).

С. Аносов, Корейцы в Уссурийском крае, 1928, стр. 20.

31

О том, как вела себя Л. П. Станкевич во время казни, свидетельствует следующее заявление калмыковского палача Юлинека: «Геройски еще умерла женщина ко­реянка, была комиссаром, образованная, босяками вер­ховодила. Она… говорила, что умирает за свободу тру­дящихся всей земли…» 1.

* * *

Основные методы революциота­ новление Советской власти в Сибири и на Дальнем Вос­токе были определены конференцией большевиков, про­исходившей подпольно в г. Омске 20-21 марта 1919 г. На этой конференции присутствовали представители большевистских организаций Владивостока, Благове­щенска, Верхнеудинска.

В решении конференции было записано: «1. Главный метод – организованное вооруженное восстание рабочих, крестьян и солдатских масс, имеющее целью установить в обширных районах и, если возмож­но, во всей Сибири Советскую власть. 2. Всесторонняя поддержка стихийно начинающихся восстаний кресть­янских, рабочих и солдатских масс, возможно большего расширения базы восстановления в районах Советской власти. 3. Партизанская война, вовлекающая массы в •активную борьбу, отвлекающая значительные силы бе­лых на поддержание «порядка», уничтожающая пути и средства сообщения, запасы снаряжения, дезорганизую­щая тыл противника. 4. Саботаж во всех областях хозяй­ственной жизни страны, парализующий организацию и продвижение сил белых. 5. Усиленная агитация среди рабочих, крестьянских и, самое важное, солдатских масс, подталкивающая их к активной борьбе и разлагающая организованную живую силу противника в тылу и на фронте. 6. Агитация среди иностранных военных частей, находящихся в Сибири. 7. Агитация среди пролетариев Востока и Америки»’.

В сентябре 1918 г. по всему Дальнему Востоку из остатков частей Красной Гвардии, рабочих и крестьян под руководством большевиков стали создаваться пар­тизанские отряды. Активное участие в этом деле приня­ли китайские и корейские трудящиеся.

В партизанские отряды Приморья, Приамурья, За­байкалья влилось значительное число китайских и ко­рейских рабочих (с шахт, приисков ц других предприя­тий) и сельских батраков.

Д. Бойко-Павлов, командовавший партизанскими от­рядами Хабаровского района, писал, что к ним «шли русские, китайцы и корейцы» 2.

Участник партизанской борьбы Ван Го-ю рассказал и своих воспоминаниях: «Китайским рабочим в Сучан-ском районе жилось в царское время хуже, чем каторж­никам. В 1918 г., когда пришли японцы, жить стало совсем невозможно. Били и расстреливали нас ради удовольствия, как собак. И лишь только дошли до нас слухи, что в сопках Сучана, под командой Смолина, ор­ганизовался пятый синтухинский партизанский отряд, я темной ночью, вместе с группой таких же рабочих, батра­чивших в то время у кулака Двухжильного, ушел в партизаны. От Смолина я вскоре перешел в шестой от­ряд к т. Анисимову и там дрался до тех пор, пока не очистили нашу родную советскую землю от империалис­тических захватчиков…» 3.

Один из замечательных организаторов и руководите­ лей партизанских отрядов тов. Чин Бао-чуань (Орлов
Александр Иванович) в своих воспоминаниях сообщил: «В 1917 г. весной слышал, что крестьяне говорят –
революция. Я по-русски в это время говорить не умел. Об Октябрьской революции ничего не знал.
I В 1918 году, осенью, когда кончили жать хлеба, пришли японцы. Когда выпал первый снег, в Андреевку (Амурская область.- И. Б.) приехал партизанский от­ряд Иванова в 35-36 человек. С Ивановым были Мухин и Юшкевич. Приехали вечером. Мухин, Юшкевич, Ива-

 

Сборник «Революция на Дальнем Востоке», вып. I , M ., 1923, стр. 160.

34

Цит. по книге Г. Рейхберг, Разгром японской интервенции на
Дальнем Востоке, М., 1940, стр. 80.

Сборник «Таежные походы», М., 1935, стр. 98.

Хабаровский крайпартархив, ф. 44. оп. 1, д. 282.

35

нов стали вызывать китайских батраков по одному и беседовать. Меня спрашивают: «Чем занимались рань­ше.» Говорю: «Был военнослужащим». «Если желаете, пойдемте с нами. Вы поможете нам, мы будем помогать вашей революции».

Я собрал 30 человек китайских батраков, говорил с ними: «У нас в Китае начинается революция, у русских тоже революция, свергают помещиков и капиталистов, не будут друг друга угнетать. Надо помочь. Ездят япон­цы и казаки – они встречают китайца, не спрашивают, кто ты, убивают – лучше вступить в отряд. Решили идти в партизаны.

В Андреевке получили от отряда берданки, по 50-100 патронов. Патронов было много, винтовок мало. Я стал команиром китайского взвода отряда Ива­нова…» 1.

Для обеспечения дальнейшего роста китайского под­разделения отряда Иванова, руководитель амурских большевиков Ф. Н. Мухин поручил товарищу Ян Зы-фыну вербовать китайских батраков в с. Громовке, Поз-деевке, Возжеевке и других селах. Ян Зы-фыну удалось направить в отряд Орлова 30 китайцев 2. В декабре 1918 г. в отряд Чин Бао-чуаня влилось 36 китайцев, при­веденных товарищем Ван Чи-жаном (Железняк Иван Иванович). В июле 1919 г. японцам и казакам удалось напасть на след Ян Зы-фына, арестовали в селе Громов­ке 16 китайцев и 7русских добровольцев, завербованных Ян Зы-фыном, и расстреляли их. Сам Ян Зы-фын чудом спасся. В отряд Чин Бао-чуаня многие китайцы охотно щли сами. Товарищ Ван Ба-гуй в 1919 г. батрачил в Чуевке. Он слышал разговоры о том, что если победят большевики, они прогонят кулаков, помещиков, капита­листов, будет равенство, рабочим будет хорошо. Ван Ба-гуй слышал также, что в тайге есть китайский парти­занский отряд и решил найти его, чтобы бороться в его рядах. Ему это удалось. Через некоторое время Ван Ба-гуй был назначен командиром взвода. Китайское подразделение отряда Иванова выросло до 150 че­ловек 3.

В других партизанских отрядах Амурской области

Хабаровский крайпартархив , ф . 44, оп . 1, д . 5, л. 5.

Там же , д . 11, л. 142.

3 Там же , д . 5, л. 8 ‘…. «

тоже встречались китайцы, преимущественно владевшие русским языком. Те же из них, кто не знал русского язы­ка, как правило, переходили в подразделение Чин Бао-чуаня.

Подразделение Чин Бао-чуаня, действуя в составе отряда Иванова, вместе с другими отрядами Амурской партизанской армии участвовало во многих боях с ин­тервентами и белогвардейцами. Например, под Вино-градовской заимкой 4 февраля 1919 г. отряд организовал засаду_ и дал бой японо-белогвардейскому отряду, кото­рый потерял убитыми 400 человек, партизаны потеряли 36 человек убитыми, 18 ранеными (в том числе 5 китай­цев). У разъезда Юхта и деревни Чудиновки в 20-х чис­лах февраля 1919 г. японцы потеряли свыше 1200 чело­век убитыми и более 1000 ранеными. Партизаны потеря­ли убитыми 136 человек, из которых 16 китайцев. Похо­ронены они в братской могиле в с. Чудиновке1.

В апреле 1919 г. Амурская партизанская армия ока­залась в очень тяжелом положении: были израсходованы последние боевые запасы, не было продовольствия. Ввиду этого, а также в связи с началом весенних поле­вых работ, военный совет и штаб решили распустить армию по домам 2. При этом было решено оружие при­прятать с тем, чтобы по окончании летних работ провес­ти мобилизацию всех сил для освобождения Благове­щенска. К моменту роспуска Амурской партизанской армии она уничтожила до 17600 интервентов и бело­гвардейцев.

Для воссоздания партизанской армии в будущем на службе были оставлены 18 командиров и в их числе тов Чин Бао-чуань. Около 200 китайцев-партизан, спрятав в тайге оружие, пошли искать работу. Некоторые из них вернулись на родину, где были арестованы и посажены в тюрьму. ‘

С конца лета 1919 г. вновь начали создаваться пар­тизанские отряды в Амурской области. Товарищ Чин Бао-чуань организовал китайское подразделение при от­ряде А. Н. Бутрина, известного под наименованием «от­ряда Старика».

Хабаровский крайпартархив, ф. 44, оп. 1, д. 64, л. 53.

С. Н. Шишкин, Гражданская война на Советском Дальнем
Востоке, Воениздат, 1957, стр. 65.

36

К Чин Бао-чуаню шли китайцы, которые служи­ли у него раньше, а так­же новое пополнение.

В другом отряде «Чер­ ный ворон» 1 было 20 ки­тайцев. Они не знали русского языка, что яв­лялось причиной недора­зумений между ними и командованием отряда. Командир «Черного во­рона» однажды пришел в отряд «Старика» и высказал свое мнение, что «китайцев надо обе­зоружить, у них нет по­рядка, надо часовых ста­вить – не хотят, куда пойти – не хотят»-. По совету Чин Баочуани Бутрин взял китайцев в свой отряд. Чин Бао-чу­ань рассказал им об Ок­тябрьской революции, об опыте партизанской вой­ны, после чего вновь влившиеся в отрят. ки­тайцы стали полноценны­ми бойцами.

В октябре 1919 г. под­разделение Чин Бао-чу-аня уже насчитывало

•коло 150 человек и отряд получил название «Китайской еотни». Это название сохранилось и тогда, когда числен­ность отряда достигла 400 человек 3.

Осенью 1919 г. “отряд Чин Бао-чуаня участвовал во многих боях,” из которых наиболее крупными были бои под деревней Бесхлебовкой (начало октября), под села­ми Ерковцы (25 октября) и Тарбогатай (начало но­ября) .

 

Это название отряду дали потому, что члены отряда носили
обмундирование черного цвета, добытое у интервентов.

Хабаровский крайпартархив, ф. 44, оп. 1, д. 5, л. 10.

Там же. Иногда этот отряд назывался интернациональным, так как в нем, наряду с китайцами, служило до 30 русских партизан

Под Ерковцами партизаны заняли боевую позицию: в центре – ударная группа китайского отряда в 150 че­ловек, по флангам – русские из отряда «Старика». Ут­ром получили донесение, что из Семеновки к Ерковцам

 

31

продвигаются около 200 японцев на подводах с тран­шейным орудием и тяжелым пулеметом. «Когда начался бой,- вспоминает товарищ Чин Бао-чуань,- пошел снег. Ветер со снегом бил японцам в лицо. Я приказал не делать ни одного выстрела без моего приказа. Под­пустили японцев близко. Они стали стрелять из тран­шейки. Подпустили еще ближе. Японцы установили станковый пулемет. Китайцы видят пулемет – горит сердце ■- хотят отнять пулемет. Один бежит к пулеме­ту- убили, бежит другой – убили. Трех человек убили. Больше я никого не пустил. Пошли все в атаку, захвати­ли пулемет и трех пленных, немного дальше еще трех пленных. Японцы побежали. В д. Семеновке русский от­ряд окружил японцев, захватили 9 пленных, остальные убежали. В этом бою убили очень много японцев, захва­тили траншейку и станковый пулемет» 1.

В отряде А. Н. Зубарева-Макарова было около 50 партизан-китайцев 2. Более 30 китайских партизан слу­жили в отряде «Пролетарий», действовавшем в 1-ом районе Амурской области 3.

По линии Амурской железной дороги действовало несколько китайских партизанских отрядов, в том числе отряд Ван Ин-зуна, оперировавший в районе станции Завитой 4, отряд Ван Вин-чжана, действовавший около станции Уруша,отряд Тян Юн-сана – у станции Еро­фей Павлович, отряд Ку Ма-чена, численностью более 200 человек, действовавший в районе станции Могочи”.

В Приамурской области много китайцев было в от­ряде Шевчука. «На пути движения со станции Ин,- пи­шет в своих воспоминаниях Иван Павлович Шевчук,- в мой отряд вступили добровольцами 7 китайцев-рабочих. После этого каждый день прибывали китайцы, которые ко времени взятия Хабаровска образовали китайскую роту – около 100 человек. Китайские партизаны были весьма стойкими бойцами во всех боях» 6.

В декабре 1919 г. в партизанском отряде товарища Бузина (Бича) насчитывалось примерно 150 человек

Хабаровский крайпартархив , ф . 44, оп . 1, д . 5, л. 12.

Там же, ф. 44, оп. 1, д. 279, л. 25.

г ? ЦГА РСФСР ДВ, ф. Р-3587, оп. 1, д. 13, л. 5.

Амурский облпартархив, ф. 1, оп. 1, д. 253, л. 61-62.

5 ЦГАКА, ф. 1055, оп. 1, д. 41, л. 48. Хабаровский’крайпартархив, ф- 44, on . 1-, Д; 103, л. 41-

русских и 100 китайцев. Оружия в отряде не хватало, и поэтому командование не могло обеспечить им вновь прибывших китайцев. Оружие пришлось добывать у врага. Многим партизанам удалось захватить оружие в победоносном бою под деревней Циммермановкой, рас­положенной в низовьях Амура. «Когда началась борь­ба,- пишет в своих воспоминаниях партизан тов. Логи­нов,- китайцы ждали убитых со стороны белых для то­го, чтобы захватить у них винтовки и пойти в бой… Как только китайцы замечали убитого со стороны белых, они сейчас же схватывали под огнем винтовку и уже с вин­товкой шли в наступление на белых» 1. В январе 1920 г. в экспедиции, направлявшейся на освобождение г. Ни­колаевска-на-Амуре, насчитывалось около 200 парти­зан-китайцев.

В Приморской области в 1919 г. в отряде тов. Шев­ченко из китайских бойцов была организована особая рота 2.

Много китайцев было в партизанском отряде товари­ща Ярошенко. Во втором Иманском полку Революцион­ной армии в январе 1920 г. сражались две роты китай-‘-ских партизан 3.

В 1919-1920 гг. в Приморье и на Амуре действовало несколько самостоятельных китайских отрядов, кото­рые, однако, часто действовали совместно с русскими партизанами.

В октябре 1919 г. в районе Чугуевки, Приморской области, имелось два китайских партизанских отряда, численностью до 70 человек в каждом. Одним из этих отрядов командовал Ли Фу, а другим – Тун Ло Они подчинялись Военно-Революционному комитету При­морской области. Позднее один из этих отрядов с разре­шения военкома Губельмана перешел в Тетюхинскии район для совместных действий с партизанским отря­дом Сержанта 4.

Об одном из китайских отрядов А. Н. Яременко пи­шет: «Между д. Бреевкой и Архиповной, на корейском хуторе, отдыхал китайский партизанский отряд под командой тов. Тун Ло. Отряд имел перестрелку с япон-

Хабаровский крайпартархив , ф . 44, оп . 1, д . S3, л . 66 – 67.

Газета «Тихоокеанская звезда» от 21 июля 1 Э 57 г .

Хабаровский крайпартартив , ф . 44, оп . 1, д . 76, л. 53.

Там же , д . 88.

 

40

41

цами под Анучино… Китайские партизаны приняли нас радушно, устроили хороший «чифан» (кушанье). Ко­мандиры партизанских отрядов Глазков и Рекрут имели совещание с Тун Ло по поводу совместных действий на случай вторжения японцев в Чугуевскую долину. Ки­тайские товарищи провожали нас, выстроившись по свистку командира. Дисциплина у них образцовая. Цель борьбы с колчаковцами и японцами для них ясна…» 1 Позднее под общим командованием товарища Тун Ло находилось семь китайских партизанских отря­дов.

Отряд тов. Тун Ло зародился в верховьях реки Има­ма, где проживало много китайцев, занимавшихся зем­леделием и охотой. Отряд Тун Ло, действуя особой груп­пой, внес большой вклад в дело разгрома интервентов на Дальнем Востоке 2.

В 1919-1920 гг. в Ольгинском уезде действовал ки­ тайский отряд в 1000 человек под командой революцио­ нера тов. Суна. Сам. Сун был участником Китайской ре­волюции 1911 г.

Приморские большевики установили связь с этим от­рядом, помогли ему оружием, обмундированием, продо­вольствием. В частности, на заседании Приморского об­кома РКП (б) 7 сентября 1920 г. было принято решение немедленно доставить Суну вагон муки, а также воору­жение и аммуницию 3. В отряде Суна были предста­витель обкома т. Мамаев, уполномоченные технического отдела. Отряд Суна активно помогал приморским парти­занам бороться с интервентами и белогвардейцами 4.

Товарищ Мамаев описывает интересную встречу в 1919 г. в Ольгинском уезде с китайским отрядом. «По заданию штаба с нашим партизанским отрядом должен был слиться китайский хунхузнический отряд. Весть о приближении хунхузов дошла до нас за несколько часов до их прихода. Поднялась суматоха. Всем нам хотелось как-нибудь особенно отметить это радостное событие, тем более, что шедший к нам отряд зарекомендовал се-

Сборник «Революция на Дальнем Востоке», вып. 1, М., 1923,
стр. 263.

Там же, стр. 237.

Приморский крайпартархив, ф. 1, он. 2, д. 59, л. 25.

Сборник «Революция на Дальнем Востоке», вып. 1, М., 1923, стр. 383-384.

бя как прекрасная боевая единица, не раз вступавшая в открытый бой с японскими войсками. Немедленно был заказан скромный партизанский обед. Счастливчикам, попавшим в почетный караул, завидовали все. Но вот и отряд. Человек сто хунхузов, растянувшись извилистой змейкой, подходили к штабу. Раздалась команда: «Смирно! На караул!». Отряд выстроился в одну шерен­гу и ответил на наше приветствие отдачей «на караул» с неменьшим мастерством, чем мы.

С неменьшим изумлением и недоумением мы наблю­ дали, как один китаец принял устойчивую позу наподо­бие «чехарды», а два других положили ему на спину «пушку». Она представляла собой саженный ствол, не­многим меньше дюйма в диаметре. В тыльной части ствола, сбоку, был продернут шнур, который поджег один из несших «пушку». Второй китаец крепко прижал к телу приклад. Раздался оглушительный выстрел. Оба китайца, державшие допотопное оружие, упали замерт­во. Финал неожиданный. Нашему доктору пришлось немало с ними повозиться» 1. Русские партизаны оснасти­ли’этот отряд современным оружием, и китайские това­рищи оставили свою «пушку» в тылу. Через два дня объединенные отряды вступили в бой с общим врагом.

Этот случай указывает на плохое вооружение китай ских партизан. Но воля к победе, крепкая дисциплина приносили китайским товарищам одну победу за другой.

В январе 1920 г. рота китайцев и отряд конной раз­ведки русских партизан под общим командованием тов. Ярошенко заняли станцию Бочарове’выгрузили целый японский эшелон, и на мобилизованных 500 крестьян­ских повозках доставили ценное имущество в комитет обороны. В это же время 2 китайские роты в составе 2-го Иманского революционного полка с боями пресле­довали белогвардейские банды атамана Калмыкова до китайской границы.

Истории известны многие герои гражданской вой­ ны – китайцы. Например, тов. Ван Го-ю – член парти­занского отряда Анисимова в Приморье – участвовал во многих боях против белогвардейцев, интервентов и их карательных отрядов. В частности, при его активном участии был пущен под откос бронепоезд белогвардей-

Сборник «Революция на Дальнем Востоке», вып. 1, М., 1923, стр. 383-384.

цев между станциями Новонежино и Романовна. За храбрость ему дали кличку Лихач. Это имя он гордо нес на протяжении всей гражданской войны, и наконец, прозвище стало его фамилией» 1.

Китайские трудящиеся, проживавшие на Дальнем Востоке России, не только вливались в партизанские от­ряды Приамурья, но и переходили линию Западного фронта и там вступали в регулярные части Красной , Армии.

В связи с этим отдел государственной охраны «пра­вительства» Колчака разослал циркуляр от 4 июля 1919 г., в котором указывалось: «По имеющимся сведе­ниям самый неблагонадежный элемент китайского насе­ления с востока переселяется в прифронтовую полос\ для перехода фронта и присоединения к большевикам… отдел… просит принять все зависящие от Вас меры к не­допущению неблагонадежного элемента китайского на­селения проникать на территорию России, захваченную большевиками» 2.

Корейцы, как и китайцы, «создавали самостоятель­ные партизанские отряды». В апреле 1918 г. в корейской деревне Николаевке (Сучанского района) возник сель­ский Совет, членами которого были избраны тт. Хан Чан Гер, Ким Ден Хе, Ким Семен, Пак Мун Хо, Ни Лаврен­ тий и другие. В одном из первых решений этого Совета говорилось об изъятии земли у кулацких хозяйств и рас­пределении ее между трудящимися, причем без разли­чия подданства. Этим Совет завоевал авторитет у тру­дящихся корейцев и ненависть кулаков.

В период наступления интервентов и белогвардейцев члены Совета деревни Николаевки установили связь с партизанскими отрядами тт. Ильюхова и Мечика и вы­полняли их задания. Они вели агитацию среди корей­ского населения, доставляли оружие в русские партизан­ские отряды.

В феврале 1919 г. они организовали первый корей­ский партизанский отряд, численностью до 35 человек. Через некоторое время он насчитывал уже 70-80 че­ловек.

Как организатор и руководитель этого отряда осо­бенно выделился тов. Хан Чан Гер Григорий Елисеевич.

Партархив Хабаровского крайкома КПСС, ф. 44, оп. 1, д. 282 ? ЦГА РСФСР ДВ, ф. 483, on . 1, д. 162, л. 7.

Родился он в 1892 г. в с. Нижняя Янчихэ, Никольск-Ус-сурийского уезда, в семье крестьянина-бедняка. После аннексии Кореи Японией в 1910 г. он вступил в органи­зацию корейской молодежи, которая ставила своей целью освобождение Кореи от японского ига. В 1915 г. тов. Хан Чан Гер был мобилизован в царскую армию, участвовал в боях с Германией вначале солдатом, а за­тем, по окончании Киевской школы прапорщиков,- младшим офицером. В декабре 1917 г. он был избран начальником пулеметной команды. В феврале 1918 г. Хан Чан Гер демобилизовался и прибыл в Приморье. Как член группы сочувствующих большевикам Хан Чан Гер стал вести агитацию за Советскую власть. Был председателем Николаевского сельского Совета рабо­чих и крестьянских депутатов. На всем протяжении борьбы с интервентами и белогвардейцами Григорий Елисеевич Хан Чан Гер проявил себя умелым организа­тором и талантливым командиром корейских парти­занских отрядов. Очень пригодились ему военные зна­ния, полученные им на фронтах империалистической войны.

В феврале 1919 г. был организован второй партизан­ский отряд из корейцев с. Таудеми. Корейцы этого села и до революции имели оружие, так как им приходилось защищать себя от нападения грабителей. Таудеминцы из своих запасов передали около 200 винтовок в распо­ряжение штаба Новолитовского партизанского отряда. В начале партизанской войны отряд корейцев села Тау­деми был равен взводу и подчинялся партизанскому штабу Сучанского района.

23 мая 1919 г. начальник революционного штаба Ольгинского уезда на первом повстанческом съезде тру­дящихся Приморской области докладывал: «Корейцы принимают активное участие в восстании. В настоящее время имеется рота из хорошо вооруженных корейцев. Около 1200 корейцев готовятся к выступлению, но за не­имением оружия вынуждены временно не выступать. Вопрос об обмундировании после организации своих мастерских стоит хорошо. Из Владивостока было до­ставлено 2000 пудов муки. Существует тесная связь с Владивостокской городской организацией коммуни­стов»’.

Хабаровский крайпартархив, ф. 44, д. 88, л. -12.

 

44

45

В июне 1919 г. в Ольгинском уезде было уже две ро­ты корейских партизан.

Организация корейского партизанского отряда в Ольгинском уезде, как и в других местах, проходила в острой классовой борьбе. Если трудящиеся корейцы, особенно молодежь, активно шли в корейские и русские партизанские отряды, то зажиточные корейцы, прежде всего кулаки и выразители их интересов – эсеры, кото­рые господствовали в корейских националистических организациях на юге Приморской области, всячески препятствовали организации партизанских отрядов.

В Никольск-Уссурийске на II корейском съезде в мае 1918 г. представители корейской буржуазии выска­зались за «нейтралитет» в классовой борьбе в России. С наступлением контрреволюции они приняли участие в карательных экспедициях, в организации корейского на­ционального батальона при генерале Хорвате 1, доказав тем самым, что они далеки от позиции нейтралитета.

В июне 1919 г. состоялся съезд представителей Сове­тов корейского населения Ольгинского уезда. На пове­стке дня стояли два вопроса: 1. Выборы делегатов на уездный съезд Советов. 2. Об организации и деятельно-#ти корейского партизанского отряда.

По второму вопросу часть делегатов, состоящая в веновном из представителей «Корейского национально­го Совета», высказалась за то, чтобы корейский отряд воевал только с японскими интервентами, якобы для то­го, чтобы не ухудшать положения делегации «Корейско­го национального Совета», посланной на Парижскую мирную конференцию. Эта точка зрения не получила одобрения съезда.

Еще до Октябрьской революции приморские боль­шевики вели коммунистическую пропаганду среди ко­рейского населения. Товарищ Пак (Мин Гю) Иван Васильевич пишет, что когда он учился в Высшем началь­ном училище в с. Владимиро-Александровском (Сучан-ский р-он), учитель А. Н. Яременко собирал маленькую группу и рассказывал о большевизме и коммунизме. Тогда у него (Пака) появилось стремление попасть в среду большевиков. Когда в 1919 г. большевики начали

С. Аносов, Корейцы в Уссурийском крае, «Книжное дело», Хабаровск – Владивосток, 1928, стр. 21.

46

организовывать партизанские отряды, тов. Пак И. В. сразу вступил в него 1.

С началом империалистической интервенции боль­шевики усилили агитационную и организационную рабо­ту среди национальных меньшинств Советского Дальнего Востока, прежде всего среди китайских и корейских трудящихся.

При Ревштабе, а затем при исполкоме Ольгинского уездного Совета депутатов трудящихся был организо­ван Отдел по работе среди национальностей. По суще­ству это был корейский отдел. Он издавал на корейском языке газету «Наша жизнь», воззвания, листовки, ко­торые затем распространялись по корейским селениям и отдельным фанзам в тайге.

«Бывало,- пишут в своей книге тт. Ильюхов и Ти­тов,- около Ревштаба в тени на корточках сидит вере­ница стариков и молодых корейцев в ожидании выпуска своей газеты и листовок. Получив таковые, они, при­шедшие из таежных уголков, порою очень дальних, от­правлялись обратно, неся свежие вести из своего люби­мого кор. отдела» 2.

Таким образом большевики Приморья разъясняли корейским трудящимся, кто является для них другом, а кто – врагом.

«В организационный период,- пишет в своих воспо­ минаниях тов. Хан Чан Гер,- в отряде не было ни одного коммуниста, и он во главе с командиром действо­ вал под руководством русских коммунистов. Под их же руководством мы печатали на корейском языке листов­ки для отряда и распространяли среди трудящихся ко­рейцев» 3.

Корейские партизанские отряды много раз участво­вали в боях приморских партизан против интервентов и белогвардейцев. В мае 1919 г. военные корабли япон­цев и колчаковцев часто подходили к побережью Оль­гинского уезда. Однажды колчаковцы подошли на паро­ходе к Самарге, на севере Ольгинского уезда, сделали вид, что выгружают муку и другие товары, а когда соб­рался народ, стали стрелять в него из пулеметов. Они сожгли поселковые строения, увезли скот. Тогда парти­заны организовали охрану побережья.

Организованный в деревне Николаевке корейский партизанский отряд вместе с русскими партизанскими отрядами под общим командованием т. Ильюхова в мае 1919 г . вел бой с колчаковцами у деревни Перетино, пре­граждая путь колчаковцам в глубь уезда. В этом бою было убито более сотни колчаковцев. Под дер. Казан- кой этот корейский отряд вместе с русскими вел бой с американским отрядом. В этом бою американцы поте-•ряли около 150 человек. Заняв Казанку, американцы сожгли школу 1 и расстреляли нескольких ни в чем непо­винных китайцев-огородников.

Командование партизанских отрядов часто исполь­зовало корейцев для разведки. Для этого корейские партизаны переодевались в национальные костюмы и проникали на рудники и станции, где были сосредоточе­ ны силы врага. Здесь они собирали сведения о силах противника 2.

Для разведки корейцев использовали и в других партизанских отрядах. В партизанском отряде тов. Ан­дреева, деистовавшем в Никольск-Уссурийском уезде в 1919-1920 гг., хорошим разведчиком был тов. Пак. По сведениям, полученным от Пака, партизаны устроили засаду у дер. Кондратенково и перебили много бело­гвардейцев.

В мае 1919 г. в Ольгинский уезд прибыл Сергей Ла­зо и принял командование над всеми партизанскими от­рядами Приморья. С этого времени действия партизан значительно активизировались.

В 20-х числах иювя 1919 г. 14 партизанских отрядов Приморья внезапно атаковали гарнизоны интервентов, расположенные на Сучанской ветке железной дороги, и в жестоких боях нанесли им тяжелое поражение.

В этих боях участвовали и партизаны-корейцы. На­пример, рота русских и взвод корейских партизан, численностью в 120 человек, под командованием тов.

Приморский крайпартархив, ф. 61, оп. 3, д. 259, л. 12.

Н. Ильюхов и М. Титов, Партизанское движение в Приморье, (1918-1920 гг.), Л., 1928, стр. 82.

Хабаровский крайпартархив, ф. 44, оп, 1, д. 286, л. 20.

Партархив Хабаровского крайкома КПСС. ф. 44, оп. 1, д. 286.

Н. Ильюхов и М. Титов, Партизанское движение в Приморье.
(1918-1920 гг.)!, Л., 1928, стр. 136.

 

48

49

Владивостокова, выбили японский гарнизон со станции Сица, несмотря на то, что силы японцев в четыре раза превышали силы партизан. Партизаны взорвали подъем­ники и тем самым надолго вывели из строя угольные шахты 1.

Много корейских партизан было в отрядах Шевченко, Милехина, Ярошенко. В конце 1919 г. в Имано-Ванской долине из корейцев-партизан, входивших в отряды тт. Ярошенко и Милехина, организовался отдельный ко­рейский партизанский отряд под командованием тов. Хван Ха Ира. В долине реки Хор в районе Верино-Табань организовался корейский партизанский отряд, командиром которого стал тов. Цой Николай Семенович 2. Этот отряд действовал вместе с отрядами тов. Бойко-Павлова.

В декабре 1919 г. в низовьях р. Амура из корейских рабочих золотых приисков был организован партизан­ский отряд численностью до 200 человек. Этот отряд участвовал в освобождении города Николаевска-на-Аму­ре в феврале 1920 г., командовал им Пак Илья Харито-пович 3.

Много китайцев и корейцев было в мелких партизан­ских отрядах. Весной 1919 г. в 10 км от деревни Петров­ской (на реке Зее) организовался небольшой, но крепкий партизанский отряд. Состоял он из двадцати русских, шести корейцев, четырех китайцев и двух мадьяр. Ко­мандовал этим отрядом кореец тов. Цой Пантеги. Рань­ше он сражался на Уссурийском фронте и прибыл в Амурскую область вместе с отступающими частями Красной Гвардии. Накануне первого мая 1919 г. отряд устроил засаду и уничтожил 63 японских кавалериста. Хорошим подарком интернациональный отряд встретил международный праздник трудящихся 4.

Осенью 1919 года сформировался партизанский от­ряд в г. Охотске. В нем было 317 русских, 57 корейских и 27 китайских партизан. До марта 1920 г. этот отряд ус­пешно сражался с превосходящими по численности и по

Сборник «Революция на Дальнем Востбке», вып. 1, М., 1923,
стр. 245.

Газета «Красное Знамя» от 5 ноября 1932 г.

Хабаровский краевой государственный архив, ф. 119, д. 12, л. 100.

Сборник «Таежные походы», М., 1935, стр. 351-355,

50

вооружению силами белогвардейцев, действовавших » этом районе 1.

В первой половине июля 1919 г. генерал Колчак, японские и американские интервенты направили в райо­ны действия приморских партизан, где была восстанов­лена Советская власть, 8-тысячную армию. Партизанам пришлось отступить в глубокую тайгу. Один разбитый интервентами партизанский отряд несколько дней про­бирался звериными тропами по тайге. Продукты вышли. Голодные люди ели виноградные листья и зеленую смо­родину. Вдруг они встретили корейские фанзы. Корей­ские крестьяне накормили партизан, дали им своих волов, на которых они добрались до ближайшего селения 2.

В тех условиях помощь китайских и корейских трудя­ щихся имела большое значение, так как русское населе­ние жило преимущественно в деревнях и не имело в тай­ге продовольственных запасов.

Командиры партизанских отрядов Ольгинского уезда тт. Ильюхов и Титов пишут, что партизан «… в каждойкрестьянской избе находил и стол, и дом, и сердечную встречу хозяина. Табак и тот получал каждый из них бесплатно от корейцев. Когда противник вытеснял нас из русской деревни и мы вынуждены были на день-два уходить в сопки, мы располагались там в корейских фан­зах, обычно разбросанных в тайге, и переходили на азиатскую кухню. Корейцы в Сучанском районе стара­лись всячески поддерживать партизанское движение…» 3.

Корейские партизанские отряды Приморской, При­амурской и Амурской областей почти целиком, на про­тяжении всего периода гражданской войны, содержалиа за счет средств, собираемых с корейского населения Советского Дальнего Востока. Так, например, отряд тов, Хан Чан Гера снабжало продуктами корейское населе­ние Сучанского, Ольгинского и Шкотовского районов. Для сбора средств и продуктов питания из отряда отко­мандировывались специальные люди. Оружие и обмун­дирование этот отряд также получал в основном от корейского населения. По постановлению съезда корейс-

ЦГА РСФСР ДВ, ф. 562, оп. 1, д. 1524, л. 4-5.

Сборник «Революция на Дальнем Востоке», вып. I , M ., 1923, стр. 248.

И. Ильюхов, М. Титов, Партизанское движение в Приморье, (1918-1920 гг.), Л., 1928, стр. 57.

52

ких крестьян Шкотовского района с каждого двора соби­рался один пуд чумизы для корейского партизанского’ отряда. В этом районе в конце 1922 г. было собрано 300 пудов чумизы для Сучанского корейского партизанского отряда 1.

В июле 1919 г. партизанский отряд Петрова, состояв­ший из 30 человек, скрывался на скалистом берегу Уссу­рийского залива. При помощи китайских рыбаков отряд поддерживал связь с Владивостоком. Китайцы предо­ставили партизанам свои шаланды для выполнения бое­вых заданий, причем во время операций китайцы сами управляли шаландами. Китайцы снабжали отряд про­дуктами питания и боеприпасами, доставляемыми из Владивостока 2.

Китайские и корейские трудящиеся участвовали в. экономических забастовках и в политических демонстра­циях, проходивших под антиинтервенционистскими ло­зунгами.

Об участии китайских рабочих в забастовках свиде­тельствует доклад управляющего Сучанским рудником Егорова от 23 апреля 1919 года. В нем он сообщает: «Сучанские рабочие по экономическим и политическим:: мотивам устраивают забастовки и добиваются повы­шения заработной платы… и в этом смысле особенно удачно оперировали китайские рабочие, предъявляя по­средством забастовок все большие и большие требо­вания» 3.

В своем отчете, посланном в январе 1920 г. в ЦК РКП (б), работники Дальневосточного подпольного ко­митета РКП (б) писали:

«Китайцы и корейцы принимали деятельное участие в партизанском движении в течение 1919 года. Первые – главным образом в Никольск-Уссурийском уезде, вто­рые- в Ольгинском. Помимо непосредственного учас­тия в движении, китайцы и корейцы оказывали и оказы­вают большую помощь своими фанзами, разбросанными повсюду, а также едой и табаком.

Особенно нужно отметить единодушие китайцев. За все время борьбы в области мы не знали ни одного слу-

Приморский облпартархив, ф. 61, оп. 1, д. 419, л. 3.

Хабаровский крайпартархив, ф. 44, оп. 1, д. 251.

ЦГАОР, ф. 135, д. 464, л. 279.

53

чая предательства со стороны китайцев или отказа в гостеприимстве.

Японцами и американцами было совершено много жестокостей над китайцами» 1.

В 1919 г. советский народ одержал решающие победы над соединенными силами интервентов и белогвардей­цев. Были разбиты Колчак, Юденич и Деникин.

Перед лицом больших военных успехов Красной Армии и ростом революционного движения на Западе начался распад контрреволюционных сил в России.

Одним из доказательств этого может служить гай-довская авантюра во Владивостоке. Поссорившись с Колчаком, чешский генерал Гайда хотел совместно с эсерами и меньшевиками произвести переворот во Владивостоке. Восстание готовилось под лозунгами свержения Колчака и созыва «Сибирского учредительного собрания».

В эту авантюру эсеры вовлекли и корейских рабочих. По их заданию А. Хан и Мун внушали корейцам, что «освободиться от японского влияния корейское населе­ние сможет лишь в том случае, если вся власть в Сибири перейдет к земским деятелям, т. е. к «эсерам»…, что «зем­цы» дадут возможность корейцам образовать корейские национальные батальоны, которые с оружием в руках будут бороться против японского движения». Средства и инструкции Хан получал от эсеров. Хан Чен Гер также принимал участие в Гайдовском восстании. Он органи­зовал корейский отряд, который влился в отряд генерала Гайда и участвовал в восстании 2. Сам Хан Чен Гер был начальником пулеметной команды в поезде Гайды. Вос­стание происходило 17-18 ноября 1919 г. Окончилось оно полным провалом. Гайда, эсеровские вожди и меньше­вики успели сбежать, а рабочие, в том числе и корей­ские, жестоко пострадали. Белогвардейские и японские войска, при содействии американцев (последние прожек­торами освещали месторасположение повстанцев, что дало возможность обстреливать их из пушек и пулеме­тов), истребили около 100 повстанцев в бою и свыше 400 расстреляли после боя. Затем последовали пытки и истя­зания пленных.

Этот случай наглядно раскрыл ошибки корейских

Хабаровский крайпартархив, ф. 44, оп. 1, д. 88, л. 72-73. 2 Сборник Дальиспарта, кн. II , 1924, стр. 165-166.

54

национальных вождей, которые доверились американ­цам.

5 января 1920 г. правительство США приняло реше­ние об эвакуации своих войск с Дальнего Востока. На­чался отъезд чехословацких войск.

16 января 1920 г. Верховный Союзный Совет Антан­ты вынужден был принять решение о снятии блока­ды с Советской России и отозвании своих войск из Сибири.

Большевики Дальнего Востока, воодушевленные ус­пехами Красной Армии, усилили борьбу против бело­гвардейцев. В конце августа 1919 г. подпольный Област­ной комитет РКП (б) решил начать подготовку к всеоб­щему восстанию в Приморье. Это решение подтвердила партийная конференция, происходившая подпольно в г. Владивостоке 17 сентября 1919 г. Начался новый подъем партизанского движения. Большевики широко \ развернули агитационно-пропагандистскую работу сре­ди белогвардейских солдат. В ряде мест солдаты подня­ли восстания и перешли на сторону партизан. Так посту­пили в ноябре 1919 г. солдаты Сучанского, а в декабре – Шкотовского гарнизонов.

Большую работу провели большевики во Владивос­токе по организации восстания. Огромную энергию и. настойчивость проявил при этом Сергей Лазо, возглав­лявший объединенный оперативный штаб военно-рево­люционных организаций г. Владивостока. Благодаря хорошей организации, 31 января 1920 г. власть во Влади­востоке была взята повстанцами без особого кровопро­лития. Генерал Розанов – ставленник Колчака – сбе­жал к японцам.

Поскольку во Владивостоке скопилось большое коли­чество интервенционистских isupвойск, восстание проводи­лось под лозунгом передачи власти Приморской област­ной земской управе.

«Необходимо так повести переворот,- говорилось в-воззвании Дальневосточного областного военно-револю­ционного штаба коммунистов от 25 января 1920 года,- чтобы союзники, и в особенности Япония, не имели бы: прямого повода выступить против нас» 1.

ЦГАОР, ф. 342, д. 7, л. 203.

55.

Еще до восстания партизаны освободили города Ни-кольск-Уссурийск, Сучан и Шкотово.

Партизанские части в это время реорганизовались в революционную армию. По поручению командира 1-го Дальневосточного Советского полка тов. Ильюхова, при полку в начале марта 1920 г. из корейских партизан был сформирован батальон в 300 человек. После победы ко­рейский батальон дислоцировался в Шкотово 1. Органи­зовал этот батальон и командовал им тов. Хан Чан Гер 2. 13 февраля 1920 г. партизаны Хабаровского района -совместно с частями революционной армии, присланны­ми из Владивостока, освободили г. Хабаровск.

Удачно действовали партизанские отряды в Амурской ‘■области. К зиме 1919 г. значительная часть области на­ходилась уже в руках партизан.

5 февраля 1920 г. была восстановлена Советская власть в г. Благовещенске. Подразделение Чин Бао-чуаня вместе с другими частями отряда «Старика» пер­выми вступили в город.

Как в освобождении г. Хабаровска, так и в освобож­дении г. Благовещенска активное участие принимали китайские и корейские партизаны.

VIII съезд трудящихся Амурской области, открыв-“шийся 27 марта 1920 г. в г. Благовещенске, в знак приз­нательности особо почтил память китайских трудящихся, павших вместе с русскими в борьбе за Советы.

4 февраля 1920 г. японское командование вынуждено было заявить о своем нейтралитете. Так кончился вто­рой этап борьбы против интервентов и белогвардейцев на Советском Дальнем Востоке.

В апреле 1920 г. начался третий поход Антанты. На этот раз две руки международного империализма – панская Польша и Врангель – пытались задушить Советскую Республику. В это же время началось новое наступление японских интервентов. Наступления панской Польши с Запада, Врангеля с Юга и империалистичес­кой Японии с Востока были взаимно согласованы.

Японские интервенты еще 12-15 марта 1920 г. сдела­ли авантюристское наступление против партизанской

1 Хабаровский крайпартархив, ф. 44, оп. 1, д. 286, л. 10.

Приморский крайпартархив, ф. 61, оп. 1, д. 1031, л. 55.

56

бригады, стоявшей в Николаевске-на-Амуре. До этого командование японского гарнизона заверяло партизан в своих симпатиях к Советской России. Японские офи­церы посещали партизанский штаб в качестве гостей, заводили беседы с партизанами, всячески стремились войти в доверие к командованию. Все это делалось для усыпления бдительности партизан.В ночь на 12 марта значительные японские силы не­ожиданно появились перед партизанским штабом, зда­нием, где размещались партизанские части и артилле­рия. Японцы открыли пулеметный огонь, стали бросать в окна ручные гранаты, подожгли здание. Одновременно они обстреляли и подожгли другие дома, занятые рево­люционными войсками. Японские интервенты рассчиты­вали внезапным ударом уничтожить весь командный -состав партизан, а затем овладеть городом. Но японское командование просчиталось. Партизаны, несмотря на внезапность нападения и значительные потери, быстро оправились и сами перешли в наступление. К вечеру 14 марта японцы были разбиты. В ликвидации японской авантюры участвовали китайские и корейские части ре­волюционных войск.

Выступление японских интервентов 12-15 марта 1920 г. в г. Николаевске-на-Амуре было генеральной ре­петицией перед наступлением в апреле.

Тщательно разработав план и вооружившись до зу­бов, японские войска в ночь с 4 на 5 апреля 1920 г. вне­запно напали на гарнизоны Революционной армии во Владивостоке, Никольск-Уссурийске, Спасске, Шкотово, Хабаровске и во многих других городах и селениях -Приморской и Приамурской областей. В эти дни японцы и белогвардейцы убили и замучили тысячи сол­дат революционных войск, советских и партийных работ-пиков и много мирного населения. В топке паровоза бы­ли сожжены виднейшие руководители революционной борьбы трудящихся Дальнего Востока товарищи Сергей Лазо, Сибирцев и Слуцкий.

Японские интервенты особую жестокость проявляли к корейцам.

Под влиянием Великой Октябрьской социалистичес­кой революции 1 марта 1919 г. в Корее началось движе­ние народа против гнета японских империалистов. Демонстрация с требованием независимости Кореи, на-

57

чавшаяся в столице Сеуле, вскоре охватила всю страну.. Политические демонстрации перешли в вооруженное* восстание: «…вооружившись дубинками, косами, серпами, камнями они (корейцы. – И. Б.) вступили в руко­ пашные схватки с японскими полицейскими. В кровопро­литную борьбу с японцами вступило и корейское кре­стьянство, в том числе и сельский пролетариат… Кресть­яне бесстрашно нападали на жандармские отряды,, полицейские участки, уездные управления, волостные канцелярии, нанося врагу серьезные удары» 1.

Для подавления восстания Японии пришлось ввести: в Корею значительные военные силы и особый корпус японских жандармов. Японцы жестоко расправились с народом Кореи. Участников восстания и даже людей не­причастных к нему они безжалостно пытали, расстре­ливали, истязали. Например, в г. Сувоне 15 марта 1919 г. японцы «…узнав о том, что в окрестностях города убит один японский солдат, собрали жителей в церковь (яко­бы для проповеди), а затем, облив здание керосином,, подожгли его и стали расстреливать людей, выбегающих из горящего здания. Убийства и поджоги продолжались, в течение трех дней, в результате чего было убито еще несколько десятков жителей и сгорело более 400 домов» 2..

Корейцы бежали в леса и горы, за границу, в том числе в Северный Китай и в русское Приморье. Корей­ские патриоты стали создавать партизанские отряды как. в самой Корее, так и в Маньчжурии и Приморье для борьбы против японских поработителей.

Корейцы Приморья активно включились в борьбу за освобождение своей Родины. Они помогали партизанам оружием, по городам и селам Приморья собрали для них: 100 тыс. рублей 3.

Очевидец, коммунист А. Н. Яременко, так описал события, происходившие во Владивостоке 17 и 18 марта 1919 г. «Корейская слободка во Владивостоке разукра­шена национальными и красными флагами – сегодня у корейцев праздник-демонстрация незвисимости Кореи. Происходят митинги. Корейская манифестация движется:

Очерки по истории освободительной борьбы корейского наро­да, Перевод с корейского, Госполитиздат, М, 1953, стр. 225.

Там же, стр. 231.

Сборник «Революция на Дальнем Востоке», вып. 1, М., 1923, стр. 217.

58

от корейской слободки по городу. На автомобилях мчат­ся по городу, разбрасывают «Декларацию независи­мости» Кореи. Корейские дети и молодежь преобладают в демонстрации. Это «Красный праздник просыпающей­ся Кореи». Русский пролетариат примыкает к манифес­тации. Всем консулам специальная корейская делегация вручает «Декларацию независимости Кореи», напечатан­ную на английском, русском, китайском и корейском языках. Японская жандармерия присматривается, шмы­гает по корейским фанзам, срывает «Декларацию». Пе­редают, что китайский консул любезно принял корей­скую делегацию… Японскому консулу бросили пачку деклараций в окно. Единодушие корейцев проявилось с большой силой…» 1.

Корейская революционная иммиграция в России ре­шила отмечать 1 марта 1919 г. как праздничный день.

Японские интервенты начали мстить корейцам за их участие в борьбе за освобождение своей Родины, за по­мощь трудящимся Советской России.

Прежде всего они решили расправиться с центром революционной борьбы корейцев Приморья – корейской слободкой во Владивостоке.

В 5 часов утра 5 апреля 1920 г. японские войска оце­пили слободку и обстреляли здания и убегающих людей. В одной из школ находилась корейская рота до 50 чело­век, несшая комендантскую службу в слободке. Японцы обезоружили и связали корейских солдат и стали изби­вать их прикладами. Затем они вывели корейцев из по­мещения и приказали лечь в грязь, после чего арестован­ных заперли в помещение школы и подожгли здание. Из охваченного огнем здания неслись отчаянные крики. Японцы никого не подпускали к своим жертвам.

По улицам слободки водили корейцев, преимущест­венно молодых, с туго завязанными за спиной руками, избивали их, затем расстреливали. Зверства японцев во Владивостоке описывает очевидец: «Врезались в память особенно два момента. 8 апреля к корейцам, заключен ным в доме против почты, пришли их родственники, пре­ имущественно женщины, и просили свидания с арестован­ными для передачи хлеба. Японцы отказали. Одна ста­руха-кореянка стала на колени перед японским солда-

Сборник «Революция на Дальнем Востоке», вып. I , M .. 1923, стр. 216-217.

59

том, умоляя передать хлеб заключенному. Солдат уда­рил старуху по плечу, она повалилась на землю. Затем японцы стали разгонять толпу корейцев, которая пере­шла на другую сторону улицы и долго чего-то ожидала… И – второй момент. На лестнице вокзала… привязанный сзади за руки к решетке стоит кореец-, без ботинок; ноги тоже привязаны и поставлены на острых кромках. Он не наклоняется: на шее тоже веревка. Среди русских плен­ных разговор: «-А привязанного корейца сегодня рас­стреляют!- Его сегодня кормили женщины.- Сегодня часовой давал ему пряник… Он отвернулся: три раза да­вал и кореец не взял…» 1.

9 апреля население корейской слободки Владивосто­ка обратилось к консулам иностранных государств с заявлением, в котором говорилось: «Мы, жители Ново­корейской слободки, уже в продолжении нескольких дней испытываем репрессии со стороны японцев. Японцы сожгли дома мирных жителей, магазины, школу и редак­цию корейской газеты. Японцами были арестованы наши дети и мужья, подвергнуты избиению и уведены неиз­вестно куда. Несмотря на все эти факты, никто не берет нас под защиту, никто не поддерживает нас. Мы просим произвести расследование действий японских солдат и в будущем защищать нас от всевозможных репрессий со стороны японцев» 2. Однако консулы – представители империалистических государств – оказались глухими к просьбе корейцев. Больше того, американцы взяли под защиту действия японских интервентов и подстрекали их к продолжению террора против корейского трудяще­гося населения. Американская газета « New York Times » писала, например, что «Владивосток, кажется, явился убежищем беспокойного корейского элемента»,

Репрессии японцев продолжались. На станции Океан­ская, близ Владивостока, японцы убили около 15 корей­цев бойцов 35-го полка.

В городе Никольск-Уссурийске японскими интервен­тами был замучен ветеран корейского общественного движения П. С. Цой.

Командир Никольск-Уссурийского полка Револю­ционной Армии И. В. Ким рассказывает: «Меня под конвоем отвели в японское жандармское управление. Здесь. мне было заявлено жандармским офицером, что я подоз­реваюсь в большевистском движении… Несмотря; на; отрицательный ответ, японские жандармы в присутствии* офицера начали избивать меня. Один из них бил прик­ладом, а когда я упал, другой начал топтать меня но­гами.

После этого побои на время прекратились, и офицер стал снова допрашивать. Меня спрашивали, почему я. принял русское подданство и почему я до настоящего • времени служу в революционной армии. На это я отве­тил, что русское подданство принято еще моим отцом/, а на службу в армию я попал по мобилизации.

Опять меня схватили жандармы, заявив, что все мои показания ложны, что они мне не верят. Снова начали.: пытать. Привязали за правую ногу и повесили головой вниз на крючок, вбитый в стену. В таком положении изби­вали кулаками и вливали в рот и в нос какую-то грязную жидкость из чайника. Я задыхался и захлебывался. За­тем жандармы принесли заостренную с одного конца. проволоку и заявили, что если я не сознаюсь во всем, они искалечат меня этой проволокой. Стали ею колоть . мне правую руку в локте. Я потерял сознание…» 1.

Внезапным нападением в ночь с 4 на 5 апреля 1920 г, и последовавшими за ними убийствами японские интер- -венты думали покончить с большевиками и с освободи­тельным движением советского народа на Дальнем Вос­токе, однако борьба против интервентов и белогвардей­цев развернулась с новой силой.

Большевики Приморской области отвели в безопас­ные места уцелевшие от разгрома части Революционной Армии и стали создавать новые партизанские отряды. На VIII съезде трудящихся Амурской области, который открылся в Благовещенске за несколько дней до крова­вого выступления японских интервентов, был образован Военно-Революционный комитет. Делегаты съезда разъехались по местам и приступили к созданию Амур­ской Красной Армии.

«Мы должны были,- пишет в своих воспоминаниях С. Серышев, – оставить мысль о немедленном реванше японцам и принять следующее решение: «Не теряя ни:.

 

Сборник «Неравнодушные строчки», М., 1931, стр. 26 27.  Газета «Красное Знамя» от 9 апреля 1920 г.


Сборник «Таежные походы», М., 1935, стр. 218-219.

61

60

минуты времени, пока реки Амур и Уссури скованы льдом, начать переброску частей с Красной Речки на левый берег Амура, пользуясь естественной преградой, рекой Амур, начать работу по реорганизации партотря-дов в регулярные части» 1.

В этот период наступление регулярных частей Рабо­че-крестьянской армии, оплотом которой была Амурская область, сочеталось с борьбой партизан, действовавших на флангах и в тылу врага.

Заметно усилилась агитационная и организационная работа коммунистической партии среди китайских и ко­рейских трудящихся. Возросшие задачи потребовали создания при Дальневосточном бюро ЦК РКП (б) китай­ ской и корейской секций и соответствующих им секций в составе Забайкальского, Амурского, Приамурского, При­морского, обкомов РКП (б), а также интернационального

Сборник «Революция на Дальнем Востоке», вып. 1, М., 1923, СТр. : 109,; . ,

подотдела при Политотделе Народно-Революционной Армии.

В момент организации китайской секции Амурского обкома РКП (б) перед ней были поставлены следующие ближайшие задачи:

1. Вовлекать в партизанские отряды и в части Народ­но-Революционной Армии китайских рабочих и крестьян.

2. Вести пропаганду среди китайской учащейся моло­дежи.

3. Установить тесную связь с профессиональными союзами китайских рабочих.

4. Издавать прокламации с целью распространения идей коммунизма среди китайского населения 1.

Подобные же задачи агитационного и организацион­ного характера были поставлены и перед другими сек­ циями. Члены секций читали лекции, проводили беседы и информации, выпускали литературу на китайском и ко­рейском языках. Например, в июле 1920 г. в деревню Астрахановку, где находилась китайская рота 1-го Амур­ского революционного полка, ежедневно из г. Благове­щенска приезжали представители китайской секции и читали политинформации китайским солдатам.

Секции Дальневосточного бюро ЦК РКП (б) издава­ли газеты «Рабочий путь» на китайском и «Рабочий» на корейском языках. Секции Амурского обкома РКП (б), издавали газеты «Коммунистическая Звезда» на китай­ском языке и «Новый мир» на корейском языке. Корей­ская секция Приамурского обкома выпускала газету «Рабочий мир». Кроме газет, секции обкомов издавали листовки, воззвания, брошюры на китайском и корейском языках.

Секции руководили работой вновь созданных на тер­ритории Советского Дальнего Востока китайских и ко­рейских коммунистических и профсоюзных организаций.

Во Владивостоке при подпольном Далькрайкоме РКП (б) еще в 1919 г. образовалась группа корейских коммунистов. После событий 4-5 апреля 1920 г. в г. Благовещенске был организован Дальневосточный об­ластной комитет корейской коммунистической партии в; составе председателя, секретаря, казначея и 8 членов 2.

Амурский облпартархив, ф. 1, он. I , д. 3, л. 55.

Там же, л, 69.

63

62

Комитет рассылал делегатов для установлен ия связи с местными ячейками коммунистической партии и орга­ низации новых. Так были командированы делегаты в Су-чанский и Иманский районы, в Никольск-Уссурийский уезд, в деревню Сибечан.

В апреле 1920 г. была создана Корейская коммунис­тическая организация Амурской области. В это время в ее составе было 73 члена и 42 кандидата. В сентябре

1920 г. была создана Корейская коммунистическая орга­низация Зейского района, которая насчитывала 36 чле­ нов. Верным помощником корейских коммунистов Амур­ской области был областной Союз Корейской коммунис­тической молодежи, организованный 19 сентября 1920 г. Этот союз имел ячейки по области, из которых наиболее крупной была Свободненская, образованная в январе

1921 г. В 1920 г. на территории Приамурской области были две корейские коммунистические организации – Хабаровская и Табаньская (долина р. Хор), насчитывав­шие на 21 августа по 10 членов 2. В июле 1921 г. была создана Корейская коммунистическая организация При­амурской области, в которой первоначально было 57 чле­нов и 5 кандидатов 3.

В Приморской области, несмотря на присутствие там интервенционистских и белогвардейских войск, уже в 1920 г. работали организации Корейской коммунистичес­кой партии в г. Спасске (10 членов по состоянию на 21 августа), в г. Никольск-Уссурийске (11 членов на 21 августа), в деревнях Сорбакуане. Корсакове, Сингитон, Никольск-Уссуринекого уезда, в бухте Находка (65 чле­нов на 6 сентября); в Сучанском районе – в деревнях Николаевке (27 членов на 21 августа), Хан-Лен-Гоу (47 членов на 1 октября), Се-Го-Дяй (43 члена на 1 октя­бря), Ен Дюн Ладзяй (63 члена на 1 октября) и т. д. 4 К маю 1921 г. в составе Приморской Корейской комму­нистической организации было 500 членов и более 1 ты­сячи кандидатов. Местные корейские коммунистические ячейки проводили большую агитационную и организа­ционную работу. Особенмно выделялась в этом отноше­нии Сорбакуанская организация. Ей удалось даже на-

Амурский облпартархив, ф. I , оп. 2, д. 4, л. 154. ‘•’ Там же, оа. I , д. 3, л. 61.

😐 Журнал «Народы Дальнего Востока», Иркутск, 1921, № 2, стр. 211 -213.

Амурски ртархив, ф. 1, оп. 1, д. 3, л. 61 -62.

65

ладить подпольную типографию, в которой печатались газета «Голос массы» и журнал «Единая жизнь».

Благодаря хорошо поставленной агитационной и ор­ганизационной работе Сорбакуанской корейской комму­нистической организации удалось из небольшой группы партизан, возникшей здесь по инициативе рабочего то­варища Лю Дин По1, создать дисциплинированный и боеспособный отряд в 400-450 человек. Он назывался Сорбакуанский корейский коммунистический партизан­ский отряд. С августа 1920 г. этим отрядом командовал Ли Дюн Диб. Большая роль в формировании корейских партизанских отрядов принадлежала и другим органи­зациям Корейской коммунистической партии.

После освобождения Амурской области в г. Благове щенске была создана Китайская коммунистическая ор­ганизация. Широкое распространение получило также объединение китайских трудящихся в профессиональные союзы. В конце 1920 г. была организована китайская секция при Дальневосточном совете профессиональных союзов. Секция имела отделения в Верхне-Удинске, на Петровском заводе, Нечеренске, Стретинске, Благове­щенске, Хабаровске и в других крупных населенных пунктах. В мае 1921 г. в Благовещенске был организо­ван «Союз китайских рабочих по защите труда». Союз поставил своей задачей защиту интересов рабочего клас­са, содействие умственному, профессиональному и нрав­ ственному развитию китайских рабочих. 30 июня 1921 г. такой же союз был создан в г. Хабаровске. Председате­лем его был избран т. Сун Дин-у 2.

На общем собрании китайских рабочих, состоявшем­ся при китайской секции ДВСПС 17 января 1922 г., была принята следующая резолюция: «Мы являемся не более и не менее как китайским пролетариатом, и мы обязаны пойти навстречу трудящемуся русскому классу и помочь ему всем, чем только возможно – материально и живой силой. Оказывая ему помощь, мы поддержим наш ло­зунг: «Да здравствует диктатура пролетариата!» 3.

Китайским и корейским революционным организа циям приходилось преодолевать препятствия со стороныбуржуазных националистических организаций, агентов империалистических разведок. Совещание корейской секции коммунистов Амурского обкома РКП (б) 6 октя­бря 1920 г. констатировало, что Корейский национальный совет, «преследуя чисто национальные задачи, тормозит работу коммунистов среди корейцев Амурской области» 1. После обмена мнениями на совещании была принята следующая резолюция но вопросу о взаимоотношениях Корейской коммунистической организации с Корейским национальным советом: «Оказать активную поддержку Корейскому национальному совету в его революцион­ной борьбе против японского империализма, в то же время корейские коммунисты должны усилить партий­ную работу, очищая партию от всяких националистичес­ких элементов. Местная Корейская коммунистическая • организация должна через политических уполномочен­ных товарищей-коммунистов широко поставить агита-‘Ционно-пропагандистскую работу» 2.

Следует отметить, что не везде корейские коммуни­стические организации справились с этой задачей. Неко­торые партизанские отряды остались под влиянием корейских националистов, что снижало их боевую актив­ность.

Китайские националисты получили прямое указание от своего правительства, действовавшего по указке им­периалистических государств, вести активную борьбу с китайскими коммунистическими и профсоюзными орга­низациями на Советском Дальнем Востоке. Китайский консул в г. Благовещенске получил от своего начальника письмо следующего содержания: «при сем препровож­даю Вам газету («Коммунистическая Звезда».- И. Б.), издаваемую китайскими коммунистами, и примите сроч­ные меры к уничтожению этих банд, чтобы не было по­добных газет» 3. Энергичную борьбу против китайских коммунистов и профсоюзных организаций развернули китайские купеческие общества. Они подсылали прово­каторов на митинги и собрания, шантажировали китай­ских коммунистов и профсоюзных работников, срывали листовки и газеты, убивали активистов. Так, были убиты

 

Ли Дин Гю и несколько его товарищей были расстреляны японскими интервентами.

Хабаровский крайпартархив, ф. 361, оп. 3, д. 2, л. 20: » ЦГА РСФСР ДВ, ф. 4456, оп. 1, д. 67, л. 19.

Амурский облпартархив, ф. 1, оп. 7, д. 15, л. 80.

Там же.

Хабаровский крайпартархив , ф . 44, оп . 1, д . 279, л. 18.

66

китайские коммунисты: товарищи Федоров, Ван Син-шан,. Си Зо-син (Захаров), Ли Шу-тан, председатель Благове­щенской китайской секции профсоюза Лю Чен, предсе­датель китайской секции Шумановских приисков Ляо Фын-чи и другие.

Однако, несмотря на все противодействия со стороны буржуазии, китайские и корейские коммунисты, проф­союзные работники под руководством русских больше­ виков обеспечили боеспособность китайских и корейских трудящихся в защите молодой Советской Республики.

С апреля 1920 г. активность китайцев в борьбе про­тив интервентов и белогвардейцев заметно усили­лась. Существовавшие до этого китайские части револю­ционных войск стали пополняться, создавались новые части.

В апреле 1920 г. в Артемовских копях под командой-Ван Ин-зуна организовался китайский партизанский от­ряд, объединивший 100 человек. К осени в нем было уже 400 бойцов. Этот отряд успешно действовал в районе Гордеково – Никольск-Уесурийск 1.

Отряд тов. Ли Фу, который в 1919 г. имел в своем составе 70 человек, в декабре 1920 г. насчитывал уже 800 партизан2. Отряд Тун Л о, вырос с 70 человек в 1919 г. до 500 человек в 1921 г. 3

После освобождения г. Благовещенска в партизан­ской армии была проведена большая организационная работа. По решению Чрезвычайного Военного Совета Амурской области от 14 марта 1920 г. партизанские от­ряды были реорганизованы в части регулярной Красной Армии. В связи с этим партизанский отряд «Старика» был реорганизован в 8-й кавалерийский полк, а отряд Чин Бао-чуаня – в одно из подразделений этого полка. В составе 5-го полка была сформирована китайская ро­та 4. Много китайцев вошло в состав 4-го полка. Вначале этим полком командовал тов. Закруткин, а затем коман­дование было поручено Сун Фу Александру Николае­вичу.

В июне 1921 г. в г. Свободном в составе войск, нахо­ дившихся под командованием Нестора Александровича

Хабаровский крайпартархив , ф . 44, оп . 1, д . 279, л. 2.

Там же , д . 283, л. 5 – 6.

Там же , л . 24.

Там же , л . 56.

Каландаришвили, китайцы были объединены в интерна­циональном коммунистическом полку, а 200 человек из них – в отдельной китайской роте.

Китайская рота была сформирована также в составе 1-го Амурского Революционного полка. Командовал ро­той товарищ Син Лю. Бойцы этой роты на общем соб­рании 22 июня 1920 г. в деревне Астрахановке (близ Благовещенска) постановили: «Всем членам поддержи­вать власть народных избранников пролетариата и Со­ветов до последней капли крови, ибо мы, китайские-граждане, пошли с оружием в руках на помощь Россий­скому пролетариату и власти народных избранников, так; как мы видим, что только Российский пролетариат откроет глаза всему миру на борьбу с капиталом, и тогда только получится правда и мир по всему земному шару…

Мы, солдаты китайской роты 1-го Амурского Рево­люционного народного полка, глубоко возмущены дву­ликой политикой японцев, но придет то время, когда они расплатятся.

Благодарим тт. Плотникова, Шуи-Лебедева, Федоро­ва, Косицина и Кун Ден-чина за доклады и просвещение, ибо из докладов мы поняли, что есть коммунизм…» 1.

4 февраля 1921 г. Генеральный китайский консул в своем письме на имя председателя Народного Револю­ционного комитета Амурской области сообщил следую­щее: «…в настоящее время на русской территории от Читы до Хабаровска имеется более двух тысяч китай­ских коммунистов (очевидно в эту цифру консул вклю­чил, наряду с коммунистами, трудящихся, находившихся” под влиянием коммунистов.- И. Б.), часть которых,, снабженная оружием, отправилась, по имеющимся све­дениям, в район Хабаровска…» 2.

Усилилась борьба китайских трудящихся с интервен­тами и белогвардейцами в Приамурской области. Осо­бенно в этом отношении характерны действия отряда тов. Сун Дин-у.

Товарищ Сун Дин-у после освобождения от белогвар­дейцев г. Хабаровска работал в Приморском обкоме РКП (б), а затем был председателем китайской секции Приамурского Совета профессиональных союзов. На*

Амурский облпартархив, ф. 1, оп. 2, д. 2. л. 48.

ЦГА РСФСР ДВ, ф. 1001, оп. 1, д. 5, л. 20.

 

68

69

этом посту Сун Дин-у проделал большую работу по ор­ганизации китайских рабочих. Параллельно с этим Сун Дин-у вел подготовительную организационную работу -по созданию партизанского отряда из китайцев. С нача­ла 1921 г. Сун Дин-у вместе с командированными Даль-бюро ЦК РКП товарищами Ван Ба-гуем, Чжан Мином, Ку Шин-у, Ван Ин-зуном, Хай Лунем, Ши Чан-мином, Шун Фу, Федоровым, Окенко, Ван Дя-чином, Ли Чен-лином, Лю Сан-по и другими 1 начали организовывать крупный партизанский отряд из китайцев. Они неодно­кратно выезжали в область, собирали в тайге оружие, подбирали людей, объединяли мелкие партизанские отряды .

В своем докладе Приамурскому обкому РКП (б) Су Дин-у сообщал, что в течение сентября и октября 1921 г. он побывал во многих партизанских отрядах Приамурья я Китая, много раз выступал перед общими собраниями китайских партизан 2. Сун Дин-у призывал партизан всемерно помогать русским товарищам в борьбе против интервенции империалистических государств, разъяснял им, что русские трудящиеся в свою очередь «всеми сила­ми будут стараться помогать нам».

В результате Сун Дин-у удалось объединить отряды товарищей Сан Луна, «По Ло-хо, Юн Хо, Тян Он-би, Суд Да-сана и другие в бригаду, численностью до 3300 чело­век. В составе бригады было 4 полка, командирами ко­торых были назначены Ко Хэ (1-й полк), Тян Би (2-й полк), Чин Дун-сан (3-й полк; и Кин Дя-о (4-й полк). Вооружение бригады в момент ее формирования состоя­ло из 200 русских винтовок, 800 японских винтовок и 500 китайских винтовок.

Состав бригады был неустойчивым. Иногда числен­ность ее увеличивалась в несколько раз, и тогда ее назы . вали дивизией. Иногда же в бригаде оставалось до 1700 человек. Отряд Сун Дин-у располагался частично на территории Приамурской области (район от Имана до Вяземской), частично на территории Китая (на левом берегу реки Уссури).

Командование Народно-Революционной Армии помо­гало отряду Сун Дин-у вооружением, продовольствием.

Амурский облпартархив, ф. 1, оп. 1, д. 253, л. 54-68.

Хабаровский крайпартархив, ф. 361, оп. 3, д. 2, л. 24-26.

70

обмундированием. Сун Дин-у координировал действия: своего отряда с партизанскими отрядами Бойко-Павло-ва. Отряд Сун Дин-у принимал участие в крупных боях против интервентов и белогвардейцев в районе Вязем­ской, Имана, Бикина и села Будаково. У села Будаково отряд Сун Дин-у в двухнедельном бою сдерживал натиск бригады генерала Сахарова, чем предотвратил обход частей Народно-Революционной Армии. Отряд Сун Дин-у не раз преграждал путь белогвардейским отря­дам, стремившимся проникнуть на советскую террито­рию из Китая. Совместно с отрядом Бойко-Павлова отряд Сун Дин-у совершал нападения на гарнизон бело­гвардейских войск в г. Хабаровске.

Командир партизанского отряда в Приморье т. Яро-шенко также сотрудничал с отрядом Сун Дин-у.

В марте 1922 г. Народно-Революционная Армия ста­ла шаг за шагом теснить белогвардейские войска. Бли­зился час полного освобождения от них Советской Рос­сии. В авангарде войск Народно-Революционной Армии находился отряд т. Ярошенко, действовавший в тесном: сотрудничестве с китайским отрядом.

На станции Муравьев-Амурская были взорваны ваго­ны с оружием и боеприпасами. При проведении этой опе­рации только из числа китайских партизан погибло  50 человек. Был убит и командир Чан Бо-ян.

Участники гражданской войны единодушно отмечают-храбрость и дисциплинированность китайских партизан. Так, партизан Грунт в своих воспоминаниях пишет: «Наши братья китайцы были всегда в первых рядах и ни­когда не теряли присутствия духа. От врага они отбива­лись до последнего патрона, до последней возмож­ности» 11.

Товарищ Чин Лин-фа, командир отделения парти­занского отряда, которым командовал тов. Шевченко, во» время боя ворвался в строй японцев и перебил 6 человек. Из-за полученного в этом бою ранения ему ампутирова­ли руку, но он продолжал служить в отряде. В 1922 г.,_ будучи уже без руки, он во время блокады Янучино, оставшись с двумя бойцами, вел бой с наступающими бе­логвардейцами. Трое героев удерживали рубеж до при­хода подкрепления 2.

Хабаровский крайпартархив, ф. 44, д. 281, л. 17-^-18.

ЦГА РСФСР ДВ, ф. 2549, оп. 2, д. 53, л. 99-100. 

После апрельских событий 1920 г. усилилась актив­ность и корейских партизанских отрядов.

Еще 24 марта 1920 г. на корейском съезде Амурской области, происходившем в г. Свободном, было принятоследующее решение: «Всемерно поддерживать Совет­скую власть, установить между нами тесный контакт делегированием для обоюдной широкой информации •своих представителей в Благовещенский и местный ис­полнительные комитеты. Немедленно приступить к фор­мированию корейского войска, изыскав для этой цели средства денежным обложением корейского населения… Всякого рода вооружение просить у Советской власти. В ближайший срок отправить добровольцев в Корею для активной борьбы с Японией… Мы будем ответственны перед своей родиной, если теперь же, при современной ситуации политических отношений, не добьемся незави­симости Кореи, изнывающей в тисках разбойничьей Японии» 1.

После съезда стала проводиться большая работа по организации корейских партизанских отрядов.

От имени корейского населения Амурской области Николай Цой обратился в Революционный комитет с просьбой разрешить формирование корейских отрядов для борьбы с японским империализмом. Революцион­ный комитет Амурской области ответил на эту прось­бу следующим постановлением, принятым 6 апреля 1920 года:

«Занимая все время мирную оборонительную полити­ ку по отношению империалистической Японии, котораявероломно нарушила мир и напала на нас, мы приветст­вуем организацию корейской демократии для борьбы с хищниками. Ревком окажет воsup/iзможную помощь для вооружения корейцев, выступающих на борьбу за Совет­ скую революцию против японских империалистов» 2. Из­бранный корейским съездом ЦИК вскоре организовал корейский партизанский отряд из 448 главным образом приисковых рабочих. Средства на приобретение оружия и содержание отрядов ЦИК собирал среди корейского населения области.

ЦГЛОР, ф. 3448, д. 11, л. 9.

а ЦГА РСФСР ДВ, ф. 100, оп. 6, д. 208. .л. 1.


26 августа 1920 г. Областной комитет Корейской ком­мунистической партии представил в Амурский обком РКП (б) следующие сведения о расположении и числен­ности корейских партизанских отрядов:

1. Возле деревни Сибечан, к западу от Никольска, около 500 человек – главное командование всеми парти­занскими отрядами Приморской области.

2. Возле деревни Сой Сун Фун, тоже к западу от Никольска, – около 1000 человек.

3. В лесу на юге от станции Иман – около 500 че­ловек.

Кроме этого, в сведениях сообщалось, что на китай­ской территории в различных местах действовало пять корейских партизанских отрядов общей численностью в 34300 человек.

Начальник Никольск-Уссурийской белогвардейской милиции доносил своему начальству относительно этих отрядов, что «в районе Борисовской волости, в долинах рек Шуфана, Вангоу, Янжагоу и Шипицан, проживает много корейцев, занимающихся хлебопашеством. В каж­дом из названных поселков находятся базы корейских партизан, в количестве 300 человек, прекрасно воору­женных винтовками и револьверами…

Кроме указанных мест расположения корейских пар­тизан, есть еще одна база, самая сильная, расположен­ная в местности «Солбаконь» (очевидно Сорбакуан. – И. Б.) 1, в районе Полтавского станичного округа» 2. Дальше начальник белогвардейской милиции сооб­щал, что население сел Пуциловки, Кроуновки и Корса-ковки исполняет все требования корейских партизан. Он слезно упрашивал японское и белогвардейское коман­дование: «Пока лес не покрыт листвою, необходимо разрушить базы корейских партизан в указанных выше местах, иначе летом милиция не сможет выезжать дальше с. Борисовки, хотя бы даже в полном своем составе» 3.

Из этого сообщения видно, что практически власть в уезде принадлежала партизанам. Так было и в других уездах Приморской области.

В этом месте дислоцировался крупный корейский партизанский
отряд под командованием товарища Ли Дюн Диба.

ЦГА РСФСР ДВ, ф. 727, он. 1, д. 108, л. 124.

Там же.

72

73

В этот период значительно вырос и развил свою ак­тивность Сучанский корейский партизанский отряд Хан Чан Гера.

К моменту освобождения Дальнего Востока от интер­вентов и белогвардейцев корейский партизанский отряд Хан Чан Гера насчитывал в своих рядах около 500 чело­век 1. Состоял он из трех рот пехоты, одной роты конни­цы, пулеметной команды, команды связи и команды осо­бого назначения.

После событий 4-5 апреля 1920 года очень вырос и другой Сучанский корейский партизанский отряд, распо­ложенный в селе Таудеми. К осени 1922 года корейская: партизанская дружина с. Таудеми насчитывала 350 че­ловек.

В апреле 1920 года в Анучино был сформирован ко­рейский партизанский отряд в 300 человек под командо­ванием Григория Терентьевича Пака. Этот отряд дейст­вовал совместно с отрядом Шевченко 2.

В сентябре 1920 года в районе с. Нежино был сфор­мирован корейский партизанский отряд в 60 человек. При отряде имелась коммунистическая ячейка. В момент организации отряд располагал 40 винтовками 3.

В составе русского партизанского отряда, действо­вавшего в районе р. Супутинки, имелось корейское под­разделение из 43 человек. Кроме того, этому отряду помогало много корейцев, собиравших разведывательные: данные по месту своего жительства 1.

Во 2-м Приморском отдельном батальоне была корей­ская полурота 5.

В марте 1921 года в селе Красноярово, Амурской об­ласти, состоялся I Всекорейский партизанский съезд, созванный по инициативе Дальбюро ЦК РКП (б). Пред­ставители всех партизанских отрядов высказались на съезде за необходимость беспощадной борьбы с японской, интервенцией и белогвардейцами.

На съезде решено было объединить все корейские’ партизанские отряды под единым руководством и постав-

Приморский крайпартархив, ф. 2575, оп. 1, д. 86, л. 1-&.

Хабаровский крайпартархив, ф. 119, оп. 1, д. 12, л. 60-61.

Приморский крайпартархив, ф. 1, оп. 1, д. 56, л. 1.

ЦГА РСФСР ДВ, ф. Р-725, оп. 1, д. 5, л. 141.
Б ЦГЛ РСФСР ДВ, ф. Р-841, оп. 1, д. 2, л. 61.

74

ленa задача обеспечивать взаимную поддержку русских и корейских партизанских отрядов.

Съезд дал решительный отпор буржуазным национа­листам, которые претендовали на руководство анти­империалистическим движением корейского народа, а фактически вносили раскол в единство русских и корей­ских трудящихся, что было на руку японским и амери­канским интервентам. Среди буржуазных националистов имелись и платные агенты американских и японских им­периалистов.

Съезд постановил: «1. За исключением ЦК корейских коммунистических организаций, никаких национальных органов не поддерживать и не признавать. 2. Советская Россия является единственной страной, где установлены истинные формы пролетарской власти. Она служит так­же главным фактором всемирной социалистической ре­волюции. Поэтому действовать в полном контакте с ней в разрешении всех вопросов военного характера, помочь ей всеми силами вести борьбу с классовыми врагами, стремящимися задушить рабоче-крестьянскую Россию.

3. По отношению ДВР: а) действовать в дружном кон­такте со всеми вооруженными силами ее; б) вести на территории ДВР работу так, чтобы она не вызывала по­литических осложнений с соседними государствами.

4. Третий Интернационал – это штаб мировой социаль­ной революции. Он же – отечество всемирного пролета­риата. Поэтому всеми силами защищать его от посяга­тельства на его существование со стороны европейских и американских хищников-империалистов» 1.

В соответствии с решением съезда корейские парти­занские отряды стали сосредотачиваться в районе г. Свободного.

Еще в конце 1920 года из г. Керби в г. Свободный прибыл корейский партизанский отряд Пака Ильи Хари-тоновича. Затем сюда привели свои отряды Григорий Терентьевич Пак (из Анучино), Хван Ха Ир Тимофей Васильевич (из долины р. Иман), Николай Семенович Цой (из долины р. Хор), Хон Бем До (из Китая), Ан My , Цой Дин Дон, Хе Зай Ук. Переправой этих отрядов че­рез Приамурскую область занималась корейская секция Приамурского обкома РКП (б).

Вопросы истории, 1957, № 11, стр. 181.

75

Из перечисленных вы­ше командиров корей­ских партизанских отря­дов особенно выделялся:, товарищ Хон Бем До- Он: родился 27 августа 1868 года в Пхеньяне в семье рабочего, сам рабочий. С 1894 по 1913 год в Ко­рее вел активную борьбу ! против империалистиче­ских захватчиков, для. чего организовал значи­тельные отряды инсур­гентов. В июле 1913 года,, преследуемый японца­ми, т. Хон Бем До пе­ребрался в русское При­ морье. В сентябре 1919′ года он из своих товари– Хон Бем До -один из командм- щ ей по борьбе в Корее., ров корейских партизанских находившихся трядов, находившихся в Суй фунском районе, сформи­ровал отряд в 150 че­ловек и направился с ним в Северную Маньчжурию. Здесь его отряд вскоре десятикратно увеличился. Отряд, товарища Хон Бем До провел в Китае пять крупных, боев против японских войск. В январе 1921 года, пресле­дуемый превосходящими силами японцев т. Хон Бем Да-с 700 солдатами перешел на территорию Дальневосточ­ной Республики. 380 его солдат остались в долине р. Иман, а с 220 партизанами т. Хон Бем До прибыл в г. Свободный. Здесь его отряд влился в подразделения т. Каландаришвили. Когда была сформирована корей­ская бригада, т. Хон Бем До было поручено командо­вание батальоном. В ноябре 1920 г. т. Хон Бем До поехал в Москву, где был принят В. И. Лениным. Здесь его; наградили именным оружием (револьвером) и 100 руб. золотом 1.

В июне 1921 года в Свободном и в прилегающих к нему селах – Красноярово, Мазаново, Путятино, Екате-

76

риновке – находились следующие части: штаб корейских войск с его отрядами, комендантская команда в 200 че­ловек (корейцы и китайцы), инструкторская корейская школа, китайская рота в 200 человек, интернациональ­ный коммунистический полк – 900 штыков, Тонгожский кавалерийский полк – 240 сабель, Сахалинский корей­ский отряд- 1500 штыков 1. Все эти части были подчи­нены Корейскому Революционному Военному Совету, временным председателем которого был один из леген­дарных героев гражданской войны Нестор Александро­вич Каландаришвили («Дедушка»). Часть этих войск была направлена на Восточный фронт: Йман, Ин, Воло-чаевку, другая часть – на Западный фронт в Забай калье, где была сформирована корейская бригада в со­ставе 5-й Армии.В течение 1920-1922 годов корейские отряды бок о бок с русскими партизанскими отрядами и частями На­родно-Революционной Армии участвовали во многих, боях против интервентов и белогвардейцев.

30 ноября 1921 года белогвардейские войска в составе 2500 штыков и сабель и бронепоезда «Волжанин» повели? наступление на Иман.

В районе Имана Народно-Революционные войска в это время состояли из б-го стрелкового полка числен­ностью до 550 штыков (без артиллерии) и бронепоезда № 7. Как видно, силы белогвардейцев превышали в нес­колько раз. Местное командование Народно-Револю­ционной Армии приказало командиру корейского пар­тизанского отряда т. Ли Ену принять участие в отраже­нии белогвардейского наступления.

К этому времени отряд Ли Ена (отряд носил имя «Кунбидан») насчитывал 200 человек 2. В его составе бы­ло 3 роты. Одной ротой командовал Ким Хон Ир, вто­рой- Хан Унен, третьей – Лим Фе. Располагался он по корейским селам в долине реки Иман.

Отряд Ли Ена вместе с частями Народно-Револю­ ционной Армии занял боевую позицию у станции Уссури, затем у села Графского. Возникла угроза окружения, и все части, в том числе 1 и 3 рота «кунбидановцев», быс­тро отошли к Иману и дальше на север.

Хабаровский крайпартархив, ф. 44, оп. 1, д. 11, л. 328.

Амурский облпартархив, ф. 1, оп. 1, д. 76, л. 67.

77

В сутолоке отхода каким-то образом 2 рота корей ‘ского партизанского отряда не получила приказа об отступлении. Она покинула с. Графское и подходила к Иману уже тогда, когда Иман был занят белыми, а На­родно-Революционные части отступили к Бикину.

Командиру роты Хан Унену не было известно, что Иман был занят белыми. Поэтому партизаны, ничего не подозревая, строем около 12 часов дня 4 декабря 1921 года подходили к Иманскому вокзалу- Корейские партизаны увидели около вокзала пехотные и кавалерий­ские части, но Хан Унен и остальные партизаны не сразу приняли их за белых, а противники тоже не полагали, что возле Имана остались партизаны. Только тогда, ког­да расстояние между ротой Хан Унена и белыми стало около 200 метров, партизаны узнали, что перед ними белые.

По команде Хан Унена рота быстро расстелилась цепью и начала в упор бить белых. Ружейный и пуле­метный огонь партизан так был силен и внезапен, что бе­лые не смогли организовать сопротивление, и у них на­чалась паника. Через 30 минут белобандиты подняли флаг о сдаче в плен. Партизаны обрадовались легкой победе, стали уводить пленных и убирать раненых. Но их радость была быстро омрачена.

Не успели партизаны разоружить пленных, как к| Иману подошел белогвардейский отряд (резервный) в 1500 штыков. Сдававшиеся в плен белогвардейцы спили белый флаг, когда увидали своих и открыли по партиза-5 нам огонь. Рота Хан Унена оказалась в окружении. Тов.| Хан Унен приказал сражаться до последнего патрона,] до последнего вздоха, ни одного патрона в воздух. При­каз командира вместе с тем оказался мыслью всех пар тизан. Они выполнили его.

Все бойцы крепко держали позицию, дорожа патро- 1 нами, били по выбору.

Противник, учитывая малочисленность отряда, ду­мал, что его легко можно будет пленить или уничтожить лобовой атакой. Белогвардейцы дважды ходили в атаки’ и оба раза они захлебывались.

Партизаны со всей ожесточенностью, па какую были! способны, усиливали огонь по наступающим многочис­ленным белым. Пули противника сыпались, как пролив­ной дождь. Пулемет замолчал. Когда кончились винтовочные патроны, партизаны пошли в рукопашную схват­ку. После рукопашной схватки в наступившей темноте белогвардейцы стали добивать раненых штыками и при­кладами. В это время начался другой бой: командир роты Хан Унен, командир взвода Кан Син, командир от­ деления Эн Кван Хо, Юн Санг Ун, Хан Иск Хен, все они, будучи тяжело раненными, спрятавшись за трупами своих товарищей, открыли стрельбу из револьверов и убили еще 18 белогвардейцев. Рядовой Ма Чун Гер с восемнад­цатью штыковыми ранами пролежал под трупами до-поздней ночи и в темноте дополз до корейской фанзы в Имане.

В этом бою геройски погибли 49 корейских партизан и 20 русских народоармейцев, примкнувших к роте тов. Хан Унена. Потери же белогвардейцев были в несколько-раз больше 1.

Во время отступления Народно-Революционной Ар­мии от Имана до ст. Ин корейские части приняли учас­тие в ряде оборонительных боев. Во время отступления за Иман 1 взводу 1-й роты отряда Ли Ена была поручена охрана моста через реку Иман. В бою у моста погибли командир взвода Юн Дон Шен, командир отделения Дю Бенок и 2 рядовых партизана. 24 декабря 1921 года в бою у дер. Владимировки (у г. Хабаровска) несколько-раз ходила в контратаку корейская рота во главе со своим командиром Ким Хон Иром 2.

25 декабря отряд Ли Ена вместе с двумя ротами рус­ских народоармейцев уничтожили роту белогвардейцев у станции Ольгохта 3. На станции Ин в отряд Ли Ена: влились 2 корейские роты, сформированные из разбро­санных по Амуру партотрядов. Из отряда Ли Ена был создан батальон. Корейские части приняли участие в отражении противника у станции Ин в конце декабря 1921 г., а затем в наступательных боях на Волочаевском фронте.

10 февраля 1929 года части Народно-Революционной Армии двинулись в наступление на Волочаевку. Корей­ская рота 6-го полка первой достигла проволочных за­граждений и бросилась на штурм.

Хабаровский крайпартархив , ф . 44, on . I , д . 286, л. 58 – 64.

ЦГА РСФСР ДВ, ф. Р-562, оп. I , д. 1306, л. 12-13.

Газета «Красное знамя», 5 ноября 1932 г., № 251.

78

Большинство бойцов не имело ножниц, для резки проволоки, поэтому приходилось рвать её штыками и даже собственными телами. Броневики противника от­крыли ураганный пулеметный огонь. Почти вся рота погибла, повиснув на проволоке 1. Корейская газета -«Тона Ильбо» писала 28 января 1922 года следующее: «Как сообщается в телеграмме из Владивостока, в рай­оне Имана – Ольгохты корейская армия совместно с частями Красной Армии храбро сражается с белой ар­мией. В этих боях корейская армия понесла большие потери убитыми и ранеными. Несмотря на наличие в тылу белой армии японских войск, корейская армия сов­местно с частями Красной Армии успешно отражает на­тиск белой армии» 2.

Корейско-русское подразделение отряда Ярошенко в 1921-1922 годах участвовало в партизанских набегах за г. Иман, станцию Муравьев-Амурскую 3 и в выпол­нении других боевых операций. Летом и осенью 1922 года китайские и корейские подразделения отряда Яро­шенко вместе с небольшим числом русских партизан многократно срывали попытки белогвардейских банд проникнуть из-за границы в тыл наступающим войскам Народно-Революционной Армии. Осенью у станции ‘Уссури, преграждая путь белобандитам, китайские и ко-< рейские подразделения отряда Ярошенко потеряли около; 300 товарищей убитыми. Белобандиты отступили, понеся! значительные потери.

Весной и летом 1922 г. Сучанский корейский парти-| занский отряд под командованием Хан Чан Гера сов-] .местно с русскими партизанскими отрядами неоднократ-! но совершал набеги на расположение врага в городе; ‘Ольга и его окрестностях.

На пути следования отряда к Ольге партизанам попа дались листовки, состряпанные в штабе каппелевског генерала Ястребова. Листовки были отпечатаны на pycj ском и корейском языках. Белогвардейский генерал при­зывал русское население не оказывать никакой помощи ■корейским партизанам, а последним советовал не слу| олать коммунистов и прекратить борьбу против белых.

Сб. «Таеж1ше походы», Госиздат, 1935, стр. .270.

Сб. Боевое содружество трудящихся зарубежных стран с на­родами Советской России (1917-1922), М., 1957, стр. 390.

Хабаровский крайпартархив, ф. 44, оп. 1, д. 259, л. 31-45. ]

40

В штабе корейского революционного отряда была лаписана и затем распространена среди белогвардейских солдат ответная листовка. В ней говорилось: «Мы от­лично знаем, что такое коммунисты, и отлично разбира­емся в ходе мировых событий. Знаем, что такое револю­ция… и мы, корейцы, люди трезвого ума, не находимся под впечатлением дня, а смотрим шире и глубже, туда, в даль истории народов.

Великая Советская Республика – друг и могущест­венный союзник всех малых и порабощенных народов… Мы, корейцы, никогда не были и не будем врагами рус­ского народа, а всегда друзьями… Мы знаем, что, чем скорее мы вас выбьем, тем меньше надежд на успех у Японии, тем скорее станет Российская республика силь­нее, тем скорее будет свободна Корея» 1.

Все изложенные события безусловно не охватывают всей борьбы китайских и корейских партизан и красно-.армейцев против интервентов и белогвардейцев на Даль­нем Востоке.

После освобождения Советского Дальнего Востока ‘большинство китайских и корейских партизан сдало ору­жие и приступило к мирному созидательному труду.

Возьмем к примеру Иманский корейский партизан­ский отряд Ли Ена. 60 человек этого отряда поселились в корейской деревне Елесосновке Новопокровской об­ласти, Иманского уезда, где занялись рисосеянием и хлебопашеством. Весной 1923 г. члены отряда посеяли 5 десятин риса и 30 десятин хлеба. Они помогали кре­стьянам поднимать разрушенное интервентами и бело­гвардейцами хозяйство.

Небольшое число китайских и корейских партизан продолжало свое военное и политическое образование s учебных заведениях СССР и в частях Красной Армии.

* * *

Участие китайских и корейских трудящихся в борьбе советских людей против интервентов и белогвардейцев – один из важнейших этапов формирования нерушимой дружбы между советским, китайским и корейским наро-

Хабаровский крайпартархив, ф. 44, оп. 1, д. 286, л. 25.

дами. На заре новой эры человечества братство между ними было скреплено кровью их лучших сынов.

Трудящиеся Советского Дальнего Востока свято чтут память о китайцах и корейцах, отдавших свои жизни в борьбе за защиту молодой Советской Республики.

Прошло 36 лет со дня освобождения Советского Дальнего Востока от интервентов и белогвардейцев. За это время советский народ одержал историческую побе­ду над немецким фашизмом и японским империализмом.. Народы Европы были избавлены от фашистского рабст­ва, и перед народами Востока открылся путь к нацио­нальной независимости. Советский Союз помог китай­скому и корейскому народам освободиться от колониаль­ного господства и в настоящее время оказывает им все­стороннюю помощь в строительстве социализма.

Страны социалистического лагеря оказывают друг другу бескорыстную материальную и моральную по­мощь. Они тесно связаны между собой нерушимой, день ото дня крепнущей дружбой.

Единство социалистических стран-это гранит, о-который разбились вооруженные силы американских: империалистов и клики Ли Сын Мана, брошенные на Корейскую Народно-Демократическую Республику т 1950-1953 гг. с целью ее порабощения. Дружные вы­ступления социалистических стран и других миролюби­вых государств неоднократно за последние годы пресе­кали агрессию империалистов против Египта, Сирии :. Иракской республики и т. д.

При поддержке стран социалистического лагеря ко­рейский народ несомненно добьется мирного воссоедине­ния своей родины, а китайский народ выгонит амери­канских захватчиков с о. Тайвань.

В связи с этим понятна та высокая оценка благород­ной роли Советского Союза, которую дают ему’ народы: Китая, Кореи и других стран народной демократии.

На Сессии Верховного Совета СССР, посвященной 40-летию Великого Октября, руководитель делегации: Корейской Народно-Демократической Республики Ким. Ир Сен сказал: «Рабочие, крестьяне и интеллигенция, весь народ нашей страны на опыте своей суровой борьбы; хорошо знают, что значит для них солидарность с наро­дами стран социалистического лагеря и, прежде всего,, нерушимая дружба с великим советским народом…

Корейский народ будет воргпа и™ гпяртгтшм няппппн.,/ всегда идти вперед вместе с советским народом и останется до коння прпнмм знаме­ни пролетарского интернационализма”? Р

В настоящее время трудящиеся Советского Дальне­ го Востока, непосредственные соседи китайского и корей­ского народов, поддерживают с ними тесные производ­ственные и культурные связи. Так, например, металлурги завода «Амурсталь» (г. Комсомольск) перерабатывают чугун, получаемый из Китая, а свою продукцию направ­ляют в Китай.

Амурские речники и моряки Тихоокеанского флота работают в тесном контакте с моряками и речниками Китая. Многие рабочие Китая и Кореи проходят произ­водственное обучение на советских предприятиях Даль­него Востока. В научно-исследовательских институтах г. Хабаровска работают молодые научные работники Китая и Кореи. Широко практикуется обмен делегация­ми краев и областей Советского Дальнего Востока с со­седними провинциями Китая и Кореи.

Все это говорит о том, что дружба и сотрудничество между советским, китайским и корейским народами нерушима, она приведет их к победе коммунизма.

Газета «Правда» от 7 ноября 1957 г.

82

И. И. БАБИЧЕВ

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • ЛЮДМИЛА:

    Жаль,что об участии корейского населения Приморья в борьбе против Антанты не было сказано ни слова в советских учебниках по истории.Документы о героическом прошлом наших дедов оставались только в партархивах.Никогда не поздно исправить ошибки прошлого.