И Чжарам звезда «пхансори» нашей эпохи

Ким Сухён, театральный колумнист

И Чжарам (36 лет) — новая звезда в мире корейской национальной музыки «кугак». Этой молодой женщине, благодаря силе её дарования, удалось расширить границы «пхансори» — жанра, любимого до этого в основном представителями старшего поколения, и привлечь в концертные залы зрителей самых разных возрастов и предпочтений. Будучи исполнительницей, собирающей полные залы, что редко для «пхансори», И Чжарам является также деятелем искусств, которого с восторгом принимают не только на родине, но и на зарубежных фестивалях перформативных искусств. Мы встретились с г-жой И, когда она вернулась в страну после выступления в конце января этого года на Сиднейском фестивале. Там она с успехом исполнила «Песнь о Мамаше Кураж» — переделанную в «пхансори» пьесу немецкого поэта и драматурга Бертольда Брехта «Мамаша Кураж и её дети».

Несмотря на молодость, И Чжарам, благодаря своему безыскусному голосу и лишенной всякой аффектации актерской игре, мгновенно завладевает вниманием даже такой публики, которая совершенно не знакома с жанром "пхансори"

Несмотря на молодость, И Чжарам, благодаря своему безыскусному голосу и лишенной всякой аффектации актерской игре, мгновенно завладевает вниманием даже такой публики, которая совершенно не знакома с жанром “пхансори”

Мамаша Кураж разражается душераздирающими рыданиями над телом мёртвой дочери. Потрясённые исполненным скорби и тоски голосом И Чжарам зрители, до отказа заполнившие зал Театра драмы Сиднейского оперного театра, не скупились на аплодисменты. Во время почти трёхчасового спектакля «Песнь о мамаше Кураж» («Окчхок-ка»), в котором корейская певица «пхансори» одна исполнила роли 15 персонажей, зрительный зал неоднократно взрывался аплодисментами и возгласами восхищения. «Решение поставить на местной сцене это произведение в то время, когда на австралийском рынке концертных выступлений жанр “пхансори” был совершенно неизвестен, далось нам очень нелегко. Однако восторженная реакция зрителей, а также более благосклонные, нежели ожидалось, отзывы со стороны критиков доставляют нам огромную радость», — рассказывает программный директор Сиднейского фестиваля Фиона Уиннинг (Fiona Winning). Сама певица, описывая свои впечатления от атмосферы во время спектакля, сказала, что ей «казалось, что зрительный зал бурлил эмоциями».

В спектакле «Песнь о мамаше Кураж» г-жа И выступила сразу в четырёх ипостасях: как автор либретто, как композитор, как художник-постановщик и как исполнитель. Подобные представления, балансирующие на грани между традиционным «пхансори» и театром, называют «оригинальным пхансори» («чханчжак пхансори»). «Песнь о мамаше Кураж» И Чжарам как раз является примером такого «оригинального пхансори». Сохранив самобытные особенности традиционного «пхансори» как монооперы, в которой один артист исполняет роли всех персонажей и даже является рассказчиком, разворачивая таким образом перед зрителем длинную историю, И Чжарам добавила к традиционным корейским музыкальным инструментам африканские барабаны, гитару и бас, использовав их как средство доведения напряжения до высшей точки. Хотя спектакль взял за основу пьесу Бертольда Брехта, его действие происходит в эпоху Трёх государств, во время военных действий, описанных в одной из пяти сохранившихся классических песней «пхансори» — «Песни о битве у Красных скал» («Чокпёк-ка»). Использование необычных творческих приёмов позволило г-же И по-новому рассказать историю женщины, вынужденной любыми средствами выживать в условиях войны.

Появлению «Песни о мамаше Кураж», премьера которой состоялась в 2011 году, предшествовал другой спектакль — «Песнь о добром человеке из Сезуана» («Сачхон-га»), основой для которого послужила другая известная пьеса Брехта, переложенная на современный лад. Действие этого спектакля происходит в Корее XXI века, где главный герой по имени Сундок, пытающийся жить по совести и вынужденный бороться с постоянно возникающими из-за этого противоречиями, под жизнеутверждающие звуки «пхансори» насмехается над жалким и нелепым современным обществом, в котором во главу угла ставится привлекательная внешность, диплом престижного вуза и умение выживать в условиях бесконечной конкуренции. (За эту работу в 2010 году И Чжарам была удостоена награды «за лучшую женскую роль» на Международном театральном фестивале «Контакт» в Польше).

Такие спектакли И Чжарам, как «Песнь о добром человеке из Сезуана» и «Песнь о мамаше Кураж», в которых она через посредство классики и «пхансори» представила нынешнюю эпоху и волнующие любого современника универсальные вещи, будучи показаны не только в Корее, но и во Франции, в Польше, в Румынии, в Бразилии и в Уругвае, получили самую высокую оценку. Кроме того, начиная с 2011 года Национальный народный театр Лиона (Théâtre National Populaire) ежегодно приглашает И Чжарам выступить на своей сцене.

Во время спектакля "Песнь о мамаше Кураж" ("Окчхок-ка") продолжающегося более двух с половиной часов, корейская певица играет роли 15 персонажей.

Во время спектакля “Песнь о мамаше Кураж” (“Окчхок-ка”) продолжающегося более двух с половиной часов, корейская певица играет роли 15 персонажей.

«То, что ближе всего мне, — это и есть самое глобальное»

Ким Сухён: Театр драмы Сиднейской оперы известен тем, что предоставляет свою сцену только оригинальным с художественной точки зрения произведениям. Ваше выступление в этом месте, будучи особым случаем, стало предметом разговоров как в Корее, так и за рубежом. В газете The Sydney Morning Herald, говоря о вашем концерте, для описания произведённого им эффекта использовали эпитет «разрушительный» (devastating) и не поскупились на похвалы, написав, что «сам Брехт одобрил бы» вашу интерпретацию его пьесы. Хотелось бы узнать от вас, какую реакцию вы увидели и почувствовали на месте.

И Чжарам: У меня было такое ощущение, что я приехала в страну, где совершенно не знакомы с жанром «пхансори», и я как будто рассказываю людям: «Вот это называется “пхансори”, это такой корейский жанр». На самом деле, хотя я немало поездила по Европе и Южной Америке, это было моё первое выступление в англоязычной стране, поэтому я нервничала и мне даже было страшно. Но я выступила очень хорошо, как сейчас говорят «разорвала зал». Посредине выступления люди начали так аплодировать, что мне пришлось на некоторое время прерваться. А местный помощник режиссёра сказал, что за 26 лет работы оформителем сцены в Австралии ему редко приходилось видеть, чтобы после концерта публика так долго аплодировала стоя.

Вопрос: Как вам показалось — какие моменты в «Песни о мамаше Кураж» особенно удивили публику?

Ответ: Существуют моменты, которые неизменно восхищают зрителей на моих выступлениях как в Корее, так и за рубежом. Их поражает то, что один певец «сори-ккун», исполняя роли всех персонажей, может «вытягивать» в одиночку спектакль на протяжении длительного времени, держа публику в постоянном напряжении. А также то, что исполнитель не просто напрягает голосовые сказки, но при помощи богатой звуковой палитры своего голоса рассказывает историю. Но больше всего они удивляются новому рождению древней традиции. Судя по некоторым рецензиям, мои выступления наводят людей на размышления о направлении, в котором должна двигаться и развиваться опера в их собственной стране.

Вопрос: В Корее давно уже озабочены тем, чтобы познакомить мировое сообщество с традиционным искусством. Что вы думаете по поводу выражения «Самое корейское — это и есть самое глобальное»?

Ответ: Я бы ответила следующим образом: то, что ближе всего мне, — это и есть самое глобальное. Если вы выйдете на улицу и будете спрашивать у прохожих, что, по их мнению, является самой корейской вещью, все ответы будут разными. По-моему, то, что наиболее близко мне, — это вещи, созвучные нынешней эпохе, и наоборот: то, что наиболее созвучно нынешней эпохе, — это я как вместилище всего общества. Меня часто упоминают в качестве наиболее показательного примера так называемой «популяризации и глобализации традиции», но я сама не осознаю этого во время работы. Просто когда я задавала вопросы самой себе и пыталась найти на них ответы, я обнаружила то, что позволяет мне общаться с ещё большим количеством людей.

Вопрос: Во время исполнения «пхансори» принято, чтобы зрители проявляли спонтанную реакцию, прерывая выступление одобрительными возгласами, такими как «Ольссу!», «Ольссигу!», «Чотха!», «Чарханда!» («Здорово!», «Ай, молодец!» и т.п.). Было бы интересно узнать, как с этой задачей справляется зарубежная публика.

Ответ: Обычно я учу их вставлять реплики посреди выступления следующим образом: «В “пхансори” есть такая штука, как “чхуимсэ”, т.е. возгласы одобрения. Когда зрители вставляют такие выкрики в выступление, это придаёт сил и веселья исполнителю. Я вас сейчас научу, как это делать, а потом мы разочек попробуем все вместе. Хорошо?» А потом они вместо «чхуимсэ» просто прилежно аплодируют, как будто хотят мне что-то передать этими аплодисментами. Помню, как-то ближе к концу выступления я сказала зрителям: «У меня сейчас такое чувство, как будто мы с вами подружились. Это как раз и есть “пхансори”. Неважно, знали вы раньше или нет что-нибудь об этом жанре, теперь вы все пережили “пхансори”».

Когда смотришь на ее освещенное застенчивой улыбкой лицо, с трудом представляешь, что, находясь на сцене, эта женщина, обладая мощной харизмой, способна полностью подчинить себе зрительный зал.

Когда смотришь на ее освещенное застенчивой улыбкой лицо, с трудом представляешь, что, находясь на сцене, эта женщина, обладая мощной харизмой, способна полностью подчинить себе зрительный зал.

«Сохранять традицию — это тоже моя миссия»

В прошлом году И Чжарам представила публике спектакль «Урод / Убийство» («Чхумуль / Сарин»), представляющий собой переработку в жанре «пхансори» двух рассказов писателя Чу Ёсопа (1902—1972). «Урод» — это рассказ о некрасивой женщине, с которой с детства обращались как с омерзительным монстром, тогда как «Убийство» — история проститутки, для которой случайная влюблённость стала поводом оглянуться на свою прошлую жизнь. Также на Международном музыкальном фестивале в Тхонёне г-жа И представила «пхансори»-версию рассказа Габриеля Гарсия Маркеса «Счастливого пути, господин президент!». При этом корейская певица, которая постоянно придумывает что-нибудь новое, считает, что сохранение традиционного «пхансори» тоже является её миссией.

И Чжарам начала изучать «пхансори» в возрасте 11 лет. После участия в детской программе традиционной музыки «кугак» она, став первой и лучшей ученицей известной исполнительницы «пхансори» Ын Хичжин (1947—2000), узнала от неё всю сущность музыки «кугак». Будущая певица продолжила овладевать искусством «пхансори» в средних и старших классах школы с изучением музыки «кугак», а затем, поступив в Сеульский университет, получила там степени бакалавра и магистра «пхансори». В 1999 году имя И Чжарам было занесено в «Книгу рекордов Гиннеса» как самой молодой исполнительницы восьмичасовой «Песни о Чхунхян» («Чхунхян-га») — одной из пяти классических песней «пхансори», дошедших до наших дней. Кроме того, И Чжарам записала несколько альбомов, на которых исполнила другие популярные классические «пхансори», такие как «Песнь о подводном дворце» («Сугун-га»), «Песнь о битве у Красных скал» и «Песнь о деве Симчхон» («Симчхон-га»).

Вопрос: В спектаклях, созданных после «Песни о добром человеке из Сезуана» и «Песни о мамаше Кураж», чувствуются изменения.

Ответ: Откровенно говоря, было время, когда успех «Песни о мамаше Кураж» вызывал у меня отвращение. Необходимость выступать в одиночку на таких огромных площадках, как LG Arts Center, легла на мои плечи тяжким бременем. Поэтому какое-то время я старалась не выступать с произведениями, рассчитанными на большие залы. Я люблю исполнять «пхансори» на маленьких площадках. Даже когда стоишь на пустой сцене, одетая в простую хлопчатобумажную юбку и футболку, с одним веером в руках, чувствуешь, как тебя переполняют эмоции. Я это не сразу поняла. Поэтому в таких спектаклях, как «Урод / Убийство» и «Счастливого пути, господин президент!», предназначенных для малых площадок, я попыталась ещё больше приблизиться именно к этому виду «пхансори». Конечно, я сейчас ещё в таком возрасте, когда мне не приходится выбирать, где выступать — на большой сцене или на маленькой. По счастью, произведение, переработкой которого я сейчас занимаюсь, — это пьеса Торнтона Уайлдера (Thornton Wilder) «Наш городок» (Our Town), а она требует большой площадки. Когда я представляю её себе, я чётко вижу, что этот спектакль невозможно показывать в маленьком театре.

Вопрос: Ваш спектакль «Урод / Убийство» на церемонии вручения театральных премий Dong-A Theatre Award получил награды сразу в трёх номинациях, в том числе как «лучшая театральная постановка новой концепции». Что вы думает по поводу этого выражения — «театральная постановка новой концепции»?

Ответ: Я воспринимаю это определение с искренней благодарностью. Ведь это значит, что наши театральные круги признали «пхансори». Дело в том, что до настоящего времени я неизменно чувствовала, что моя работа не принадлежит полностью ни к традиционной музыке, ни к театру. И эту награду я восприняла как поощрение и признание. Мне также хотелось бы, чтобы это стало поводом, для того чтобы мои многочисленные младшие товарищи по «пхансори» смогли работать и на более широкой сцене, т.е. такой, как театр.

Вопрос: А ведь есть и такое мнение, что с ростом количества произведений в жанре «оригинального пхансори» всё меньше места остаётся для традиционного «пхансори».

Ответ: Я думаю, что важно найти баланс между оригинальным и традиционным «пхансори». Хотя моя работа крутится в основном вокруг оригинального «пхансори», я в то же время продолжаю заниматься и традиционным «пхансори». Например, каждую осенью я выступаю с традиционным «пхансори» в кафе «Ири» в районе Хондэ, и зрительный зал там всегда заполнен молодёжью. И мне хочется видеть в этом надежду. Я надеюсь, что если я буду упорно продолжать двигаться вперёд, то, несмотря на трудности, смогу добиться перемен.

Вопрос: В заключение расскажите, пожалуйста, о ваших планах на будущее.

Ответ: Прежде всего, мне предстоит показать в Сеуле спектакль «Счастливого пути, господин президент!», премьера которого уже состоялась в Тхонёне. Летом я выступаю на Окинаве, а на будущий год запланировано выступление в Лионе. Что касается «Нашего городка», то я надеюсь закончить написание его либретто к концу этого года.

Источник: KOREANA – https://ebook.kf.or.kr/contentsPdf.jsp?book_id=1621

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »