И Ынно Буквы, Знаки, Человек: потребность творить и размышления об истории, выраженные тушью

В 1962 году в Парижской галерее Paul Faccetti прошла первая персональная выставка И Ынно. На фотографии рядом с художником, широко улыбаясь, стоит одетая в ханбок его жена Паг Ингён.

В 1962 году в Парижской галерее Paul Faccetti прошла первая персональная выставка И Ынно. На фотографии рядом с художником, широко улыбаясь, стоит одетая в ханбок его жена Паг Ингён.

Мок Сухён,
приглашённый исследователь
Института корееведения Кючжангак
Сеульского университета

Начиная с изображения тушью бамбука и вплоть до создания серии «Человек», И Ынно всю свою жизнь работал с бумагой и тушью. Будучи одним из первопроходцев в области современной живописи, художник много работал за рубежом, главным образом в послевоенной Европе. Не ограничиваясь бумагой и тушью, И Ынно использовал различные материалы и техники, в частности писал маслом и создавал работы в технике папье-колле. В результате творческой деятельности широкого диапазона, включавшей в себя гравюру, скульптуру и роспись керамики, художник, создав более 10 тысяч предметов искусства, оставил огромное наследие, ставшее важной вехой в истории абстрактного искусства.

В 1958 году в возрасте 55 лет И Ынно (1904—1989), оставив за спиной солидную карьеру художника и преподавателя вуза, отправился в Париж. Все последующие годы, за исключением трёх лет, с 1967 по 1969 год, которые художник провёл в тюрьме, будучи вовлечённым в так называемый «Восточно-берлинский инцидент со шпионажем», порождённый политической ситуацией на разделённом Корейском полуострове, И Ынно работал за рубежом, главным образом в Париже. Там он создал свой уникальный мир искусства, блуждая между прошлым и настоящим, Востоком и Западом.

Коллаж "Жизнь". Бумага "ханчжи", тушь. 274х132 см. В "каллиграфических абстракциях" И Инно 1970гг. выделяется композиция из символов и знаков с четкими контурами, свидетельствующая о тяготении автора к конструктивизму.

Коллаж “Жизнь”. Бумага “ханчжи”, тушь. 274х132 см. В “каллиграфических абстракциях” И Инно 1970гг. выделяется композиция из символов и знаков с четкими контурами, свидетельствующая о тяготении автора к конструктивизму.

Бесконечные эксперименты

Когда И Ынно приехал в Париж, местный мир искусства был охвачен движением ар информель. Корейский художник успешно дебютировал на новом месте в 1962 году, когда при содействии известного критика Жака Лассэня (Jacques Lassaigne) в галерее Paul Facchetti прошла выставка его коллажей. Благодаря таким художникам, как Ханс Хартунг (Hans Hartung), Пьер Сулаж (Pierre Soulages), Чжао Уцзи (Zao Wou-ki) и др., съехавшимся в Париж со всего мира, И Ынно открыл для себя новый способ изображения окружающего мира.

В ранние годы в Корее И Ынно учился писать бамбук тушью у знаменитого в то время корейского художника и каллиграфа Ким Ючжина (псевдоним Хэган). Десять лет, с 1935 по 1945 год, художник провёл в Японии, где учился в Школе живописи Кавабата и Институте живописи Хонго. В этот период под влиянием Мацубаяси Кейгецу (Matsubayashi Keigetsu) И Ынно открыл для себя реализм. Впоследствии, во второй половине 1940-х и 1950-х гг., художник работал над тем, чтобы видоизменить живопись тушью в абстрактном ключе, и, приехав в Париж, познакомился с направлением информель. В то время как другие художники, чьи художественные корни лежали в живописи тушью, продолжали «эксплуатировать» одни и те же классические сюжеты, И Ынно занимался поиском способа, который позволил бы традиции шагать плечом к плечу с живописью современной эпохи. Однако в этом процессе он не отбросил себя прежнего, но, твёрдо держась своих корней, впитал в себя ар информель. Взяв за основу искусство каллиграфии, которая изображает иероглифы, обязанные своим обликом реальным объектам окружающего мира, и мир живописи тушью, который стремится выразить принцип всех вещей с помощью туши и бумаги, он глубоко погрузился во внутренний мир своих художников-современников, чтобы вместе с ними попытаться выразить боль и шок от пережитых ужасов войны.

Однако И Ынно не стал замыкаться в рамках информализма. Его работы, в которых он деконструирует усвоенные с детства каллиграфические знаки, перекликаются с этим направлением в том, что касается «бесформенного», т.е. информель, но отличаются тем, что художник не прекращал экспериментов с формой, используя такие уникальные материалы и объекты, как бумага и иероглифы. В 1960-х годах И Ынно перешёл к созданию абстрактных работ, в которых он деконструировал формы, используя тушь и такую технику, как коллаж и папье-колле. Хотя клочки бумаги, оторванные и приклеенные как элементы коллажа, можно рассматривать как «бесформенные», в то же время на холсте они легко реконструируются в некую форму благодаря чертам или элементам деконструированных иероглифов. Кроме того, поскольку сверху на бумагу художник приклеивал вату, работы получали объём и особую текстуру за счёт сочетания этих материалов. В работах И Ынно, выполненных тушью, эти абстрактные элементы, являясь своего рода знаками, иногда обретают форму деревьев или гор, кажутся изображениями животных или людей. Сам художник определял свои работы этого периода как «사의(寫意)적 추상», т.е. «осмысленная абстракция; абстракция со скрытым внутренним смыслом».

В 1964 г. И Ынно основал при музее Чернуски Парижскую академию восточной живописи. Впоследствии мастер преподавал в ней, обучая студентов технике живописи тушью и умению использовать пустое пространство; воспитал более трех тысяч учеников.

В 1964 г. И Ынно основал при музее Чернуски Парижскую академию восточной живописи. Впоследствии мастер преподавал в ней, обучая студентов технике живописи тушью и умению использовать пустое пространство; воспитал более трех тысяч учеников.

Ещё одним достижением И Ынно во время его пребывания в Париже стало учреждение при Музее Чернуски (Musée Cernuschi), специализирующемся на восточном искусстве, Парижской академии восточной живописи (Académie de Peinture Oriental de Paris), которая открылась в ноябре 1964 года. Дело в том, что в тот период в Европе начали появляться ростки интереса к восточной духовности, и многие пытались изучать её по работам И Ынно, в которые художник инкорпорировал европейский модернизм. Впоследствии, в свои поздние годы, мастер преподавал в академии, обучая студентов, как пользоваться тушью и кистью, как работать в технике живописи тушью и как использовать пустое пространство. Воспитав таким образом более 3000 учеников, корейский художник способствовал распространению в Европе восточного мышления и пластического языка.

Мрачный портрет современной истории Кореи

Самым болезненным периодом в жизни И Ынно, наверное, можно считать период с 1967 по 1969 гг., когда из-за сфабрикованного в 1967 году корейскими спецслужбами так называемого «Восточно-берлинского инцидента со шпионажем» он был репатриирован в Корею, где оказался в тюрьме. Дело о шпионаже возникло вокруг проживающих в Европе южнокорейских студентов и деятелей культуры, которые вступали в контакт с людьми из КНДР. В частности, в случае с И Ынно проблемой стал его визит в Восточный Берлин, предпринятый художником, чтобы выяснить судьбу своего сына, который, будучи завербованным во время Корейской войны в Корейскую добровольческую армию, был уведён на Север и не вернулся. Во время отбывания срока И Ынно, получивший разрешение иметь при себе кисть, создал около 300 работ, используя соевый соус, пасту «твенчжан», зерна варёного риса и деревянные коробки, в которых заключённым давали еду. Серия «Автопортрет», в которой художник изобразил себя сжавшимся в комок, была сделана в этот период. Работы этой серии, представляющие собой пятна густой туши разной формы, напоминающие «комки сажи», возможно, лучше, чем любые другие произведения художника, выражают его внутренний мир в стиле информель. В поздние годы И Ынно стал использовать опыт, полученный в этот период, как почву для более глубокого анализа и понимания человека и истории.

От абстракций с буквами к человеку, от тотемов к каллиграфическим абстракциям

Работы И Ынно 1970-х годов называют «каллиграфическими абстракциями». Снова соединяя деконструированные знаки, чтобы восстановить их изначальный смысл, художник возродил к жизни дух восточной живописи. По сравнению с работами 1960-х годов в абстракциях этого периода выделяется композиция из символов и знаков с чёткими контурами, свидетельствующая о тяготении автора к конструктивизму. В то же время в этих произведениях И Ынно представил новую каллиграфию как результат современной деконструкции и трансформации традиционной каллиграфической грамматики. Например, к таким работам относится серия «Чуёк» («Чжоу и»), в которой художник расположил 64 гексаграммы «Книги перемен» в виде имеющих образность китайских иероглифов.

"Толпа". Бумага "ханчжи", тушь. 167х266 см. 1986 г.

“Толпа”. Бумага “ханчжи”, тушь. 167х266 см. 1986 г.

Работы художника 1980-х годов представлены сериями «Человек» и «Толпа». Несмотря на то, что образ человека начался появляться в произведениях И Ынно ещё в 1960-х годах, только теперь художник стал создавать огромные полотна, изображающие сотни тысяч человеческих фигур, которые, сбившись в толпу, движутся то ли в марше, то ли в танце. В серии «Человек» 1980-х годов И Ынно выразил в образе толпы своё видение движения за демократизацию в Корее, в частности Демократическое восстание в Кванчжу 1980 года. Подобные работы, которые демонстрируют глубокие размышления автора о человеке, одолевавшие его в поздние годы жизни, в то же время несут в себе наряду с глубокой любовью к Корее, которая по политическим причинам держала его на расстоянии, своего рода «болезненную ностальгию».

В 1977 году жена И Ынно оказалась замешанной в попытке похищения северокорейскими спецслужбами пианиста Пэк Кону и его жены киноактрисы Юн Чжонхи, работавших в Париже, в результате чего художник снова стал персоной нон грата для корейского мира искусства. Из-за этого инцидента его давняя мечта вернуться на родину, чтобы спокойно доживать свою жизнь, занимаясь живописью, так и осталась мечтой. К 1958 году, когда И Ынно покинул Корею, он уже более 30 лет занимался искусством, а впоследствии художнику удалось добиться заметного признания и в Европе, однако в силу политической ситуации на Корейском полуострове, по-прежнему разделённом на Север и Юг, его имя не столь широко известно в Корее.

Всё это время, переходя от абстракций с буквами к изображению человеческих фигур, от тотемов к каллиграфической абстракции, художник не прекращал рисовать бамбук. После «Восточно-берлинского инцидента» бамбук в его работах превратился в «танцующие бамбуковые листья», которые в свою очередь трансформировались в движущиеся человеческие фигуры. Человеческие фигуры, ставшие главным мотивом творчества художника начиная с 1980-х годов, на самом деле были листьями бамбука, которые И Ынно изображал всю свою жизнь, а ещё природой, людьми и историей. В работах серии «Толпа» фигуры людей движутся в определённом ритме. Но если вглядеться, можно заметить, что каждая из них делает это по-своему. И в то же время все они вместе движутся в некотором направлении. И какая-то из этих многочисленных фигур может оказаться мной или вами.

Музей И Ынно, расположенный в центре Тэчжона, был открыт в 2007 г. с целью популяризации творчества художника. В настоящее время музей занимается научно-исследовательской деятельностью и организует разнообразные выставки.

Музей И Ынно, расположенный в центре Тэчжона, был открыт в 2007 г. с целью популяризации творчества художника. В настоящее время музей занимается научно-исследовательской деятельностью и организует разнообразные выставки.

В 1988 году на волне движения за демократизацию корейское правительство сняло запрет на произведения писателей, бежавших на Север, и в это же время И Ынно был восстановлен в правах. Только в 1989 году в Корее была организована масштабная выставка-ретроспектива произведений художника, и это стало поводом для того, чтобы художественные круги Кореи «заново открыли» для себя И Ынно. Сам мастер собирался посетить Корею в период проведения выставки, но 10 января 1989 года, прямо в день, когда в Сеуле открылась его первая ретроспективная выставка, художник скончался в одной из парижских больниц от сердечного приступа. С того времени в Корее прошло множество выставок И Ынно, проникнутых глубокой любовью к художнику и восхищением его искусством, а его жизнь и творчество увековечены в Музее И Ынно, открытом в Тэчжоне, а также в мемориале мастера и доме, где он жил, в его родном городе Хонсоне (провинция Южная Чхунчхон).

Источник: https://ebook.kf.or.kr/contentsPdf.jsp?book_id=1621

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »