Интересная конференция о роли гражданского общества

Ипатов М.В., Вагина Т.В., Бочаров В.А., Мартенс Г.Г., Смирнова С.К., Хартмут Кошик

Ким Моисей,
председатель Совета ООК, культуролог

30 – 31 октября 2019 г. В Москве, в Общественной палате Российской Федерации состоялась Международная научно-практическая конференция «Сотрудничество России и Европы. Диалог между гражданскими обществами России, стран СНГ, Балтии и Европы». Международная конференция прошла при поддержке Администрации Президента Российской Федерации, Совета при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям, МИД России, ФАДН России, Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Общественной палаты Российской Федерации. Участвовали представители федеральных органов государственной власти Российской Федерации, федеральных национально-культурных автономий, общественных объединений, некоммерческих общественных организаций России, Германии, Польши, стран СНГ, Балтии и Балканского полуострова, научного и экспертного сообщества, а также дипломатических представительств стран СНГ, Балтии и Европы. В рамках конференции была предусмотрена также Подиумная дискуссия «Роль России и Германии в урегулировании ситуации на Корейском полуострове». В ней приняли участие известные учёные, общественные деятели, представители СМИ, занимающиеся  вопросами российско-корейских отношений, межкорейских и международных проблем вокруг Корейского полуострова, объединения Кореи.

Перед участниками конференции выступили: Вагина Т.В. начальник Департамента Управления внутренней политики Администрации Президента Российской Федерации, Ипатов М.В., заместитель руководителя Федерального агентства по делам национальностей, Бочаров В.А. первый заместитель Секретаря Общественной палаты Российской Федерации,   Мартенс Г.Г., председатель Комиссии по вопросам сохранения и развития культурного и языкового многообразия народов Совета при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям, президент ФНКА российских немцев, Хартмут Кошик, председатель совета Фонда поддержки немецких национальных меньшинств за рубежом (Германия), Дрезель Ян, руководитель московского офиса Фонд Ханнса Зайделя, Смирнова С. К., председатель Совета Ассамблеи народов России и другие

Приветствия поступили от заместителя Руководителя Администрации Президента РФ Магомедсалама Магомедова, заместителя председателя Правительства Российской Федерации Виталия Мутко, Руководителя Федерального агентства по делам национальностей Игоря Баринова  и других государственных и общественных объединений

Помимо пленарного заседания прошли и подиумные дискуссии «30-летие падения Берлинской стены: полезные уроки истории», Роль национально-культурных автономий в развитии гражданского общества в Российской Федерации».

Ольга Мартенс и Моисей Ким с немецкими коллегами

Особый интерес для российских корейцев представляла подиумная дискуссия «Роль России и Германии в урегулировании ситуации на Корейском полуострове». Модератором выступил старший сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Асмолов К.В.

Спикерами выступили: заведующий Отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН Воронцов А.В., председатель совета Фонда поддержки немецких национальных меньшинств за рубежом (Германия) Хартмут Кошик  и  председатель Совета ООК, культуролог Ким Моисей.

От Общероссийского объединения корейцев и представителей общественности российских корейцев в работе конференции участвовали также Ким Андрей Эдуардович, Цой Виктор Дмитриевич – заместители председателя Московского отделения ООК, Ким Игорь Сунманович, руководитель сайта ООК-Видео», организатор Всероссийского межнационального песенного конкурса «Поём на русском и национальном», которые активно участвовали в дискуссии. Материалы этой дискуссии будут отражены в специальном бюллетене по итогам конференции.

Горячие обсуждения проблем, относящихся к объединению Кореи на этой международной конференции, заставили меня откликнуться следующим материалом на эту злободневную тему.

Увидим ли Корею единой…

Трагедия разделения корейской нации проходит через сердце каждого корейца. Корни этой беды возникли в результате Второй мировой войны, противостояния союзников Советского Союза и Соединённых Штатов Америки с их коалицией. Объединение Севера и Юга Кореи является одной из основополагающих национальных идей по обе стороны разграничивающей их 38-й параллели. Соответствующие призывы звучат в каждое время с разной интенсивностью, но никогда не затихают совсем. Идея объединения является составной частью националистического пакета, от которого сейчас ни Сеул, ни Пхеньян отказаться не могут. Хотя Корея разделена на 2 государства  уже более 70 лет. Однако опросы показывают, что население Южной Кореи относится к ней все хуже. А в КНДР его боится правящая элита, не только партийная, но и нарождающаяся северокорейская буржуазия.

Подписанная высшими руководителями КНДР и Республики Корея в 2019 г. в Пханмунчжоме Декларация мало отличается от деклараций 2000 и 2007 годов, не говоря уже о более ранних документах, которые подписывались в 1991 и совсем уж далеком 1972 году. Постулат о стремлении к объединению и готовности не покладая рук трудиться над достижением этой замечательной цели присутствовали в любом межкорейском документе – таковы установившиеся на Корейском полуострове правила политической игры, менять которые обе стороны не собирается. (А.Н. Ланьков).

Разъединение единой страны, который фактически произошел в 1945 году и формально был закреплен через 3 года, официально не признан ни на Севере, ни на Юге. Конституции КНДР и Республики Корея утверждают, что на всей территории Корейского полуострова имеется одно и только одно законное правительство. Между тем на Севере и Юге, возможно, теперь живут разные корейцы, и ментальность жителей КНДР очень сильно отличается от ментальности жителей Республики Корея. Отличаются они и с языковой точки зрения, – де-факто на Севере и Юге сформировалось два варианта литературного языка. Речь идет не только о закреплении различных диалектов или лексической базы, когда для обозначения одних и тех же понятий используются принципиально разные слова или одни и те же звучат по-разному, но и изменений на более серьезном уровне, что увеличивает взаимное непонимание. Если верить экс-президенту РК Ким Дэ Чжуну, во время саммита в Пхеньяне в 2000 г. он и Ким Чен Ир понимали друг друга примерно на 80%. (Константин Асмолов).

Более того, даже по росту и внешнему виду из-за определенного недоедания на Севере и европейской пищи на Юге северокорейцы и южнокорейцы разительно отличаются друг от друга, отчего южане уже не воспринимают северян как «полностью своих». А ведь даже краткое разделение на две страны вместе с традиционными и повсеместно существовавшими региональными отличиями приводит к тому, что после воссоединения прежнее деление на «мы» и «они» сразу не исчезает. Более того, разделение будет усугубляться трудностями адаптации и тем, что региональные различия между Севером и Югом глубже, чем, скажем традиционный южнокорейский регионализм.

Опросы общественного мнения показывают, что население Республики Корея все хуже относится к идее объединения и чем моложе житель Юга, тем меньше энтузиазма он проявляет в отношении воссоединения. Несколько упрощая картину, можно сказать: отношение к проблеме объединения в Южной Корее зависит в первую очередь от возраста (А.Н. Ланьков). В то же время не следует считать, что сегодняшние пятидесятилетние корейцы полностью отказались от своих былых идей. К Северной Корее они могут теперь относиться критически, однако и к либерально-рыночной экономике, и к Соединенным Штатам Америки отношение у них совсем не безоблачное. Многие из представителей среднего поколения по-прежнему верят в необходимость объединения. В идеологии южнокорейского студенческого движения 1980–1995 годов с радикально левой риторикой сочетался и сильный националистический компонент. Представители среднего поколения по-прежнему надеются на какое-то компромиссное дипломатическое решение, которое чудесным образом приведет к созданию на Корейском полуострове единого государства – возможно, конфедеративного по своему устройству. Одни подразумевают, что по своему политическому и социальному устройству такое государство будет гибридом между Севером и Югом, а другие предпочитают формулу «одна страна – две системы».

Люди в Республике Корея до 40–45 лет, считают КНДР очень бедной страной, управляемой каким-то странным и диктаторским методом. А то, что население этой непонятной страны тоже говорит на корейском языке, воспринимается ими скорее как исторический парадокс. Да и молодое поколение, воспитанное с самого раннего возраста под влиянием пропаганды объединения, не может бросить вызов этой идее: такой вызов мог бы стать вызовом корейскому националистическому мышлению, которое характерно и для молодежи.

Односторонняя же ориентация на одну из Корей, не способна создать подобный кредит доверия и, как уже отмечалось выше, объективно работает против налаживания равноправ­ного диалога, сближения Севера и Юга Кореи (Александр Воронцов).

Некоторые специалисты считают, что в случае объединения Корейского полуострова появится прекрасный шанс для беспрецедентного экономического скачка. Корея может стать очень развитой региональной державой или превратится в страну со стареющим населением и падающим ВВП, зависит от того, удастся ли реализовать шанс на объединение или нет.

Для России главной задачей является предотвращение появления каких-либо угроз своей безопасности и национальным интересам со стороны Корейского полуострова. В этой связи, Россия заинтересована в примирении и активном сотрудничестве между Югом и Севером Кореи, а также максимальной предсказуемости возможных последствий объединения Кореи. В научном сообществе различные сценарии объединения, исходят из того, что превращение Кореи в единое государство будет происходить исключительно под руководством Юга и не учитывают позицию и интересы Севера. “Худшим для России сценарием будет объединение Кореи как следствие полномасштабной войны на Корейском полуострове» (Светлана Суслина и Александр Жебин).

На корейцев большое влияние оказал опыт Германии, которую в Южной Корее всегда воспринимали как аналог разделенной Кореи. Два немецких и два корейских государства с многовековым развитием собственной государственности разделённых после Второй мировой войны являя образцы западного и восточного сценария. В условиях двуполярного мира политические и идеологические границы прошли по некогда единой стране. Были разорваны профессиональные, семейные, личностные связи людей одной нации. Объединение Германии было болезненным, хотя и несколько спонтанным. Это обстоятельство подвигло корейских специалистов на то, чтобы глубоко ознакомиться с опытом и даже пытаться подсчитать, во сколько может обойтись Корее объединение. Однако, если немецкий народ живёт в европейской цивилизации, то корейский обитает в восточной. И здесь фундаментальных различий очень много. Германский опыт говорит лишь о важности сближения социальных  общностей объединяющихся стран. В самых сложных социальных вопросах надо учитывать мнение гражданского общества.

Стартовые условия объединения в Корее куда хуже, чем в Германии конца восьмидесятых годов прошлого века. Если верить оптимистам, то по уровню ВВП на душу населения Южная Корея превосходит Северную в 14 раз, а если верить пессимистам, то разрыв этот является чуть ли не 30-кратным. Для сравнения, разрыв в уровне ВВП на душу населения между Восточной и Западной Германией в 1989 году был всего лишь 2-3 – кратным. (А.Н. Ланьков).

В случае гипотетического объединения Кореи из-за экономических проблем рабочая сила обязательно будет перемещаться в более развитые части страны, а ее недостаток в отстающих регионах еще более затруднит их экономическое развитие. Любопытно, что при этом, по словам Александра Жебина, на закрытых мероприятиях решение подобных проблем вполне проговаривается, но делаться это будет за счет ограничения мобильности населения Севера во избежание его массовой миграции на юг. В представлении авторов таких проектов получается, что раздел между единой Кореей исчезает далеко не сразу – северокорейские территории будут сохранять «особый статус», в рамках которого повышение уровня жизни пойдет постепенно, а пересечь 38-ю параллель сможет далеко не каждый желающий. Авторы подобных проектов понимают, что эти вещи могут вызвать всплеск социального напряжения, связанного с ожидаемым резким скачком уровня жизни, но полагают, что его можно будет погасить высокими по северокорейским меркам зарплатами и лучшими, чем современные, жилищными условиями.

На протяжении последних 28 лет южнокорейские и западные экономисты неоднократно пытались оценить стоимость объединения – то есть стоимость подтягивания КНДР на уровень экономического развития, сравнимый с уровнем Республики Корея. Подсчитали, что стоимость объединения оценивается в астрономические суммы – от половины до пяти годовых ВВП Южной Кореи. В культурном и социальном отношении жители двух корейских государств также заметно отличаются друг от друга.

Все эти намерения сведутся к благим пожеланиям, с которыми ни США, ни КНДР не будут считаться. К тому же теперь вновь на первый план выходит мнение, что межкорейские дела будут решаться самими корейцами на основе принципа уриминдёккири (совместно между собой), зафиксированного ещё Декларацией 15 июня 2000 года подписанного Ким Чен Иром и Ким Дэ Джуном (Ким Ен Ун).

Однако, сказанное выше не означает, что объединение Кореи очень и очень затруднительно. Объединение вероятнее всего может стать только результатом революции, то есть, в общем, оно может быть похожим на тот вариант, который был осуществлен в Германии. Речь идет о возможном падении северокорейского режима, за которым последует объединение страны, на практике являющееся поглощением Севера богатым Югом. (А.Н. Ланьков).

Говорить о каком – то мирном и постепенном объединении страны ни сейчас, ни в обозримом будущем вряд ли можно ожидать. Если отбросить закостеневшую риторику, объединения сейчас не хочет никто – кроме разве что части северокорейских низов.

Южная и Северная Кореи объявили о намерении подать заявку на совместное проведение Олимпиады ‑2032. Фактически это означает, что Сеул не рассчитывает на скорое падение режима в Пхеньяне и признает, что ещё долго на Корейском полуострове будут существовать два раздельных государства. Все вышеперечисленное говорит о том, что КНДР и Республика Корея взяли курс на национальное примирение и стремятся совместно вести дела без вмешательства извне. Такой подход соответствует идеологии национализма, популярной по обе стороны межкорейской границы (Георгий Толорая).

Тем не менее, любой кореец, даже тот, кто проживает вне пределов Корейского полуострова мечтает о воссоединении Кореи. В условиях нынешнего многополярного мира ситуация может (должна) быть изменена. На первых порах корейские государства могут, если и не объединяться, то построить добрососедские и взаимовыгодные отношения на основе мира и сотрудничества, неся успокоение региону и миру в целом.

Российские корейцы будут делать всё от них зависящее во имя объединения Кореи для процветания корейской нации. Корея будет едина, если мы все будем вместе, если объединим наши усилия для воссоединения двух государств Корейского полуострова. Как показала история, объединение не придет само по себе. Более того, объединение без необходимой подготовки может привести к негативным последствиям. ( Г.Н Ким).

Необходимо собрать воедино наше желание, силу и волю, чтобы подготовить мирное воссоединение и изменить восприятие Кореи и корейского народа во всем мире! Для этого пора корейцам обратиться к мировому сообществу, ООН с призывом оказать помощь и содействие в мирном демократическом объединении Кореи.

Фото Виктора Цоя и Андрея Кима

***

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »