Интересное интервью с Валентином Паком из Германии, инженером-строителем немецких дорог

Валентин, расскажи о своей семье?

Родился я в Алматы. Отец у меня инженер-строитель, он направил меня на эту профессию. Моя мама закончила два института, у нее два высших образования, но она практически занималась нашим воспитанием. Потом мы с семьей переехали в Москву, учиться в школе, в университете, но потом, я переехал, т.е. меня отфутболили в Европу повышать квалификацию и я поступил в технический университет в Берлине.

Почему ты выбрал именно это направление?

Я не знал, что хотел изучать. Я хотел изучать философию с психологией, тогда я читал литературу, философию и психологию. Мне кажется, у корейцев есть природные задатки в сфере психологии и очень серьезные, на мой взгляд. Но после Берлина я понял, что многое не так, как я думал. Инженерное строительство я выбрал, потому что отец сказал: «Философией на жизнь не заработаешь, психологией тоже, а инженеры будут нужны всегда. Врачи и инженеры-строители, потому что всегда будут строить и всегда будут люди, которым будет нужна медицинская помощь». Я окончил школу, где у нас было два класса с физико-математическим уклоном, медицина не стояла на повестке дня, поэтому — инженер.

Какие у тебя были ожидания перед переездом?

Честно говоря – никаких, потому что на тот момент я еще болел звездной болезнью. На тот момент, я еще очень хорошо учился и в школе, в техническом университете в Москве и могу гордо заявить, что у меня были одни только пятерки (смеется). На самом деле, нет, была одна тройка, какой-то гуманитарный предмет. Не помню какой, но этот предмет не шел в зачетку, поэтому зачетка оказалась идеальной. А когда я приехал в Берлин, я еще не знал что мне нужно. И я очень доволен, что я переехал, потому что когда ты живешь далеко от родителей, то в жизни все немножко иначе. Потому что нужно знать чего ты хочешь, первое правило – деньги  не растут на деревьях, они тоже появляются через труд и это тебя определяет. Ты начинаешь понимать, что оказывается нужно что-то делать, чтобы что-то получить. Просто быть умным не достаточно. Это конечно была хорошая школа, школа жизни.

Можешь сказать, что твои планы осуществились?

Если не брать шкалу времени, то да. По шкале времени я думал, что в 25 буду уже миллионером (смеется), но я пока очень далеко от плана. Но если не брать в расчет времени шкалу времени, то можно сказать да, удовлетворяет.

Что тебе нравится в Германии и что не нравится?

Первое время вообще ничего не нравилось. Ни культура, ни менталитет, ни сама страна, хотя я всегда относился с уважением к немцам. Mне нравится с ними общаться, не со всеми, но со многими мне общение нравится, oни очень деловые люди. Мне нравится их подход к работе, допустим, они могут сконцентрироваться на всех деталях, не одновременно конечно, поочередно. Мы можем сконцентрироваться на всех деталях одновременно, но не так глубинно, a немцы глубоко прорабатывают одну тему, потом следующую тему. Они могут концентрироваться на вещаx, которые для нас кажутся мелочами, например, какого цвета должны быть полы. Я себя всегда спрашивал: «Почему мы столько сидим над этим вопросом, хотя могли бы заняться следующим важным вопросом?“ Но нет… Это и хорошо и плохо, они могут заниматься мелочным вопросом достаточно глубинно, хотя нам может показаться это чепухой. Это наверно определяет качество, что они могут посвятить определенным деталям, определенное количество времени. Но за этим должна стоять политическая воля. Начальство должно сказать: «Да, мы готовы потратить наше время». Даже если 6 человек там сидят, это 3 часа потерянного времени в деньгах. Они готовы потратить эти деньги и конечно, разница большая.

Какие различия в менталитете?

Ну, разница социальная, конечно. Вот мы идем на контакт очень быстро. Хотя, нужно отметить, что это свойство постсоветского пространства, что общность менталитета существует. Это то, что нас заграницей объединяет, и мы идем на контакт более живо. Наверно это связано с тем, что мы за рубежом. Немцы защищают свою частную сферу и это нормально. Нельзя сказать немцу: «О, пацаны, давайте мы сейчас пойдем в бар?». А он, может, устал или просто не хочет с нами общаться и еще ему там 2 часа в баре. И он скажет: «Ой, знаете, на самом деле мне пора домой». И в этом случае говорят: «Ну, хорошо, в принципе. Тогда до завтра». Т.е. разница в том, что существует приватная сфера. Это и хорошо и плохо. Хорошо, потому что если действительно все достали, то упал на диван и никому ничего не надо говорить. Но если говорить о долгосрочной перспективе, то люди, мало общаясь друг с другом, начинают отдаляться друг от друга и связи могут оказаться не такими плотными. У немцев друзей 1 -2, не по 20 штук, но на всю жизнь. Понятие этикета  более прогрессивное, в то время, как у нас это игра. Красиво увести в компанию – это весело. У немцев к этому более серьезный подход.

Чувствуешь ли ты дискриминацию, или чувствовал ли поначалу?

Немцы все-таки гордятся made in Germany. Как они работали, как они добивались результатов, в каком качестве они работали. Когда приходят такие иностранцы как мы, например. Откуда они, русские, Казахстан, Узбекистан, и начинают искать короткие пути по жизни. Их начинает это бесить. Поэтому она (дискриминация) есть. Я еще не видел страны, в которой ее нет, кроме Казахстана, конечно (смеется). И в Германии, в Великобритании, в Америке, это нормальный эффект. По сравнению с другими странами, например та же Австрия, ее все же меньше и это классно. У молодого поколения она еще больше, потому что они не чувствуют своего долга перед нами, перед иностранцами. Старшее поколение еще побаиваться об этом говорить. Та историческая ошибка дает большие преимущества иностранцам в Германии, немцы не могут себе все позволить.

Когда тебя спрашивают, откуда ты родом, как ты отвечаешь на этот вопрос?

Зависит от ситуации, я говорю, я кореец, я из Казахстана, я из России (смеется). Но если идет выбор конкретно, то я говорю что я кореец и я горжусь, что я родился в Казахстане и я горжусь тем, что я россиянин. Не буду врать, за Россию я все-таки стою. Мне очень повезло, что я живу в Германии и как бы вижу их менталитет. И я чувствую, что начинаю уже интегрироваться, и это меня уже формирует по-своему. Но в итоге, если меня спросят кто я. Да я кореец, у меня не будет никаких смущений на этот счет. Если речь идет о политике, я говорю Россиянин, если говорят о культурных каких-то моментах, то говорю я из Казахстана, потому что я хочу разрекламировать страну. Я считаю, что это классная страна. Но в итоге, я считаю, что я кореец, я горжусь этим. Mы – классная нация, но в отличие от южных корейцев, мы немножко другие. Мы не совсем как корейцы, это точно.

Почему? В чем это проявляется?

Наш менталитет, он же советский. Или уже те, которые позже родились с определенным менталитетом страны, где жили или где живут. Мне даже здесь сказали: «Ты не кореец, у тебя только оболочка корейская».

С корейцами ты не общаешься?

Я общался с корейцами, как с южными, так и с северными. У меня в группе в университете были северные корейцы, что удивительно. Они все учились на пятерки. Южные корейцы во многом очень непосредственные и во многом спокойнее, чем мы. Мы все-таки очень хаотичные натуры, мне кажется. Даже есть признаки суеты, я бы сказал. У них тоже, но они более спокойные, даже если что-то начудят, то спокойно. Менталитет совсем другой, мне кажется, подход к определенным вещам, видение моментов, совершенно разная идет оценка ситуации. У нас идет оценка с учетом культуры страны, в которой мы жили. Она сильно отличается.

А какое у тебя отношение к Корее?

Теплое (смеется).

Почему? Ты говоришь, менталитет отличается?

Ну, я все-равно считаю, что это наша Родина. Мне трудно что-либо сказать, потому что я там не был. Я бы очень хотел туда попасть, посмотреть как турист, что это такое и с чем это едят. Я думаю, что меня ждут много интересных, любопытных ожиданий, но и разочарований, потому что никто не идеален. Как кореец живущей не в Корее, могу сказать, что горжусь нашими технологическими, научными достижениями, они очень известны. Я до сих пор всем рассказываю, когда немцы что-то там говорят: «Знаете, в Корее построена самая первая в мире обсерватория, 2000, 2500 лет назад, до нашей эры. А знаете о чем говорит? Пока Германы в своих мехах бегали за дикими свиньями, мы уже смотрели на звезды (смеется). Ну, это шутка, но в каждой шутке доля шутки. Больше о Корее действительно ничего не знаю. Хотелось бы узнать больше.

А чем именно ты гордишься?

Ну, я считаю, у России есть определенный дух, в культурном понятии, это очень привлекательно. Российский менталитет, он очень привлекателен. Он очень разнообразен и полон контрастов. И чем отличается наш народ, русский, российский, постсоветский я даже сказал? Т ем, что мы можем смеяться над нашими развалинами, пусть вот там что-то вспомнят, как там кто-то что-то начудил, то все смеются. Потому что мы любим свою страну, не потому что она классная, но и за слабости. В первую очередь, для меня это – истинный патриотизм. В этом и заключается патриотизм, я эту страну знаю больше всех. Эту культуру я знаю больше всех остальных. Поэтому я люблю ее как сильные, так и слабые стороны. Помимо каких-то шовинистических понятий, их я не люблю. Под слабыми сторонами я имею в виду, например лень, известную на весь мир. В этом есть своя определенная харизма. Это слабость, мы сами смеемся над этим, мы не отвергаем самих себя в этом отношении. И это хорошо, правильно, я считаю, не надо себя отвергать, какой бы ты ни был плохой. Наверно это связано с тем, что это наша культура, я чувствую себя частью культуры.

Насколько ты связываешь культуру с языком? Или насколько они связаны?

Они связаны очень сильно, потому что у каждого языка есть какой-то характер. Вот когда ты играешь словами, интонацией, подбором слов в предложении, ты же понимаешь, что вместе с этим смысл меняется. У каждого языка есть свои правила построения, какие-то свои определенные речевые обороты. Если ими играть, они определяют мышление, стереотипы мышления, даже обороты в мышлении. В русском языке, конечно, свой стереотип мышления в общении. У немцев свой стереотип мышления, и шутки свои. Если говорить о разнице между Россией и Германией, то вспомнилось недавно, немцы и вообще европейцы, очень конкурентный народ. Допустим, если кто-то у нас упадет в лужу, то может люди посмеются, но будут и люди, которые поддержат, помогут, т.е. присутствует эмпатия. В Европе этого нет, там люди начинают часто смеяться над этим. Казалось бы, это же примитивно (смеется), но на самом деле нет, там меньше толерируют ошибки. У нас ошибка это шутка, у них ошибка это провал. У нас кто-то посмеется, но все-таки найдется добрая душа, скорее всего женщина, которая скажет: «Как Вам не стыдно? Человеку плохо, а вы все ржете как кони». И в этом есть разница, это огромная разница. Но с другой стороны, это заставляет немцев стремиться к идеалам, как арийском расе (смеется), оставаться конкурентоспособными. Они не любят чего-то не знать, они должны знать все и лучше всех. У нас скажут: «Да я вообще без понятия» и все поржут и не воспримут этого всерьез. Немцы воспримут это всерьез и примут во внимание. А это урон по самолюбию, очень серьезный.

Как тебе дался немецкий язык?

C трудом и с годами, я бы сказал (смеется). Оказывается, я не очень талантлив к языкам. Так как я очень не любил немцев, я очень долго противился языку. Плюс влияние наших. У меня очень много друзей из Латвии, России, Казахстана, из Украины, и мы все дружно не любили немцев. Но что делать, если мы в Германии, то это неправильно, конечно. Это как защитная реакция, у Турков тоже самое, изолировать свою культуру, свои традиции и считать немецкую культуру либеральным отстоем. Это тоже неправильно и это замедлило развитие языка на два года. Но после того как я все таки начал общаться с немцами. И тут как раз и понимаешь, что язык и культура очень связаны. Т.е. когда начинает говорить немец или использует речевой оборот, сразу понимаешь, в каком направлении он идет. Ведь это очень важно. Это определяющее, там ты видишь эту взаимосвязь.

И ты говоришь, что ты гордишься что кореец? Что именно ты связываешь с культурой и что именно ты хотел бы передать следующему поколению?

Наверняка, не знаю. Весь смысл в том, что я мало знаю корейскую культуру. Я знаю только наших корейцев, среднеазиатских. Если смотреть нашу культуру, то у нас консервативная культура. Если брать других, то в принципе есть еще более консервативные культуры. Есть вещи, которые определяют нашу культуру, как очень иерархическую. Молодые не могут пить со взрослыми за одним столом. Если они даже пьют, они должны отворачиваться и прикрывать рукой стакан. Я считаю, что это лишнее. Но показывает, на сколько иерархично выстроена наша культура. Также есть традиция, когда идет свадьба, то перед родителями мужа, жених и невеста должны три раза кланяться. Вот это мне понравилось, как ни странно. Дань и уважение перед родителями в нашей культуре и так пропадает очень стремительными шагами. Но при этом, родители тоже должны понимать, как себя вести. Эта дань уважения, не совсем с воздуха должна браться. Я свою маму и своего отца очень уважаю и ничего бы не имел против перед ними упасть 3 раза, 7 и даже 20 раз на Красной Площади (смеется). И не для набора кликов на ютюбе, я вправду имею это в виду. У всех нас это чувство есть, это хорошо. Но я считаю, в нашей иерархической культуре есть опасность. Так сказать, превышение власти со стороны старших по положению, по статусу. И я заметил, что это происходит, порой весьма в широких масштабах. Иногда люди пользуются этой властью и я считаю, что это неправильно. Взрослые должны заслужить уважение.

Насколько для тебя важно воспитание будущих детей по этим традициям и насколько важно осознание происхождения?

Это очень, очень важно, я бы сказал. Не у меня одного присутствует ощущение, что мы испаряемся, пропадаем в той культуре, в которой мы есть. И это не ощущение, это правда, что мы все потихонечку исчезаем. Но у многих есть позывы это сохранить. В принципе, у нас есть шансы сохранить культурные традиции, но не представляю как, если честно. Потому что наши традиции очень похожи с другими консервативными нациями. И если просто говорить, что мы особенные корейцы (если вообще такая необходимость есть) то это не достаточно. Нужно что-то еще, но тут я тоже не знаю, что. Обычно культура определяется верой. У евреев есть иудаизм, у христиан — христианство, у арабов — мусульманство. Это определяет их в большой степени. Это определяет не только их национальные, но и их глобальные традиции. То для нас это наверно был бы буддизм. Хотя буддизм для меня не религия, а больше философия наверно, с фокусом на персону, а не на Бога.

Возвращаясь к вопросу традиций, то вопрос, что конкретно сохранять. Можно сохранить чуть в консервативном, можно чуть в либеральном. Хотелось бы в больше консервативном, но с определенной долей либерализма. Например, при принятии решения. Хотелось бы, чтобы дети сами принимали решения, не хотелось бы диктовать. В идеальном случае, сказать: «Хорошо, если хочешь, делай, но все последствия за тобой, будешь сам разгребать без слез». Такая доля либерализма важна.

По отношению к какой стране у тебя связь?

Я не знаю, Корея это точно нет, потому что это не моя Родина. Я там не родился. Если исходить из того, что Родина от слова рождаться. Если бы у меня спросили, я бы сказал что Казахстан, наверно. Но я там себя не чувствую уютно, такого нет. Москва, тоже уже такого нет. В Германию вообще после каникул не хочется. Берлин, да. В Берлин я еду охотно. Это наверно то место, где чувствуешь себя уютно. Потому что ты не живешь Родиной. Ты живешь жизнью. Да, ты наверно должен болеть за какое-то определенное место, у тебя должен быть какой-то внутренний долг, и этого достаточно.

Кем ты себя чувствуешь?

В первую очередь я себя чувствую … неплохим человеком, мне кажется. Я знаю, что вопрос о нации, но я этим уже не так горжусь как раньше. Потому что пришел к выводу, что в принципе, это не важно. У меня столько друзей из разных частей мирa и в принципе, для человека это не важно, откуда ты. Например, пришел к выводу, что французы могут быть такие политикосы, что на них трудно положиться. В то время, как люди из Индонезии простые и настолько добродушные, что с ними очень легко как с людьми. Но это еще не определяет Индонезию как Индонезию, а Францию как Францию. Просто, есть такие люди, а есть такие. И совершенно без разницы, откуда они. Если я встречу супер корейца, то я не буду говорить что он супер, только потому, что он кореец. А потому что ему пришлось пройти, как человеку, через кучу ошибок и набрать жизненный опыт. Вот это каждого из нас определяет, остальное роли не играет. Если больше нечем гордиться, то можно гордиться нацией. Но это не твоя заслуга, это заслуга исторического прошлого, политического прошлого или подвига предков, но не твоих.

Что объединяет этнических корейцев в Европе?

Ну, как и всех нас, в Европе объединяет одиночество, мне кажется. Это такой социальный эффект. Мы одной нации, одной культуры, одного менталитета начинаем сливаться в маленькие группы, чтобы пожаловаться как все здесь плохо и как хорошо было на Родине (смеется), но это нормальный эффект. Это происходит не только у нас, это происходит у всех. Особенно, если люди чувствуют, что не могут вписаться или понять менталитет людей той страны, куда попали. У нас наверно есть еще один страх, нам тяжело определиться, кто мы. Я не считаю, мы – корейцы чистой воды. Да корейцы ли мы? Это мне до сих пор не понятно. Потому что не определено, что это. Одной национальности не достаточно. Что нас определяет? Возможно, дисциплина. Правда, наше поколение точно нет, сужу по себе (смеется). Наши родители, дисциплина — да, работящие — да. Наше поколение уже нет. Мне так не показалось. Ну а что остается? Что нас определяет из всей этой массы людей? Если мы это не определим, мы будем говорить о чем-то абстрактном, о чем-то несуществующем. Или мы это определим и заложим традиции.

Светлана Ким

Фото: Валентин Пак

Материал интервью был опубликован в газете «Российские корейцы» № 8 (181) Август, 2018 г.

***

Источник: https://koreusaram.wordpress.com/2018/09/04/интересное-интервью-с-валентином-пак/

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »