Интервью Институту исследования классической и сравнительной культурологии

Фото на память.

Фото на память.

Интервью Институту исследования классической и сравнительной культурологии (Гуманитарные науки Кореи) при Пусанском национальном университете.

Интервью состоялось 21 октября 2015 г. в стенах АККЦ РУз.. На меня и Владимира Наумовича Кима (Ёнг Тхек), – интервью с ним состоялось днем ранее, 20.10.2015 г., – исследователи вышли через Гузал Михраеву, в этом году защитившая магистерскую диссертацию на кафедре корейского языка и литературы Пусанского национального университета.

Приехала солидная группа исследователей в составе шести человек во главе с директором Института профессором Ким Ин Теком. Вопросы были самые разнообразные, от истории моих предков до современности в самых разных ее проявлениях, вплоть до истории создания сайта “Корё сарам”.

Институт проводит исследования с различными корейскими диаспорами всего мира, в частности, была подарена мне книга интервью с корейцами Германии. А в ходе нашей беседы, когда был задан вопрос о Родине, мой ответ противопоставили ответу корейцев из Японии. Выяснилось, что японские корейцы считают своей родиной Корею, тогда как я убежден, что моя Родина, это – Узбекистан, а в недавнем прошлом СССР.

Небезынтересным был вопрос о нашем самоназвании “корё сарам”. Дело в том, что корейцы полуострова, зарубежных корейцев именуют по своему и это название закрепляется за ними, чего не произошло с нами. Рассказал версию Хана Валерия Сергеевича, с которой полностью соглашаюсь: “…на протяжении столетий корейцы назвали себя «чосон сарам». Однако во всех европейских языках Корея известна как «Korea» или «Corea». В рус­ском языке она тоже была известна как «Корея». Мне представляется, что корейцы, переселившиеся на российский Дальний Восток в середине XIX в. называли себя не «корё сарам», а «чосон сарам». Однако, столкнувшись с тем, что русские их называют «корейцами» (коре-йцами), а не чосонцами (чосон-цами), они и сами стали представ­ляться «корейцами», в целях облегченного распознавания их этнической принадлеж­ности русским окружением. А по мере формирования диаспорной идентичности фор­мируется и этноним «корё сарам»”.

Много времени во время интервью уделили литературе корё сарам. Во первых, потому что исследователи в основном состояли из филологов. Конечно, не было глубокого разбора, но о каких-то направлениях авторов рассуждали. В своем рассказе особое внимание уделил писателю Александру Кану – как о романисте, как об авторе “Книги Белого дня”, как об эссеисте. Рассказал о феноменальном явлении современной русской поэзии – Диане Кан.

За те несколько часов, что мы провели в беседе, между нами произошел некий контакт, который позволил перейти на животрепещущую тему сегодняшней Кореи – создания единого учебника истории для школ страны. Живая беседа позволила глубже понять суть проблемы.

Интервью позволило мне самому заново посмотреть на те вопросы, которые были заданы. Прощались уже друзьями, полные надежд на будущее.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Сон Георгий:

    В том,что японские корейцы называют своей родиной Корею а не Японию, легко обьяснимо.Никогда не назовешь своей матерью мачеху,которая плохо к тебе относится.Я не японофоб,люблю её культуру,пою японские песни,с удовольствием смотрю кинофильмы,но в тоже время я знаю с каким высокомерием они относятся к корейцам.К сожалению это правда и мне их за это искренне жаль.