Истории предков Вангона, основателя династии Корё

P1820336

Чудесная жемчужина-2014Истории предков Вангона[[1]], основателя династии Корё 

Перевод Л. Р. Концевича и А. Ф. Троцевич 

ХОГЁН И ХОЗЯЙКА ГОРЫ ПХЁННАСАН

В давние времена жил один человек по имени Хогён. Некогда он переселился с горы Пэктусан[[2]] в одну из долин гор Пусосан[[3]], взял себе жену и построил дом. Жили они в довольстве, только детей не было.

Хогён метко стрелял из лука и часто отлучался на охоту. И вот однажды он и девять односельчан отправились в горы Пхённасан ловить соколов. Стало смеркаться, и пришлось им заночевать в пещере. Вдруг у входа в пещеру появился тигр и страшно зарычал.

— Тигр хочет нас сожрать, — сказали они друг другу. — Давайте-ка бросим ему наши шапки, чью шапку он схватит, тому и выйти с ним сразиться.

Так и сделали, а тигр сразу схватил шапку Хогёна. Пришлось ему выйти из пещеры, чтобы вступить с тигром в бой, а он вдруг исчез, и тотчас же обрушилась пещера. Девять человек так и не смогли из неё выбраться. Хогён вернулся домой, обо всём рассказал жителям округа Пхённагун и снова отправился к пещере, чтобы похоронить своих односельчан. Сначала он провёл ритуал жертвоприношения божеству горы, и божество явилось Хогёну:

— Я вдова и хозяйка этой горы. Нынче мне посчастливилось встретить совершенного мудреца, и я хочу стать вашей супругой, чтобы вместе управлять божествами. Дарую вам звание великого властителя этой горы.

Только она кончила говорить, как тут же исчезла вместе с Хогёном, и больше он нигде не появлялся, а жители округа стали его величать Великим государем, возвели алтарь и начали приносить жертвы его духу. Поскольку те девять человек погибли на горе Пхённасан, её решили назвать Курёнсан[[4]] — «Гора девяти драконов».

ВНУЧКА ХОГЁНА ПОКУПАЕТ СОН У СВОЕЙ СЕСТРЫ 

Хогён не забыл свою прежнюю жену, постоянно являлся к ней будто во сне и делил с нею ложе. Супруга родила сына, назвав его Канчхуном. У Канчхуна была незаурядная внешность и большой талант. Он взял в жёны дочь богатого человека из селения Ёнан, что возле реки Соган, а звали её Кучхый. Поселились они в долине Маха в горах Огвансан[[5]].

В то время в царстве Силла жил некий сановник по имени Пхальвон, весьма сведущий в геомантии. Он прибыл в округ Пусогун, а округ был расположен как раз в северной части этих гор. Увидев, что очертания гор великолепны, но голы, без леса, он заметил Канчхуну:

— Если перенести округ на южные склоны гор, а горы засадить соснами так, чтоб скрыть скалы и камни, появится здесь человек, который в будущем объединит три владения.

Тогда Канчхун вместе с жителями округа переселился на южные склоны, а горы засадил соснами, и округ стал называться Сонак — «Округ сосновых гор». Сам же он сделался его правителем. Прежний дом Канчхуна в долине Маха стал наследственным владением, куда он время от времени наведывался. Семья его разбогатела и имела уже доход в тысячу золотых. Он родил двух сыновей, младшего из них звали Сохосуль, но потом тот переменил имя и стал зваться Поюк. Поюк был человеком милосердным по характеру, в конце концов он ушел из дому и, поселившись в горах Чирисан[[6]], стал изучать буддийский закон. Вернувшись в мир, он поселился в северной долине в горах Пхённасан, а потом перебрался в свою долину Маха.

Однажды ему приснился сон, будто поднялся он на вершину горы Коннён и, повернувшись лицом к югу, помочился. Мочой затопило все три владения, и все горы и реки превратились в серебряное море. На другой день он рассказал об этом своему старшему брату Ичжегону, а тот растолковал ему сон:

— Ты непременно породишь столб, который будет поддерживать небо! — И дал ему в жёны свою дочь Токччу.

Они поселились в уединении в долине Маха, построив себе бревенчатую хижину. Один гадатель из Силла, увидев их домик, заметил:

— Останетесь здесь жить, прибудет сын неба Танского царства, и вы станете его зятем.

После они родили двух дочерей, младшую из них назвали Синый. Она была хороша собой, умна и талантлива. Когда пришла пора выходить замуж, её старшей сестре приснился сон. Будто она поднялась на вершину в горах Огвансан, а там помочилась. И вот вся Поднебесная оказалась затопленной. Проснувшись, она рассказала про это Синый, и та попросила:

— Продай мне свой сон за шёлковую юбку.

Сестра согласилась. Тогда Синый велела ей снова пересказать сон, а сама руками как бы сгребла его и спрятала за пазухой. Проделав всё это трижды, она изогнулась так, как будто что-то ухватила. Теперь её душа была вполне удовлетворена.

РОЖДЕНИЕ ЧАКЧЕГОНА

В те времена китайский император Су-цзун[[7]] ещё не был на царском троне. И вот однажды он решил отправиться в путешествие, чтобы посмотреть мир. Так весной на двенадцатом году правления под девизом Тянь-бао[[8]] императора Мин-хуана он переплыл море и оказался в бухте как раз у западного берега реки Пхэган[[9]]. Прилив отступил, и весь низкий берег превратился в сплошную трясину, тогда люди из его свиты взяли деньги, которые были на корабле, высыпали их на землю и по ним добрались до холма. После эту бухту стали называть Чонпхо — «Денежная».

В конце концов Су-цзун появился в округе Сонак. Поднявшись на вершину горы Коннён, он взглянул на юг и промолвил:

— Здесь стоит построить столицу!

— В этих местах обитают восемь совершенномудрых небожителей, — ответил ему один из свиты.

Он прибыл в селение Янчжадон, что в долине Маха, и решил остановиться на ночлег в доме Поюка. Увидев двух его дочерей, Су-цзун обрадовался и попросил зашить прореху на его платье. Поюк, глядя на него, понял, что он из китайской знати, и сам себе сказал: «Предсказание, пожалуй, сбывается!» Он тотчас велел старшей дочери выполнить просьбу гостя, но та едва переступила порог, как у неё из носа полилась кровь, и она вышла. Тогда вместо нее пришла Синый и, как говорится, услужила ему у подушки. Су-цзун оставался у них в доме больше месяца (а ещё говорят, будто целый год), и она поняла, что беременна. Когда же настало время расстаться, он сказал:

— Я из семьи, знатной в царстве Тан, — и, подавая ей лук со стрелами, добавил: — Родится мальчик, отдай ему это.

Она родила сына и назвала его Чакчегон.

А к Поёку стали относиться с необыкновенным почтением и дали ему прозвание «Царственный отец, великий князь, изначально безупречный». Его дочь Синый получила звание «Государева супруга, добродетельная и благожелательная».

ЧАКЧЕГОН ПОЛУЧАЕТ В ЖЁНЫ ДОЧЬ ДРАКОНА

Чакчегон с юных лет отличался ясным умом и необыкновенной храбростью. Когда ему исполнилось пять-шесть лет, он спросил у матери:

— А кто мой отец?

— Твой отец из царства Тан, только имени его не знаю, — ответила мать.

С годами он овладел шестью искусствами[[10]], и не было такого, чего бы он не знал, а особенно искусно он сочинял стихи и ловко стрелял из лука.

Когда Чакчегону исполнилось шестнадцать лет, мать дала ему лук и стрелы, которые оставил для него отец, и он с радостью принялся стрелять. Как говорится, сто раз выстрелил, сто раз попал в цель. В мире такие луки называют чудесными. Ему захотелось увидеть отца, и, пристроившись на торговом корабле, Чакчегон отправился в путь. Они вышли в открытое море, как вдруг всё вокруг заволокло облаками и туманом, и три дня корабль не мог сдвинуться с места. Люди на корабле принялись гадать, и им вышел ответ:

— Следует послать человека из Когурё!

Чакчегон взял свой лук и стрелы и бросился в море. А как раз в этом месте под водой была скала, он встал на неё, и в тот же миг туман рассеялся, подул попутный ветер, и корабль умчался, будто полетел. А перед Чакчегоном вдруг появился какой-то старец, поклонился ему и сказал:

— Я дракон, властитель Западного моря. Каждый раз среди дня сходит сюда с вышины старый лис, приняв облик Будды в ореоле яркого сияния. Он начинает расставлять рядами солнце, луну и звёзды. Наступает кромешная тьма, а он что есть силы дует в витую раковину и колотит в барабан. После этой ужасной музыки он усаживается на скале и начинает громко читать толстенную книгу, да так орет, что у меня голова раскалывается от боли. Я слышал, что вы метко стреляете из лука, прошу вас, избавьте меня от этой беды.

Чакчегон согласился, и в положенное время он вдруг услышал звуки музыки, а на северо-западе и на самом деле кто-то появился. Чакчегон засомневался, не истинный ли это Будда, и не решился выстрелить. Но тут появился старик.

— Да ведь это же лис! — вскричал он. — Не сомневайтесь!

Чакчегон взял лук, приладил стрелу и, выждав немного, выстрелил. Тут же на скалу что-то со свистом рухнуло, он взглянул, а это старый лис!

Старик обрадовался, повел Чакчегона в свой дворец и принялся его благодарить:

— Вы избавили меня от напасти, и я хотел бы вас отблагодарить за великое благодеяние. Вы хотите отправиться на запад, в Китай, чтобы увидеть своего батюшку, сына Неба? Не хотите ли вы с таким богатством, как семь сокровищ[[11]], возвратиться на восток и поднести их своей матушке?

Чакчегон на это ответил:

— Мое желание — управлять землями на востоке!

— Управлять восточными землями будет ваш внук Третий Кон, — ответил ему старик, — а у вас другая судьба!

Так Чакчегон, выслушав его, понял, что для его желания время ещё не наступило, и молча стоял перед стариком, не зная, что ответить. Меж тем какая-то старуха, сидящая позади, как бы в шутку проговорила:

— А почему бы вам не попросить царскую дочь в жёны?

Чакчегон быстро сообразил и попросил об этом дракона, и тот велел старшей дочери Чомин стать его женой. После этого он, приняв в дар семь сокровищ, собрался в обратный путь, но дочь дракона ему сказала:

— У батюшки есть тополиный посох и свинья, они ему дороже семи сокровищ. Почему бы вам не попросить их?

Тогда Чакчегон предложил вернуть семь сокровищ, а взамен попросил отдать ему тополиный посох и свинью. На это старый отец ответил:

— Эти две вещи обладают чудесной силой, но раз вы просите, разве могу я не выполнить ваше желание?!

И он тут же отдал ему свинью. Тогда Чакчегон с супругой сели на корабль, погрузили на него семь сокровищ и свинью и поплыли в море. Корабль причалил к берегу реки, как раз там, где пещера Чханнынгулем. Узнав об этом, Лю Санхи, правитель области Пэкччу[[12]], объявил:

— Вернулся Чакчегон, он взял в жены дочь дракона, властителя Западного моря. Это благой знак!

Он тут же собрал жителей четырёх областей и трёх уездов, приказал им построить крепость Ёнансон[[13]] и дворцовые покои для Чакчегона.

А дочь дракона, прибыв в страну, тут же направилась к подножию горы, расположенной к северо-востоку от Кэчжу, и стала копать землю серебряной чашей, пока не появилась вода. Теперь там Большой колодец Кэсона[[14]].

Прошёл год, а свинья ни за что не хотела жить в отведённом для неё месте. Тогда Чакчегон сказал ей:

— Если тебе не нравится эта земля, поищи другие места, а мы последуем за тобой.

На другое утро свинья помчалась к южному склону горы Сонак[[15]] и там улеглась. Чакчегон построил на этой земле новый дом — как раз на том самом месте, где некогда жил Канчхун. После переезда из Ёнансона он прожил здесь тридцать лет.

А дочь дракона выкопала колодец под окном своих покоев для того, чтобы навещать своего отца — дракона Западного моря. Говорят, колодец, что позади восточного строения в монастыре Кванмёнса, и есть тот самый. Каждый раз, отправляясь к отцу, она просила Чакчегона:

— Не смотрите на меня, когда я ухожу во дворец дракона и возвращаюсь обратно. Не выполните просьбу, я к вам больше не вернусь!

Однажды Чакчегон не удержался и тайком подсмотрел. Оказалось, супруга с маленькой дочкой, войдя в колодец, превратились в жёлтых драконов и улетели на радужном облаке. Чакчегон был так поражен, что слова не мог вымолвить. А дочь дракона, вернувшись обратно, с гневом выговорила ему:

— В отношениях мужа и жены самое ценное — доверие. Вы же нарушили наш уговор, и я не могу здесь больше оставаться.

Тотчас же она и дочка снова превратились в драконов и ушли в колодец. Больше они не возвращались.

СТАРШИЙ СЫН ЧАКЧЕГОНА ВСТРЕЧАЕТ НА ДОРОГЕ КРАСАВИЦУ И РОЖДАЕТ СЫНА — ОСНОВАТЕЛЯ ДИНАСТИИ

Чакчегон на склоне лет решил поселиться в монастыре Чагапса, что на горе Соннисан[[16]], и там все время проводил за чтением буддийских сочинений. Так и умер. После ему пожаловали звание «Великого государя Кёнгвана, совершенного предка», а дочери дракона — «Государыни Вончхан». Вончхан оставила четырёх сыновей. Старшего назвали Ёнгон, а после переменили на Юн. Его прозвище — Мунмён, храмовое имя — Сечжо. Он имел незаурядную внешность, носил красивую бороду и замышлял великие дела: стремился присоединить три владения.

Некогда ему приснилось, будто какая-то красавица обещала стать его женой. После, когда он ехал из Сонака в Ёнансон, на пути ему встретилась одна женщина, и они тут же стали мужем и женой. Никто не знал, откуда она явилась, потому и прозвали её «Жена из сна». А еще назвали «Матушкой трёх владений Хан» и дали родовое имя Хан. Она и есть государыня Висук. Сечжо, прожив несколько лет в старом доме в Сонаке, решил к югу от него построить новый дом. Это и есть дворец Понвончжон — одно из строений государева дворца Ёнгёнгун.

Как раз в это время вернулся из Китайского царства буддийский наставник Тосон с горы Тоннисан. В Китае у наставника Исина он обучился искусству геомантии и, возвратившись на родину, поднялся на гору Пэктусан и после, добравшись до Коннёна, увидел там вновь построенный дом Сечжо.

— Отчего это в землю, где можно вырастить просо, вы сеете коноплю? — спросил он и тут же удалился. Жена, услышав это, тут же передала Сечжо, а тот, бросившись за ним вдогонку, так заспешил, что надел сандалии не на ту ногу. Они встретились, будто были старыми друзьями, и, поднявшись на вершину Коннён, принялись рассматривать очертания гор и рек. Изучив узоры неба вверху и присмотревшись к знакам судьбы внизу, наставник в конце концов проговорил:

— Очертания этой земли таковы, что с северной стороны неба с горы Пэктусан вода стечёт к материнскому лону, дерево ствол образует, лошадь к царскому двору примчит. Ваша судьба с водой связана, если будете следовать числам воды[[17]]и построите дом в согласии с числами неба и земли[[18]], размером шесть на шесть — 36, непременно родите сына. Дайте ему имя Вангон.

Случилось это в четвёртой луне третьего года правления под девизом Цянь-фу[[19]] китайского императора Си-цзуна. Сечжо, следуя указаниям наставника, построил дом и в нём поселился. В этой же луне его супруга, госпожа Висук, понесла и в свой срок родила основателя.

В пятой луне четвёртого года правления под девизом Цянь-нин[[20]] в округе Кымсон[[21]] скончался Сечжо. Его погребли в той самой пещере на берегу реки у крепости Ёнансон, и пещеру с тех пор стали называть «Усыпальница Чханнын». Государыню Висук, его супругу, похоронили вместе с ним.

_____

[1] Вангон — имя Тхэчжо, основателя династии Корё (918–1392). Правил в 918–943 гг.

[2] Пэктусан — гора на севере Корейского полуострова, на границе с Китаем. Издавна почиталась как сакральное место.

[3] Пусосан — гора, расположена в округе Кэсон, провинция Северная Хванхэдо. Место, откуда происходит род Вангона. Современная гора Сонак.

[4] Курёнсан — гора, расположена в округе Пхёнсан, провинция Северная Хванхэто.

[5] Огвансан — гора, расположена в округе Сохын, провинция Северная Хванхэто.

[6] Чирисан — гора, расположена в южной части провинции Северная Чоллато.

[7] Су-цзун — китайский император династии Тан. Правил в 756–762 гг.

[8] Тянь-бао (742–756) — девиз правления китайского императора Сюань-цзуна (или Минхуана), царствовал в 712–756 гг.

[9] Пхэган — река, современная Тэдонган, находится в провинции Южная Пхёнандо.

[10] Шесть искусств — правила учтивости, музыка, стрельба из лука, управление лошадьми, каллиграфия, математика.

[11] Семь сокровищ — золото, серебро, стекло, раковина тридакны, жемчуг, коралл, агат.

[12] Пэкччу — современный округ Пэчхон в провинции Южная Хванхэдо.

[13] Ёнансон — крепость возле современного города Кэсона, провинция Северная Хванхэдо.

[14] Кэсон — город в современной провинции Северная Хванхэдо.

[15] Сонак — гора в районе современного города Кэсон.

[16] Соннисан — гора, расположена на границе двух провинций — Северная Чхухчхондо и Северная Кёнсандо.

[17] …следовать числам воды — в соответствии с представлениями корейской культуры каждый из пяти элементов природы (дерево, огонь, земля, металл и вода) соотносится с одним из двух начал — «тёмным» инь или «светлым» ян. Соответственно каждое из начал связано с определённым числовым рядом — чётных или нечётных чисел. Для «тёмного» инь — чётные числа, для «светлого» ян — нечётные. Так, вода связана с «тёмным», женским, северным началом, её числа — чётные. Кроме того, в давние времена дата, год обозначался двумя циклическими знаками, из которых первый — название одного из пяти элементов, второй — название одного из двенадцати животных (примерно соответствуют нашим знакам зодиака). Поэтому геомант, зная дату рождения героя, сообщает ему, что рождённый под знаком воды будет иметь успех в том случае, если в своих действиях будет руководствоваться только тем, что соотносится с этим знаком.

[18] …в согласии с числами неба и земли — по древним представлениям, небо связано со «светлым» началом ян и его числа — нечётные, а земля — с «тёмным» инь и её числа — чётные. Поэтому геомант советует строить дом размером 6 × 6 = 36, где каждое из чётных чисел состоит их двух нечётных — троек, то есть размер дома соответствует «правильным» числам неба и земли.

[19] Цянь-фу (874–880) — девиз правления китайского императора Си-цзуна династии Тан, правил в 874–888 гг.

[20] Цянь-нин (894–898) — девиз правления китайского императора Чжао-цзуна династии Тан, правил в 889–904 гг.

[21] Кымсон — крепость, возможно, находилась возле столицы государства Силла Кёнчжу.

Источник: Чудесная жемчужина. Рассказы о необычном. Корейские предания легенды и сказ­ки.  СПб.: Гиперион, 2014.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »