История Чосона начала 20-го века глазами двух известных журналистов

В 1904 году, когда война между Японией и Россией в эпоху Чосон (1392-1910 гг.) казалась неизбежной, газеты со всего мира начали посылать своих корреспондентов в Японию и Чосон. Японское правительство, однако, было заинтересовано в сохранении контроля над потоком информации и ограничивало передвижение журналистов, приезжавших в Йокогаму. В результате, когда 8 февраля 1904 года началась русско-японская война, в Чосоне находилось только несколько иностранных журналистов.

В их числе была довольно интересная группа людей. Первым из прибывших за неделю до начала военных действий был 34 -летний Фредерик Маккензи, канадский журналист, работающий в London Daily Mail. Через несколько дней сюда же прибыл Роберт Данн, 29 -летний американский фотограф журнала Collier’s Magazine. Маккензи описывает Дана так: “Он будет делать все, снесет все, отправится куда угодно, ради газетной сенсации. Он способен попросить генерала отложить бомбардировку до тех пор, пока свет не станет подходящим для фотосъемки”. Вместе они стали свидетелями морского сражения у бухты Чемульпо, в современном Инчхоне, закончившейся победой японской стороны.

Книга “Трагедия Кореи” Фредерика Маккензи и сделанная им фотография солдат

Книга “Трагедия Кореи” Фредерика Маккензи и сделанная им фотография солдат

Джеку Лондону, знаменитому писателю, который освещал войну в San Francisco Examiner, добраться до Чосона было гораздо труднее. Ожидая возле японской военно-морской базы в городе Моджи судна до Чемульпо, он был арестован полицией за съемку и был обвинен как русский шпион. К тому времени, когда он был выпущен, он уже пропустил свою лодку, и поэтому сел на ту, которая следовала в Пусан, чтобы затем пересесть на другую, направляющуюся в Чемульпо. 

К сожалению, корабль в Мокпо был захвачен японскими военными, поэтому он с пятью японцами нанял небольшое парусное судно с экипажем из трех человек. Борьба с низкими температурами, приливами и штормами заставили его позже написать: “наверно, самые оживленные восемь дней моей жизни прошли в маленькой лодке на западном побережье Чосона”. Во время остановок в Гансане и маленьких рыбацких деревушках, встречающихся на их пути, он ел рис и “соленья чрезвычайного разнообразия и остроты”.

Достигнув Чемульпо 16 февраля, он описал утесы “дикого и грустного побережья”. Роберт Данн, увидев Лондона, написал: “Я не узнал его. Он был физически разрушен. Его уши были отморожены; его пальцы были отморожены; его ноги были отморожены. Он сказал, что его не беспокоит его состояние, поскольку он наконец-то попал на фронт”.

Фотография Роберта Данна перед огромной кучей традиционной цепи из монет (фото любезно предоставлено журналом Collier's Magazine)

Фотография Роберта Данна перед огромной кучей традиционной цепи из монет (фото любезно предоставлено журналом Collier’s Magazine)

В течение нескольких дней, после приобретения оснащения для дальней дороги суровой зимой, покупки лошадей и найма переводчиков и поваров, они будут сопровождать японскую армию в походе на север. Подготовка, однако, тоже не обошлась без трудностей. Лондон приобрел слепую лошадь, а попытки Данна обменять свои 150 долларов на деньги Чосон приняли комический оборот. Прождав несколько часов своего переводчика, который должен был вернуться с валютой Чосон, его в итоге подвели к “горе монет высотой в три фута высотой и шестьдесят футов в диаметре”. Как описывает это Данн: “Мне потребовалось всего мгновение, чтобы понять, что я был гордым обладателем того, что было похоже на целый городской квартал реальных денег, достаточных, чтобы своим весом потопить корабль”.

Наконец, приобретя всю необходимую оснастку, одежду и лошадей, они отправились в Пхеньян, став единственными иностранными корреспондентами, решившимися совершить этот путь. По пути, им приходилось “сражаться” за место на дороге и места для сна с тысячами японских солдат. Как описывает Маккензи Джека Лондона: “Что бы ни происходило во время нашей поездки на север (а поезда оказалась довольно грубой), его открытое, откровенное лицо никогда не теряло своей улыбки. Ему пришлось научиться верховой езде, и через несколько дней у него появились натертости от седла”. Маккензи писал, что, несмотря на трудности, “мы не переставали поражаться величественной красотой этих земель”.

После девяти дней езды они достигли Пхеньяна и направились дальше на север, но вскоре по приказу японского правительства были остановлены, о чем Лондон написал, “не позволяя нам увидеть войну”. В то время как остальные повернули назад, Лондон попытался продвинуться дальше. “Это одна из многих команд, которую я не намерен выполнять. […] Если бы я подчинялся всем приказам, я бы по сей день был в Токио”. В итоге всех трех журналистов заставили вернуться в Сеул, отчасти из-за жалоб журналистов, которых все еще удерживали в Токио.

Через неделю Лондону и Маккензи было разрешено посетить Ыйчжу (провинция Пхенан-Пукто) вместе с другими корреспондентами, как раз к началу битвы между японской и русской армиями. Маккензи остался, чтобы освещать большую часть войны, в то время как Лондон, устав от японского вмешательства в репортажи о войне, оставил Чосон в июне. Роберта Данна не пустили обратно на север с другими, и он вернулся в США, чтобы работать в качестве фотографа для кампании по переизбранию президента Теодора Рузвельта. В 1907 году он осветил мировую поездку военного министра Уильяма Тафта и опубликовал книгу о Тафте после того, как он стал президентом.

Джек Лондон вернулся в США со своим чосонским поваром и переводчиком, Маненги, который работал у Лондона, пока, спустя два года, не увидел лодку, с которой решил отправиться в кругосветное плавание, во время которого был застрелен. Лондон в конечном итоге использовал ​​свои знания о Чосоне и записи Хендрика Амеля о его пребывании в Чосоне в 1650-х годах, чтобы написать рассказ о приключениях, происходящих во времена правления династии Чосон. История стала главой его книги Межзвёздный скиталец (Смирительная рубашка), раннего научно-фантастического романа и первого романа о Чосоне.

Фредерик Макензи является, возможно, самым известным из этих журналистов, но не за его военные репортажи, не за его книгу “Трагедия Кореи”, в которых описывались злоупотребления Японии в годы, предшествовавшие аннексии, и не благодаря его более поздней книге, посвященной Движению за независимость 1-го марта 1919года. Известным он стал потому, что в 1906 году он был единственным иностранным журналистом, встретившимся с солдатами, которые вели партизанскую войну против японцев, и сделавшим их фотографию, которую видел каждый житель Кореи.

Мэтт Ван Волькенбург

Мэтт Ван Волькенбург - член Корейского отделения Королевского Азиатского общества

Мэтт Ван Волькенбург – член Корейского отделения Королевского Азиатского общества

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »