Изумленное сердце. Стихи корейских поэтов

486216_562443897116645_130612790_n

Нева № 3 2010 г.

Ким Соволь

Азалия

 

Когда ты, устав от меня,
Уйдешь,
Молча тебя отпущу.

В горах Яксан, что в уезде Ёнбён,
Охапку азалий
Нарву — разбросать на твоем пути.

Устилающие путь
Цветы
Слегка, уходя, притопчешь.

Когда ты, устав от меня,
Уйдешь,
Как бы ни было больно,
не расплачусь вослед.

 

Перевод М. Солдатовой

Мария Васильевна Солдатова родилась в 1976 году во Владивостоке. Окончила Высший колледж корееведения Дальневосточного государственного университета. Кандидат филологических наук. Автор монографии и учебного пособия по корейской литературе. В настоящее время преподает в Московском государственном лингвистическом университете.

 

Много дней спустя

Пусть много дней спустя ты вновь ко мне придешь,

Тогда скажу тебе одно: “Забыла”.

 

Ты, может быть, меня в душе и попрекнешь,

Я повторю: “Грустила, но — забыла”.

 

И снова твой упрек вонзится, словно нож.

Я в третий раз скажу: “Изверилась — забыла”.

 

Вчера ль, сегодня — я все помню о тебе,

Но, много дней спустя, скажу: “Давно забыла”.

Перевод Г. Ярославцева

Зов души

Имя любимой, что так знаменито,

Ныне от слуха людского сокрыто,

Отклика нет, сколь ее ни зови ты,

Имя, что будет вот-вот позабыто,

Я называю.

 

Слово, что в любящем сердце лелею,

Произнести не умею, не смею.

Милой оно предназначено,

Милой, чье имя утрачено.

 

Солнце закатное темно-багрово,

Скорбная страстность оленьего рева…

Стоя один на горе отдаленной,

Имя прекрасное снова и снова

Я называю.

 

Зовом, тоскою я обессилен,

Зовом, тоскою я обессилен,

Голос призывный мой слаб, хоть и внятен:

Слишком простор для него необъятен.

 

Так постепенно я онемею,

Стоя на месте, окаменею.

Статуя — ей предназначена,

Милой, чье имя утрачено…

 

Перевод Г. Ярославцева

Геннадий Борисович Ярославцев (1930–2004) в 1954 году окончил Московский институт востоковедения, китайское отделение. После окончания института до 1990 года работал редактором в издательстве “Художественная литература”. Переводил многих китайских, вьетнамских, монгольских, тайских поэтов. Корейские стихи перевел с подстрочников, выполненных Л. В. Галкиной.

Ли Санхва

 

В мою спальню

Истинно прекрасное и постоянное существует только в мечтах.

Мои слова

Мадонна, ночь уже обошла все застолья. Утомленная,

возвращается домой.

Ах, спеши ко мне, пока не заалел восток, — на твоей

персиковой груди роса осядет.

 

Мадонна, приди! Оставь дома фамильные жемчужины

глаз, мне нужно лишь твое тело.

Спеши. Мы, словно звезды, исчезнем, как только наступит день.

 

Мадонна, я жду тебя, дрожу от страха в мрачном

закоулке души.

Ах, запели первые петухи, собаки залаяли, слышишь?

 

Мадонна, приди в мою спальню — я убирал ее до зари.

Серп луны тает, я слышу шаги — твои ли?

 

Мадонна, взгляни, свеча моей души рыдает без слез,

догорает короткий фитилек,

Задыхается от легкого, как овечья шерсть, дуновения

ветерка, в облачке голубого дыма тает.

 

Мадонна, приди! Пойдем! Безногая тень далекой горы,

словно демон, к дому крадется.

Ах, если бы ты знала, любимая, как мое сердце бьется —

тебя зовет.

 

Мадонна, скоро наступит новый день, приди, пока в храме

барабан не усмехнулся,

Обвей мою шею руками, уйдем вслед за ночью в вечную страну.

 

Мадонна, никто, кроме тебя, не пройдет в мою спальню по

узкому мосту страха и раскаяния.

Ах, дует ветер, приди, как ветер, легко! Любимая, где же ты?

 

Мадонна, как жаль… Мне чудятся голоса, неужели я

теряю рассудок?

Будто иссяк источник моего сердца, высохла кровь в моем

теле — душа и горло горят огнем.

 

Мадонна, нам придется уйти. Так пойдем, к чему

заставлять себя ждать?!

Ты, Мария, веришь моим словам; ты знаешь, что мы

воскреснем…

 

Мадонна, сон, принесенный ночью, сон, сотканны нами, и

сон жизни, что люди лелеют, меж собою похожи.

приди в мою спальню, красивую и старую — как душа

младенца, не ведающую времени.

 

Мадонна, тускнеют улыбки звезд, стихают темные волны ночи.

Ах, любимая, приди, пока не рассеялся туман! Я зову тебя…

Перевод М. Солдатовой

 

 

Поэту

Настанет время, когда, создавая новый мир,

Одной своей строкой, вот этим, ты будешь всех будить.

Поэт, смысл жизни твоей в том,

Чтобы о тебе, когда тебя уже не будет во Вселенной,

Знали люди.

Твой голос должен быть, словно крик зеленой лягушки

на каналах, орошающих поля в засуху.

Пусть из так называемого мира

Появятся только музыкальные инструменты,

в которых живут отдельно душа и тело,

Поэт, твоя жизнь в том,

Чтобы, как трудно ни пришлось, ты все же продолжал свое дело.

Когда взойдет затемненное при затмении солнце,

разве у тебя пропадет желание творить?

Поэт, твоя слава в том,

Чтобы ты стал безраздельно душой ребенка, отважно

преодолевающего преграды.

Днем ли, ночью ли,

Когда стихи пойдут быстрыми шагами,

Пусть тебе будет дано увидеть прекрасную бабочку,

взлетевшую, умирая, к свече.

 

Перевод Л. В. Галкиной

Людмила Васильевна Галкина родилась в 1947 году в Днепропетровске. В 1974 году окончила восточный факультет ЛГУ. Кандидат филологических наук. Диссертация была посвящена творчеству корейского поэта Ким Соволя. Многие годы занималась преподавательской деятельностью. Издано более 20 научных работ.

 

Хан Ёнун

Молчание любви

Любовь ушла, любовь моя ушла.

Ушла по тропинке к кленовой роще, рассекла зеленый

покров холмов.

Старая клятва, как золотой цветок, крепкая и ясная,

рассыпавшись ледяным прахом, унесена вздохом.

Острое воспоминание о первом поцелуе перечертило

линию судьбы, отступило назад и растаяло.

Я сладким голосом любимой оглушен, я ослеплен сиянием

цветущего лица.

Встретив любовь, я стал страшиться разлуки, но к

расставанию был не готов — изумленное сердце

разрывается от тоски.

Боясь, что ручьи бесполезных слез любовь разрушат, всю

силу безутешной грусти я выплеснул в волны —

новых надежд.

Как разлуки страшимся, встречаясь, на встречу

надеемся мы, когда расстаемся.

Любовь ушла — я не успел проводить ее.

Песня нежная, мелодии своей сдержать не в силах, вокруг

молчания любви вьется.

 

Перевод М. Солдатовой

 

Чон Чжиён

Море

Море на кусочки
Разлетается,
Скользкое,
Как стайка ящериц, –

Никак
За хвост не ухватить.

От белых когтей
Царапины алее и печальней, чем кораллы.

С трудом совладало с собой,
Подравнялось, втянуло влагу.

Мытые руки отдернуло
От морских катр.

Выплескивается,
Накатывается,

Распахивается, переполняясь!
Земной шар, словно цветок лотоса, закрывается…
раскрывается…

Перевод М. Солдатовой

Пак Пхарян

Скиталец

Лапти с прилипшей желтой глиной. Узелок.
С бумажным зонтом на шляпе весь день бреду.
Снав зонт бумажный со шляпы, весь день бреду.
Белый журавль, взлетев у края дороги,
Сел на межу на рисовом поле.

Безымяный трактир
У края дороги одиноко стоит.
Тусклый огонек светильника.
Старик с улыбкой глядит на внука.
На лице старика много морщин.
За горы, за реки,
Красивый, как душа ребенка,

Мимо белой пустыни
Путь скитальца –
Одинокой души.

Ким Чхунсу

Цветок

До того как я назвал ее,
Она была
Лишь только движением.

Я дал ей имя –
Она пришла
И цветком обернулась.

Кто назовет меня
В тон цвету, аромату,
Как я дал ей имя.

Я приду к той
И стану ее цветком.

Все хотят стать –
Я для тебя, ты для меня –
Единственным смыслом жизни.

Перевод К. Пак

 

Пак Инхван

Деревянный конь и дама

 За стаканом вина
Мы говорим о жизни Вирджинии Вулф
И о наряде дамы, ускакавшей прочь на деревянном коне
Покинув хозяина, звеня бубенцами,
Конь отправился в осень. Из бутылки сыплются звезды,
Горюя, в груди легко рассыпаются.
Девочка, которую знал когда-то,
подросла с деревьями в парке.
Литература умирает, проходит жизнь,
Истинная любовь отбрасывает любви и ненависти тень,
Моя любовь исчезает на деревянном коне.
Сменяют дру друга времена года,
Время вянет, боясь одиночества,
Теперь нам придется расстаться.
Слышу, от порыва ветра падает бутылка,
Нужно смотреть в глаза старой поэтессе.
…На маяке…
Не видно света,
В ожидании беспросветного будущего,
Запомнить хотя бы одинокий звон бубенцов.
Пусть все умрет, пусть все уйдет,
Схватившись за смутные чувства, что остались в груди,
Приходится слушать грустный рассказ про Вирджинию Вулф.
Как змея ищет молодость, проползая сквозь расселины скал,
Выпиваем стакан, широко раскрывая глаза,
Жизнь не одинока, но
Банальна, как обложка модного журнала,
Может, поэтому мы уходим, боясь, что будем жалеть.
Деревянный конь в небе,
Звон бубенцов в ушах,
Весенний ветер
Завывает в упавшей бутылке.

 

Перевод К. Пак

 

Ли Сонъсон

Глядя на звезды

Я долго гляжу на звезды.

Почему они так сияют?

 

Я долго смотрю на небо.

Почему небо так чисто?

Звезды, что же мне делать?

На что мне смотреть на земле?

 

Улица плывет перед глазами,

Упал в переулке, пьяный.

 

Смотрю на ваш ясный, словно слезы, свет,

Смывающий грязь с души. Ах, как же я беден!

У меня нет даже вашего чистого сияния.

Перевод К. Пак

 

Биографии поэтов

Ким Соволь (1902–1934) родился в провинции Северная Пхёнандо. Учился в американском колледже в Сеуле и в Токийском коммерческом институте. Самый признанный поэт Кореи. Большое влияние на молодого поэта оказала поэзия французских символистов. Не примыкал ни к одной из поэтических группировок, не участвовал в литературных спорах 20-х годов между приверженцами “искусства для искусства” и сторонниками “пролетарской литературы”. В 1925 году вышел сборник лучших стихотворений Ким Соволя “Азалия” (“Чиндалле ккот”). Поэт покончил жизнь самоубийством.

Ли Санхва (1901–1941) родился в г. Тэгу. После окончания школы поехал в Японию, где два года изучал французский язык и литературу. Вернувшись в Корею, начал заниматься литературной деятельностью, войдя в творческое объединение приверженцев романтизма “Белый прилив” (“Пэкчо”), и в 1922 году опубликовал свои первые стихи. К этому периоду его творчества относится “В мою спальню” — стихотворение, проникнутое декадентским настроением. Однако вскоре поэт отошел от идей романтизма и принял участие в создании новых организаций, занимающихся пролетарской литературой. Главной темой его произведений, опубликованных в период с 1923-го по 1930 год, стала идея всеобщего равенства, свободы. “Придет ли весна на украденные поля” считается одним из лучших антияпонских стихотворений в корейской поэзии колониального периода.

Хан Ёнун (1879–1944) родился в провинции Южная Чхунчхондо. В двадцать шесть лет стал монахом и взял имя Манхэ. Учился в Японии в колледже Комаява, где изучал буддизм, западную философию и математику. В 1918 году в буддийском журнале “Дух” было опубликовано первое стихотворение поэта. Участвовал в подготовке знаменитой Декларации независимости (1919), за что был арестован и три года провел в тюрьме. В сборнике “Молчание любви” (1926) поэт выразил свое видение мира. Всю жизнь Хан Ёнун противостоял японским колониальным властям. В распространении корейского буддизма поэт видел путь возрождения национальной культуры.

Пак Пхарян (1905–1988) родился в провинции Кёнгидо. На раннее творчество поэта оказали влияние западные идеи, содержавшиеся в произведениях модернистов. Литературный дебют состоялся в 1923 году в газете “Тона ильбо” (“Восточноазиатский вестник”), где было опубликовано его стихотворение “ Хмель духа” (“Син-ы чжу”). Сотрудничал с Корейской ассоциацией пролетарских писателей (КАПП), образованной в 1925 году. После гражданской войны 1950–1953 годов оказался в Северной Корее, где стал одним из ведущих поэтов, прославляющих социалистический образ жизни. Издано несколько сборников его стихов и поэм.

Ким Чхунсу (1922–2004) родился в провинции Южная Кёнсандо. Получил образование в Японском университете. После освобождения от японского правления в 1948 году в сборнике “Крылья” представил первые стихи “Песни грусти”. В своем четвертом сборнике “Смерть девочки в Будапеште” (1959) опубликовал самое известное свое стихотворение “Цветок”. Ким Чхунсу — один из известных корейских модернистов. Он настаивал на том, что стихи есть царство формы, и сознательно лишал смысла свои произведения.

Чон Чжиён (1903–?) родился в провинции Северная Чхунчхондо. Его считают ведущим поэтом современного лирического направления в корейской поэзии. Чон Чжиён окончил филологический факультет университета “Тосися” в Киото (Япония), где изучал английский язык и литературу. Литературную деятельность начал в студенческие годы. Участник литературной ассоциации “Поэзия”. В 1935 году издан первый сборник стихов. До начала корейской войны (1950) занимался преподавательской деятельностью, принимал активное участие в литературной жизни страны, помогал молодым поэтам, издал несколько поэтических сборников. Во время войны был насильственно увезен в Северную Корею, о его дальнейшей судьбе сведений нет. В Южной Корее на его творчество и даже на упоминание его имени был наложен запрет, связанный с тем, что его объявили предателем и коммунистом, обвинив в переходе на сторону Северной Кореи. В 1982 году Чон Чжиён был реабилитирован. Сочинения поэта переиздавались десятки раз.

Пак Инхван (1926–1956) родился в провинции Канвондо. Представитель корейского модернизма. Начал свою творческую деятельность в 1947 году, опубликовав стихи в сборнике “Новый город и хор горожан”. В его произведениях отражается настроение корейского общества после войны — тоска, неуверенность в завтрашнем дне, отсутствие смысла жизни.

Ли Сонъсон (род. в 1941 г.) в провинции Канвондо. Окончил университет “Корё”. В 1970 году состоялся литературный дебют поэта. В последующие годы выпустил несколько поэтических сборников, получивших высокую оценку критиков и читателей. Отличительной чертой его творчества можно назвать лиричность, основанную на романтическом восприятии природы.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Андрей Ким:

    Отличные переводы современной классики!
    Жаль, что сердце молодого корееведа не тронули стихи ведущего на тот момент Чо Мёнг Хи или, может быть, Мария Васильевна решила перевести стихи других, еще неизвестных русскоязычному читателю поэтов.

Translate »