К 80-летию со дня рождения Георгия Федоровича Кима (1924-1989)

Гео́ргий Фё́дорович Ким (3 ноября 1924, Синельниково Покровского района Дальневосточного края (ныне Покровка Приморского края) — 29 апреля 1989, Москва) — советский востоковед, специалист по истории Кореи и проблемам национально-освободительного движения в странах Азии и Африки. Член-корреспондент АН СССР с 23 декабря 1976 года по Отделению истории (востоковедение).

Гео́ргий Фё́дорович Ким (3 ноября 1924 — 29 апреля 1989) — советский востоковед, специалист по истории Кореи и проблемам национально-освободительного движения в странах Азии и Африки. Член-корреспондент АН СССР с 23 декабря 1976 года по Отделению истории (востоковедение).

ВОСТОК (ORIENS) 2005 № 2 PERSONALIA

А. В. Воронцов

Георгий Федорович Ким относится к той категории крупных ученых, организаторов науки и в целом личностей, масштаб которых становится по достоинству оцененным по истечении определенного времени. В 2004 г. члену-корреспонденту АН СССР, видному ученому-востоковеду Г.Ф. Киму исполнилось бы 80 лет.

Георгий Федорович Ким родился 3 ноября 1924 г. в селе 2-е Синельниково Покровского района Приморского края в крестьянской семье. Его отец. Ким Федор, до Октябрьской революции крестьянствовал, а в годы Советской власти, закончив курсы бухгалтеров, работал в системе потребсоюза Дальневосточного края. Мать. Ли Ирина Ивановна, была домохозяйкой.

Юность Георгия Федоровича пришлась на те тяжелые годы, когда корейское население СССР, став жертвой сталинских извращений национальной политики, подверглось в 1937 г. насильственной депортации в Среднюю Азию и Казахстан. Перенесенные тогда обиды и лишения не сломили и не ожесточили юного Кима, не погасили свойственных ему жизнелюбия, энергии, жажды знания. В 1939 г. после окончания семилетней школы Г.Ф. Ким поступил в Землеустроительный техникум в г. Петропавловск (Казахской ССР), который окончил в 1942 г. В том же году был принят на годичные курсы преподавателей истории, организованные Наркоматом просвещения Казахской ССР. по окончании которых в 1943 г. его направили в Архан­гельскую среднюю школу (Казахская ССР), где он работал до 1947 г. преподавателем, а затем заведующим учебной частью. В том же году Г.Ф. Ким с отличием закончил исторический факультет Омского педагогического института, где проходил заочное обучение. В 1947-1949 гг. работал преподавателем, старшим преподавателем кафедры истории Петропавловского учительского института.

В 1949 г. Г.Ф. Ким вступил на главную стезю жизненного и творческого пути. В этом же году он поступил на учебу в аспирантуру Тихоокеанского института (впоследствии слившегося с Институтом востоковедения) АН СССР. Его учителями здесь и впоследствии были выдающиеся ученые и замечательные люди – Е.М. Жуков. А.А. Губер, Б.К. Рубцов, А.Л. Гальперин, Х.Т. Эйдус, Ф.И. Шабшина и др. В 1952 г. после зашиты кандидатской диссертации по теме: “Помощь Советского Союза в экономическом и культурном строительстве Корейской Народно-Демократической Республики (1945-1950 гг.)” был принят на работу в качестве научного сотрудника в Институт востоковедения АН СССР. В 1957 г. он был назначен заведующим сектором Кореи отдела Кореи. Монголии и Вьетнама института, а в 1961 г. – заведующим этого отдела. В 1964 г. Георгию Федоровичу была присуждена ученая степень доктора исторических наук (тема диссертации: “Рабочий класс Кореи в революционном движении и социалистическом строительстве”), в 1965 г. последовало утверждение в ученом звании профессора по специальности “всеобщая история”. В 1976 г. Г.Ф. Ким был избран членом-корреспондентом АН СССР.

В 1972-1982 гг. Г.Ф. Ким возглавлял отдел общетеоретических проблем социально-­политического развития стран Азии ИВ АН СССР.

Свыше 10 лет, с 1978 г. до конца своей жизни, он являлся первым заместителем директора, а в 1985-1987 гг. – исполняющим обязанности директора Института востоковедения АН СССР. Его вклад в организацию и руководство деятельностью института трудно переоценить и даже просто описать. Невозможно перечислить те авторские коллективы, рабочие группы, научные советы и комиссии, которые он успешно возглавлял. К этому следует добавить большое количество ответственных поручений, полученных от высших инстанций государства и прекрасно им выполненных, не менее ответственные многочисленные зарубежные командировки, интенсивные контакты с учеными, политиками, общественными деятелями многих стран мира. Все это. и то лишь отчасти, дает возможность представить масштабы и разносторонность деятельности Г.Ф. Кима, позволившие ему выдвинуться в ряды крупнейших советских историков-востоковедов и получить высокую оценку как в отечественных, так и зарубежных научных кругах. Общепризнанно, что его труды (230 публикаций, в том числе 29 книг и брошюр), а также подготовленные под его руководством и при непосредственном участии коллективные работы внесли большой вклад в разработку фундаментальных проблем места и роли стран Востока во всемирно-историческом процессе, в формирование теории национально-­освободительного движения, формационного развития и революционного процесса в афро-азиатском мире.

В монографических трудах и многочисленных статьях Г.Ф. Кима исследуется обширный круг сложных и малоизученных проблем истории, экономики, социальной структуры, особенностей классовой борьбы, изменений базиса и политической надстройки общества на Востоке, закономерностей взаимодействия социалистической системы и освободившихся государств, революционного движения в афро-азиатском регионе. Труды Георгия Федоровича отличались сочетанием тщательного анализа конкретных фактов с глубоким теоретическим обобщением, творческим подходом, критической заостренностью.

Первые монографические работы Г.Ф. Кима (“Борьба корейского народа за мир, национальное единство и демократию”, “Рабочий класс новой Кореи”, “Рабочий класс Кореи в революционном движении и социалистическом строительстве”), вышедшие в 1950-х – начале 1960-х гг.. посвящены анализу национально-освободительного и революционного движения в Корее. В них на огромном фактическом материале рассматривались специфика становления народно-демократической власти в КНДР в условиях искусственного расчленения страны, характер социально-экономических реформ, роль рабочего класса, значение помощи молодой республике со стороны Советского Союза. Эти исследования внесли большой вклад в изучение новейшей истории Кореи, а также в выявление общего и особенного в освободительном процессе на Востоке.

Исследование Г.Ф. Кимом ключевых аспектов типологии, особенностей народной демократии на Востоке, динамики перерастания народно-демократической революции в социалистическую, характера движущих социальных сил нашло свое воплощение в разработке таких ключевых для советского востоковедения проблем, как роль государства в перестройке колониальной структуры экономики, в преобразовании крестьянства и интеллигенции, в революции в области культуры, во внешнеэкономических связях и в политическом сотрудничестве с государствами социалистической системы. Многолетние исследования этих вопросов были обобщены им в совместной с Ф.И. Шабшиной работе “Союз рабочего класса и крестьянства и опыт социалистических стран Азии” (1977).

Важнейшим направлением научного поиска Г.Ф. Кима, в рамках которого он выступил одним из пионеров-исследователей, стали также анализ генезиса, эволюции и перспектив развития стран социалистической ориентации, разработка теории некапиталистического пути их развития. В фундаментальной монографии “От национального освобождения к социальному” (1982) им тщательно исследованы основные вехи истории революционного движения в странах Востока, рассмотрены вопросы качественного обновления движущих сил национально-демократической, народной революции с выходом на социалистическую перспективу развития.

Георгий Федорович являлся одним из научных руководителей и авторов наиболее крупных теоретических исследований, проводимых советскими востоковедами на протяжении четверти века. К ним относятся в первую очередь коллективные труды “Общее и особенное в историческом развитии стран Востока” (1966), трехтомная “История национально-освободительного движения” (1968), “Ленин и национально­освободительное движение в странах Востока” (1970), “Ленинизм, классы и классовая борьба в странах Востока” (1973).

Большое внимание Георгий Федорович уделял разработке важнейших научных направлений деятельности Института востоковедения. Под его руководством и при его авторском участии был подготовлен ряд коллективных обобщающих трудов: в 1980­1981 гг. опубликованы четыре книги серии “Пути развития освободившихся стран Востока”, посвященные эволюции идеологии национализма, проблемам рабочего класса, интеллигенции, государственно-капиталистическому предпринимательству, в 1981 г. – две книги серии “СССР и страны Востока”, а также трехтомная коллективная монография “Зарубежный Восток и современность”, в 1982-1983 гг. изданы три крупные работы – “Социалистическая ориентация освободившихся стран (некоторые вопросы теории и практики)”, “Восток: рубеж 80-х годов (Освободившиеся страны в современном мире)”, “Пролетарский интернационализм и развитие социалистических стран Азии”. Названные публикации получили высокую оценку специалистов и общественности как в Советском Союзе, так и за рубежом.

Среди них следует выделить трехтомник “Зарубежный Восток и современность”. В нем обобщены достигнутые к тому времени советской востоковедной наукой достижения в области развития теории формаций на материалах современного Востока, ключевых вопросов социально-политических процессов в освободившихся странах.

Обратим внимание на тот факт, что значительную часть своей научной жизни и творческой энергии Георгий Федорович посвятил ставшим в последние годы не “модными” темам некапиталистического пути развития стран Востока, освободившихся от колониальной зависимости, закономерности их взаимодействия с социалистической системой. В наши дни нередко высказывается мнение, что эта проблематика была исключительно плодом сверх-идеологизации советской науки, а теперь она утратила не только актуальность, но и вообще какую-либо научную ценность. Вряд ли можно согласиться с подобными рассуждениями.

Во-первых, объективный читатель не может не отметить исключительно высокий научный уровень исполнения упомянутых выше трудов Г.Ф. Кима.

Во-вторых, все они были посвящены реально существовавшим в период их написания явлениям, представлявшим собой одну из важнейших составляющих глобального противоборства капиталистической и социалистических систем.

В-третьих, не вызывает сомнения тот факт, что и после крушения мировой системы социализма острота противоречий между Севером и Югом не только не ослабла, но и имеет тенденцию к обострению. То же можно сказать и о росте “горючего материала” и конфликтности во многих регионах афро-азиатского мира. Все это не позволяет исключать возможности проявления новых форм отстаивания этими странами и народами национальной идентичности в рамках тех или иных вариантов некапиталистической модели развития, ориентирующихся, в том числе и на успешный опыт хозяйственного строительства остающихся социалистическими Китая и Вьетнама.

В-четвертых, очевидно и то, что данная проблематика представляла собой “терра инкогнита”, целину принципиально нового исторического материала, осмысление которого требовало от исследователя и научной смелости, и поистине творческого духа. Одно это обстоятельство выгодно отличает труды Г.Ф. Кима от ставшего в последние годы довольно модным в отечественной литературе, зачастую некритического копирования западных концепций и моделей.

Широкое признание получила научная деятельность Г.Ф. Кима за рубежом. С интересом были восприняты научной общественностью многих стран мира многотомное издание “СССР и страны Востока”, авторский коллектив которого он возглавлял, вышедший под его редакцией седьмой том издания “Международное рабочее движение”. Под его руководством для издания на иностранных языках были подготовлены такие коллективные монографии, как “Пролетарский интернационализм и строительство социализма в ранее отсталых странах”, “Идеология современных национальных демократий”.

Выступления Георгия Федоровича и научные труды снискали ему международную известность и высокий авторитет во многих зарубежных, в частности, японских научных центрах. Ряд его книг переведены на национальные языки в США. Японии, Венгрии, Болгарии. Чехословакии и в других странах. Он был избран почетным доктором университета “Рицумейкан” (Япония, г. Киото).

Г.Ф. Ким неизменно сочетал большую научно-исследовательскую и научно-­организационную деятельность с подготовкой научных кадров и плодотворной преподавательской работой. В течение тридцати лет он в качестве профессора читал лекции по проблемам истории и современного положения Кореи в Институте стран Азии и Африки при МГУ им. М.В. Ломоносова, участвовал в разработке пособий для студентов. Так, в соавторстве с А.А. Губером и А.Н. Хейфецом он издал учебник “Новая история стран Азии и Африки”. Как научный руководитель он подготовил большую группу советских и иностранных ученых-специалистов в области корееведеиия и современных проблем общественного развития стран Востока. К 1984 г. под научным руководством Георгия Федоровича были подготовлены и успешно защищены 18 кандидатских и 3 докторских диссертации по различным историческим дисциплинам. Многие ныне работающие ученые и преподаватели РФ и других стран СНГ считают себя его учениками, хотя формально и не были его студентами и аспирантами.

Теперь, когда в силу известных причин проблема пополнения кадрового резерва науки талантливой молодежью обострилась как никогда, становится еще более понятным, почему Георгий Федорович постоянно уделял повышенное внимание задаче обеспечения непрерывности научного процесса, гармоничной смены поколений ученых.

Будучи маститым ученым и сверхзанятым руководителем ведущего научного центра, он не жалел времени на преподавательские занятия еще и потому, что стремился уже на студенческой скамье лично присмотреть, подготовить и сориентировать в “академическом” направлении способную к науке молодежь.

Любимым детищем Георгия Федоровича был журнал “Азия и Африка сегодня”, главным редактором которого он был с 1974 г. до последних дней своей жизни. Под его руководством журнал, который издавался на трех, а в отдельные годы и на шести языках, стал популярным в СССР и за рубежом, прежде всего в афро-азиатских странах, академическим изданием, привлекательной для многих отечественных и иностранных авторов трибуной, где происходил плодотворный обмен идеями, важным информационным органом, популяризатором достижений советской востоковедной науки. По его инициативе журнал был принципиально реорганизован, обогащена тематика публикуемых в нем материалов, в результате чего значительно расширился круг читателей журнала.

В течение многих лет Г.Ф. Ким был членом и председателем Ученого совета и Специализированного Ученого совета, а также членом ряда научных советов АН СССР. С 1977 г. он являлся членом Бюро Отделения истории АН СССР, заместителем председателя Всесоюзной ассоциации востоковедов. Он вел активную деятельность в качестве члена Президиума и заместителя председателя Советского комитета солидарности стран Азии и Африки, вице-президента Советской ассоциации дружбы со странами Южной и Юго-Восточной Азии, заместителя председателя Общества советско-корейской дружбы. Его лекторский талант был признан в Москве и многих регионах страны, где он часто бывал по линии как Общества “Знание”, так и ЦК КПСС

Научная и общественная деятельность Г.Ф. Кима были отмечены высокими правительственными наградами: орденом Трудового Красного знамени (1975) и Октябрьской революции (1984). пятью медалями (одна из них – монгольская). В 1980 г. он был удостоен звания лауреата Государственной премии СССР за выполнение ряда работ по международной проблематике.

Но без преувеличения можно сказать, что превыше всех государственных наград и почетных званий было то огромное уважение, которым Г.Ф. Ким неизменно пользовался среди друзей. товарищей по работе, среди всех, кому посчастливилось с ним общаться. Его любили и по праву им гордились корейские соотечественники, от которых он, в отличие от некоторых других видных людей, себя не отделял и жил вместе со всеми одними интересами и заботами.

Особенно важным представляется хотя бы кратко рассказать о том. какой благородной, обаятельной и душевно щедрой личностью был Георгий Федорович Ким. За те годы, когда он занимал пост секретаря партийной организации, руководящие административные должности в институте практически все сотрудники убедились на собственном опыте, что Георгий Федорович – поистине человек с большой буквы, к которому можно смело обращаться со всеми своими профессиональными проблемами и житейскими бедами и рассчитывать при этом на неравнодушную реакцию и действенную помощь.

О замечательных человеческих качествах Георгия Федоровича можно вспоминать очень много. Есть что рассказать и автору этих строк, которому посчастливилось быть учеником Г.Ф. Кима в МГУ и его помощником в ИВ АН СССР. В частности, о том каким кумиром был он среди студенчества, о поражавшем всех нас благородстве его личности, хотя бы о том, как он, первый заместитель директора крупнейшего академического института и член-корреспондент АН СССР пунктуально прибывал в ИСАА при МГУ, чтобы провести полнокровное, в высшей степени содержательное и увлекательное занятие с четырьмя, порой двумя, а иногда и одним студентом корейской группы исторического отделения. Вот реальный и незабываемый пример осуществлявшегося им “штучного” образования на высочайшем уровне!

Будучи помощником Георгия Федоровича, не раз имел возможность быть свидетелем того, как он умел сочетать требовательность с отеческой опекой научных сотрудников, готовность их “прикрыть” в случае необходимости. Помнится, как-то во второй половине одного из не присутственных дней раздался звонок “по вертушке”. Кто-то из больших начальников со Старой площади срочно затребовал определенную информацию. Продолжая разговаривать по телефону правительственной связи, взволнованный Георгий Федорович дал мне задание немедленно пригласить в его кабинет заведующих двух отделов. Однако в соответствующих подразделениях я нашел закрытые двери и, возвращаясь, ожидал встретить гневную реакцию начальника. К моему немалому удивлению он же отнесся к этой новости с философским спокойствием и словами: “Я слишком хорошо знаю свой институт, чтобы ожидать в библиотечный день найти кого-нибудь в отделе”.

Следует отметить и то, что Г.Ф. Ким, еще далеко не достигнув положенного по корейским традициям ветеранского возраста, стал одной из самых уважаемых в советском корейском землячестве фигур, в том числе и среди старейшин, их бесспорным лидером, идеологом первой культурно-национальной Ассоциации российских корейцев, положившей начало успешному организационному оформлению и росту объединений корейцев России и стран СНГ в 1990-е годы.

Одним из самых значимых его достижений в заключительный период жизни стали концентрированные усилия по реализации одной из заветной своих идей – установления дипломатических отношений между Москвой и Сеулом. В этом связи необходимо отметить, что в определенных кругах советской научной общественности, особенно среди востоковедов-кореистов, осознание недальновидности корейской политики СССР периода “холодной войны” созрело в конце 1970-х годов.

В первой половине 1980-х годов начался первый, малоизвестный научной общественности этап усилий небольшой группы ученых-востоковедов, поставивших задачу убедить политическое руководство страны в целесообразности установлений дипломатических отношений с Сеулом. В тот период заметную инициативу и настойчивость проявил Институт востоковедения АН СССР. Директор института акад. Е.М. Примаков, первый заместитель директора, чл.-корр. АН СССР Г.Ф. Ким. заведующий отделом социалистических стран Азии Ю.В. Ванин возглавили группу ученых-корееведов, специалистов иного профиля и подготовили закрытый доклад, посвященный проблемам и перспективам отношений СССР с государствами Корейского полуострова. На основе этих материалов было составлено и направлено в Международный отдел ЦК КПСС несколько записок с обоснованием и рекомендациями в отношении целесообразности признания РК, а также с предложениями о том, как нейтрализовать возможную негативную реакцию КНДР.

При этом авторы материалов исходили из твердого понимания того обстоятельства, что в интересах СССР было не только установление и развитие полномасштабных межгосударственных отношений с Южной Кореей, но и сохранение таковых с Северной, т.е. они настаивали на соблюдении принципа проведения сбалансированного подхода Москвы к обоим корейским государствам, отношения с каждым из которых представляли самостоятельную ценность. Естественно. что в условиях политического застоя все шаги руководства Института востоковедения АН СССР по продвижению “в верхи” “крамольной идеи”, рекомендовавшей резкую пе­реориентацию внешней политики СССР в Северо-Восточной Азии, осуществлялись в условиях строгой конфиденциальности. И эта кропотливая работа со временем дала результаты. С наступлением перестройки идея установления дипломатических отношений с Сеулом наконец-то оказалась востребованной: во второй половине 1980­х годов возрос спрос на инициативы, которые могли бы продемонстрировать “новое мышление” М.С. Горбачева в Азиатско-Тихо- океанском регионе.

Научные разработки группы Примакова-Кима способствовали принятию решения об участии СССР в Олимпиаде 1988 г. в Сеуле. Однако спортом дело не ограничилось. Показательно, что и среди экспертов – сотрудников Международного отдела ЦК КПСС нашлись не ортодоксально мыслящие люди, поддержавшие концепцию Института востоковедения. Так, важную помощь оказал ученым нынешний руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, а тогда инструктор сектора Кореи Международного отдела ЦК (МО ЦК) В.П. Ткаченко. который помог организовать в октябре 1988 г. два совещания на высоком уровне в МО ЦК. посвященных обсуждению рекомендаций ученых. В работе этих совещаний от АН СССР участвовали Е.М. Примаков, ставший к тому времени директором ИМЭМО, Г.Ф. Ким и Ю.В. Ванин. По результатам совещаний была подготовлена и направлена в Политбюро ЦК КПСС на имя заведующего международной комиссией А.Н. Яковлева записка, на основе которой в конце того же года было принято решение об установлении торгово-­экономических отношений СССР с РК. Это позволило уже в начале 1989 г. произвести обмен представительствами Торгово-промышленной палаты СССР и Корейской Ассоциации содействия торговле.

Таким образом, усилия российских ученых-востоковедов оказали влияние на формирование “корейского сегмента” нового политического мышления и привели к практическим результатам.

Нельзя не отметить, что в данных обстоятельствах Г.Ф. Ким проявил настоящее мужество. Будучи уже неизлечимо больным и понимая это, он стремился ускорить реализацию этого проекта. Достаточно сказать, что одно из двух упоминавшихся продолжительных совещаний в МО ЦК КПСС он посетил вопреки требованиям врачей, с незажившими ранами вскоре после тяжелой операции.

Возможность посетить Сеул он получил уже будучи больным. Первую попытку по приглашению президента РК Ро Дэ У, организованную видным парламентарием Кореи Пак Чхор Оном, он предпринял в мае 1988 г. Тогда он прибыл в столицу Японии, чтобы через день-два вылететь в Корею. Но резкое обострение болезни заставило вернуться в Москву. Можно представить глубину огорчения Г.Ф. Кима, которое, впрочем, его не остановило. Сделав вторую операцию и будучи сильно ослабленным, в декабре 1988 г. он снова направился в Сеул и на этот раз успешно. Вернувшись в Москву, он переступил порог своего дома со словами, обращенными к своей замечательной жене Марии Александровне: “Теперь и умирать можно”.

Об этой поездке на историческую прародину следует сказать, что она стала своего рода вершиной научных изысканий и дипломатического искусства Г.Ф. Кима. Из многих тысяч российских корейцев Г.Ф. Ким пока остается единственным, и, видимо, таковым и останется, кому удался поразительный “дипломатический дубль”: беседа в Пхеньяне в самом начале его востоковедной академической карьеры с лидером КНДР Ким Ир Сеном и встреча в Сеуле с президентом Ро Дэ У в самом конце жизни. Эту уникальную символическую “эстафету”, прошедшую по маршруту: Москва-Пхеньян- Москва-Сеул-Москва, Г.Ф. Ким посвятил одновременно и Российской державе, и народу Кореи, который и по сей день остается разъединенным. Оценки. суждения, выводы, рожденные этой последней зарубежной миссией Г.Ф. Кима, в немалой степени определили не только дальнейшее направление российских международно-­политологических разработок по корееведению, но и практические акции Москвы по части “дипломатического прорыва” в Восточной Азии.

При этом необходимо подчеркнуть, что осуществлял эту миссию и, в частности, передавал личное послание М.С. Горбачева президенту Республики Корея человек, обоснованно ощущавший себя несправедливо обиженным руководством своей страны. (Печально известная история с “неизбранием” Г.Ф. Кима в академики и “неназначением” его на пост директора ИВ АН СССР только по той причине, что в аппарате и самом ЦК КПСС некоторых не устраивала его национальность.) И этот акт лучше всего высвечивает и подлинный патриотизм, и государственный уровень мышления и поведения Георгия Федоровича, и масштабность личности человека. вышедшего из крестьянской глубинки, из среды ограниченного в правах корейского населения и достигшего академического и общественно-политического Олимпа.

Почти пятнадцать лет, как Георгий Федорович покинул бренный мир, но память о нем продолжает жить у нас в стране и за рубежом. Свидетельством тому стало проведение 3 ноября 2004 г. расширенного заседания Ученого совета Института востоковедения РАН, посвященного 80-летию со дня рождения Г.Ф. Кима. На нем выступили 11 человек, в том числе заместитель директора ИВ РАН В.М. Алпатов. Как точно отметил профессор Дипломатической академии МИД РФ (до этого много лет проработавший в ИВ АН СССР) В.Ф. Ли, в зале собрались “верные кимовцы”. Он же. будучи причастным к профессиональной дипломатии, компетентно заключил, что Г.Ф. Ким в своих многочисленных внешнеполитических акциях, в деятельности различных общественно-политических организаций работал на уровне заместителя министра иностранных дел великой державы. И об этом знают во многих странах мира. Не случайно в ходе состоявшегося в сентябре 2004 г. визита в Москву Президент Республики Корея Но My Хён, имея ввиду прежде всего конечно же Георгия Федоровича, публично вспомнил о роли советских корейцев в деле установления дипломатических отношений между СССР и РК. В.Ф. Ли подчеркнул также, что Георгий Федорович, помимо всего прочего, выступал в роли мощного магнита, притягивавшего к себе самые блистательные умы ИВ РАН, где под мастерским дирижерством последнего возник прекрасный оркестр ученых.

Эта же мысль сильно прозвучала в выступлении одного из главных организаторов торжественного заседания, заведующего Отделом сравнительно-теоретических исследований Р.Г. Ланды. Он подчеркнул, что в созданном Г.Ф. Кимом отделе, ставшем первоклассной научной лабораторией, интенсивно велась разработка новых концепций и теоретических подходов, царила творческая атмосфера, широта и непредвзятость взглядов. Р.Г. Ланда вспомнил и независимость взглядов Георгия Федоровича, который без смущения вел многолетнюю полемику с заместителем заведующего Международного отдела ЦК КПСС Р. А. Ульяновским, прикрывал от критики и опалы со стороны сановных фигур своих “вольнодумцев”, в том числе И.М. Рейснера и нынешнего директора ИМЭМО акад. Н.А. Симония.

Заведующий Отделом Кореи и Монголии Ю.В. Ванин отмстил “солнечную внутреннюю сущность” Г.Ф. Кима, как человека выдающегося во всех измерениях. Он остановился и на особой роли Георгия Федоровича в процессе “убеждения” ЦК КПСС в необходимости налаживания отношений с Южной Кореей. Как оказалось, “сработала” проведенная им аналогия между СССР 1920-1930-х гг. и РК – в 1970-1980- х гг., ставшими реальностью международных отношений, которую, однако, вопреки здравому смыслу и в первом, и во втором случае не всем в мире хотелось признавать.

По воспоминаниям Л.Б. Алаева, важной и редкой особенностью Георгия Федоровича было то. что он в равной степени поддерживал, обеспечивал творческий и карьерный рост не только своим единомышленникам, но и научным оппонентам. Ощущение от бесед с ним оставалось необычное – “ясно, что разговариваешь с человеком высокого полета и одновременно – с равным”.

Заведующий сектором Пакистана В Н. Москаленко напомнил о выдающихся организаторских способностях юбиляра, о том, что он был лучшим секретарем парткома института за всю его историю, а также лидером корейской общины в Москве и в стране. Георгий Федорович внес немалый вклад в сохранение и развитие традиций Института востоковедения.

В тот вечер было высказано много теплых слов, тонких наблюдений, глубоких суждений. Заключительным аккордом стало выступление одной из дочерей Георгия Федоровича – И.Г. Ким. Она подчеркнула, что хотя ее отец был прекрасным семьянином, институт и наука для него все-таки значили больше, чем семья.

Память о Г.Ф. Киме живет и в его трудах, и в сердцах его друзей, коллег, учеников, в обширной литературе о нем. вышедшей и продолжающей выходить в свет. Среди многочисленных изданий хотелось бы выделить очерки Ф.И. Шабшиной “Наш товарищ Г.Ф. Ким (1924— 1989” в книге “О коллегах и товарищах” (1994); “Памяти Георгия Федоровича Кима” (“Народы Азии и Африки”, 1989. № 4 и “Проблемы Дальнего Востока”, 1989, № 4); А.В. Воронцова “Георгий Федорович Ким” в сборнике статей “Жизнь и труд посвятившие Корее. Российские корееведы 2-й половины XX века” (2004); Ю.В. Ванина и А.С. Шина “Георгий Федорович Ким” (Бюл. “Единство”, 2004. № II). Ряд серьезных научных изданий были посвящены памяти Г.Ф. Кима.

Среди них “Актуальные проблемы российского востоковедения” под редакцией В.Ф. Ли (1994).

С целью увековечения памяти о Г.Ф. Киме и продолжения осмысления его творческого наследия на заседании Ученого совета ИВ РАН было предложено регулярно проводить в институте “Кимовские чтения”.

Источник: РАУК – Воронцов А.В. Personalia. К 80-летию со дня рождения Георгия Федоровича Кима (1924-1989) // Восток (Oriens). 2005, № 2. С. 202-208.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.