К истории Гайдовского мятежа

К истории Гайдовского мятежа (17 ноября 1919 года во Владивостоке) у меня интерес всегда особый, потому что Хан Чан Гер был командиром пулеметной команды поезда генерала Гайды (см. “Братья Хан”).

генерал Родола Гайда 1919

генерал Родола Гайда 1919

toihara: Об иностранной интервенции в Россию в ходе гражданской войны 1918-1922 гг. написано немало. Однако белых пятен в ее истории все еще хватает. Одним из них стало якобы «белочешское восстание против Советской власти под руководством эсеров».

Интервенция на Дальний Восток и север России, как ни крути, проводилась силами союзников империи в Первой мировой войне. Россия – сначала царская, затем ведомая в войне до победного конца Временным правительством – имела по отношению к ним вполне определенные договорные обязательства. Временное правительство, например, обязалось ликвидировать «подрывные движения» и двоевластие, а союзники, опасаясь «дурного примера» Февральской революции 1917 года, требовали от премьера Керенского любыми мерами подавить смуту. В противном случае союзники не только грозили прекратить военную помощь русской армии, но и откровенно угрожали применить силу.

Особенно показателен был властный хаос в Сибири и на Дальнем Востоке («до Бога высоко, до царя далеко»), где претензии на лидерство в обществе чаще всего опирались на военную силу. Правителями Сибири и Приамурья числили себя все, кто имел в своем распоряжении пусть даже только «эскадрон гусар летучих».

Владивосток не стал исключением: на руководство городом претендовали Совет (большевики, эсдеки и эсеры), Комитет общественной безопасности (Временное правительство), правительство автономной Сибири, казачьи атаманы Семенов и Калмыков и даже директор КВЖД генерал Хорват! Безвластье, как и «многовластье», порождает смуту: в прифронтовом Владивостоке (боевые действия на Тихом океане в 1917-1918 гг. шли всерьез) скопились масса войск (до 40 тысяч солдат, матросов и казаков на 25 тысяч горожан), военного снаряжения и оружия (которые привозили сюда союзники для переброски на запад по Транссибу).

Точки над i расставили большевистский переворот в октябре 1917 года и сепаратный Брест-Литовский мирный договор большевиков с немцами. Ленин и большевики ради сохранения своей власти в России пожертвовали не только огромной территорией страны на западе. Они цинично спланировали отдать иностранцам и полстраны на востоке!

Из речи Ленина о войне и мире на заседании ЦК РСДРП(б) 24 января 1918 года: «Говорят, если мы заключим мир с Германией, мы этим самым развязываем руки японцам и американцам, которые тотчас завладеют Владивостоком. Но пока они дойдут до Иркутска, мы сумеем укрепить нашу социалистическую республику». ПСС, т. 35, стр. 257.

12 января 1918 года в Золотой Рог зашли крейсера-стационеры союзников: японский «Ивами» (поднятый после цусимского сражения русский «Орел») и британский «Суффолк». 1 марта 1918 года во Владивостоке на рейде встал на якорь американский крейсер «Бруклин». Позже в порт прибыл военный корабль китайцев.

4 апреля 1918 года во Владивостоке было совершено убийство двух японцев, а уже 5 апреля в порту Владивостока высадились японский и английский десанты (англичане высадили 50 морских пехотинцев, японцы – 250 солдат) под предлогом защиты своих граждан. Однако возмущение немотивированной акцией оказалось столь велико, что через три недели интервенты все же убрались с улиц Владивостока на свои корабли.

Однако начало интервенции было уже положено…

По брусчатке шагают сыны Японской Империи, этих ни с кем не спутать (19.8.1918).

По брусчатке шагают сыны Японской Империи, этих ни с кем не спутать (19.8.1918).

Создание Чехословацкого корпуса

Против России на западном фронте Первой мировой войны воевали армии Германии и Австро-Венгрии. Причем воинские части последней были весьма неоднородны и в массе своей малопатриотичны. Например, чехи и словаки совсем не горели желанием воевать с братьями-славянами и сдавались в плен русским при первой возможности.

В августе 1914 года (в первый месяц мировой войны) началось формирование чешских добровольческих частей в составе русской армии, а осенью 1917 года был создан Чехословацкий корпус (две дивизии) в составе уже 39 тысяч солдат и офицеров!

Когда большевики заключили сепаратный мир с Германией, корпусу пришлось «отдаться» в подчинение продолжавшим войну с Германией французам и по условиям Брест-Литовского договора отправиться окружным и далеким путем – через Сибирь во Владивосток, чтобы оттуда через три океана добираться до европейского фронта, где чехословаки намеревались воевать за поражение Австро-Венгрии и независимость своей родины.

Невероятно, но у передвигавшихся по России масс вооруженных чехов не было командования. Русские офицеры, занимавшие командные и штабные должности, ушли из корпуса (таково было требование большевиков), а среди чехов и словаков в крупных чинах ходили немногие. Самый крупный чин имел Радола Гайда – единственный капитан на десятки тысяч солдат! Он до войны был лавочником, а начинал военную карьеру санитаром.

У.С. Грейвс (в центре). Офицер слева (с папиросой в руке) - это чехословацкий деятель Радола Гайда, выходец из Австро-Венгрии, поступивший на службу к Колчаку, а затем поднявший против него мятеж. Он молод - на фото ему 28 лет.

У.С. Грейвс (в центре). Офицер слева (с папиросой в руке) – это чехословацкий деятель Радола Гайда, выходец из Австро-Венгрии, поступивший на службу к Колчаку, а затем поднявший против него мятеж. Он молод – на фото ему 28 лет.

На восток чехи, как организованное армейское подразделение, отправились в 63 военных составах по 40 вагонов каждый. По условиям договора чехи были вооружены – по пять винтовок с патронами на вагон для несения караульной службы и противостояния придорожному бандитизму. Первый эшелон в количестве шести тысяч человек выехал из Поволжья, куда чехов собирали со всего фронта, 27 марта 1918 года и 1 мая 1918 года под командованием французских офицеров прибыл во Владивосток. Через месяц, 27 мая, во Владивостоке уже скопилось 10 тысяч чехов.

В это же время и по условиям того же договора в обратном направлении к границам РСФСР с Германией из Сибири двигались эшелоны с пленными немцами и мадьярами, которые чехов не просто издавна не любили (почитайте того же Гашека!) – теперь им предстояло стать смертельными врагами на западном фронте! Еще хуже было то, что многие отряды большевистской Красной Гвардии в Сибири наполовину и более состояли из иностранных «добровольцев» – немцев и мадьяр, у которых не было никаких оснований относиться к ехавшим на войну чехам с уважением.

О бедных словаках замолвите слово

чехославацкие войска у теплушек

чехославацкие войска у теплушек

Поводом антисоветского восстания чехов в России послужил т.н. «челябинский инцидент».

14 мая 1918 года в Челябинске встретились эшелон чехословаков и пленных мадьяр. Брошенной из венгерского вагона железкой был тяжело ранен чех Франтишек Духачек. В ответ чехи и словаки линчевали виновного. А большевистские власти Челябинска задержали эшелон корпуса и на следующий день арестовали нескольких чехов и словаков. Сам нарком-военмор РСФСР Лев Троцкий 25 мая телеграфировал всем совдепам от Пензы до Омска:

«Посылаю в тыл чехословацким эшелонам надежные силы, которым поручено проучить мятежников. Ни один вагон с чехословаками не должен продвинуться на восток».

Повторюсь, но надежным подспорьем большевикам против чехов оказались отряды пленных немцев и австрияков, специально для акции вооруженных большевиками пулеметами и артиллерией! Узнав о готовящейся расправе, 27 мая 1918 года сохранявшие две недели нейтралитет чехословаки силой освободили товарищей из челябинской тюрьмы, заодно разогнав местный совет, разоружив красногвардейцев, и захватили городской арсенал (2 800 винтовок и артиллерийскую батарею).

И стали освобождать от большевиков города, лежащие у них на пути: Челябинск, Петропавловск, Курган, открыли себе дорогу на колчаковский Омск. Другие части вошли в Новосибирск, Мариинск, Нижнеудинск и Канск. В начале июня 1918 года чехословаки вошли в Томск. В июне 1918 года капитан Гайда занял Иркутск и позже Читу.

Чехи и во Владивостоке сохраняли нейтралитет до упора! Но в июне 1918 года союзные десанты во Владивостоке несколько раз силой противостояли попыткам совета вывезти из Владивостока на запад России стратегические запасы: амуниционные склады и медь. Поэтому 29 июня командующий чехословацкими войсками во Владивостоке русский генерал-майор Дитерихс предъявил ультиматум владивостокскому совету: разоружить свои отряды через полчаса. Ультиматум был вызван сведениями, что вывозимое имущество используется для вооружения пленных мадьяр и немцев – несколько их сотен находились недалеко от Владивостока в составе отрядов Красной гвардии. Чехи со стрельбой быстро заняли здание совета и приступили к насильственному разоружению отрядов городской Красной гвардии.

 генерал Гайда с охраной

генерал Гайда с охраной

После взятия Владивостока чехи продолжили наступление на «северные» отряды приморских большевиков и 5 июля взяли Уссурийск. По воспоминаниям большевика Уварова, всего за время переворота чехами в крае было убиты 149 красногвардейцев, арестованы и преданы военно-полевому суду 17 коммунистов и 30 «красных» чехов.

Источник: https://toihara.livejournal.com/15640.html#cutid1

Мятеж чехов во Владивостоке

Ж.Д. вокзал Влавостока после подавления мятежа генерала Гайды

Ж.Д. вокзал Влавостока после подавления мятежа генерала Гайды

К сентябрю 1919 года Рудола Гайда, командующий чешскими легионерами в России, окончательно потерял доверие Верховного Правителя Колчака и был лишен генеральского звания, наград и этапирован во Владивосток для дальнейшей экстрадиции из страны. Эшелон с Гайдой и сопровождающими его легионерами находился на станции во Владивостоке, но покидать город бывший генерал не спешил.
Дело в том, что нескрываемый интерес к нему проявили интервенты, и в частности, американцы. Чем же мог заинтересовать американцев отставной генерал?

Немного отойдем от главной линии повествования и окунемся во взаимоотношения среди союзнических миссий в Приморье. Самыми крупными и могущественными были американский и японский экспедиционный корпуса. И каждый из них преследовал одну цель: поставить во власть своего ставленника и, прикрываясь им как ширмой, начать грабить богатый край. Безусловно, борьбу с большевиками они не отрицали, но ведь и кушать что-то надо! Японцы первые сделали ставку на Дальневосточное казачество и поддержали атаманов Семенова, Гамова и Калмыкова в их борьбе, безо всяких отчетов и расписок снабжая последних оружием, деньгами, обмундированием и провиантом. Чего мелочиться, когда ставкой в игре выступают концессии с будущей демократической республикой Дальнего Востока? А вот американцы не посчитали казаков реальной силой и случалось, даже конфликтовали с ними с оружием в руках.

Так что японцы чувствовали себя гораздо уверенней по сравнению с американцами.

Американцам в свою очередь, нужна была реальная сила, на которую можно было сделать ставку и поддержать, чтобы ситуация перевернулась в их пользу. И тут появляется Гайда, который был обижен Колчаком, но имел огромный вес среди чешских легионеров. Это был серьезный шанс.

Гайда же, подстрекаемый американской миссией, покидать Владивосток не спешил. Более того, у него стали появляться сторонники, деньги и связи. Сделав весьма умное заявление о том, что не мешало бы начать искать компромисс с большевиками (но не при Колчаке), он привлек на свою сторону подпольщиков-большевиков. Впоследствии большевики всячески открещивались от союза с Гайдой и мятежниками, но факт остается фактом: большевики сотрудничали с ними, и более того, выставили в ряды чехов свои боевые отряды.
Штаб Гайды находился в его же вагоне, в составе чешских эшелонов, стоящих на путях станции Владивосток. Программа, выдвинутая им была ни много, ни мало, такой: освобождение территории Приморья (а затем и всей Сибири) от власти Колчака, избрание нового Правительства России, назначение себя Верховным Главнокомандующим всех вооруженных сил Восточной России и ее Правителем (эк занесло бывшего аптекаря!).

Первое выступление было назначено на 15 сентября, но то ли сил было недостаточно, то ли из-за переброски с острова Русский батальона юнкеров, но он на переворот не решился, а решил выждать более удачное время.

Тем временем, американцы окончательно взяли под свой негласный протекторат бывшего генерала и Гайда развернул серьезную пропагандистскую и информационную компанию. Его агитаторы сумели разложить батальон егерей — личная охрана генерала Розанова, командующего частями Приморья (те дали обещание не выступать против), переманить на свою сторону часть крепостной команды артиллеристов и соблазнить батальон морских стрелков, расквартированных на станции Океанская. Я не говорю про портовых рабочих, грузчиков и подпольщиков-большевиков.

Выступление было назначено на середину ноября. Далее события развиваются следующим образом.

16 ноября батальон морских стрелков разоружает своих офицеров и пешим маршем, с обозом с оружием и боеприпасами, в полном составе отправляется на соединение с чехами. Часть команды крепостной артиллерии вскрывает оружейные комнаты и переправляется в город. К вокзалу начинают стекаться портовые рабочие, большевики и эсеры. Там же формируется будущее правительство России. Утром 17 ноября, бывший Председатель сибирской областной Думы Якушев делает заявление для корреспондентов иностранных миссий о создании Правительства, назначении Гайды Верховным Командующим сил России, а он сам назначен Председателем Правительства России. В это же утро американцы сделали заявление, что любая сторона, кто начнет боевые действия в городе, будут уничтожены американскими соединениями. Это было чистое лукавство, ибо Гайда считал, что практически власть в его руках, надо только мирно захватить все здания и ключевые точки: телефон, телеграф, дороги, ключевые перекрестки. А тот, кто окажет сопротивление — автоматически попадает под американский ультиматум.

Как выяснил генерал Розанов, сил для подавления путча не было совершенно. Все боеспособные части были на фронте, а имеющиеся в наличии или перешли на сторону Гайды, или заявили о своем нейтралитете. Атаман Калмыков прислал бронепоезд, но прибыв на станцию, был поставлен в тупик и заблокирован составами. Командиру бронепоезда было сделано заявление, что если он попытается что-либо предпринять, то его взорвут и команду уничтожат. Поэтому казаки забаррикадировались изнутри и надежды на маневр поездом были похоронены. Решительно изъявили желание помочь солдаты, прибывшие из Франции, русские легионеры. Но их было всего 38 человек при одном офицере. Их решено было оставить в резерве. Единственная надежда была на юнкеров Инструкторской школы на острове Русский и школу гардемаринов. Но как назло, почти все они были отправлены в учебный отпуск и реально можно было рассчитывать всего на две сотни человек.

И тем не менее, юнкера с утра 17 ноября начинают прибывать в город. Ими командует подполковник Хартлинг. В полной тишине — город замер в предчувствии событий — они проходят маршем по Светланской, Алеутской улицам и с ходу занимают вокзал и стоящие здания вокруг привокзальной площади. Видимо, чехи обалдели от такой наглости, что до двух часов дня не предпринимали никаких действий.
Тем временем чехи принялись записывать добровольцев, которым выдавали оружие и продуктовый паек, причем иногда случайных прохожих, под угрозой расстрела. В это же время подходит батальон морских стрелков. Общее количество войск путчистов неизвестно, но по самым скромным подсчетам было не менее 2-2,5 тысяч человек. Напомню, что в основном это были опытные, обстрелянные солдаты, прошедшие сражения Первой Мировой и Гражданских войн. Против них, засев в прилегающих зданиях — пацаны по 19-20 лет, числом 200 человек.

Наконец, Гайда решил, что пора покончить с этим неприятным казусом, как юнкера и в два часа пополудни раздается три одиноких выстрела и начинается штурм вокзала и привокзальной площади. Под натиском гайдовцев, небольшая команда юнкеров откатывается из вокзала и перебежками присоединяется к своим. Юнкера отчаянно отстреливаются, что останавливает путчистов. И видимо, их оставляют на “потом”, тем более что теперь и вокзал в их руках.

Кстати, американцы исполнили свою угрозу, и при первых выстрелах, погрузившись на грузовики, помчались к месту конфликта. По словам очевидца, американцы мчались на грузовиках, размахивали карабинами и во всю глотку орали: “Коммон, коммон!” Но как только первый грузовик оказался в зоне обстрела, они тут же развернулись и с такой же скоростью умчались обратно.

Итак, возникла небольшая передышка. В это время стало известно, что подошли гардемарины и заняли позиции в Летнем Саду (где сейчас главная площадь Владивостока). Юнкера частично заняли позиции на площади, частично оставшись в зданиях. Ближе к вечеру повалил мокрый снег с дождем. Люди стали мерзнуть и коченеть. Гайдовцы скопились на вокзале и прилегающих путях, чтобы одним броском выскочить на площадь и уничтожить юнкеров.

Небольшое отступление: владивостокский вокзал специфичен тем, что лицевой стороной он выходит на привокзальную площадь вторым этажом. Между ним и площадью имеется один путь. Поэтому вход на вокзал с площади — по широкому крытому виадуку, сразу на второй этаж. Далее, чтобы попасть на перрон, нужно спуститься на первый этаж.

Развязка наступила совершенно неожиданно. Один юнкер, не выдержав нервного напряжения, с двумя гранатами, с громким истерическим криком побежал через площадь и швырнул их прямо в двери. Чехи ожидали массированного штурма, поэтому вид одиноко бегущего юнкера их явно озадачил. По крайней мере, ни одно выстрела не последовало. И тут же, после разрывов гранат, юнкера одним броском захватили зал сразу за входом. Не растерявшись, часть юнкеров стала бросать гранаты вниз на первый этаж и на пути, а часть кинулась колоть штыками растерявшихся гайдовцев. Мятежники, бывшие на первом этаже, кинулись бежать на пути и близлежащие улицы, и далее по путям в сторону Летнего Сада и в противоположную сторону от него — в сторону полуострова Эгершельд, складов и пакгаузов. В этот момент бронепоезд “Калмыковец” дал несколько выстрелов вдоль путей, усилив панику. В стороне центральной площади мятежников встретили гардемарины, дававшие залп за залпом, но сзади напирали бегущие и все попадали под убийственный ружейно-пулеметный огонь. Дело в том, что пути к вокзалу проходят под туннелем рядом с площадью, в то время Летним Садом. Поэтому бежавшие в эту сторону попадали прямо под выстрелы в упор. А за бежавшими в сторону Эгершельда устремилась команда подошедшего единственного резерва — 38 солдат с одним офицером, вернувшихся из Франции, где они были в составе Русских бригад.

Как описывает потом подполковник Хартлинг, это была чистой воды авантюра — брать позиции с противником в 2-2,5 тысячи опытных солдат с кучкой пацанов в двести человек.

Кстати, потом демократические писаки обвинили юнкеров в чрезмерной жестокости по отношению к путчистам. Но Хартлинг вспоминал: а что нам оставалось делать? Нас была жалкая кучка против такой массы, и если бы мы оставляли их в живых, то опомнившись и увидев сколько нас, они смяли бы голыми руками. Поэтому в бою юнкера прикалывали штыками любого державшего оружие, озверев от холода и голода. Хотя, имея небольшое количество в своем составе, они все же находили возможность выделять от себя несколько человек для конвоирования сдававшихся путчистов и стоявших с поднятыми руками.

Потери по разным источникам оцениваются только убитыми в 15-20 со стороны юнкеров и гардемаринов, и более 300 со стороны мятежников. Точное же число убитых со стороны мятежников неизвестно до сих пор, по всей видимости были подсчитаны только убитые чехи. По словам очевидцев, здание вокзала было завалено трупами, в некоторых местах передвигаться можно было только по телам. Сам Гайда был ранен в ногу и пытался бежать, но был задержан юнкерами. От расправы его спасло вмешательство офицера, который прибыл в составе команды из 38 человек, бывших русских легионеров во Франции. Позже по требованию американской стороны он был передан им и отбыл из России.

Мятеж был подавлен.

Ниже фотографии очевидца тех событий, Меррила Хаскела, бывшего во Владивостоке с миссией Красного Креста.

28510_900

28692_900

29115_900

29266_900

29472_900

 

 

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »