Как научиться говорить по-корейски?

Очередной очерк, из готовящейся книги Валентина Цоя “Записки московского корейца”.

Цой В. В.

В 8-ом классе я изучал 4 языка – русский, казахский, английский и латинский. Это было в 1954г. в Алма-Ате, в средней школе №33, что стояла на углу 8-го Марта и Комсомольской (недавно, к несчастью, сгоревшая). Латинский в тот год впервые ввели   тогдашние школьные реформаторы. Клара Фёдоровна, славная женщина, в поисках правильной фонетики заставляла нас повторять буквы хором – филё -о – зофус! И мы, здоровенные оболтусы (мужская школа!), послевоенная шпана, второгодники-переростки, конечно, орали что угодно, только не  латынь «филёзофус» .

Самий Баймакимович, учитель казахского, – крепкий фронтовик, смерти смотревший в глаза,  тоже ничего не смог поделать с нами и только играл желваками.

От латинского и казахского у меня остались лишь светлые воспоминания.

Сложнее оказалось с английским. Он меня зацепил на всю жизнь. Нина Ивановна, была прекрасным педагогом, кончавшая  Иняз у знаменитой Тодд,  автора учпедгизовского  учебника, эвакуированной в Алма-Ату,. Ну и что? Я его учу с 3-го класса и всю жизнь, сдавал в школе, в институте, аспирантуре, на курсах и ещё где-то, несмотря на  пятёрки,  «читаю  и перевожу со словарём» как писали в анкетах. В общем английский я тоже не знаю.

Ну, так наше поколение изучало иностранный. Сейчас другое время, другие методики, а, главное, востребованность и перспектива у специалистов с языком несравненные.

Так как же сегодня учат наш родной – иностранный корейский язык?

Я попросил поделиться нескольких причастных к этому делу специалистов.

Ким Владимир Васильевич, преподаватель корейского языка, заведующий секцией корейского языка кафедры восточных языков Московского государственного лингвинистического университета им.М.Тореза:

– Наш факультет переводческий, у нас есть отделения китайского, корейского, японского, турецкого и арабского языков.

– Владимир Васильевич, абитуриенты должны иметь какие-то навыки языковые?

– Нет. Целенаправленное поступление на наше отделение – редкое исключение. Как правило , все сдают экзамены на общих основаниях, а затем идёт формирование групп по языкам. Так что обучение начинается с нуля. Специалистов готовим по разным параметрам – перевод с русского на корейский, с корейского на русский, разговорная речь, специальная стилистика и т.д. Кроме языковой подготовки читаем курсы страноведения, истории, культуры, политической и экономической географии. Языковую практику студенты получают в Республике Корея. Мы имеем договорные отношения с Сеульским университетом, ребята там живут по полгода. И с их стороны приезжают студенты на практику. После 5-ти лет обучения выдается государственный диплом  и присваивается квалификация референт-переводчик. Это означает, что выпускник переводческого факультета должен владеть языком свободно. Наш уровень подготовки считается самым высоким  в стране, хотя один знает на 3,  другой на 4, третий отлично, всё по жизни.

– Преподаватели языка корейцы?

-Нет, во всей Москве  всего лишь два педагога-корейца, кроме меня ещё Ли Валентин Николаевич, он преподаёт в Международном евразийском университете.

-Известно, что в России глубоки северокорейские традиции, скажите, какому языку Вы учите?

– В Корее один литературный язык . За основу берём сеульский диалект.

– В каких ещё вузах изучают корейский?

-В Институте  восточных языков, Московском государственном институте международных отношений, Институте стран Азии и Африки и нескольких негосударственных вузах . Там готовят специалистов по Корее – историков, экономистов, филологов.

-Куда направляются эти специалисты?

-Сейчас, как Вы знаете, нет распределения, выпускники сами устраиваются на работу. И вряд ли они идут в школу.

Эм Нелли Николаевна, директор Корейской этнической школы (бывш. Русско-корейская) заслуженный учитель России:

-Корейскому мы учим детей с 1 по11 класс. После окончания школы выпускник должен владеть языком хотя бы на бытовом уровне. И уметь читать -писать. Это наша цель. И, как показывает жизнь, цель вполне реальная, нам по силам. Наши первые выпускники уже закончили институты и сами  преподают корейский. А по большому счету, так сказать, сверхзадача – растить детей в своей корейской среде, чтобы впитывали корейскую культуру, традиции, дух. Ну а если потом случаются браки между ними – это уже счастье!

Хан Санг Йонг,  президент Корейско-российского научно-технологического общества, выпускник Сеульского университета. :

– У нас в школе язык учат все 12 лет. Потом в институте 2-3 часа в неделю. Родной язык считается главной дисциплиной. В принципе корейская грамота – хан гыль – считается несложной, потому что она, как вы знаете, разработана учёными. Логически и научно выверена. Другое дело  хан мун. Китайская  иероглифика, на которой написана вся наша история, одно время вообще считалась никчемной, её исключили из школьной программы, перестали учить,   и теперь целое поколение не знает этой грамоты.  Но иероглифы упорно продолжали жить  и в общественной и в государственной сферах. Посмотрите наши газеты – без знания иероглифов смотреть их бесполезно. Дело доходило до смешного. Молодые милиционеры проверяют паспорта , а там фамилии на хан мун. И что  делать? И вот все милиционеры  стали обучаться и сдавать экзамены. Недавно в стране прошла дискуссия по этому вопросу , решено снова ввести обучение в школе. До 9-го класса ученик должен знать 800-1000 иероглифов. Нормальная грамотность – это 1800-2000 знаков. А вообще иероглифов сотни тысяч.

Ким Елизавета Олеговна, выпускница Института практического востоковедения, «бакалавр, регионовед -историк со знанием корейского и английского языков» (так записано в дипломе):

-Я приехала  в Москву из Ташкента с родителями  и пошла в 9 класс Русско-корейской школы. Вообще-то мы дома разговаривали по-корейски. Но я готовила себя для дальнейшей учёбы, и знала, что школьных знаний недостаточно. Параллельно я закончила двухгодичные курсы языка. Ну а потом институт.

-И теперь свободно говорите?

-Да, владею, но чувствую, что всё равно недостаточно.                                                                               

Пишите, читаете?

– С этим увереннее.

– И на хан мун?

-Нет. С этим  много сложнее.

-Где будете работать?

-Меня пригласили в Русско-корейскую школу, которую я кончала, буду вести язык, всемирную историю и историю Кореи

– Лиза, там учится мой сын. Нелли Николаевна постоянно жалуется на нехватку преподавателей языка,  приходится брать просто корейских старушек, потому что, как она говорит, пусть будет плохой  учитель, чем вообще без него. Вот и сын учит седьмой год корейский, а знает, примерно, как я в его годы английский. Ну теперь, я думаю, у него дело пойдёт!

-Ой, что Вы!

Валентин Цой, Москва                                                     

Корё ильбо, 8 апреля 1999 г.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »