Иллюстрация: Эльдос Фазылбеков / «Газета.uz»

Недавно под председательством президента Узбекистана состоялось совещание по вопросам школьного образования. Глава государства поручил повысить зарплаты учителей, пересмотреть стандарты и учебные планы, а также требования к директорам школ, ограничить проверки деятельности учителей различными органами, прекратить привлекать педагогов к работе, не входящей в их компетенцию. Вице-премьер Азиз Абдухакимов подробно рассказал о результатах совещания и о том, как уже начали решаться некоторые из застарелых проблем.

Столь пристальное внимание к этой сфере неслучайно. Войдя по показателям охвата детей школой, гендерного равноправия в образовании и другим в группу развитых стран, мы подошли к новому, глобальному вызову: идти к новому прорыву — к школе креативного, гибкого мышления. Образование на всех его этапах должно стать стратегическим направлением развития государства. Как говорится в недавней статье президента Всемирного банка Ким Джим Ёна, «пренебрежение инвестициями в человеческий капитал может резко снизить конкурентоспособность страны, для экономического роста которой необходимо постоянное увеличение числа талантливых людей».

Новый руководитель Министерства народного образования Шерзод Шерматов так обозначил приоритеты и принципы работы: «Основная миссия министерства и его подразделений — это развитие гармонично развитого поколения… Работа системы должна быть основана на трех принципах: качество, справедливость и прозрачность». Были озвучены планы по решению таких проблемных вопросов, как повышение авторитета учителя в обществе, освобождение учителя от бумажной волокиты и принудительного труда, децентрализация и создание условий для инвестиций в сферу образования и другие.

Приоритеты и планы прекрасные и заслуживают всяческой поддержки. Но насколько удачно сформулирована основная миссия МНО с учетом мировых тенденций в школьном образовании? Нынешний период развития ставит конкретные и специфические именно для нашего времени задачи, через которые и преломляется общая установка. Основная миссия школьного образования должна быть сформулирована в связи с тем, какие процессы протекают в мировом образовательном пространстве, в каком состоянии находится школа в Узбекистане и какие глобальные цели мы ставим на ближайшую перспективу.

Все перечисленные и не перечисленные проблемы школьного образования образуют систему, иерархически связаны. Какие-то из них носят первичный характер, другие — производный. Нужно понять, что лежит в основании этой системы, что является ее матрицей, которая с железной необходимостью воспроизводит существующие пороки. Всю систему образования можно свести к следующим вопросам (матрицам): кто учит, чему учит, как учит и почему так учит.

Кто учит

Никто не будет спорить, что центральное звено любой системы образования — фигура учителя. Это главное действующее лицо: каков учитель, таковы и ученики (их знания, навыки, умения, мировосприятие и т. д.), а следовательно, такова экономика и такова страна. Что означает качество школьного учителя на практике? Как показали исследования, в США в отдельно взятом классе начальной (!) школы замена преподавателя низкой квалификации на специалиста со средним уровнем позволяет учащимся этого класса в течение жизни получить общий доход до 250 тысяч долларов.

Необходимо построить систему образования таким образом, чтобы учитель чувствовал себя достойно, подходил к делу с любовью и творчески, осознавал свое предназначение и ответственность. В этой системе образования учитель должен быть творческим созидателем, а не механическим исполнителем воли извне. И все, с чем связана жизнь учителя (зарплата, отношения с родителями и начальством, отчетность и т. д.) должны быть подчинены этому основному предназначению. Тем самым мы создадим новую системность в образовании. Конечно, такой учитель не может возникнуть ниоткуда. О катастрофической нехватке квалифицированных кадров говорил и вице-премьер в интервью.

В этом одна из главных задач министерства — создать новую систему подготовки кадров (будущих учителей) и повышения их квалификации. И если повышение заработной платы или запрещение привлечения учителей к сельхозработам можно сделать одним приказом, то формирование учителя нового типа приказом не создашь, для этого нужна пошаговая профессиональная работа. Это создание нового квалификационного стандарта учителя и переобучение учителей, нацеленных на решение новых задач, конкурсный отбор при принятии на работу, приглашение иностранных специалистов, радикальное изменение деятельности института повышения квалификации, создание системы мотивации и многое другое.

Чему учат

Традиционно считается, что школа должна давать знания, основы наук — по математике, физике, истории и т. д., то есть делать человека образованным. С этим можно было согласиться, если не одно но… Это идеал классической школы, которая со второй половины ХХ века вступила в фазу кризиса. Система образования на протяжении веков отличалась инерционностью и известным консерватизмом, но и она столкнулась с вызовами, требующими перемен. Прежде всего, это лавинообразный рост информации, изобретений и научных открытий.

В 1953 году швейцарский ученый Густав Эйхельберг так описал ускорение темпов научно-технического прогресса: «Предполагается, что возраст человечества — 600 тысяч лет. Представим себе движение человечества как марафонский бег на 60 км. Большая часть 60-километрового расстояния проходит по очень трудному пути — через девственные леса. Мы мало знаем эту часть, так как только в конце — на 58−59-м километре бега — встречаем вместе с первобытными орудиями рисунки пещерных людей как первые признаки культуры, и лишь на последнем километре пути появляется все больше признаков земледелия.

За 200 м до финиша дорога уже покрыта каменными плитами — мы минуем римские крепости. За 100 м до финиша наш бегун пробегает через средневековые города…

До финиша остается еще 50 м; там стоит человек, который умными и понимающими глазами следит за бегом, — это Леонардо да Винчи.

Остается только 10 м! Они начинаются при свете факелов и при скудном свете масляных светильников. Но при стремительном рывке на последних 5 м происходит чудо: свет заливает ночную дорогу, шумят машины на земле и в воздухе, и пораженный бегун ослеплен прожекторами фото- и телекорреспондентов”.

Можно представить, какие образы нашел бы Густав Эйхельберг, узнав, что сегодня объем информации в мире увеличивается вдвое каждые 10 лет, а по другим оценкам — каждые 4 года. Это информационный взрыв беспрецедентных масштабов. По данным исследования, выполненного по заказу корпорации EMC, количество цифровой информации уже в 2006 году было в 3 миллиона раз больше той, что имеется во всех книгах. А сегодня идет 2018 год.

Уже становится очевидным, что при наблюдаемом экспоненциальном росте информации экстенсивный (количественный) подход при планировании системы обучения в школе — тупиковый. В ХХ веке время обучения в школе выросло с 4 лет до 11−12 лет, что было связано с необходимостью освоить растущие объемы информации. Но информационный бум продолжается. Необходимы принципиально новые, качественно иные решения.

Поиски этих решений связаны с ответом на вопрос: в каком мире мы будем жить в ближайшем будущем? От этого зависит и то, какие стратегии нам выстраивать в образовании. Сегодня все чаще говорят о том, что мы движемся от привычного SPOD-мира (S — Steady — устойчивый; P — Predictable — предсказуемый; O — ordinary — простой; D — definite — определенный) к VUCA-миру (V — volatility — изменчивость, нестабильность; U — uncertainty — неопределенность; C — complexity — сложность; A — ambignity — неоднозначность). И в этом VUCA-мире главное не знания, а креативное мышление. Как тут не вспомнить Гераклита: «Многознание уму не научает».

В 2016 году на Всемирном экономическом форуме в Давосе были названы 10 профессиональных навыков, которые будут остро востребованы через 5 лет, то есть, в 2020 году. Вот они:

  • комплексное решение многоуровневых проблем (complex problem solving);
  • критическое мышление (critical thinking);
  • креативность (creativity);
  • умение управлять людьми (people management);
  • взаимодействие с людьми (coordinating with others);
  • эмоциональный интеллект (emotional intelligence);
  • формирование собственного мнения и принятие решений (judgment and decision-making);
  • клиентоориентированность (service orientation);
  • умение вести переговоры (negotiation);
  • гибкость ума (cognitive flexibility).

Аналогичные качества, которые будут востребованы в 2025 году в рамках потребностей инновационной экономики, называют и эксперты Института будущегоОбщества мирового будущего и научного журнала The Atlantic:

  • социальный и эмоциональный интеллект;
  • кросс-культурные компетенции;
  • владение новыми медиа-платформами;
  • способность обучаться на протяжении всей жизни;
  • адаптивность;
  • способность к вычислительному уму (умение управлять большими объемами данных);
  • умение видеть/вычленять смыслы из множества этих данных;
  • умение сотрудничать в виртуальном мире, способность к визуализации тех или иных вопросов.

Особое внимание следует обратить на умение работать с большими объемами информации. О чрезвычайной важности этого качества в грядущей экономике больших данных (big data economy) говорят аналитики, управленцы и бизнесмены.

Теперь зададимся вопросом: какие из этих навыков развивает школа в Узбекистане, стремящемся к построению инновационного общества?

Нужно осознать, что современная школа должна давать не только знания (объем которых растет с огромной скоростью), но и навыки (в том числе, навыки работы с большими объемами информации), формировать способность принимать нестандартные решения в проблемных и сложных ситуациях (в том числе и в коллективной, мультикультурной среде), не встречавшихся ранее.

Из этого следует вторая важнейшая задача Министерства народного образования — пересмотр учебных программ с точки зрения перевода их на инновационные рельсы. Именно об этом говорил президент Шавкат Мирзиёев: «Исходя из того, какие навыки будет получать учащийся в каждом классе, нужно пересмотреть государственные образовательные стандарты и учебные планы». Говоря о приоритетных направлениях школы, президент, наряду с математикой, иностранными языками, технологиями и основами инженерии, упомянул и искусства. Это неудивительно: школьники Японии и Южной Кореи обучаются искусствам на протяжении всех ступеней образования, а не только в начальной школе, как у нас.

Столь неожиданное внимание к искусствам получило свое объяснение в рамках таких новых дисциплин, как психология творчества и психология научного открытия, которые стали развиваться в связи с необходимостью понять механизмы креативного мышления. Обнаружилось, что приобщение к искусству формирует такие когнитивные качества, как воображение и интуиция, лежащие в основе творческого и креативного мышления. Именно развитая чувственность плюс развитый интеллект дают вкупе тот симбиоз, который способен максимально реализовать творческий потенциал личности.

С этой точки зрения были заново переосмыслены истоки и механизм многих открытий в науке и технике: ракетного летательного аппарата (Николай Кибальчич), колец бензола (Фридрих Кекуле), периодической таблицы химических элементов (Дмитрий Менделеев), дуговой лампы (Павел Яблочков), теории относительности (Альберт Эйнштейн) и т. д.Знаменитая скрипка Эйнштейна перестала быть чудаческим хобби.

Как учат

Сегодня в нашей школе преподавание идет, в основном, по классической схеме, основным принципом которой является ретрансляция или механическое воспроизводство усвоенного материала. Это анахронизм. Как говорит основатель Alibaba Group Джек Ма: «Если хотите подготовиться к будущему, не следуйте вчерашним способам обучения: не пытайтесь зубрить. Компьютер все равно запомнит больше, не пытайтесь считать быстрее — компьютер сделает это за вас. Учитесь быть креативными и конструктивными».

Конечно, и в наших школах можно встретить творческие подходы, основанные на проблемном методе, новых педагогических технологиях, но они не имеют повсеместного распространения и не носят системного характера. Все сводится к индивидуальным особенностям конкретного педагога.

Нет смысла ждать, когда явятся новаторы, которые предложат новые педагогические технологии. Необходимо хотя бы начать изучать и применять то, что уже наработано человечеством. Возьмем ту же советскую школу. Это же кладезь неиспользованного опыта: концепции и методики преподавания таких выдающихся новаторов, как Софья ЛысенковаШалва АмонашвилиВиктор ШаталовВасилий ДавыдовЕвгений Ильин, Игорь Волков, Владислав Милашевич, Борис и Лена Никитины, и многих других. Среди созданных ими идей и внедренных методик — индивидуальный подход, организация преподавания в условиях группового обучения, педагогика сотрудничества, преодоление отрыва школы от жизни, производственная практика, опережающее обучение, гуманная педагогика, безотметочное обучение, методика опорных сигналов, теория развивающего обучения.

Вы спросите, какова эффективность этих методик? Достаточно сказать, что в классах, обучавшихся по этим методикам, начисто исчезли двойки и тройки; за год дети осваивали материал нескольких лет обучения. И если в обычной школе время обучения увеличивалось до 11−12 лет, о чем говорилось выше, то у новаторов оно сокращалось (!) до 8−7 лет. Виктор Шаталов, чтобы доказать эффективность своей системы, провел эксперимент: подростки, совершившие преступления и находившиеся в тюрьме, за несколько дней (!) освоили годовую программу по геометрии за 7-й класс. Комиссия, тестировавшая этих детей в течение двух дней по 110 вопросам теории и практики по пройденному материалу, была шокирована и полностью подтвердила их знания. В 2007 году данную методику взяли на вооружение в ряде школ Индии. А сравнительно недавно студенты Пекинского университета, освоив эту методику, с 11-места вышли на первые места на международных математических конкурсах.

Нужно отметить, что прогрессивные особенности систем образования Японии, Южной Кореи или Финляндии, такие как безотметочное обучение или особое внимание преподаванию искусств, отмечаемые как новейшие тренды, практиковались советскими новаторами полвека назад.

Существует ли в системе народного образования Узбекистана эффективный центр, нацеленный на изучение передового педагогического опыта, разработку адаптации этих методик к нашим реалиям или создания новых, прорывных педагогических технологий? Скептикам, считающим, что последнее нам не под силу, скажу следующее: в истории человечества не раз случалось, что в странах, уступающим другим в экономическом и технологическом развитии, возникали прорывные, глубочайшие по своему масштабу интеллектуальные разработки. Достаточно вспомнить Германию XVIII—XIX вв., раздробленную на более чем 400 враждующих княжеств, находившуюся «на задворках» Европы, — она дала миру мощнейшую немецкую классическую и неклассическую философию — Иммануила Канта, Иоганна Фихте, Фридриха Шеллинга, Георга Гегеля, Людвига Фейербаха, Карла Маркса, Артура Шопенгауэра, Фридриха Ницше.

Из этого вытекает третья задача министерства — создание банка данных по современным педагогическим технологиям, освоения их и внедрения через систему ИПК; создание специализированного института таких технологий при министерстве и соответствующих научных центров при институте повышения квалификации и педагогических университетах; обеспечение прав школы на творчество и свободу выбора педагогических методик.

Конечно же, стиль преподавания и воспитания, а также квалификация учителей в школе должны полностью исключить средневековые «палочные» и изуверские методы обучения и воспитания.

Почему так (по старинке) учат

Очевидно, в изменениях не были заинтересованы ни МНО (в его прежнем виде), ни директора школ, ни учителя.

Внедрение новой системы школьного образования предполагает огромный, кропотливый труд всех звеньев этой системы — от руководства до рядового учителя — по освоению доселе неизвестных знаний, педагогических методик и технологий. Гибкость и восприимчивость к обучению должен продемонстрировать каждый учитель: даже если он всю жизнь проработал в системе образования, в профессиональном плане ему вновь и вновь предстоит расти.

Конечно, нельзя рубить с плеча. Это не столько вина, сколько беда работников образования: они сами заложники системы. Необходимо перестраивать систему во всех ее элементах. Переобучение должны проходить не только учителя, но и директора школ и завучи (в институте повышения квалификации должны быть созданы курсы по управлению образовательным учреждением и основным трендам образования в мире). Соответственно, необходимы квалификационные стандарты для руководителей образовательного учреждения (директоров школ), которые должны приниматься на работу по конкурсу. Внедрению конкурентной среды должна способствовать система рейтинга школ, на что обратил внимание президент. Наиболее успешные школы должны финансово поощряться государством и бизнесом.

И четвертая, важнейшая задача министерства — создание и претворение самой концепции новой системы образования и «дорожной карты» ее реализации. Это может потребовать времени. Главное — это качество концепции: ее новизна, детальность, механизм реализации и реалистичность.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Валерий Хан

***

Источник: https://www.gazeta.uz/ru/2018/07/26/school-education/

Мы в Telegram