Кандидат в президенты Кореи намерен активизировать сотрудничество с РФ

Ан Чхоль Су

9 мая в Южной Корее состоятся президентские выборы, в ходе которых станет известно имя человека, который возглавит Республику Корея (РК) в ближайшие пять лет. Один из наиболее вероятных претендентов на победу в президентской гонке кандидат от Народной партии Ан Чхоль Су дал письменное интервью для представителей аккредитованных в Сеуле российских СМИ. Политик подробно рассказал, как он в случае победы на выборах намерен развивать отношения с Россией, США, Китаем, Северной Кореей, а также каким образом собирается решать сложные региональные вопросы, включая ядерную проблему КНДР, размещение комплексов ПРО США и другие.

Российские СМИ: Вы часто говорите, что представляете новую политическую силу, которая отличается от “традиционных” политических движений и партий и других кандидатов. В чем ваше отличие и какого рода “новую политическую волну” можно ожидать от кандидата Ан Чхоль Су в случае победы на президентских выборах?

Ан Чхоль Су: Народ очень сильно разочаровался в традиционных политических силах. Прогрессивный лагерь не может обеспечить уверенность народа в вопросах безопасности, консервативный лагерь коррумпирован. Я же собираюсь стать не прогрессивным или консервативным президентом, а президентом, который будет выражать интересы всего народа.

Когда я преподавал в университете, то видел, как молодые люди плакали, страдая от трудностей и проблем. Я хотел подбодрить их и начал проводить серию встреч под названием “молодежные концерты”. Будучи врачом, затем венчурным бизнесменом, потом руководителем успешной компании, а после этого преподавателем и сейчас вот в качестве политика, испытывая различные вызовы и добившись во многих областях успехов, я всегда думал о молодежи и будущем. Я хочу стать президентом, который бы смог дать молодому поколению надежду и мечту. Для этого я намерен провести перемены в обществе и добиться справедливости.

США после прихода к власти Дональда Трампа отошли от традиционной тактики вовлечения, а стали использовать неопределенность и непредсказуемость, а также не разбирают методы и способы для достижения определенных целей, прибегая к стратегии “управления сценариями”. Как вы считаете, смена стиля действий США помогает тем целям, которые вы заявили в качестве приоритетных, включая укрепление собственной обороны, развитие межкорейских отношений, денуклеаризация Корейского полуострова и прочие?

Ан: Ситуация на Корейском полуострове постоянно оказывается под влиянием состояния межкорейских отношений. К счастью, вопреки опасениям, во время празднований Дня создания Вооруженных сил 25 апреля Северная Корея не пошла на шестые ядерные испытания. Одновременно, как я считаю, после состоявшегося недавно американо-китайского саммита у США и КНР появилось общее понимание по вопросу о санкциях в отношении Пхеньяна и давлении на КНДР.

Основа политики президента США Дональда Трампа в отношении КНДР – это максимальное давление и максимальное вовлечение. Однако при готовности решительно реагировать на любые провокации со стороны КНДР, остается открытой дверь и для дипломатических переговоров с Севером. Эта тактика в одновременном сочетании санкций и диалога, нацеленная на привлечение Северной Кореи к переговорному процессу, совпадает и с нашим подходом.

На основе твердого альянса между РК и США, укреплении собственной обороноспособности мы намерены заручиться поддержкой процесса денуклеаризации Корейского полуострова со стороны международного сообщества, а также путем тесной координации позиций по северокорейскому вопросу с США и общности взглядов по оценке ситуации мы собираемся в целом развивать южнокорейско-американские отношения.

Как вы собираетесь руководить Кореей в ситуации, когда политическое соперничество между США и Китаем становится все более интенсивным?

Ан: Для решения ракетно-ядерной проблемы Северной Кореи сотрудничество и взаимодействие между США и КНР крайне необходимы. Кроме того, для денуклеаризации и укрепления мира на Корейском полуострове на основе прочного союза между РК и США и укрепления своих сил также необходима и международная поддержка, включая поддержку со стороны Китая.

Я думаю, что в ходе состоявшегося недавно американо-китайского саммита у США и КНР появилось общее видение в отношении ракетно-ядерной угрозы Северной Кореи. Это позволяет мне надеяться, что Китай впредь будет играть более активную роль в деле решения ракетной и ядерной проблем Пхеньяна.

В целом я намерен восстановить ухудшившиеся из-за проблемы по ПРО США THAAD южнокорейско-китайские отношения, а также реализовывать идею по координации усилий между РК, США и КНР, которые заинтересованы в укреплении мира на Корейском полуострове. Это, как мне кажется, позволило бы улучшить ситуацию в сфере безопасности в Северо-Восточной Азии, а также послужило бы экономической выгоде всех участников данного взаимодействия.

В настоящий момент у Сеула очень непростые отношения с Севером. Какова ваша “северокорейская стратегия?” Видите ли вы какую-либо возможность и шанс для возобновления межкорейского сотрудничества? Считаете ли возможным отделить вопросы экономического сотрудничества с Севером от ядерной проблемы КНДР или считаете, что любому сотрудничеству с Севером в качестве предварительного условия должны предшествовать шаги Пхеньяна в области ядерного разоружения?

Ан: Для решения ракетно-ядерной проблемы КНДР самое важное – это, на основе тесного сотрудничества с США, убеждение Китая.

Если говорить с точки зрения общих принципов, то желательно было бы придерживаться подхода “сначала ядерное разоружение, затем – мирный договор”, но в случае взаимодействия США, Китая и международного сообщества по данному вопросу можно рассмотреть и возможность параллельного решения вопросов о денуклеаризации Корейского полуострова и заключения мирного договора. В этих целях, с моей точки зрения, необходимо на основе военного-политического альянса с США и усиления возможностей для военного сдерживания улучшить межкорейские отношения, предотвратить возможность военного конфликта, создать систему мира на Корейском полуострове, а затем, гарантируя безопасность северокорейской системе, приложить все усилия, чтобы убедить Пхеньян в принятии модели открытости и реформ. В итоге необходимо будет заявить об окончательном прекращении Корейской войны и создании “вечного” мира на Корейском полуострове.

Давайте поговорим о шестисторонних переговорах по ядерной проблеме Северной Кореи. Считаете ли вы возможным возобновление диалога или этот формат уже полностью исчерпал себя и неработоспособен? 

Ан: Корейский полуостров стал ареной соперничества четырех региональных сил, и настоящий момент является решающим для дипломатии, направленной на мирное объединение Кореи. Санкции и давление более эффективны, если они координируются на международной арене.

Возобновление шестисторонних переговоров необходимо для достижения консенсуса вокруг северокорейской ядерной программы и в конечном итоге решения этой проблемы. В дополнение к шестистороннему диалогу мы организуем и проведем шестистороннюю встречу на уровне министров.

Какова ваша позиция по поводу размещения в Южной Корее комплексов ПРО США THAAD и как вы собираетесь реагировать на негативную оценку этих планов со стороны России? 

Ан: Государственный лидер ради национальных интересов должен четко видеть наиболее благоприятную ситуацию для своей страны. В прошлом году я выступал против размещения ПРО США в нашей стране, но теперь согласен с размещением. Эта смена подхода объясняется изменением ситуации.
Ситуация в июле прошлого года, когда правительство Пак Кын Хе заявило о планах по размещению ПРО США в Корее, и нынешняя ситуация коренным образом различаются. Ракетные и ядерные угрозы со стороны Северной Кореи постоянно нагнетают напряжённость на Корейском полуострове. В октябре прошлого года министры обороны РК и США подтвердили намерение разместить комплексы ПРО THAAD, а в марте этого года часть компонентов уже прибыла в Корею.

Прочный военный союз с США является основой нашей безопасности, а потому если из-за разногласий по ПРО THAAD между Сеулом и Вашингтоном возникнут какие-то трения, то решение ядерной проблемы Севера станет еще более затруднительным. Если в этой изменившейся ситуации продолжать выступать против размещения в Корее ПРО США THAAD, то, как я считаю, у таких противников нет оснований, чтобы быть государственным лидером.

Однако с учетом того, что Китай и Россия отрицательно относятся к размещению ПРО США в нашей стране, то в случае прогресса по части решения ядерной проблемы КНДР вполне возможен на основе договоренностей с США отказ от размещения комплексов ПРО в Южной Корее. Я намерен донести до Китая и России и объяснить им всю неизбежность размещения у нас комплексов ПРО США THAAD, продолжив осуществлять санкции и давление в отношении Северной Кореи на основе международной поддержки этому.

В случае если станете президентом РК, какую политику вы намерены реализовывать в отношении России? В чем она будет отличаться от нынешней политики официального Сеула? Чего вы ожидаете от России?

Ан: С Россией я планирую развивать отношения стратегического партнерства и расширять экономическое сотрудничество. И Республика Корея, и Россия искренне стремятся найти пути решения северокорейской ракетной и ядерной проблем и установления прочного мира на Корейском полуострове. Я думаю, что лидеры России и Республики Корея, опираясь на общее видение, в основе которого лежит единогласно принятая в 2016 г. резолюция СБ ООН № 2321, предусматривающая санкции в отношении Пхеньяна, могут плодотворно сотрудничать на направлении денуклеаризации и санкций в отношений Северной Кореи.

В сфере экономики Сеул будет работать над созданием бизнес-сети Южная Корея – Северная Корея – Китай – Россия. Вхождение в нее северо-восточных провинций КНР и Приморского края России позволит соединить между собой регионы Западного (Желтого) и Восточного (Японского) морей.

Многие российские эксперты полагают, что ради решения различных проблем Корейского полуострова было бы полезно на территории Дальнего Востока РФ организовать межкорейские консультации. Могли бы вы принять предложение России выступить Москве в качестве посредника для организации сотрудничества между Югом и Севером Кореи? 

Ан: Если это позволит подтолкнуть Северную Корею к искренней воле и намерениям по части решения ракетно-ядерной проблемы, то будут рассматриваться и реализовываться различные способы и виды диалога. Мы полностью поддерживаем усилия России по созданию мира на Корейском полуострове.

Несмотря на введенные 24 мая 2010 г. Сеулом санкции против КНДР правительство Южной Кореи во главе с Пак Кын Хе рассматривало возможность участия в российско-северокорейском логистическом проекте “Хасан-Раджин”. Однако в итоге Сеул решил отказаться от участия в этом сотрудничестве. Несмотря на это проект продолжает работать и по итогам 2016 г. продемонстрировал показатели лучше, чем в 2014 и 2015 гг. Считаете ли вы возможным для Сеула возобновить переговоры по присоединению к проекту или полагаете, что вопрос по этому поводу закрыт окончательно? Если возможно, то каковы условия для этого?

Ан: В 2007 г. Южная Корея договорилась о совместном проекте по модернизации железной дороги на участке Раджин – Хасан и порта Раджин. В данном сотрудничестве предполагалось участие Республики Корея, России и КНДР. Однако с приходом к власти у нас президента Ли Мен Бака этот проект был отложен, а после инцидента с корветом “Чхонан” в 2010 г. и введения Сеулом “мер 24 мая” даже переговоры по данному сотрудничеству были полностью прекращены. Однако с ноября 2013 г. в ходе российско-корейского саммита Сеул принял решение возобновить участие в проекте. Мы намерены снова изучить вопрос об участии Южной Кореи в проекте в случае победы на выборах. Однако для этого необходимо в качестве предварительных задач решить проблему денуклерацизации КНДР и другие связанные вопросы.

Практически тот же самый вопрос хотелось бы задать по поводу проекта прокладки газопровода из России в Республику Корея в КНДР, который обсуждался в бытность президента РК Ли Мен Бака в 2008-2010 гг. Как вы считаете, возможно ли для Сеула повторное рассмотрение вопроса о реализации этого проекта?

Ан: Я считаю, что для преодоления проблемы низких темпов роста экономики РК необходимо искать новые локомотивы экономического роста, развития межкорейского экономического сотрудничества путем открытия “эпохи взаимодействия на северном направлении” и расширения горизонтов нашей экономики.

Если будет создана основа для денуклеаризации Корейского полуострова и заключения межкорейского мирного договора, то тогда конечно же необходимо собирать воедино те нити, которые объединят разделенные до сих пор экономики Юга и Севера. Это, в частности, предполагает начало создания совместных промышленных поясов в области энергетики, электроэнергии, железных и автомобильных дорог. Далее это позволит создать пояса сотрудничества в Западном (Желтом) и Восточном (Японском) морях с участием не только Северной Кореи, но и северо-восточных провинций Китая и Приморья Российской Федерации.

Вы известны в качестве успешного бизнесмена, который легко принимает, а также вырабатывает новые оригинальные идеи и подходы. Политики России и Южной Кореи постоянно говорят об “очень высоком потенциале российско-корейского сотрудничества”, но до сих пор не смогли придать новый импульс для оживления двустороннего экономического взаимодействия. Каких новых идей в этой области мы можем ожидать от “президента Ан Чхоль Су?” Каковы, с вашей точки зрения, наиболее перспективные сферы нашего двустороннего сотрудничества в экономике?

Ан: Я уже публично пообещал, что буду усиливать отношения стратегического партнерства между Сеулом и Москвой и активизирую экономическое сотрудничество на “северном” направлении. Это предусматривает создание пояса экономического сотрудничества в Западном (Желтом) и Восточном (Японском) морях с участием не только Северной Кореи, но и северо-восточных провинций Китая и Приморья России.

Кроме того, я намерен создать сеть деловых партнеров РК, РФ, Северной Кореи и Китая, связанных с политикой России по развитию своего востока. Я сделаю усилия, чтобы осуществить развитие специальных экономических зон КНДР путем создания международного консорциума, где нам (Республике Корея) будет отведена ведущая роль, а США, Китай, Япония и Россия будут на правах участников, а также по пути реализации “обходного” сотрудничества, включая активизацию проекта “Расширенная Туманганская инициатива” (GTI), трехсторонний международный туризм в бассейне реки Туманган, проект по предотвращению наводнений на реке Туманган и прочих.

***

Источник:
https://rg.ru/2017/05/07/kandidat-v-prezidenty-korei-nameren-aktivizirovat-sotrudnichestvo-s-rf.html

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »