Ким Чегук. Милостыня нищего

46ec8a195864b

Перевод Елисеева Д. Д.

Жил в старину один сёнбэ[1]. Выл он очень беден и кормился только подаянием. А вид у него всегда был такой [жалкий], что и смотреть было неприятно. И [казалось], как его ни корми, как ни одевай, все равно он будет похож на попрошайку. Поэтому все люди и говорили: «У этого человека такой вид, что он всю жизнь будет жить подаянием. Разве может он хоть чуточку пожить хорошо?» Однако этот сёнбэ душой был чист и не зарился на чужое добро, пусть даже это была пылинка! А если он видел, что кто-нибудь попадал в беду и становился таким же [нищим], как он сам, то очень печалился и, сетуя, что не может помочь из-за своей бедности, // [сокрушенно] вздыхал.

Однажды он пришел в какое-то [селение], но не нашел там ни пищи, ни ночлега. Он просился то в один, то в другой дом, но хозяева не впускали его. Делать нечего, он пошел в горы и [скоро] набрел там на заброшенный монастырь (чоль — [слово, означающее] ‘обитель монахов’). Заглянул [внутрь] — ни одного монаха, а монастырь так разрушен, что в нем нельзя укрыться от дождя и ветра. А тут еще село солнце и стало темно. Может быть, пойти в какое-нибудь другое место? Он [в нерешительности] ходил около монастыря, как [вдруг] под ноги ему попался какой-то предмет! Удивившись, сёнбэ поднял его и внимательно осмотрел. Это был туго завязанный узелок, а что в нем — неведомо. А когда [сёнбэ] развязал [узелок], в нем [оказался] украшенный золотом пояс! Так как, такой [пояс мог] носить только Первый министр[2], // [сёнбэ] снова завернул его, положил на место и подумал: «Кто же потерял здесь такой дорогой пояс? Прикидываю, цена ему [не меньше] трех тысяч лян! Если кто-то [нес] чей-то чужой пояс, чтобы передать его хозяину, и потерял, то хозяин обязательно назовет этого [человека] вором и потребует [возместить] стоимость вещи. Вот было бы хорошо найти хозяина и вернуть ему [пояс]. Но кто он — узнать невозможно!» [Сёнбэ огорченно] вздохнул. И у него не возникало ни малейшего желания [взять пояс] себе.

Не прошло много времени, как за воротами монастыря [вдруг] послышался плач. [Сёнбэ] всмотрелся — какая-то [молоденькая] девушка плачет и ищет что-то. Лет ей [на вид] шестнадцать- семнадцать. // «Заброшенный монастырь. Да еще ночь. Ведь девушке, наверно, очень страшно!» — [подумал сёнбэ] и ласково спросил:

— Чья ты, девушка? Почему ты плачешь и что ищешь?

Девушка хотя и испугалась, но ответила:

— Я дочь Первого министра. У нас в семье [случилось большое горе]: от какой-то неведомой болезни в течение трех лет умерла мать, [умерли] братья и сестры. Оставались только отец да я. И вот, на днях, отец тоже скончался. А дом наш так беден, что [батюшку] не на что даже похоронить. И я [подумала], что если бы продать золотой пояс, который передавался [по наследству] в нашем роду в течение пяти поколений, то можно было бы устроить похороны. Взяв [пояс], я понесла продавать его и, проходя мимо [монастыря], потеряла. Я уж искала-искала его, но он исчез бесследно. // На душе у меня невыносимо тоскливо!

Сёнбэ выслушал [девушку, и ему до слез] стало жаль ее. Протянув ей найденный пояс, он воскликнул:

— Бери скорей свой [пояс]. Иди продай его и устраивай похороны!

Девушка [взяла пояс, как говорится], сто раз [низко] поклонилась, благодаря [сёнбэ], и ушла. А сёнбэ поступил так, как велело ему его сердце, и [впоследствии] он, говорят, стал первым богачом во всем государстве!

Если человек сделает доброе дело, то он (вправе) надеяться ни |воздаяние| Если же он совершает зло, то и сам на [добро) на должен рассчитывать И сейчас в мире есть богатые (бесчестные) люди. И чем богаче они становятся, тем сильнее, как пламя, разгорается их алчность, и они стараются несправедливо, тайком присвоить чужое. И если случается встретиться с таким человеком,// и то разве не (чувствуешь) стыда их него? А «тот питавшийся подаянием сёнбэ, о котором я (рассказал) выше, найди дорогую, ценою в три тысячи монет, вещь, вернул ее владельцу. Более того, встретив в глухих горах у заброшенного монастыря, ночью, в без людном месте юную, прекрасную, как цветок, девушку, он своим поведением ничуть ее не обидел Наверняка в нашем теперешнем суетном мире найдутся такие недостойные люди, которые наювуг лого сёнбэ глупцом (чхичжюн — |слово, означающее! ‘глупый’),

Я же, напротив, дураками считаю тех. кто его осуждает!

_____

[1] Сёнбэ — ученый человек (обычно — конфуцианского толка, ученый, не занимающий государственной должности)

[2] Первый министр председатель Верховного Совета при дворе корейского вана, в который кроме Первого входили ещё Второй и Третий министры. Последние назывались также, соответственно, Левый министр и Правый министр. Это высшее административное учреждение называлось еще «Самюн» («Три князя»). Члены Верховного Совета сохраняли это звание на всю жизнь, однако одновременно в Совете заседали только эти трое, каждые два-три года их сменили прочие члены Совета.

***

Источник: Ким Чегук. Корейские новеллы. С-Пб. 2004 г.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »