Ким Г. Н. Как началась война в Корее

Гера(2)В моем личном архиве есть одна папка ксерокопированных документов, за которую в советское время меня бы надолго упрятали в места весьма отдаленные, обвинив в государственной измене или шпионаже. На каждом документе этой папки стоит печать «СТРОГО СЕКРЕТНО», «Снятие копии воспрещается». На фотографии обложки папки озаглавлено по-корейски «Архив Внешней Политики МИДа РФ. Документы о Корейской войне». Эту папку президент Республики Корея Ким Ен Сам получил в июне 1994 г. в Москве от своего коллеги – президента России Бориса Ельцина. В ней 216 документов объемом 545 страниц: дипломатические документы предвоенных и военных лет. Спустя некоторое время доступ к этим документам получили мои коллеги – ученые в Сеуле, в том числе и я, то есть все документы ныне считаются рассекреченными. Тем не менее, лишь немногим удалось ознакомиться с ними и узнать правду о начале войны в Корее.

Существует две противоположные версии о начале войны в Корее. С первых же артиллерийских залпов, прозвучавших утром 25 июня 1950 года, до настоящих дней Пхеньян и Сеул взаимно обвиняют друг друга в ее развязывании.

Северокорейская версия звучит следующим образом. 25 июня 1950 года южнокорейские войска значительными силами совершили внезапное нападение на территорию КНДР. Силы Корейской Народной Армии (КНА), отразив натиск южан, перешли в контрнаступление. Этой версии придерживался Советский Союз, Китайская народная республика, все страны Варшавского договора и социалистической ориентации. Однако после развала СССР и Восточного блока такая точка зрения осталась только в Пхеньяне.

Иной версии придерживались на Юге. 25 июня 1950 года в 4 часа 40 минут войска КНДР внезапно вторглись в Южную Корею, развернув хорошо спланированную широкомасштабную агрессию. Эту версию поддерживал весь остальной мир.
Однако, история свидетельствует о том, что к войне готовились обе стороны, причем и Ким Ир Сен и Ли Сын Ман рассматривали военный путь, как единственно возможный для объединения Кореи. Накануне войны на границе ежедневно происходило множество вооруженных конфликтов, провоцируемых обеими сторонами.

Вот как пишет об этом Уильям Стьюк (Stueck W. The Korean War, 1995): «До сих пор не ясно, кто открыл огонь в предрассветные часы этого тоскливого утра. Район Онджина уже давно стал местом приграничных перестрелок между военными сопредельных сторон, и часто именно южнокорейская сторона провоцировала начало боевых действий. Свидетельства того июньского дня неоднозначны и даже противоречивы».

На тот исторический момент в Южной Корее сложилась кризисная ситуация и режим Ли Сын Мана оказался на грани падения, ибо против него выступало большинство населения в стране. В перспективе такое положение создавало для США угрозу потери своего влияния в регионе и объединения Кореи под коммунистической властью. Неустойчивость южнокорейского режима привела Ким Ир Сена и окрыленного победой китайского лидера Мао Цзэдуна к мысли, что настал момент вооруженным путем объединить страну. Для Пекина война в Корее могла стать той лакмусовой бумагой, которая покажет реакцию Вашингтона: оставит ли он в беде Ли Сын Мана (как это случилось уже в отношении Чан Кайши) или бросит силы на спасение?

Ким Ир Сен убеждал И. Сталина, что Корею можно объединить путем блиц-крига (Blitzkrieg – нем. молниеносная война). Москва, в свою очередь хотела убедиться, что Пекин поддержит северокорейское нападение. Окончательно сталинское согласие было получено только после того, как план наступления на Южную Корею получил одобрение Мао Цзэдуна. Сталин дал свое согласие, но с категорической оговоркой – без участия в войне советских регулярных войск.

Годом раньше Москва начала поставлять в Северную Корею оружие, военную технику, боеприпасы. Оказать помощь вооруженными силами обещал также Мао Цзэдун, часть которых участвовала позже в войне как «войска китайских народных добровольцев».

Что же касается Вашингтона, то Юг Кореи необходим был США как военно-политический плацдарм на Азиатском континенте.

Все историки-эксперты, считают, что война в Корее началась не столько в результате соперничества двух корейских режимов, сколько в результате советско-американского противоборства. Столкновение США и КНР в Корее стало главной целью для И. Сталина. В случае удачи объединения Кореи под властью Ким Ир Сена США теряли военный плацдарм на континенте. Если бы США вмешались в войну, то они втянулись бы в длительную военную авантюру, и в этом случае вступление КНР в военный конфликт становилось почти неизбежным. В любом случае СССР оставался в выигрыше.

Наступление северокорейских войск было стремительным и, казалось, что блицкриг удался. Но в Вашингтоне долго не раздумывали и решили вмешаться в конфликт. Это стало, по всей видимости, неожиданностью для треугольника Москва-Пекин-Пхеньян.

Вступление в войну США коренным образом изменило военную ситуацию в Корее. Разгром КНА и быстрое приближение войск ООН к границе КНР заставили Мао Цзэдуна оказать военную помощь Северной Корее и, тем самым, фактически вступить в войну с Соединенными Штатами.

Корейская война в военно-политическом смысле была выгодна СССР при любом развитии событий. И. Сталин не только полагал, что США обязательно ввяжутся в эту войну, но и считал это небесполезным для Советского государства.
Изучая последовательность политических событий, ход и характер военных действий, можно сказать, что Корейская война стала своеобразным аналогом или точнее, репетицией возможной «Третьей мировой войны».

Герман Ким, д.и.н., профессор,
Заслуженный деятель РК,
член казахстанской секции Консультативного Совета
по мирному и демократическому объединению Кореи 16-ого созыва

Источник: https://www.koreilbo.com/ru/articles/381-kak_nachalas_vojna_v_koreje/

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »