Ким Г. Н. Научно-справочное издание “Республика Корея»

Ким Герман Николаевич

Ким Герман Николаевич

загруженноеНаучно-справочное издание “Республика Корея» из серии «Страны мира» издательства «Дайк-Пресс» стало первой русскоязычной книгой, содержащей широкоформатную характеристику современного государства Азии, поразившего весь мир динамизмом своего развития, впечатляющими экономическими успехами и достижениями в области образования, культуры, науки, спорта.

В научно-информационный оборот вводится массивный объем страноведческих сведений, извлеченных из широкого круга источников в виде статистических данных, периодической печати, академических публикаций, материалов из множества сайтов Интернета.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, она будет полезна и интересна для ученых, журналистов, бизнесменов, государственных служащих, студентов, руководителей корейских ассоциаций, общественных организаций и всем тем, кто  интересуется Южной Кореей, ставшей одним из стратегических партнеров Казахстана.

 

СОДЕРЖАНИЕ

От автора                                                                                                      ………………. 5

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ     …………………………………………….. ………………27

  • Корея – название страны
  • Национальные и государственные символы
  • Географическое положение
  • Рельеф
  • Почвенный покров
  • Климат
  • Растительный и животный мир
  • Полезные ископаемые
  • Административно-территориальное деление
  • Сеул
  • Новая стратегия развития регионов

 

ГЛАВА 2. НАСЕЛЕНИЕ СТРАНЫ ……………………………………….……………….26

  • Рождаемость и смертность
  • Половозрастная структура
  • Браки и разводы
  • География расселения
  • Внутренние миграции
  • Корейская война и беженцы
  • Северокорейские граждане
  • Международные миграции
  • Иностранное население

ГЛАВА  3.  ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ………………………………………………… 118

 

  • Древнейший период
  • Древний Чосон
  • Корея в период трех государств
  • Пархэ (Бохай).
  • Объединенное государство Силла
  • Образование и развитие государства Коре в X-XIII вв.
  • Монгольское владычество в Корее
  • Экономическое и социальное положение Кореи в XIV-XV вв.
  • Приход к власти династии Ли
  • Общественное и сословное устройство в государстве Чосон
  • Внешняя политика Кореи в XV-XVII вв.
  • Корея в XVII-XVIII вв.
  • Правление Тэвонгуна и реформы второй половины XIX векаx
  • Колониальная политика западных держав и Японии
  • Японский  протекторат
  • Корея после аннексии
  • Национально-освободительная борьба корейского народа
  • Корея в период Второй мировой войны (1939-1945 гг.)
  • Корейская культура в первой половине XX в.
  • От освобождения до раскола
  • Корейская война 1950-1953 гг. и ее последствия
  • Основные этапы развития Республики Корея

 

ГЛАВА 4. РЕЛИГИИ   ……………………………………………………………………. 24

  • Ранние формы верований
  • Мифы о культурных героях
  • Предсказания
  • Геомантия
  • Шаманизм
  • Даосизм
  • Конфуцианство
  • Буддизм
  • Христианство
  • Ислам
  • Вон буддизм
  • Мунизм
  • Новые религии

ГЛАВА 5. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ……………………………………….…. 30

  • Конституция
  • Национальное Собрание
  • Президент Ли Мен Бак
  • Государственный Совет
  • Кабинет министров
  • Электронное правительство
  • Современная правовая система
  • Гражданское право и смежные отрасли
  • Трудовое право
  • Уголовное право и процесс
  • Судебная система
  • Конституционный суд
  • Участие общественности в судопроизводстве
  • Смертная казнь в Южной Корее
  • Политические партии
  • Избирательные комиссии
  • Местные органы власти
  • Государственная служба

ГЛАВА 6. ВОПРОСЫ ОБЪЕДИНЕНИЯ КОРЕИ  …………………………….…… 17

  • Вопросы ядерной безопасности
  • Межкорейский диалог в 1970-е годы
  • Инициативы КНДР
  • Объединительные концепции Южной Кореи
  • Программа консолидации Ким Ир Сена
  • Трехфазовая концепция объединения Ким Ен Сама
  • Политика «солнечного тепла» Ким Дэ Чжуна
  • Позиции держав по корейскому вопросу
  • Политика России
  • Политика Китая
  • Политика США
  • Политика Японии

ГЛАВА 7. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА и МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ………28

  • Дипломатические отношения Республики Корея.
  • Стратегические партнеры
  • США
  • Япония
  • Европейский союз и Западная Европа
  • Региональные партнеры
  • Отношения Южной Кореи с АСЕАН
  • Южная Корея и КНР
  • Отношения Южной Кореи с Австралией и Новой Зеландией
  • Республика Корея и страны  Латинской Америки
  • Южная Корея и Арабский Восток
  • Отношения с Советским Союзом и СНГ
  • Республика Корея и Российская Федерация
  • Южная Корея и Узбекистан
  • Отношения Республики Корея с Украиной
  • Республика Корея и Республика Казахстан

ГЛАВА 8.  ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ………………………………………………………. ………………….17

  • Сухопутные войска
  • Военно-воздушные силы
  • Военно-морской флот
  • Военная служба
  • Американское военное присутствие
  • Совместные военные маневры
  • Военные расходы
  • Местные резервные войска

ГЛАВА  9.  ЭКОНОМИЧЕСКАЯ  СИСТЕМА   …………………………………………. ………………100

  • Государственное регулирование экономики
  • Послевоенный период и начало экономических реформ
  • Спад темпов развития и реформы экономики 1970-х годов
  • Подъем экономики в 1980-х годах
  • Финансово-экономический кризис в 1990-х годов
  • Современное состояние южнокорейской экономики
  • Финансово-промышленные группы  (чеболь)
  • Внешняя торговля
  • Промышленность
  • Металлургия
  • Машино- и станкостроение
  • Электроэнергетическая промышленность
  • Электронная промышленность
  • Высокоточное оборудование
  • Автомобильная промышленность
  • Судостроительная промышленность
  • Нефтехимия
  • Минеральные удобрения.
  • Производство цемента
  • Производство керамики и фарфора
  • Текстильная промышленность
  • Прядильная промышленность
  • Швейная промышленность
  • Другие отрасли обрабатывающей промышленности
  • Горнодобывающая промышленность
  • Электроэнергетика
  • Транспорт
  • Автодороги и автотранспорт
  • Железные дороги
  • Воздушный транспорт
  • Морской транспорт
  • Связь и коммуникации
  • Почтовая связь
  • IP-телефония и видео-телефония
  • Индустрия телекоммуникации
  • Мобильная связь
  • Государственные финансы Кореи
  • Финансы местных органов власти
  • Налоговая система
  • Банковское дело
  • Сельское хозяйство
  • Движение Сэмаыль ундон
  • Рисоводство
  • Выращивание фруктов и овощей
  • Технические и  иные культуры
  • Лесное хозяйство
  • Животноводство
  • Морские промыслы

 

ГЛАВА 10.  СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ  …………………………………………………………25

 

  • Становление системы образования
  • Дошкольное образование
  • Школьная система образования
  • Начальное образование
  • Среднее образование
  • Специализированное образование
  • Частное школьное образование
  • Элитное школьное образование
  • Профессионально-техническое обучение
    • Государственные расходы на школьное образование
    • Высшее образование
    • Корейские университеты
    • Элитные корейские университеты
    • Женское образование
    • Заочное обучение
    • Обучение студентов за границей
    • Плата за вузовское обучение в Корее
      • Профессорско-преподавательский  состав
      • Иностранные студенты и преподаватели в Республике Корея

ГЛАВА 11.  КУЛЬТУРА  И ИСКУССТВО …………………………………………………………50  

  • Государственная политика в области культуры
  • Литература Южной Кореи
  • Литература послевоенного периода.
  • Проза и поэзия 1970-80 гг.
  • Современная литература
  • Женское литературное творчество
  • Современное музыкальное искусство
  • Классическая музыка
  • Корейские композиторы
  • Корейские музыкальные исполнители
  • Популярная музыка
  • Джаз в Корее
  • Театральное искусство
  • Опера
  • Балет
  • Мюзиклы
  • Киноискусство
  • Корейские кинорежиссеры
  • Корейские кинозвезды
  • Лучшие корейские киноленты
  • Южнокорейский кинорынок
  • Международные и национальные кинофестивали
  • Телевизионная драматургия
  • Феномен халлью
  • Живопись
  • Скульптура
  • Архитектура
  • Театры, музеи, галереи
  • Цирковое искусство
  • Охрана памятников культуры

ГЛАВА 12.  ЯЗЫК И ПИСЬМЕННОСТЬ…………………………………………………15

  • Ханчжа  – иероглифы
  • Хангыль – корейская национальная письменность
  • Системы романизации корейского языка
  • Буквы и звуки корейского языка.
  • Лексика современного корейского языка
  • Расхождения в лексике Южной и Северной Кореи
  • Речевой этикет в корейском языке

 

ГЛАВА 13.  ЭТНИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА   ……………………………………………….30

  • Пища
  • Основа корейской кухни
  • Панчхан
  • Корейские соусы
  • Чай и другие напитки
  • Традиционные алкогольные напитки
  • Корейские сладости и десерт
  • Одеяние
  • Жилище
  • Мебель и интерьер
  • Посуда и утварь
  • Оружие
  • Музыкальные инструменты
  • Семья и семейные отношения
  • Обряды жизненного цикла
  • Рождение ребенка
  • Бэк иль – 100 дней со дня рождения
  • Толь – первая годовщина ребенка
  • Свадебная обрядность
  • 60-летний юбилей
  • Похоронно-поминальная обрядность
  • Народные календарные праздники
  • Народные песни
  • Традиционные танцы
  • Народные игры

ГЛАВА 14.  НАУКА И ТЕХНИКА …………………………………………………………15

  • Становление современной науки и техники
  • Содействие малым и средним предприятиям
  • Создание учреждений НИОКР
  • Государственное планирование и финансирование науки и техники
  • Развитие фундаментальной науки
  • Исследования ядерной энергии
  • Аэрокосмический сектор
  • Южнокорейские нанотехнологии
  • Разработка альтернативных источников энергии
  • Десять новых передовых технологий
  • Проблемы гуманитарной науки
  • Звание «Выдающийся ученый»
  • Международный обмен в области науки
  • Научные городки
  • Академические учреждения и научные фонды

ГЛАВА 15.  СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ ………………………………17

  • Общие сведения о периодической печати
  • Крупнейшие ежедневные газеты
  • Газеты на английском языке
  • Спортивные газеты
  • Особенности корейских газет
  • Журналы
  • Журналы на английском языке
  • Глянцевые журналы
  • Информационные агентства
  • Становление системы радиовещания
  • Корейское радиовещание сегодня
  • “KBS World  Radio”  – «окно» в Корею
  • Становление телевещания в Корее
  • Телевидение сегодня
  • Korean Broadcasting System (KBS)
  • Интернет как СМИ
  • Современные отношения между СМИ и правительством Кореи

 

ГЛАВА 16. СПОРТ И  ТУРИЗМ ……………………………………………………… 19

  • Политика правительства в области спорта
  • Сеульская олимпиада 1988 года
  • Корея и Олимпийские игры
  • Международные спортивные форумы в Корее
  • Национальные соревнования
  • Спортивные сооружения
  • Спортивные организации
  • Национальные виды спорта
  • Ссирым
  • Стрельба из лука
  • Тхэквондо
  • Тхэккён
  • Физкультура и народная гимнастика
  • Народные спортивные состязания
  • Другие виды спорта
  • Туризм
  • Туристический менеджмент в Южной Корее
  • Частные туристические фирмы
  • Въездной туризм
  • Выездной туризм
  • Межкорейский туризм

 

ГЛАВА 17. СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ……………………………………………………. ……………17

  • Индекс развития человеческого потенциала
  • Доходы населения
  • Уровень безработицы
  • Жилищная программа
  • Медицинское обслуживание
  • Система социального обеспечения
  • Медицинское страхование
  • Система государственной помощи
  • Пенсионное страхование
  • Национальный пенсионный фонд (НПФ)
  • Охрана окружающей среды
  • Защита прав потребителя
  • Положение женщин

 

 

ГЛАВА 18.  ИЗВЕСТНЫЕ ЛИЧНОСТИ  ……………………….…………………….25

  • § Адмирал Ли Сун Син
  • § Просвещенный монарх Сечжон
  • § Генерал и Президент Пак Чон Хи
  • § Президент и лауреат Нобелевской премии Ким Дэ Чжун
  • § Джун Ри – “отец американского тэквондо”
  • § “Преподобный” Мун
  • § Ли Со Ён – первый южнокорейский космонавт
  • § Пан Ги Мун – Генеральный секретарь ООН
  • § Ким Ки Дук – культовый кинорежиссер
  • § Ён-сама  – кумир женских сердец

Список принятых сокращений……………………………………………. …………. … 5

Литература………………………………………………………………………….. 10

Оглавление ……………………………………………………………………….  5

Рекомендовано Ученым советом Института востоковедения им. Р. Б. Сулейменова

Информационно-справочное издание

Ким Герман Николаевич

 

ОТ АВТОРА

Суверенный Казахстан установил и успешно развивает отношения со многими странами Востока и Запада, что позволило многим гражданам республики путешествовать по всему миру, учиться в зарубежных  университетах,  развивать деловые связи с иностранными партнерами. Все это вызвало страноведческий интерес широких читательских слоев, поэтому неслучайно известное востоковедное издательство «Дайк-пресс», несколько лет тому назад приняло решение издавать новую серию книг  «Страны Мира».

Китай, безусловно, один из стратегических  партнеров Республики Казахстан, и мы переживаем в последнее десятилетие настоящий бум интереса к Поднебесной, китайскому языку и культуре и новую серию открыла книга о КНР, вышедшая в свет  в 2006 году.  Тогда и зашел  разговор о подготовке подобной книги о Корее, но возник вопрос: о какой Корее она должна быть – Южной?  Северной? Или она должна воплотить в себе принцип  «два в одном»?  После некоторых раздумий «чаша весов» склонилась в сторону двух раздельных изданий,  и приоритет был отдан Республике Корея, с которой ныне нашу страну связывают крепкие торгово-экономические отношения, реализуются  совместные проекты и программы в области культуры, образования и науки.

В обиходе мы стали говорить «Южная Корея», а иногда просто и коротко – «Корея», но при этом имеем  ввиду Республику Корея, ибо Северная Корея гораздо реже у нас на слуху. Такое альтернативное использование  будет и в нашей книге, причем не только в названии страны, но и производных определениях – «южнокорейский» и «корейский», имеющих синонимичное значение.

Русскоязычная литература о Корее с древнейших времен до современности, отличается как количественной множественностью, так и содержательным  многообразием и без наличия такого богатого источниковедческого и историографического опыта  помышлять о подготовке подобного издания не приходилось бы. Безусловно, что без  трудов зарубежных авторов, сложно было бы закрыть пробелы русскоязычной корееведческой литературы.

Начиная с 1991 года, мне довелось побывать в Южной Корее множество  раз, порой по несколько месяцев и  мой статус исследователя, свободный творческий режим позволили посвятить все свое время изучению корейского языка, страны и людей. Я  изъездил всю страну, городам, посетил множество музеев, храмов, заводов, фабрик, государственных учреждений и НПО, встречался и беседовал с сотнями людей, смотрел теленовости, читал газеты, то есть усваивал, структурировал и систематизировал на собственном опыте этот огромный многослойный страноведческий пласт информации. Без такого глубокого и  долгосрочного погружения в динамично развивающуюся жизнь современной Кореи и,  не владея корейским языком,  взяться за книгу было бы довольно рискованным занятием.

Эта книга, носящая информационно-справочный характер, не имеет  ссылок на источники и исследования, принятых в научных трудах.  Задача заключалась в том, чтобы свести все имеющиеся сведения из доступных письменных текстов в один единый корпус страноведческих знаний о Корее. Обширный список использованной литературы содержит все основные опубликованные труды и веб-сайты,  из которых добывался приведенный в книге фактологический материал.

Выражаю мою самую искреннюю признательность всем моим отечественным и зарубежным коллегам – ученым и профессорам за плодотворное сотрудничество, добрые советы и консультации, помощь в приобретении необходимой литературы, без которой настоящее издание вряд ли состоялось.

Благодарность адресуется всем моим студентам кафедры корееведения факультета востоковедения КазНУ им. аль-Фараби, которые позволили закрепить и углубить мои знания о Корее. Без многолетнего чтения лекций,  консультаций и научного руководства студентами и аспирантами, работа над книгой далась бы намного сложнее.

Надеюсь, что предлагаемый труд даст возможность всем заинтересованным людям получить данные по широкому спектру вопросов, касающихся Кореи. Книга призвана оказать помощь людям разных специальностей: востоковедам и международникам, учителям и журналистам, а также лидерам и активистам корейских культурных центров и не только в Казахстане, но и во всем постсоветском пространстве.

В мае 2009 года в Ак-Орде состоялась встреча двух глав государств Республики Казахстана и Республики Корея и оба президента  – Н.А. Назарбаев и Ли Мен Бак подтвердили, что отношения между двумя странами вступили в  этап стратегического партнерства. Предстоит дальнейшее укрепление и расширение сотрудничества  в политических, торгово-экономических, культурных и гуманитарных отношениях.  Следующий 2010 год объявлен годом культуры Казахстана в Республике Корея, а 2011 г. – станет годом культуры Кореи в Республике Казахстан, что несомненно сыграет важную роль в углублении взаимопонимания народов двух стран.

 

Ким Г.Н., профессор, доктор исторических наук,

КазНУ им. аль-Фараби

Заслуженный деятель Республики Казахстан

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

 

Корея – название страны

Сегодня на Корейском полуострове существуют два государства – Республика Корея (РК) и Корей­ская Народно-Демократическая Республика (КНДР),  которые в обиходе называют Южной или Северной Кореей. Два разделенных корейских государства населяет один народ, связанный генетическими и историческими узами, имеющий один язык,  одну культуру и общую историю до окончания 2-ой мировой войны.

В самой Корее и за ее пределами использовались разнообразные названия страны, которые носят как  официальный, так и  поэтический характер. Гаоли, Коре, Соланга, Страна утренней свежести, Страна утреннего спокойствия,  Страна трех тысяч ли,  Страна-отшельница – так в разные времена называли Корею сами ее жители или иностранцы.

Наиболее общепринятыми названиями Кореи, являются Чосон и Хангук. Эти названия уходят своими корнями к древним этнонимам, перенесенным на ранние государственные образования. На Корейском полуострове и в Северо-Восточном Китае с глубокой древно­сти обитали многочисленные неханьские племена, часть которых бесследно ис­чезла, а другие дали основанным ими племенным государствам свои названия. К числу относительно развитых племен  принадлежали племена чосон.  Название Чосон существовало до конца II в. до н.э. и вновь возродилось оно в конце XIV в. одновременно как название правящей династии и как название страны.  С середины XIX в. название Чосон прочно вошло в  русский и другие языки.

Современное название Южной Кореи – Хангук происходит от  Самхан  («Три хан»), наименования союза трех племен (махан, чинхан и пёнхан), населявших в последние века до новой эры южную и центральную части полуострова. Компонент «хан» входил также в название Тэхан – официальное наиме­нование страны после провозглашения ею независимости в 1897г. и до 1910 г. Тэхан входит в официальное название Республики Корея – «Тэхан мингук».

Географическое положение 

Корея расположена на восточной окраине Евразийского континента. Она занимает часть материка, полуостров и около 3,3 тыс. островов (500 обитаемых и свыше 2,5 тыс. необитаемых), разбросан­ных у побережья в Желтом, Восточно-Китайском и Японском мо­рях.* Протяженность Кореи с севера па юг – около 800 км, а с запада на восток – от 180 до 360 км. Площадь Кореи составляет 221,6 тыс. кв. км, из которых на КНДР приходится 122,4 тыс. кв. км, а на Южную Корею – 99,2 тыс. кв. км.

Республика Корея расположена на Корейском полуострове, к югу от 38-й параллели, ее терри­тория включает также окружающие острова наиболее крупный из которых – Чеджудо (1850 кв. км),  лежащий в Восточно-Китайском море в 185 км от бе­рега. Площадь Южной Кореи  составляет около 45% территории всего Корейского полу­острова. С запада территория страны омывается Желтым, с юга – Восточно-Китайским, с восто­ка – Японским морями. К северу от 38-й парал­лели расположена Северная Корея – КНДР, су­хопутной границы с другими странами Респуб­лика Корея не имеет. При сравнительно небольших размерах территории Кореи отличается разнообразием природных условий, что в значитель­ной степени объясняется положением страны на восточной окраи­не материка у величайшего водного бассейна – Тихого океана.

Карта Республики Корея

Рельеф

Корейский полуостров отличается гористостью и  поэтому  довольно часто можно услышать шутку, что если все горы раскатать гигантской скалкой, то Корея окажется в числе самых больших по территории стран мира. Горные хребты пере­секают всю территорию полуострова от верховий р. Амноккан до южной оконечности. Горы страны принято подразделять на две основные системы: Северо-Корейские и Восточно-Корейские, последние находятся в южной части полуострова. Восточно-Корейские горы представляют собой систему парал­лельных хребтов. Северную их часть составляют горы Кымгансан. Южнее простираются хребты Тхэбэк и Кёнсан.  Горы Тхэбэк занимают среднюю часть Восточно-Корейских гор, между Кымгансаном и верховьями р. Нактонган. Они пред­ставляют собой ряд коротких хребтов, тянущихся в юго-запад­ном направлении. Средняя высота гор – около 1300 м.

В южной части Восточно-Корейские горы распадаются на две основные ветви – Кёнсан и Собэк, образующие обширную котловину р. Нактонган со своеобразным типом горно-долинного ландшафта. Кёнсан, простирающийся узкой полосой вдоль бере­га моря до юго-восточной оконечности полуострова, ниже других хребтов. Вершины северной части Кёнсана не превышают 1250 м, а средней – 950 м. Понижения между этими вершинами образуют перевалы, удобные для сообщения между котловиной р. Нактонган и восточным побережьем. Хребет Собэк тянется в юго-запад­ном направлении непрерывной полосой гор с невысокими вершинами в 1200-1600 м.

Корея относительно бедна низменностями и они заключены между горными цепями или расположены по их окраинам у морских берегов. Вдоль побережья Желтого моря, к югу от Хванхэ, располо­жены самые обширные по  площади низменности. Теплый влажный климат и плодородные почвы создали благоприятные условия для развития здесь рисоводства и еще в глубокой древности эти территории служили житницей сграны.

Восточное побережье Кореи круто спускается к морю и пред­ставляет собой местность, сильно пересеченную долинами рек. Низменности восточного побережья обычно всхолмлены, пересечены горными грядами и лишь в устьях рек, а также по бере­гам бухт имеют сравнительно ровную поверхность.

Сложностью устройства поверхности отличается южное по­бережье Кореи. Подобно восточному, оно гористо, но значитель­но более изрезано. Цепи и отроги Восточно-Корейских гор выхо­дят здесь к морю почти под прямым углом, местами выдвигаясь в глубь моря и образуя множество полуостровов и мысов. Изобилующий бухтами скалистый берег окаймлен с моря полосой островов, которые имеют такой же гористый рельеф, как и побережье материка. Самые крупные из них (кроме Чеджудо) Коджедо (площадь 389 кв. км) и Намхэдо (298 кв. км) на юго-востоке и Чиндо (334 кв. км) у юго-западной оконечности Кореи.

 

Почвенный покров

Большое разнообразие условий поч­вообразования вызвало пестроту почвенного покрова сравни­тельно небольшой территории Корейского полуострова. Здесь представлен ряд зональных почвенных типов – от северных под­золистых почв до субтропических красноземов. В верхних горных поясах Северной Кореи под хвойными лесами развиты горные подзо­листые почвы, сменяющиеся еще выше, в безлесных поясах, горно-луговыми почвами.

Южнее, в условиях повышенной обеспеченности теплом и рас­пространения южных форм растительности, развиты красно-бу­рые лесные и горные красно-бурые лесные почвы.

Наконец, в субтропической зоне крайнего юга полуострова с наиболее высокой обеспеченностью водно-тепловыми ресурсами представлены характерные для влажных субтропиков Азии крас­ноземы и желтоземы. Красноземы плодородны лишь в начальный период освоения целины. После непродолжительного использования под пашню плодородие красноземов резко сни­жается, и если не вносить удобрения, перспективы  высокой урожайности крайне маловероятны.

В более влажных частях юга Кореи красноземы сменяют жел­тоземы, характеризующиеся относительно большим содержанием гумуса в верхнем горизонте. Как и красноземы, желтоземы быстро выпахиваются, снижая свое пло­дородие. Вовлечение в хозяйственный оборот красноземов и жел­тоземов выдвигает ряд насущных задач их преобразования, та­кие, как улучшение водного режима, улучшение режима пита­тельных веществ, поддержание запасов гумуса и биологической активности почв. На равнинных почвах Южной Кореи сильно сказалось сельскохозяй­ственное воздействие человека.

 

Водные ресурсы

Корея богата поверхностными водами. Ежегодно на ее территории выпадает в среднем около 250 куб. км осадков. Более половины этого количества питает гидрографи­ческую сеть страны. Формированию столь мощного стока в Корее благоприят­ствует ряд факторов, прежде всего обилие дождей, а также влажность воздуха, особенности грунта и  горный рельеф. Основной сток в Корее приходится на теплый сезон – четыре месяца, в течение которых реками выносится в море до двух третей  их годового стока; особенно обильным он бывает в июле, когда в большинстве бассейнов проходят ливни. В июле-августе проходят сильные паводки, а спад вод наблюдается в сен­тябре.

Корея обладает разветвленной речной сетью, и реки, хотя в основном короткие отличаются высокой водностью. Только самые крупные из рек: Амноккан, Туманган, Ханган – имеют бассейны в десятки тысяч квадратных километров, у подавляющей же части рек площади водосбросов исчисляются лишь сотнями и десятками километров.

Основные реки сконцентрированы на западе Корейского полуострова и относятся к бассейнам Желтого и Во­сточно-Китайского морей. На западе реки гораздо длиннее, имеют большие водосбросы; отдельные реки, начинаясь на гор­ных вершинах близ восточного побережья, пересекают почти весь полуостров.

Ханган – самая водная река Южной Кореи. Она берет начало в Восточно-Корейских горах и в верхнем течении имеет чисто горный характер. В среднем и нижнем течении река пере­секает холмистые и низменные территории, связывая судоход­ными трассами внутренние районы полуострова с побережьем. По Хангану плавают в основном экскурсионные катера и небольшие баржи. В Сеуле некоторые участки реки стали излюбленным местом для парусного спорта и гребли на байдарках.

Энергетический потенциал корейских рек оценивается низко и  подавляющая часть ресурсов прихо­дится на реки Северной Кореи.

В Южной Корее множество искусственных водохранилищ, строительство которых  диктуется, в первую очередь, требова­ниями ирригации. Реки служат основным источником широко применяемого искусственного орошения. Практически водно-оросительный потенциал исчер­пан на мелких реках восточного побережья Корейского полуост­рова, в бассейнах которых летом воды полностью забираются ир­ригационной сетью. Не хватает вод для орошения рисовых полей и в бассейнах отдельных рек на западном побережье, особенно в его южной части. Строительство водохранилищ и регулирование стока рек соз­дают значительный резерв оросительных вод.

 

Климат

Хотя Корея расположена в низких широтах и с трех сторон окружена морскими бассейнами, ее континентальный климат сравнительно суров.  Зимой мощные потоки холодного сухого воздуха, идущие из внутренних частей континента, при­носят в Корею сухую ясную погоду и холода. Летом территория страны находится под воздействием океанических воздушных масс, приносящих обильную атмосферную влагу. Зимний и лет­ний муссоны определяют общий характер климата Кореи как климата муссонного. Для Кореи характерны довольно резкие сезонные колебания температур. Разница между темпе­ратурами самого холодного и самого теплого месяца везде зна­чительна, но особенно велика в ее северных районах. Летом распределение температур однообразнее. В настоящее время в связи с глобальным потеплением климат в Южной Корее стал намного мягче и средняя зимняя температура обычно ниже нуля (средняя температура января в Сеуле -3,5° С). Средняя температура самого жар­кого месяца (июля) на большей части территории страны выше +25°С, в период летних муссонов она поднимается до + 30-40° С. Годовой темпера­турный диапазон между самым холодным и са­мым жарким месяцами для Сеула составляет около 28,3 градусов. Летний муссон приносит обильные осадки. Около 70% годовых дождевых осадков выпадает в период с июня по сентябрь. Для этого времени характерны сильные ливни с грозами. Количе­ство осадков увеличивается также за счет цикло­нических штормов, проходящих мимо Кореи. Наибольшее количество осадков выпадает на южном побережье и островах Чеджудо и Уллындо.  Зимний муссон отличается сухо­стью и низкими температурами, в результате чего на зимние месяцы приходится менее 10% годо­вых осадков. Количество осадков сильно колеб­лется от года к году.

Один из двух типов циклонов приносит с собой в Корею в марте-апреле и в начале лета обильные ливни, другой – тай­фун с час­тотой 1-2 раза в год (обычно с июля по август). Весна в Корее довольно короткая – длится немногим более двух месяцев (апрель-май), с марта по май количество осадков постепенно увеличивается. Ле­то жаркое и дождливое: в июне температура под­нимается выше +20°С, особенно много дожд­ливых дней в июле. Осень, как и вес­на, длится около двух месяцев (октябрь-ноябрь). Она характеризуется переходом от жаркого и влажного летнего к холодному и сухому зимне­му муссону. Ночи становятся прохладными, стоит сухая солнечная погода. Для зимы, кото­рая длится долго – 4 месяца, обычна холодная и сухая погода, хотя на крайнем юге – острове Чеджудо – средняя температура в январе составляет +5,2°С.

 

Растительный и животный мир

Флора. Корея отличается богатством и многообразием растительности. В составе корейской флоры на­считывается более 4 тысяч  видов растений, многие из которых сохранились с третичного периода почти в неизменном виде. О многообразии видов растений в Корее говорит, тот факт, что сосна, представлена здесь 8 видами, ива – 38, дуб – 22, дикая вишня -41, клен – 28 ви­дами. Столь значительное разнообразие, наблюдаемое в неболь­шой по площади стране, обусловлено рядом факторов. Прежде всего, сказывается географическое положение Корейского полуострова, примыкающего к азиатскому материку и глу­боко выдвинутого в океанские просторы. Таким образом, полуостров, протянувшийся на тысячу километров с севера на юг, служит  своеобразным мостом для проникновения на юг северных дальневосточных рас­тений и южных видов из Японии на континент. Определенную роль играют также сложный характе­р строения поверхности и климатические контрасты.

Значительное число видов, проникших с севера, таких, как даурская лиственница, цельнолистная пихта, тополь душистый, липы маньчжурская и амурская и другие, для развития которых требуется достаточно холодная зима, встре­чаются в основном в северных районах страны. Напротив, на юге Кореи более распространены растения, проникшие с юга: каме­лия японская, дуб вечнозеленый, дуб крупнолистный, несколько видов бамбука, бересклет японский, сосна черная и др. На острове Чеджудо, отличающемся самым теплым в Корее климатом, можно увидеть даже камфарный лавр и пальмы. Широко распространены расте­ния, достаточно устойчивые и к довольно холодным зимам и к обилию летних осадков, – дуб мелколистный, красная сосна и гингко, восточноазиатский вид тиса, известный на Дальнем Вос­токе под названием «розовое дерево».

В Корее преобладает древесная растительность. Площадь лесов в Корее довольно обширна, однако значительную часть ее составляют молодые насаждения и мелколесье. Леса лучше сохранились в горных районах Севера, Средняя и Южная Корея значительно беднее лесными ресур­сами. Здесь высок удельный вес молодого леса и кустарников. Южнокорейские леса, состоящие преимущественно из лиственных пород, менее ценны по качеству древесины. Для средней полосы Кореи характерны дубово-широколиственные леса на бурых лесных и красно-бурых почвах, занимающие районы Восточно-Корейских гор. В этих лесах, отличающихся богатством растительных видов, значителен элемент южной растительности. Здесь гораздо больше, чем на севере, видов дуба, клена, липы, ясеня, ильма, граба, сосны. В лесах и речных долинах встречаются заросли бамбука, достигающие порой высоты деревьев. На юге Кореи значительные площади заняты под садово-фруктовые посадки, в которых выращивают различные сорта яблок, груш, вишен, айвы, а на Чечжудо – апельсины.

Фауна. Животный мир Кореи отличается своеобразием и насчитывает 105 видов млекопитающих, 419 видов птиц, 27 видов прес­мыкающихся, 15 видов земноводных и 522 вида рыб. Характерно, что фауна позвоночных соседнего Китая, превосходящего Корею по территории в сорок с лишним раз, превышает фауну позвоноч­ных этой небольшой страны только в три раза.

К числу наиболее характерных диких животных относятся  волк, барсук, лисица, куница, ласка, кабан, косуля. Из грызунов, в Корее много белок, есть бобры и повсеместно распространены мышевидные грызуны. Прежде в горах водились тигры, медведи и рыси. О свирепых или добрых тиграх сложено немало сказок, о нем бытуют пословицы,  его часто изображали на свитках.

В лесах, на возделанных территориях и на морских побе­режьях масса птиц: цапель, постоянно встречающихся на затоп­ленных рисовых полях, журавлей, аистов, гусей, уток, включая свойственную Восточной Азии мандаринку, куликов. На от­весных скалах морских побережий обитают чайки, бакланы, гагарки, кайры и пр. Вдоль восточного берега Ко­реи пролегает один из самых оживленных в мире пролетных путей, привлекающий птиц на гнездовья и зимовку.  Отряд куриных представлен тетере­вами, рябчиками, фазанами. Воробьи, сороки, вороны, составляющие основную массу орнитофауны страны, распространены повсеместно.

Протяженность береговой линии, значительные амплитуды глубин омывающих Корею морей, холодного и теплого течения, богатство морской флоры обусловили наличие в корейских водах богатых ресурсов промысловых рыб. Здесь распространены пред­ставители как северной, так и южной ихтиофауны. Основными объектами лова являются минтай, скумбрия, камбала, морской ерш, тунец, сельдь, треска, иваси, меч-рыба, морская форель.

Многообразна фауна беспозвоночных. В корейских морских водах промышляются иглокожие – морские звезды и ежи. Некоторые виды иглокожих – трепанги, служат важным пищевым продуктом корейцев. Из ракообразных особенно большое промысловое значение имеют креветки и крабы, а из других беспозвоночных – моллюски, кальмары, гребешки, осьминоги, также употребляемые в пищу.

Несколько десятков видов живой при­роды находятся под особой охраной, среди них, в частности, дятел Тристрама, даурский журавль, дрофа.

 

Полезные ископаемые

Корейский полуостров богат минеральными ресурсами, а по некоторым их видам обладает запа­сами мирового значения. Запасы угля представлены в основном антрацитом и бурым углем. Самые крупные месторождения антрацита расположены по среднему и верхнему течению Тэдонгана и в Восточно-Корейских горах. Наиболее значительные месторождения бурого угля находятся в до­лине реки Туманган и на северо-восточном побережье (Кильчжу-Мёнчхонский бассейн). Качество корейских углей среднее, они не коксуются и из-за слабой механической прочности нуждаются в брикетировании. Свыше 90% запасов железных руд Кореи находится на севере страны. Крупнейшее месторождение (Мусанское) расположено по среднему течению р. Туманган, между Мусаном и Хверёном; запасы определяются в 1,3 млрд. т. руды с содержанием железа в среднем около 40%. Основным сырьем черной металлургии, как известно, являются руды железа, титана, марганца, хрома. В Корее имеются месторождения всех этих видов полезных ископаемых. Особенно многочисленны рудопроявления железа.

Вольфрам и молибден представлены многими месторожде­ниями и наиболее известные месторождения находятся на Севере. Есть крупные месторождения свинцово-цинковых руд, нередко с примесью серебра. Они имеются во многих районах страны, главным образом на севере: в провин­циях Северная Хамгён и Хванхэ. Медь встречается обычно в комплексе с другими металлами. Важное значение имеют медно-золото-серебряные месторожде­ния на северо-западе и юге Кореи. Крупные месторождения никелево-медных руд находятся на северо-востоке и близ г. Чонджу на юге страны. Из собственно медных месторождений наиболее значительны Капсанское и Хучханское в Северо-Корейских горах. В Корее распространены также руды легких металлов, осо­бенно магнезитов, запасы которых только на северо-востоке страны исчисляются в объеме более 3,6 млрд. т. в провинциях Северная и Южная Хамгён. Золото встречается повсеместно. В основном это золотонос­ные кварцевые жилы. Самые крупные месторождения находятся в районе Амнокканского нагорья. Россыпное золото встречается в речных отложениях и близ коренных залеганий в делювиаль­ных отложениях.

Из других полезных ископаемых выделяется графит, место­рождения которого встречаются во многих районах страны, осо­бенно в Северо-Корейских горах. Месторождения землистого графита находятся в провинциях Южная Пхёнан, Южная Хам­гён и Северная Чхунчхон. Круп­ные залежи каолина, который служит важным сырьем не только для алюминиевой, но и для фарфоро-фаянсовой промышленности и промышленности строительных мате­риалов, находятся на территории КНДР, а в Южной Корее – в провинциях Кенсан-намдо и  Чолла-намдо.

 

Административно-территориальное деление      

Исторически Корея была разделена на ряд регионов, которые отражали исторические, географические и языковые границы внутри полуострова. В Южной Корее неофициально используются порой древнее разделение на Йондон, Йоннам, и Судогвон.

Современное административное деление включает в себя 9 провинций, один город «особого статуса» (тхыкпёльси) – Сеул, 6 городов прямого подчинения («городов-метрополий») со статусом, приравненным к провинциям (кванъёкси). 9 провинций (до) – Чхунчхон-Пукто и Чхунчхон-Намдо, Канвондо, Кёнгидо, Кёнсан-Пукто и Кёнсан-Намдо, Чеджудо, а также Чолла-Намдо и Чолла-Пукто делятся на ряд более мелких образований, включающих: город (си), уезд (кун), округ(ку), большой район (ып), посёлок (мён), район (тон) и микрорайон (ри).

Канвондо́ – занимает территорию в 16894 кв. км, здесь проживают 1533 тыс. (2003). Большую часть территории Канвондо занимают горы. Здесь берёт начало несколько крупных рек, таких как Канвондо поделена на 7 городов («си») и 11 уездов («кун»). Хорошо развито сельское хозяйство, есть месторождения полезных ископаемых, а такеже гидро и термоэлектростанции. Гора Сораксан (1,708 м) – излюбленное место корейских туристов и центр отдыха горнолыжников. Столица провинции г. Чхунчхон.

Кёнгидо́ – самая густонаселенная провинция Южной Кореи. Сеул – крупнейший город страны и её столица,  расположен в центре провинции, но не входит в неё, являясь городом с особым статусом. Кёнгидо расположена на северо-западе Южной Кореи. В провинции хорошо развита промышленность в ущерб сельскому хозяйству. Основные отрасли – кораблестроение, металлургия и производство электроники. Хорошо развито рыболовство. Инчхон – главные морские ворота Сеула. Здесь также расположен крупнейший в Азии международный аэропорт. Кёнгидо поделена на 27 городов («си») и 4 уезда («кун»).

Кёнсан-Пукто занимает площадь  19024 кв. км (более, чем 1/5 всей площади страны), основной рельеф которой представляет собой возвышенности с запада и востока. Климат оценивается как континентальный – по температурам, и как муссонный – по количеству осадков. Река Нактонган, являясь самой длинной рекой в Корее, протекает через всю провинцию и является хранилищем 2, 2 млн. тонн воды, имеющих важное промышленное и сельскохозяйственное назначение. Здесь действуют восемь АЭС и два ГЭС. Численность населения –  2,718 млн.  человек (2004).  Столица – метрополис Тэгу, провинция делится на 10 городов и 13 уездов.

Чеджу-до – самый большой остров (1845,55 кв.км.) и самая маленькая провинция Южной Кореи с населением в 560 тыс. человек (2004)  Его столица – г. Чеджу. Остров расположен в Корейском проливе к юго-западу от провинции Чолла-Намдо.  Остров Чеджу – ранее известный в Европе под именем Квельпарт – остров вулканического происхождения. Здесь находится вулкан Халласан, самая высокая гора в Южной Корее (1950 м). Уникальная природа острова находится под охраной ЮНЕСКО как объект Всемирного наследия. Ввиду относительной изоляции острова культура Чеджудо отличается от культуры континентальной части Кореи. Наиболее известный культурный артефакт это знаменитый харубан («каменный дед») вырезанный в лаве. Другой аспект жизни жителей Чеджудо это матриархальная структура семьи. Самый яркий пример – это хёнё («женщина моря»), которые являются главами своих семей и известны еще как женщины-ныряльщицы. Туризм играет большую роль в экономике Чеджу.

Чолла-Намдо лежит на юго-западе страны, занимаемая  площадь 11858 кв. км, с населением  2 млн. человек (2003). Чолла- Намдо разделена на 5 городов (“си”) и 17 уездов (“кун”). Административный центр –  г. Квангчжу. Только 14 процентов из 2 тысяч островов, относящихся территориально к провинции, населено людьми. Остров Чиндо известен во всей стране благодаря одноименной породе собак. Побережье провинции богато морепродуктами и провинция славится рыбной промышленностью. Аграрный сектор экономики относится к приоритету провинции, здесь выращиваются зерновые, в том числе рис и картофель. В провинции добываются золото, серебро, уголь и другие ископаемые. В настоящий момент проводится активная индустриализация региона, здесь уже действует один из крупнейших сталелитейных заводов.

Чолла-Пукто  находится на  юго-западе Южной Кореи, включает 6 си, 8 кун, административный центр     Чонджу, население –  2 млн. чел. (2003), площадь – 8043 кв. км. Несмотря на свою важную роль в истории Кореи (Чончжу был первой столицей династии Чосон), в современные дни провинция не имеет видного значения в масштабе страны.  Регион всегда недостаточно финансировался из национального бюджета, средства которого направлялись в основном в Сеул и Кёнгсанг. По этой причине провинция остается в основном житницей страны, сохранившей природную красоту Кореи. Промышленность представлена химическим, бумажным, текстильным производством, а также машиностроением, изготовлением электроники и автомобилей. Провинция широко известна изделиями из фарфора и керамики.

Обе провинции Северная и Южная Чолла назывались в прошлом одним региональным именем – Хонам, известным богатым национальным культурным наследием: буддийскими храмами и монастырями, фольклором и народными танцами. Горы Чхири, расположенные в обеих провинциях, а также в соседней провинции Северная Кёнсанг – стали центром притяжения корейских и зарубежных туристов.

Чхунчхо́н-Намдо́ (Южный Чхунчхон) – провинция на западе страны.   Столицей является город Тэджон, который управляется отдельно, образуя город-метрополию. Административно делится на        7 си и 9 кун, занимая площадь – 8598 кв. км. Население – 1982 тыс. чел. (2005). Важнейшие отрасли – сельское хозяйство и рыболовство. В последнее время стало бурно развиваться высокотехнологичное производство. На территории провинции было построено несколько технопарков. В горах расположен национальный парк, известный своими уникальными скалами, а также множеством буддистских храмов. Открылся Национальный Морской Парк Тхэана, включающий в себя несколько лучших в стране пляжей.

Чхунчхо́н-Пукто́ (Северный Чхунчхон) находится в центре страны. Административный центр – Чхонджу. Население (2004), -1500,6 тыс., площадь  – 7431,768 кв.м.  Большая часть провинции покрыта горами. Сельское хозяйство специализируется на выращивании риса, ячменя, бобовых, батата, женьшеня и табака, развито производство шёлка. В провинции имеются также незначительные запасы  ископаемых. Главная достопримечательности провинции – гора Сонни (1,058 м) в горах Собаксан и национальный парк вокруг нее. В нем расположен Пхопчуса, старейший храм КореиЧхунчхон-Пукто поделена на 3 города (“си”) и 9 уездов (“кун” или “гун”).

 

Сеул

Слово Сеул происходит от древнекорейского соболь или сораболь («столица»). Первое название города – Виресон, который был столицей государства Пэкче начиная с 18 г. до н.э. Во времена династии Корё был известен как Хансон («крепость на берегу реки Ханган»). Во времена династии Чосон, начавшейся в 1394 году, был столицей государства и назывался Ханян. В годы японского колониального правления назывался Кёнсон, окончательно название Сеул было утверждено после освобождения в 1945 году.

Во время Корейской войны Сеул дважды переходил в руки северокорейских и китайских войск (в июне-сентябре 1950 и январе-марте 1951 годов). В результате боевых действий город был сильно разрушен. Вдобавок, поток беженцев заполнил город, увеличив численность населения до 2,5 миллионов, большей частью бездомных. После войны Сеул был быстро восстановлен и снова стал политическим и экономическим центром страны. Население современного Сеула превысило 10 млн. человек при площади – 605,25 кв. км, поэтому плотность составляет свыше 17 тыс. человек на квадратный километр. В самом Сеуле и его пригородах проживает 20 млн. человек – то есть почти 40% всего населения Южной Кореи.

Сеул занимает седьмое место среди городов мира по количеству штаб-квартир корпораций, входящих в список пятисот крупнейших транснациональных корпораций. В 1988 году Сеул стал столицей ХХ Летних Олимпийских Игр, а в 2002 году – одним из мест проведения Чемпионата мира по футболу.

Исторический центр города  – это город династии Чосон, находящийся теперь в деловом квартале. К северу от делового центра находится гора Пукхансан, а к югу –  гора Намсан. Далее на юг находятся бывшие окраины Ёнсангу и Мапогу и протекает река Ханган. На другой стороне реки, в юго-восточной части Сеула находится современный район Каннамгу и его окрестности. Здесь располагается корейский Международный Торговый Центр. Большой популярностью пользуется развлекательный комплекс КOEX. На Ёыйдо, небольшом острове посреди реки Хан, располагаются Национальная Ассамблея Республики Корея, главные теле- и радиовещательные студии и большое количество офисных зданий. Аккуратная планировка города была ключевой концепцией при его застройке начиная с ХIV века. Королевские дворцы династии Чосон по сей день находятся в Сеуле. Главный императорский дворец Кёнбоккун восстановлен в прежнем облике.

Сеул – один из крупнейших промышленных и финансовых центров мира. Здесь располагается около 20 тыс. предприятий. Главные отрасли промышленности: машиностроение, телекоммуникации, электроника, строительство. Столица является крупнейшим финансовым и торговым центром страны. В городе проложен метрополитен с девятью линиями, действует около 200 автобусных маршрутов, и шесть больших автострад, соединяющих районы города и пригороды. Сеул соединяется с другими городами страны посредством скоростной железной дороги KTX – корейский вариант японского синкансэна.

Город обслуживается двумя аэропортами. Аэропорт Кимпхо не справился бы с растущим потоком пассажиров, поэтому правительство страны заранее запланировало строительство нового аэропорта, который открылся в марте 2001 года. Международный аэропорт Инчхон входит в число крупнейших в Восточной Азии, наряду с аэропортами Гонконга и Сингапура. С 2005-м года Международная ассоциация воздушного транспорта несколько раз признавала его лучшим в мире.

Сеул разделен на 25 ку (большой район, напоминающий по размерам округ, и имеющий статус самоуправления), которые в свою очередь разделены на 522 тон (административный район), 13 787 тхон и 102 796 пан.

Карта районов г. Сеула

В настоящее время столица страдает от чрезмерного парка автотранспорта, переизбытка офисов частных компаний и государственных учреждений. В конце 1980-годов часть правительственных учреждений была переведена из центра города в ближайший пригород Квачжон, но это было лишь частичным решением проблемы.

Столица Южной Кореи прочно закрепилась в списке самых дорогих городов мира. Стоимость жизни в Сеуле относительно других ключевых городов продолжает дорожать: в 2001 году южнокорейская столица занимала в рейтинге Mercer десятое место, в 2002 году – девятое, в 2005 г. – восьмое, а в 2006 г. – седьмое.

В 2002 году было предложено перенести столицу Республики Кореи южнее нынешнего расположения. В 2003 г. план переноса был принят парламентом, и на его осуществление могло потребоваться около 50 млрд. долларов. Для новой столицы уже выбрано место в провинции Чхунчхон-Пукто в 160 км к югу от Сеула, западнее города Чхончжу.

Противники этого плана говорят, что проект слишком дорого обойдется стране. Многие граждане считают перенос столицы несвоевременным, так как после объединения двух Корей, нужно будет решать вопрос о месте столицы уже объединенного государства. Против планов переноса выступила оппозиционная Партия великой страны, которая инициировала рассмотрение этого вопроса в Конституционном суде Республики Кореи. Конституционный суд Южной Кореи отклонил правительственный план место.

 

Новая стратегия развития регионов

В сентябре 2008 г. на заседании Комитета по сбалансированному региональному развитию, проходившем под председательством президента Ли Мён Бака, правительством была официально утверждена стратегия экономического развития регионов, предусматривающая раздел страны на пять экономических районов и две особые экономические зоны.

Новая стратегия предлагает поделить территорию страны на пять экономических районов и две особые экономические зоны. Поэтому ее еще называют «стратегией 5+2». Пять экономических районов – это столичный округ (Сеул, Инчхон и провинция Кёнгидо) и районы Чхунчхон (провинции Чхунчхон-Пукто и Чхунчхуон-Намдо), Хонам (город Кванчжу, провинции Чолла-Пукто и Чолла-Намдо), Тэгён (город Тэгу и провинция Кёнсан-Пукто) и Тоннам (города Пусан и Ульсан и провинция Кёнсан-Намдо). А в две особые экономические зоны предлагается включить провинцию Канвондо и остров Чечжудо, также имеющий сейчас статус провинции. Планы экономического развития будут нацелены на эти районы и зоны, что будет способствовать развитию национальной экономики в целом.

Для каждого экономического района и зоны определены свои приоритетные проекты развития. Наряду с этими 30 приоритетными проектами предлагается и создание 1 – 2 новых отраслей, которые будут играть роль новых источников экономического роста. В реализацию 30 приоритетных проектов в течение последующих 5 лет планируется инвестировать около 50 трлн. вон (примерно 45 млрд. долларов). Ожидается, что это позволит создать 820 тысяч новых рабочих мест и даст экономический эффект в размере 100 трлн. вон (90 млрд. долларов). 350 млрд. вон будут направлены в течение последующих 5 лет на поддержку развития главных приоритетных отраслей.

Государственные символы

“Эгукка“  – гимн Кореи, который родился первоначально в народе как песня о любви к родине. 15 августа 1948 года с основанием Республики Корея, песня стала государственным гимном страны. В 1919 г. композитор Ан Ик Тхе, впервые услышав слова песни, решил сочинить подходящую для них музыку. Так  в 1936 году была создана торжественная мелодия для эгукка. Впервые она была исполнена в этом же году на Олимпийских играх в Берлине, в которых корейские спортсмены принимали участие под японским флагом. В годы колониального режима эгукка была песней, которая выражала стремление корейцев к независимости и свободе.

 Мелодия гимна в основной части  очень торжественная, она воплощает в себе оптимистический настрой народа. Слова гимна полны поэтических символов, глубокого смысла и ритма, они пронизаны искренней любовью к родине и легки для запоминания. Гимн состоит из 4 четверостиший.

«Тхэгыкки » – государственный флаг Республики Корея, который   появился больше века тому назад. После освобождения Кореи от японского гнета 5 ноября 1949 года флаг в его нынешнем виде был вновь объявлен государственным флагом Кореи.

В цвета и рисунок тхэгыкки заложены глубокие философские принципы. Белое прямоугольное полотнище символизирует свет и чистоту и отражает любовь корейцев к миру. Круглый символ тхэгык символизирует вечную истину, включающую космическое начало и человеческое существование. Красный и синий цвета тхэгыки символизируют янь и инь – две силы, которые составляют единое целое. В углах флага расположены 4 триграммы – «кве», их значение также связано с янь и инь. Знак в верхнем левом углу называется «гёнг» и он символизирует справедливость небес. Расположенный в нижнем правом углу знак «кон» означает изобилие, а знак «кам» в верхнем правом углу – мудрость. В левой нижней части расположен знак «и» , он  символизирует свет. Тхэгыкки развевается на крышах различных государственных учреждений и на общественных площадях, а дни национальных праздников некоторые люди  вывешивают его на своих частных домах.

«Мугунхва» – гибискус (мальва), государственный цветок Кореи. С давних пор мугунхва был любимым цветком корейцев, однако в период  Чосон он на некоторое время утратил свою популярность. Королевский двор того времени объявил официальным цветком королевской семьи цветок груши – «ихва». Позднее во времена испытаний и трудностей мугунхва вновь завоевал сердца корейцев. В 1907 году, когда появился текст гимна Кореи, в него была включена фраза “мугунхва самчхонли хварё гансан” – «красота страны гор и рек в три тысячи ли, покрытой цветами мугунхва». Мугунхва означает на корейском – «бессмертный цветок» и его так назвали неслучайно, так как он цветет дольше, чем другие цветы – около ста дней в году. Корейцы считали, что в этом цветке, который долго цветет, скрывается секрет бесконечного существования и процветания родины.

Государственный герб.  В гербе Республики Корея, как и на государственном флаге, важным символом, смысловым и образным элементом является красно-синий тхэгук, вписанный в центр пяти­угольника – стилизованного изображения цветка мугунхва. Пятиугольник обрамлен лентой, в нижней части которой на синем фоне помещена надпись с названием страны. В таком статусе госу­дарственный герб республики был утвержден Указом президента 10 декабря 1963 года. Как государственная печать эта национальная эмблема широко используется для визирования важных правительственных документов, отправляемых в зарубежные страны, а также для утверждения других решений государства. Кроме этого гербовым знаком отмечаются некоторые виды оборудования и ряд других объектов чрезвычайной важности, значимость которых определяется только решением правительства.

Государственная символика страны наглядно свиде­тельствует о том, что выбор элементов для государственного флага и герба в качестве национальных символов страны обусловлен историчес­кой закономерностью и свидетельствует о глубоких духовных корнях традиционной и современной культуры, об их тесном единстве и взаимодействии.

 

Государственные праздники

В Корее отмечают государствен­ные праздники, которые являются  выходными днями. Один из них – День основания государства (3 октября), учрежденный в память о Тангуне – легендар­ном первопредке корейского народа.

1 марта отмечается День движения за независимость от японского колониального ига (1910-1945).

День Конституции (17 июля) – отмечается в день провозглашения первой конституции Республики Корея в 1948 г.

Праздник возрождения (15 августа) – день освобождения страны от японского колониального господства.

Рождество (25 декабря) и Новый год по солнечному календарю (1-2 января).

Профессиональные и новые праздники  

Кроме вышеупомянутых, в корейском календаре насчитывается еще несколько десятков дней, выделенные как памятные даты –  профессиональные праздники, а также так называемые «новые» праз­дники. Перечень этих праздников время от времени меняется, одни упраздняются, другие вводятся в соответствии с новыми реали­ями.  Среди множества «новых» праздников есть несколько особо важных, к которым относятся следующие:

День посадки деревьев – 5 апреля. Учрежден как выходной день с целью восстановления ле­сов страны, сильно сократившихся в результате варварских вырубок в период японского колониального господства и бомбардировок и пожаров во время Корейской войны. 90 процентов имеющихся сегодня в стране лесов – искусственные насаждения. В этот выходной день президент рес­публики лично вместе с семьей сажает деревья в парке перед своим дворцом и сотни тысяч граждан следуют его примеру.

День трудящихся – 1 мая. Узаконен в 1994 г., хотя нелегально отмечался в Корее еще в годы японского колониального господства. 1 мая проф­союзы организуют демонстрации и митинги в защиту требований рабочих и служащих.

День детей – 5 мая. Официальный выходной день, когда дети и родители проводят время вместе.

День родителей – 8 мая. Отмечается по аналогии с американским Днем матери. В этот день правительство и общественные организации по конфуцианской традиции награждают «образцовых» матерей, сыновей и дочерей. Все дети в этот день дарят сво­им родителям:  красные гвоздики – живущим, белые – покойным.

День Учителя – 15 мая. Подобно Дню детей и Дню родителей, отмечается с недавних пор, но отражает глубоко укоренившиеся в сознании корейцев уважение к знаниям и учителю. Школьники и студенты поздравляют своих учителей и профессоров, подносят им бу­кеты и подарки. К этому дню приурочиваются официальные мероприятия по награждению лучших или старейших учителей.

День совершеннолетия – третий понедельник мая. Отмечается в трудовых и студенческих коллективах, где есть люди, которым к этому дню исполнилось 20 лет. В народе этот день знаменателен тем, что с этого момента молодым людям разрешается употреблять алкоголь.

День памяти – 6 июня. Официальный выходной день, учрежденный в память о тех, кто отдал жизнь за свободу и независимость родины. В этот день руководители стра­ны и родственники посещают государственные кладбища и мемориалы и совершают поминальные обряды.

День начала Корейской войны 1950-1953 гг. – 25 июня. Проходят официальные мероприятия, проводятся научные конференции.

День национальной письменности (хангыль) – 9 октября. Учрежден в 1946 г. по случаю 500-летия национальной письменно­сти, Отмечается поминальными церемониями в честь короля Седжона, вручением премий его имени ученым-языковедам, научными конференциями и конкурсами для иностранцев на лучшее сочинение на корейском языке. С 1999 г.  День на­циональной письменности стал выходным.

День Святого Валентина (14 февраля) – день влюбленных, офи­циально не признанный, но пользующийся большой популярностью среди молодежи.

 

Национальная валюта

Денежная единица Южной Кореи – вона – сво­бодно конвертируется и обменивается в стране и за рубежом на все виды валют.

Корейские деньги были впервые введены в обращение во время Корейской войны, по окончанию которой была проведена новая денежная реформа. Название денежной единицы сменили с воны на хван и отчеканили первые монеты достоинством в 10, 50 и 100 хван, с надписями на английском и корейском языке. Все надписи на денежных банкнотах времен Первой Республики (1948-1960) исполнены китайскими иероглифами. После падения режима Ли Сын Мана иероглифика с денежных знаков исчезла, и все надписи на них стали делать корейским алфавитом – хангылем.

В 1962 году новое правительство провело денежную реформу, вернуло прежнее название «вона» и установило систему, которая включала монеты достоинством в 1, 5, 10, 50, 100 и 500 вон и купюры –  начиная с 50 вон до 5000 вон. Банкнота достоинством в 10 тысяч вон появилась только в 1972 году, и на тот момент она составляла около половины среднемесячной зарплаты. Только в 1980 г.  окончательно сформировалась нынешняя система: монеты достоинством в 10, 50, 100, 500 вон и купюры в 1000, 5000, 10.000 вон.

С самого начала 2006 г. Банк Кореи выпустил в обращение банкноты нового образца номиналом в 5000 вон. Затем поступили банкноты номиналом в 1000, 10000 и 50000 вон. Дизайн новых корейских денежных знаков претерпел довольно значительные изменения, однако исторические личности, изображенные на  них, остались прежними. 

Кроме наличных денег в ходу так называемые «супхё», (банковские чеки), номинал которых может варьироваться от 100 тыс. до миллионов вон. Их могут выдавать вместо крупных сумм наличных денег. Расплачиваются  ими также при крупных покупках или оплаты дорогих услуг, при этом часто необходимо поставить свою подпись и указать номер телефона. На чеке стоит печать выдавшего его к оплате государственного учреждения или частного юридического лица.

Курс воны по отношению к американскому доллару и другим твердым валютам резко колебался в зависимости от внутринациональной и мировой финансово-экономической ситуации. Самое резкое падение произошло в период азиатского финансового кризиса, разразившегося в  1997 году. Затем вона обрела относительную стабильность, однако во второй половине 2008 г. курс ее по отношению к доллару США обрушился почти на 50 процентов.


* корейцы называют эти моря соответственно Западным, Юж­ным и Восточным

ГЛАВА 2. НАСЕЛЕНИЕ ЮЖНОЙ КОРЕИ

 

В ноябре 2007 года Министерство административного самоуправления и внутренних дел Республики Корея сообщило, что население страны превысило отметку в 50 млн. человек. Это число было выведено на основе системы регистрации населения. На конец октября 2007 года было зафиксировано, что численность зарегистрированных граждан РК составила 49194485 человек, сюда были добавлены постоянно живущие иностранцы – 624377 человек, и 268845 человек, не имеющих официальной регистрации. Таким образом, общая численность составила 50087307 человек. Таким образом, Южная Корея сейчас по численности населения занимает 24 место среди 194 стран мира.

 

Рождаемость и смертность

На динамику численности населения Кореи вплоть до окончания 2-ой мировой войны значительное влияние оказывали миграции населения, в том числе и международные, в процессе которых сотни тысяч людей покидали пределы Корейского полуострова. После завершения Корейской войны  численность населения вновь стала определяться в основном показателями рождаемости, смертности и продолжительности жизни. Несмотря на большую смертность во время войны, численность населения Южной Кореи с 1949 г. по 1955 г. увеличилась на 1,5 миллиона человек.  Перепись 1960 г. показала  ежегодный прирост населения в пятилетний период 1955-1960 гг. на уровне  29 промилле.

Высокий темп роста населения объяснялся так называемым послевоенным бэби бумом, а также существенным снижением смертности, вызванными общим улучшением условий жизни и здравоохранения. Однако резкое  увеличение населения могло стать дополнительным препятствием в успешном экономическом развитии Южной Кореи, поэтому в начале 1960 гг. правительство страны, впервые стало внедрять национальную  программу планирования семей, что явилось, по сути, политикой контроля над рождаемостью. Эта программа ставила целью понизить до конца пятилетки ежегодный уровень роста населения до 25 промилле. С тех пор, программа планирования семей стала неотъемлемой частью различных правительственных планов развития, и закончилась очень заметным снижением рождаемости за короткий период.

В течение 1960-годов произошли существенные изменения во многих сферах жизни страны: динамично стала развиваться экономика страны, значительно сократилась доля сельского населения, постоянно повышались уровень образования и возможности его получения, процессы урбанизации ускорялись с каждым годом.  В результате перепись 1970 г. показала ежегодный уровень прироста населения в течение 1966-70 гг. в 19 промилле, что означало снижение на 8 пунктов по сравнению с предыдущей пятилеткой.

С конца 1960-х годов уровень рождаемости среди городского населения начал выравниваться и к началу 1980-х годов уже не отмечалось  региональных различий по этому показателю. Методы контроля за рождаемостью и планирование распространилось в аграрной среде. Таким образом, в Корее сработала традиционная модель перехода от многодетности к малодетности, как и во всех других развивающихся странах: снижение уровня рождаемости произошло сначала в крупных городах, затем во всех городских поселениях, и наконец в сельских районах.

Темпы рождаемости в Корее к концу 20 века неизменно снижались и к началу нового столетия на 1000 женщин, способных иметь детей, приходилось всего 130 новорожденных. Это один из самых низких показателей в мире. Для сравнения можно сказать, что в 1990 году на 1000 женщин приходилось около 160 новорожденных, а в 1970 – более 450.  Уровень рождаемости в Сеуле был ниже общенационального: если в 2000 году на 10 тысяч человек населения приходилось 128 новорожденных, то в 2001 году – всего 110. Специалисты объясняют это сокращением числа фертильных женщин и заключаемых браков, а также повышением среднего возраста вступления в первый брак.

Динамичное развитие экономики Южной Кореи, выразившиеся в постоянном расширении производства, увеличение объема товаров и услуг требовало новых рабочих рук и середине 1990-х годов некоторые сегменты рынка труда стали ощущать дефицит людских ресурсов. Поэтому власти страны, как на общенациональном, так и местном уровне предпринимают активные меры для решения  возникшей  проблемы и стимулировать рождаемость путем предоставления беременным женщинам и молодым матерям всевозможных льгот и пособий.

В 1980-90 годах в городах нарастал процесс перехода от большой,       патриархальной семьи  к семье парной. Средняя численность сеульской семьи составила менее 3 человек (2,87), в то время как 20 лет назад, в 1981 году, число членов среднестатистической сеульской семьи превышало 4 человека (4,53).

Смертность во время Корейской войны 1950-53 гг. была несравненно большей, ибо людские потери составили свыше 400 тысяч человек. Ежегодный общий показатель смертности в течение военных лет 1950-53 гг. составлял от 36 до 47 промилле в год или в среднем – 42.  После окончания войны смертность начала быстро понижаться: в 1954 г. и 1955 г., уровень смертности был оценен между 17 и 20 на тысячу.

Продолжительность жизни увеличилась от 50 лет в период 1955-60 гг. до 54 в течение 1965-70 гг. для обоих полов. Такой прогресс был обеспечен быстрым экономическим развитием страны сначала 1960-х годов, позволившим расширить и улучшить медицинское обслуживание, внедрить профилактику болезней, вести практику прививок и т.д. На снижение общих показателей смертности сказалась также увеличившаяся доля молодых возрастных когорт. Без сомнения общий показатель смертности снизился с резким уменьшением младенческой смертности.

По данным Национального статистическое управления (НСУ) Южной Кореи, средняя продолжительность жизни женщин в стране достигла по состоянию на 2001 год рубежа в 80,0 лет, что почти на 0,8 года больше, чем в 1999 году. Аналогичный показатель у мужчин вырос за тот же период на 1,13 года, достигнув 72,8 года. В целом же средняя продолжительность жизни граждан Южной Кореи подросла до 76,5 лет. Среди причин того, почему корейцы стали жить дольше, НСУ назвало улучшение условий жизни людей и системы здравоохранения. Жители Южной Кореи стали больше внимания уделять своему здоровью, физическим упражнениям. Данные НСУ свидетельствуют о том, что в Южной Корее мужчины живут лишь немногим меньше, чем в среднем по развитым странам (членам ОЭСР), – на 1,6 года. У женщин же отставание и вовсе незначительное – 0,4 года.  В целом анализ смертности показал, что для Южной Кореи стал характерен современный тип смертности, присущей развитым странам мира.

Население Южной Кореи в последнее десятилетие стремительно стареет. Доля молодежи в населении страны постоянно сокращается, в то время как доля престарелых людей, наоборот, растет. Согласно данным НСУ, доля населения в возрасте младше 18 лет в настоящее время составляет 25,1 процентов. Это в два раза меньше, чем было 30 лет назад.  В 1965 году более половины (51,1 процентов)  населения страны составляли дети и подростки младше 18 лет. К 1980 году их доля сократилась до 43,3 процентов. В 1990 году детей и подростков было уже 33,8 процентов от общего числа жителей Южной Кореи, а в 2000 году – 27,5 процентов.
Половозрастная структура  

Тенденции развития гендерной структуры населения Кореи до 1949 г. были тесно связаны с международной миграцией предшествующего периода, явившейся наиболее важным детерминантом происшедших изменений. Миграция за пределы страны, которой были охвачены преимущественно мужчины, особенно воздействовала на половую структуру в  репродуктивных возрастах от 15 до 44 лет.

Во время Корейской войны 1950-1953 гг., большие людские потери охватили, прежде всего, мужчин, что сказалось на существенном  уменьшении доли мужского населения. В послевоенный период абсолютная  и относительная численность мужского населения постоянно росла. Это объясняется рядом причин: рождением большего количества мальчиков, сохранившимися корейскими традициями предпочтения сыновей дочерям, участием женщин в международной миграции и т.д.

Согласно данным НСУ Республики Корея (2006) соотношение мужского и женского населения в стране сейчас приблизительно равное, доля женщин составляет 49,9 процентов в общей численности.  Однако в отдельных возрастных группах соотношения мужчин и женщин различаются. Среди молодежи мужчин значительно больше, чем женщин. Например, в возрастной группе от 10 до 19 лет на сто кореянок приходится около 112 (111,7) корейцев. В возрастных группах от 60 лет и старше, наоборот, численным превосходством обладают женщины, причем на  на 100 женщин приходится всего около 72 мужчин (72,2).  Статистические данные также говорят о том, что в Корее по-прежнему существует заметная диспропорция в соотношении новорожденных мальчиков и девочек. В 2001 году на 100 младенцев женского пола приходилось более 109 новорожденных мальчиков.

Возрастная планка, с которой начинается численное преобладание женщин над мужчинами, раньше была гораздо ниже. В 1975 году соотношение мужчин и женщин было в пользу последних, уже начиная с возрастной группы от 40 лет. В 1980-х и 90-х годах возрастная планка численного превосходства женщин поднялась до 50 лет, а на современном этапе – до 60.

Высокий скачок рождаемости детей в послевоенное десятилетие  оказался  одним из определяющих факторов изменений возрастной структуры населения. Особенно это проявилось в 1955-60 гг. в младенческой группе 0-4 года, причем демографы полагают, что в переписях населения этого периода был существенный недочет, соответственно, возможны некоторые несоответствия в численности детей.

 

Браки и разводы

В традиционной Корее брак, как известно, был обязательным, к тому же ранним. Переход к увеличению возраста вступающих в брак начался в 1945-1955 гг. и в этот период возраст брачующихся повысился примерно на три года, и для мужчин и для женщин. В 1970 г. возраст вступления в брак достиг 27 лет для мужчин и 23 лет для женщин.

Причинами перехода от ранних к более поздним возрастам вступления в брак послужили различные факторы, однако главным явилась ускоренная урбанизация и изменившиеся условия городской жизни. Горожане, ориентированные больше на достижение личного успеха, стремящиеся получить хорошее образование и делать успешную карьеру, откладывают  вступление в брак. Удельный вес городских жителей в Корее после 1960-х годов постоянно рос ускоренным темпом. Другая причина заключалась в значительной по численности миграции, людей достигших брачного возраста, в результате которой прерывались отношения между людьми, а в среде мигрантов зачастую складывалась диспропорция между мужчинами и женщинами, что также затрудняло вступление в брак. Введение с 1950 г. всеобщей воинской повинности и обязательной трехлетней службы в армии корейских мужчин в возрасте 20 лет означало отсрочку, по крайней мере, до ее окончания. В действительности эта отсрочка составляла более продолжительный срок, ибо после демобилизации требовалось определенное время для адаптации к гражданской жизни, трудоустройства и решения насущных жизненных вопросов. В итоге средний возраст первого вступления в брак у женщин в 2002 году составил 27 лет, а у мужчин – 29,8 года.

В Южной Корее также растет число супружеских пар, в которых муж и жена являются ровесниками или жена старше мужа, а сравнительно недавно такой брак в Корее считался аномалией. Доля молодых семей, в которых жена старше мужа, выросла в 2002 году по сравнению с 1990 годом на 2,8 процентов и составила 11,6 процентов. Число браков, заключаемых между мужчинами и женщинами одного возраста, выросло за тот же период на 5,2 процентов и составило 14,3 процентов. Всего в 2001 году в Южной Корее было зарегистрировано 320100 браков, что на 4 процента  меньше, чем в предыдущем 2000 году. В общем количестве продолжает расти доля браков между разведенными женщинами и ранее неженатыми мужчинами. Доля браков между разведенными мужчинами и женщинами составила в 2001 году почти 11 процентов от общего количества. Средний возраст повторного вступления в брак у мужчин – 42,1 года, у женщин – 37,6.

По данным НСУ за  последнее десятилетие заметно вырос процент разводов. Наиболее заметный рост наблюдается в возрастной группе от 35 до 39 лет. Средний возраст корейских мужчин, расторгнувших брак в 1999 году, составил 40,2 года, а женщин – 36,7, причем большинство составляют супруги, прожившие вместе менее 10 лет (54,4 процентов). Основные причины разводов – семейные раздоры (74 процентов), финансовые проблемы (11,6 процентов) и проблемы, связанные со здоровьем (0,7 процентов).

 

География расселения  

Современное территориальное расселение населения в Корее складывалось в течение продолжительного периода исходя из ландшафтных и климатических характеристик, развития инфраструктуры, доминирующего типа производства и административно-экономической политики. Данные о современном территориальном расселении населения в Южной Корее наглядно представлены в таблице.

 

Таблица. Расселение населения по провинциям и городам РК (2006)

Регион Сеул Пусан Тэгу Инчхон Кванчжу Тэчжон
Население 10190249 3590347 2493505 1412900 1412900 1474394
Доля от общей численности 20,71% 7,30% 5,07% 5,40% 2,87% 3,00%
Регион Ульсан Кёнгидо Канвондо Чхунчхон-Пукто Чхунчхон-Намдо Чолла-Пукто
Население 1097065 11055658 1503572 1503733 1990557 1860599
Доля от общей численности 2,23% 22,47% 3,06% 3,06% 4,05% 3,78%
Регион Чолла-Намдо Кёнсан-Пукто Кёнсан-Намдо Чечжудо    
Население 1932170 2681468 3190204 559786
Доля от общей численности 3,93% 5,45% 6,48% 1,14%

 

Южная Корея относится к числу стран с самой высокой плотностью населения, которая в 2000 г. составила 472 чел. на кв.км., однако в самой стране наблюдаются существенная разница  региональных показателей плотности населения. По данным министерства административного самоуправления и внутренних дел страны самой высокой плотностью населения отличается сеульский муниципальный округ Янчхон, в котором на один квадратный километр приходится 27936 человек, в то время как плотность населения в уезде Инчже в провинции Канвон составляет всего 20 человек на 1 квадратный километр.

Современная Южная Корея отличается высокой степенью урбанизированности населения: в 2000 г. из 46,1 миллионов корейцев в городах жило 36,6 миллиона или 79,6 процентов всего населения страны.

Главным центром страны является южнокорейская столица – Сеул, который после 1945 г. рос ускоренными темпами, причем градостроительное и экономическое развитие города сопровождалось быстрым ростом его населения. Известно, что в 1918 г. население корейской столицы составило 189 тысяч человек, а к началу 1990-х оно достигло 10 миллионов – и стабилизировалось на этой отметке. В 2000 г. в Сеуле, по официальным данным, проживало 9 миллионов 895 тысяч жителей. Однако эта цифра требует пояснений, так как “административный Сеул” гораздо меньше реального Большого Сеула. Границы города не пересматривались уже давно, и большинство новых жилых районов, не говоря уж о городах-спутниках, формально оказалось за пределами столицы. Поэтому сами корейцы обычно говорят о “столичной зоне”, которую можно представить как окружность диаметром около сотни километров, с центром на южной границе собственно Сеула. Помимо собственно Сеула, в нее входят два “города-миллионера”: Сувон (население достигло миллиона в апреле 2002 г.), и Инчхон (2,4 млн. чел.). Таким образом, суммарное население южнокорейского мегаполиса составляет примерно 20 миллионов человек, или около 40-45% всего населения страны. Подобной концентрации населения в столице и ее округе нет почти ни в одном другом государстве мира. Площадь города 605 квадратных километров, так что плотность населения в Сеуле  одна из самых высоких в мире – 17157 человек на квадратный километр. В последнее время все больше жителей столицы  переселяется в пригороды с лучшей экологией и  меньшей стоимостью жилья, поэтому численность населения собственно Сеула с 1992 года постоянно снижалась.

Вторым по значению городом страны является Пусан, который возник как главный центр торговли с Японией, а сейчас является и крупнейшим глубоководным портом страны. Население Пусана – 3,66 млн. человек, а с пригородами – примерно 5 миллионов. На третьем месте находится Тэгу – 2,48 млн. жителей, а на четвертом – соседний Тэчжон (1,37 млн.чел.). Кроме того, в Корее есть еще два города-миллионера – Кванджу (1,35 млн.) и Ульсан (1,01 млн.). Всего в стране имеется восемь городов с более чем миллионом жителей.

 

Внутренние миграции

Территориальные перемещения внутри Кореи обусловливались разными причинами и имели разные типы, виды, направления. Основным содержанием миграций внутри страны явилось перемещение людей из сельской местности в города. Доля городского населения выросла в 4,5 процентов в 1945 до 65,4 процентов в 1985 г. и свыше 80 процентов к концу 1990-х годов. 

Сельско-городское переселение началось в годы Корейской войны, а в послевоенный период в связи с экономическим ростом многие молодые люди стали покидать свои родные места и отправляться в города в поисках работы, с желанием получить образование и начать новую жизнь. В итоге южнокорейские города оказались чрезвычайно переселенными. В начале 1970-ых годов режим Пак Чжон Хи приступил к реализации общенациональной программы реформирования традиционной корейской деревни, известной под названием «Ся маыль ундонг» или «Движение за новую деревню». Задачи, который поставил президент Пак перед правительством и народом страны, заключались в реконструкции и модернизации населенных пунктов, дорог, инженерных сооружений, коммуникации в сельской местности, строительстве различных объектов производственного и социально-культурного назначения. В ходе реализации программы следовало перейти на прогрессивные методы агротехники, внедрить механизацию сельскохозяйственного производства, использовать новые методы менеджмента и ведения фермерского дела. «Ся маыль ундонг» предполагал также уменьшение разницы доходов сельчан и горожан, стирание резких границ между качеством жизни в урбанизированной и аграрной среде. Таким образом, кроме всего прочего ставилась также задача прикрепления нового поколения  корейских крестьян к земле и сельскому труду.

Несмотря на значительные успехи в движении за новую деревню и массированную пропаганду, отток молодых жителей села в города не уменьшился и к концу 1980 гг. стало понятным, что задача удержания нового поколения в сельской местности не достигла своей цели.

Ежегодный прирост населения  Сеула в конце 1980-х годов составлял более трех процентов, причем две трети за счет мигрантов. То же самое происходило в таких крупных центров городских центров как  Пусан, Тэгу, Инчхон, Кванджу и Тэджон. Особенно большой рост городского населения был зарегистрирован на юго-восточном побережье и охватил такие города как Масан, Ёсу, Чхинхе, Ульсан и Поханг. Данные переписи населения показали, что в межпереписной период с 1960 по 1985 г.  население Ульсана увеличилось с 30000 до 551300 жителя, то есть в 18 раз. Отчасти данный феномен обьясняется особым вниманием, которое было уделено правительством страны развитию провинции Южный Кёнгсан. Для сравнения, население г. Кванджу – административного центра провинции Южная Чолла за этот же период увеличился всего лишь в три раза.

 

Корейская война и беженцы

В первые годы после освобождения Кореи граница между Севером и Югом вдоль 38-ой параллели оставалась относительно прозрачной, хотя советская, и американская военная администрация пыталась прекратить взаимное движение людей. Однако до 1950 г. им этого добиться так и не удалось.

Всего за годы Корейской войны из южной части перешли на Север около 280-300 тысяч человек, в  то время как в обратную сторону  от 650 тыс. до 2 млн. человек. Среди гражданских беженцев преобладали мужчины, причем соотношение переходивших с Юга на Север составляло 1273 мужчин на 100 женщин. Для мигрантов из Северной Кореи мужчин было в среднем 714 человек на 100 женщин.

Материалы переписи населения 1955 г. зафиксировали  распределение беженцев из Северной Кореи в провинциях Южной Кореи. Согласно  данным самая большая концентрация  отмечена в провинциях Кангвон (27,2 процента) и Кёнгчжи (27,2 процента), граничащих с Северной Кореей. Существенное количество беженцев (20,7 процентов) доходило до отдаленной от границы юго-восточной провинции Кёнгнам,  в южнокорейской столице осели около 15 процентов, и меньше чем 20 процентов беженцев распределялось по другим областям.

Многие репатрианты из Маньчжурии, прибыли в Сеул, другие были распределены более или менее равномерно в других провинциях и, в конечном счете, 60 процентов репатриированных из Китая обосновались в центральных, и южных провинциях. Приблизительно 52 процента беженцев из Северной Кореи в течение войны, как отмечено в материалах переписи 1955 г., оставались в сельских районах. Наиболее притягательными для беженцев из Северной Кореи городами оказались Пусан, Сеул и Инчхон.

Северокорейские граждане в Южной Корее

В последние годы число северян, оказавшихся в Южной Корее, постоянно росло. По данным южнокорейского Министерства объединения за период с 1953 г. по 2000 г. на территорию Республики Корея тем или иным способом перешли 1307 северокорейцев. Около 190 из них к настоящему времени скончались, а 33 выехали на постоянное место жительства в третьи страны (главным образом, в США), а на начало 2001 г. в Южной Корее проживало 1187 граждан из КНДР.

В 1990-91 гг. из Севера на Юг перешли 18 человек, а 1992-93 гг. – 16.  Начиная с 1994 г. число число северокорейских граждан, или как их называют по-корейски «тхальбукча» стало расти: в 1994 г. – 54 чел.; 1995 г. – 41; 1996 г. – 56; 1997 г. – 85; 1998 г. – 71; а в 2000 г. – 212 человек.

Имеющиеся данные позволят судить об изменениях в качественном, возрастном и половом составе «тхальбукча». Прежде всего, отмечается возросшая доля  женщин, которые составляют примерно треть – 34,3 процента. По своему социальному происхождению 46,3 процентов перебежчиков последних лет – рабочие и крестьяне; 34,1 процента – учащиеся и женщины-домохозяйки. Служащие всех видов, в том числе партийные работники и учителя, составляют лишь 9,1 процента;  6,7 дипломаты и работники заграничных учреждения – 6,7%;   военнослужащие – 3,6%.

В 1995 г. Северная Корея пострадала от неурожая, вследствие которого  в стране возник острый продовольственный кризис. Десятки тысяч людей перешли в приграничные северо-восточных провинции Китая, незначительная часть из которых переправилась затем в Южную Корею.

После необходимых проверок рядовые «тхальбукча» направляются в специально созданный  в 1999 г. учебный центр «Ханавон»  находящемся в 70 км. от  Сеула уездном городе Ансоне.   На начало марта 2001 г. курсы в Ансоне окончили 248 человек, или примерно четверть всех находящихся в Южной Корее граждан Северной Кореи. Однако адаптироваться и начать новую жизнь  северным корейцам чрезвычайно сложно, о чем свидетельствуют данные южнокорейских социологов. В 2000 г. из 924 обследованных «тхальбукча» 55,8%, в то время как средний уровень безработицы по стране составил лишь 4%.  16,5% работали по найму в фирмах, 9,% были независимыми предпринимателями, и 1,7% работали в исследовательских центрах и университетах. Остальные были нетрудоспособны по возрасту или по состоянию здоровья.

«Тхальбукча» представляют мизерную по численности группу в Южной Корее, намного меньшую, чем число иностранцев из других стран, однако опыт их вживания чрезвычайно важен для будущего объединенного Корейского полуострова.

 

Международные миграции  

Послевоенная репатриация. Сравнение данных материалов переписи 1944 и 1949 гг. показывает, что  в межпереписной период население Южной Кореи выросло на 2,6 млн. человек, репатриировавшихся из других стран и прибывших из северной части страны. Количество репатриантов прибывших из зарубежья в Южную Корею достигло 1, 8 млн., а численность перешедших с Севера по переписи 1949 г. насчитывала 740 тысяч человек. Репатрианты, прибывшие из Японии, составляли 75 процентов от общего количества репатриантов.

Эмиграция корейцев в 1945-1965 гг. С окончанием Корейской войны, международные миграции корейского населения почти прекратились. В течение девяти лет с 1957  до 1965 гг., 28000 человек были зарегистрированы как мигрировавшие за границу. Однако, в отличие от предыдущего этапа эмиграция приобрела иные параметры и, прежде всего, она стала расширяться географически.

В начале 1960 гг. несколько сотен молодых корейцев отправились по контракту в Западную Германию в качестве шахтеров и медсестер, где вскоре их численность многократно увеличилась. По окончанию трехлетнего срока контракта часть из них переселились в другие страны Европы, а также в США.

В это же время первая группа из нескольких десятков корейцев эмигрировала в Южную Америку, которая первоначально поселилась в столице Бразилии Сан Пауло. Через десять лет иммиграция корейцев охватила ряд латиноамериканских стран.

Эмиграция корейцев в США и западные страны в 1965-1975 гг. Новый этап в истории послевоенной эмиграции начинается с 1965 г., с принятием в США акта Гарта-Селлара, согласно которому Южная Корея получила квоту в 20 тыс. иммигрантов в год. Волна эмиграции из страны была вызвана авторитарной программой модернизации принятой военным  режимом президента – генерала  Пак Чжон Хи.

Главным образом эта волна была направлена в США, которые оставались основным центром притяжения южнокорейских рабочих и специалистов. Однако к середине 1970-х годов появились новые направления международной трудовой миграции и корейские контрактники оказались в русле этих потоков рабочей силы.

Отправка молодых корейцев-мужчин для работы на шахтах, а женщин-кореянок в клиниках Западной Германии; сельскохозяйственная иммиграция в некоторые латиноамериканские страны, труд корейских строителей-контрактников в странах Ближнего Востока и Персидского залива в 1970-1980-х годах явились результатом проводимой политики правительства Южной Кореи и стран-реципиентов.

Позиция южнокорейского режима в вопросе участия населения в  международной миграции рабочей силы изменилась от ее строгого запрета до стимулирования и поддержки.

Современный этап иммиграции (1975-2005). Вместе с тем, уже в начале 1980-х годов трудовая эмиграция из Южной Кореи начинает стремительно падать, что было обусловлено экономическим подъемом страны, ростом заработной платы, улучшением социальных условий, значительным сокращением безработицы.  В течение 1980-х годов валовой национальный продукт в Южной Корее увеличился на 210 процентов. Получают сильное развитие строительство, сфера обслуживания. Эти и другие отрасли промышленности начинают испытывать острую нехватку рабочей силы. Такая ситуация была также обусловлена снижением рождаемости и меньшим естественным приростом, сверхконцентрацией производства в отдельных городах

Правительство Южной Кореи долгое время исключало возможность удовлетворить возросший спрос на рабочую силу с помощью привлечения неквалифицирован­ных иностранных рабочих, что, в конечном счете, привело к росту нелегальной иммиграции из Китая. Филиппин и др. Чтобы противостоять этому с августа 1991 г. Южная Корея официально начинает привлекать иностранных рабочих, пытаясь тем самым взять под контроль увеличивающиеся иммиграционные потоки. Говорить о демографическом влиянии этой иммиграционной волны пока рано, хотя определенные “демографические издержки” она уже восполнила. И здесь могут соединиться интересы Южной Кореи (спрос на рабочую силу) и интересы Северной Кореи (предложение рабочей силы), что может стать одним из важных этапов их будущего объединения.

По данным Корейской таможенной службы в 2000 году за рубеж выехало рекордное число южнокорейцев – 5150 тысяч человек. Число южнокорейских граждан, путешествовавших за рубежом, начало быстро расти, начиная с 1995 года, но затем резко сократилось в 1998 году под влиянием острого валютно-финансового кризиса, разразившегося в конце 1997 года. В результате, в 1998 году за рубежом побывало всего 2 миллиона 840 тысяч корейцев. В 2000 году вновь произошёл резкий скачок вверх, благодаря тому, что многие представители среднего класса стали путешествовать по странам ЮВА, Европы и в Австралию.

Согласно статистическим данным, опубликованным 30 января 2003 Министерством иностранных дел и внешней торговли Южной Кореи, число граждан страны, эмигрировавших за рубеж, в 2002 году немного сократилось. При этом все большее число корейцев, ранее выехавших из страны, предпочитают возвращаться на родину. Общее число новых корейских эмигрантов в 2002 году составило 11178 человек, что на 3,5 процентов меньше, чем годом ранее. Чаще всего граждане Южной Кореи выезжали в Канаду (5923 человека), Соединенные Штаты (4167), Новую Зеландию (755) и Австралию (330). На родину в 2002 году вернулось 4257 бывших эмигрантов. Это на 15 процентов больше, чем в предыдущем году. Среди стран, из которых корейцы предпочли возвратиться, лидируют США (2122 человека). За ними следуют Канада (693), страны Латинской Америки (629), Новая Зеландия (115) и Австралия (67). Тенденция к сокращению выезда из страны продержится еще как минимум несколько лет в связи с ужесточением иммиграционного законодательства такими странами, как Канада и Новая Зеландия. Улучшение экономической ситуации в Южной Корее также называется среди причин спада эмиграции, по сравнению с предыдущими десятилетиями.

 

Иностранное население

В последние два десятилетия число иностранцев постоянно или продолжительно проживающих (свыше 180 дней) в Южной Корее постоянно увеличивалось Рост численности происходил за счет разных категорий людей: лиц, вступивших в брак с корейцем (кореянкой), стажеров-гастарбайтеров, студентов, работающих по контракту и нелегалов.  Приток иностранцев шел в основном из Китая, государств бывшего Советского Союза, Монголии, Вьетнама, Юго-Восточной Азии и других стран.

По сведениям Министерства юстиции РК, число иностранцев, пребывающих в стране, по состоянию на конец августа 2007 года впервые превысило 1 миллион человек. Сюда включены и те, кто пребывает в Корее на долгосрочной основе, туристы и другие визитеры.

Быстрее всего росло число иностранных граждан, находящихся в Корее на долгосрочной основе, то есть от 91 дня и долее. Таковых было около 725 тысяч человек. Больше половины долгосрочных резидентов составляли так называемые “промышленные стажеры”, то есть рабочие из ряда развивающихся стран, занятые на малых и средних предприятиях не особо квалифицированным трудом за низкую плату. Во вторую по величине группу иностранцев входят нелегальные иммигранты – в основном такие же рабочие, которых Минюст насчитал 205 тысяч. Далее идут иностранные жены и мужья (в основном жены) корейских граждан – их оказалось около 105 тыс. чел. Для сравнения: в 2002 году по семейным визам в Корее находились менее 35 тысяч иностранцев. Еще одну большую группу долгосрочных резидентов составляют студенты из-за рубежа – 47,5 тысяч человек.

Из миллиона иностранцев, находившихся в Корее на август 2007 г., 44% (441 тыс. чел.) составляли граждане КНР, из которых около 267 тыс. были этническими корейцами. Американцы – вторая по численности группа иностранных граждан (118 тыс.). На третьем месте идут вьетнамцы (64,5 тыс.), на четвертом – филиппинцы (50 тыс.), на пятом – тайцы (43 тыс.). В сумме граждане этих пяти стран дают около 70% от всех иностранцев в Корее.

Почти две трети иностранцев пребывают в столичной зоне, в так называемом Большом Сеуле, в том числе 30% – в провинции Кёнгидо, 28,5% – в собственно Сеуле и 6% – в Инчхоне. В провинции Кёнсан-Намдо находятся 5,5% иностранных граждан, а в остальных провинциях и того меньше.

Интернациональные браки перестают быть явлением исключительным.  Особенно быстрый рост наблюдается в деревнях, где треть мужчин теперь женятся на иностранках. Согласно данным НСУ РК в 2005 году в Южной Корее был зарегистрирован 43121 брак между гражданами страны и иностранцами. Это на 21,6% больше, чем было в предыдущем году. Доля интернациональных браков в общем числе брачных союзов составила в прошлом году 13,6%. Пятью годами ранее доля таких браков в Корее не превышала 4% (3,7%).

Особенно большой популярностью иностранные невесты пользуются в сельских районах Кореи. В прошлом году 35,7% новых супружеских пар, появившихся в корейских деревнях, были смешанными, где муж кореец, а жена иностранка. Причина здесь в том, что в последние годы кореянки все менее охотно выходят замуж за молодых людей, проживающих в деревнях, поэтому жителям сельских районов приходится искать себе невест за рубежом. По числу браков, заключенных в прошлом году с корейцами, проживающими в сельских районах, на первом месте стоят вьетнамки (1535 чел.). Они опередили кореянок из Китая, которые прежде прочно удерживали лидерство (984).

Вместе с тем, по общему числу браков корейцев, включая городских жителей, с иностранками представительницы КНР уверенно идут на первом месте. С ними граждане Южной Кореи заключили в 2005 году 20635 брачных союзов из 31180 (66,2% от общего числа интернациональных браков), с вьетнамками же – 5822 брака (18,7%). На третьем месте, но уже со значительным отрывом,  шли японки – 1255 человек (4%). В обратной ситуации (жена – кореянка, муж – иностранец) также лидируют выходцы из   Китая – 5042 брака из 11, 941, или 42,2%. Это, новая тенденция впервые проявилась в 2004 году. В прежние времена самыми популярными кандидатами в супруги у кореянок были японцы и американцы, которые теперь отодвинулись в данном рейтинге на второе и третье места.

Из стран бывшего СССР отдельной строкой в опубликованной статистике упомянут только Узбекистан. Представительницы этой страны занимают 6-е место, как в списке браков, так и в списке разводов между иностранками и южнокорейцами мужеского пола. Правда, отрыв от лидеров – китаянок и вьетнамок очень большой. В 2005 году 333 гражданки Узбекистана вышли замуж за корейцев, а 75 из них развелись со своими корейскими мужьями.

Согласно исследованиям, проведенным учеными университета Чонбук среди 945 интернациональных семей, 58% иностранок, вышедших замуж за корейцев и проживающих в Корее, являются выходцами из среднеобеспеченных слоев, 26% имели у себя на родине достаток выше среднего, и лишь 16% – ниже среднего. Более половины смешанных семей, в которых муж кореец, а жена иностранка, имеют достаток ниже среднего. Средний возраст корейцев, женившихся на иностранках, равен 41 году, в то время как средний возраст их супруг – 34 года, то есть разница в возрасте между ними coставляет 7 лет, что в Корее вполне входит в рамки нормы.

Чосончжок или китайские корейцы. С установлением в августе 1992 г. официальных дипломатических отношений между Республикой Кореей и Китайской Народной Республикой двустороннее сотрудничество достигло широких масштабов в самых различных сферах. Число посетивших Китай южных корейцев по деловым и туристическим поездкам, а также для учебы  стремительно выросло в 1990-е годы, и в 2000 г. превысило 1 млн. человек. Увеличился обратный поток визитеров из Китая в Корею и в 2001 г. их  число составило 482 тыс. человек.

Нормализация дипломатических отношений между Южной Кореей и Китаем в 1992 г. предоставила возможность поездок китайских корейцев на свою историческую родину. Первоначально разрешение въехать в Корею получили чосончжок, имевшие прямых родственников, которые могли пригласить их и взять на себя все расходы, связанные с поездкой. В 1993 г. 88 китайских корейцев впервые  побывали в Корее, а затем их число стало расти с каждым годом. Со временем приглашать имели право не только кровные родные, но состоящие в двоюродных отношениях. В первой половине 1990-х годов в Китае возник феномен так называемого «хангук ый парам» (дословно «корейского ветра», наподобие “American dream” –«американской мечты») –  бума интереса к Корее и мечте побывать в этой стране. Эта мечта имела под собой четкое материальное основание, ибо уровень жизни и величина заработной платы в  Корее была во много раз выше, чем в Китае.

На конец 2000 г. наибольшую иностранную колонию в Южной Коре составляли граждане КНР, которых насчитывалось 153930 человек (в это число включены и нелегалы). Примерно половина этих китайцев – чосончжок. Многие корейские китайцы используют нелегальные пути въезда и платят десятки и сотни тысяч юаней  местным агентам и брокерам за нелегальные паспорта, визы и другие необходимые документы. Незаконный трафик в той или иной форме стал прибыльным делом, ибо речь идет о сотнях тысяч и миллионах долларах. Численность китайских корейцев в Корее, включая пребывающих на законных основаниях и нелегалов, не поддается строгому учету, поэтому расхождения в оценках весьма значительны. Причем, официальные данные гораздо ниже, чем статистические сведения, упоминаемые в средствах массовой информации, общественными организациями и исследователями.

Стажеры-гастарбайтеры. Для иностранцев существует легальный способ въезда в Корею в качестве стажеров.[*] С 1994 г. правительством Южной Кореи была инициирована программа стажировок иностранных рабочих, в соответствии с которой они могли проходить в стране техническую подготовку и переподготовку. Первоначально решение правительства о привлечении иностранной рабочей силы по системе временной “работы – стажировок” было принято для оказания помощи корейским фирмам в повышении квалификации набранного ими за рубежом персонала. В соответствии с этим решением во второй половине 1993 г. около 10 тысяч иностранных рабочих были набраны на стажировку на предприятиях малого бизнеса в отдельных отраслях промышленности сроком до 1 года.  В декабре 1993 г. их число было увеличено вдвое, а разрешенный период пребывания и работы был продлен до двух лет. В августе 1994 г. правительство объявило, что оно выдает дополнительно 10 тыс. разрешений на стажировку в швейном производстве и на обувных фабриках, где ощущался особо острый дефицит трудовых ресурсов. В 1995 г. было принято решение о приглашении на стажировку еще 40 тыс. иностранных рабочих, многие из которых были направлены в рыбную  промышленность.

Однако эта система «производственных стажировок» на самом деле оказалась разновидностью найма неквалифицированной и дешевой рабочей силы из так называемых развивающихся стран, что было  вызвано двумя обстоятельствами. Во-первых, в 1985-2000 гг. заработки  в Корее росли рекордными темпами, ВНП на душу населения вырос с 200 долларов в 1960 г. до 11,500 в 1996. Во-вторых, южные корейцы, обладающие высоким уровнем образования и имеющие специальности, перестали выполнять трудную, опасную и грязную работу.

Поэтому во второй половине 1990-х годов по системе стажировок, в Южную Корею приехали десятки тысяч иностранных рабочих из ряда зарубежных стран: Китая,  Филиппин, Непала, Пакистана, Шри-Ланки, Монголии. Более половины из приехавших на стажировку были заняты в текстильной промышленности (25%), на предприятиях по изготовлению резины и пластмасс (9,7%), в производстве кожи и обуви (8,4%), в машиностроении (7,8%) и автомобилестроении (7,2%).Основную часть стажеров принимают малые предприятия с числом работающих от 11 до 50 человек (36,9 %).

На практике KFSB,  так и не решила проблему нехватки рабочей силы южнокорейских малых и средних предприятий, на что была нацелена данная программа, так как стажеры сбегали с отведенных им мест работы в поисках более высокой зарплаты. Как сообщала газета «Сеул Геральд» в 2002 г. из 89 тыс. стажеров 52 тыс. перешли на нелегальное положение. В качестве стажеров  они получали 200-260 долл., а как нелегальные рабочие – около 500 долларов.

Контроль над законностью пребывания и трудовой деятельностью  иностранных граждан в Корее возложен на иммиграционную службу министерства юстиции. Строгий иммиграционный контроль установлен при въезде в страну и все иностранцы, вызывающие подозрение чиновников иммиграционной службы, подвергаются тщательному опросу и проверке. Поэтому многие граждане Китая, стран Юго-Восточной Азии, России и других стран-доноров нелегалов депортируются назад прямо из аэропорта. По данным министерства юстиции в 1999 г., ежедневно отказ во въезд в Корею получали до 100-120 человек. За 11 месяцев 2000 г. 18,8 тыс. иностранцев не смогли представить достаточно документов, и были депортированы прямо из аэропорта.

Многие «производственные стажеры» и нелегалы, выполняющие трудную и опасную, зачастую без предварительного инструктажа по технике безопасности страдают от полученных травм. Согласно исследованию, проведенному Ассоциацией по правам рабочих-мигрантов, 49,7 процентов иностранных рабочих, занятых легальным и нелегальным трудом получают травмы в течение первого года пребывания в Корее. В среднем из 100 рабочих мигрантов,  пострадавших от производственных травм компенсации за увечье или инвалидность получили  лишь 59 человек, более того некоторым приходилось самим оплачивать лечение. Такие тяжелые условия труда и жизни вызывают справедливый протест иностранных рабочих, которых стали поддерживать международные правозащитные организации, корейские неправительственные организации и ряд церквей.  Рабочие устраивают демонстрации, сидячие и голодные забастовки и иные акции.

 

Иностранные студенты

До начала нового века зарубежных студентов, обучавшихся в Южной Корее, насчитывалось немного. В основном это были те, кто изучал корейский язык как специальность и студенты по обмену.  На рубеже веков южнокорейская система университетского образования утвердилась окончательно по американской модели, ведущие вузы выстроили современные учебные корпуса, библиотеки и лаборатории, оснастили их современным оборудованием и установили Интернет и учебное телевидение. Материально-техническая база ведущих южнокорейских  университетов не отличалась существенным образом от западных.    Плата за обучение в них выгодно отличалась своей доступностью. Однако число зарубежных студентов оставалось низким. Но, в связи с поставленной задачей глобализации Кореи, а также в целях повышения культурно-образовательного имиджа страны, число зарубежных студентов за последнее десятилетие стремительно увеличилось.

В течение 5 лет с 2001 года по 2006 году оно выросло в 5,7 раз с 3, 963 до 22,624 человек. Зарубежные студенты в основном прибывали из соседних азиатских стран, в первую очередь из Китая и Японии. Китайские студенты составляют 65 процентов от всех иностранных студентов в Корее. По состоянию на март 2004 доли иностранных студентов по странам происхождения (гражданству) в общей численности распределялись следующим образом:  Китай-  51.3 %;   Япония – 12.0 %; Страны Азии (без указания  из какой именно) –  7.8 %;  Соединенные Штаты – 5.2 %;  Вьетнам – 3.2 %; Монголия – 2.2 %; Российская Федерация – 2.0 %;  Филиппины – 1.6 %; Малайзия – 1.2 % и Канада – 1%.

В 2007 году число иностранных студентов выросло до 32 тыс. человек, а к началу нового учебного 2008 года оно подскочило до 55 тысяч. Более чем наполовину увеличение произошло за счет китайских студентов. Правительство Кореи и ведущие южнокорейские университеты, такие как Сеульский Национальный Университет, университеты Енсей и Корё стали вводить программы обучения на английском языке, где преподавателями стали либо американские корейцы, либо южнокорейские профессора, получившие докторские степени в США.  Правительство Южной Кореи, фонды и университеты значительно увеличили число стипендиатов и количество грантов бесплатного образования.  В особенности это касалось этнических корейцев, в том числе из стран бывшего Советского Союза. Изменились также некоторые законы, в том числе те, которые запрещали иностранным студентам заниматься трудовой деятельностью. Упростились визовые процедуры со многими странами. Английский язык стал шире использоваться в обиходе, в целом Южная Корея стала намного привлекательнее для иностранцев, чем десятилетие тому назад.

В начале 2008 года правительство Кореи объявило о намерении увеличить число зарубежных студентов в стране до 100 тыс. человек к 2010 году. Министерство образования, науки и техники запланировало резкое увеличение числа образовательных грантов с 1, 500 на текущий год до  2,450 в 2010 году и 3 тысяч к 2012. Университеты получат дополнительно 2 миллиона долларов для открытия новых курсов английского и корейского языков. Кроме того, для иностранных студентов расширятся возможности проживания в университетских общежитиях. Дополнительно, иностранным студентам будет оказываться помощь в получении временной работы, невзирая на их иммиграционный статус. Правительство Кореи считает, что привлечение зарубежных студентов является важным не только для образования, но также для  экономики. Если число иностранных студентов увеличится  до 100 тыс. человек, то Корея может получить дополнительно 160 миллиардов вон. Иностранные студенты, заканчивающие университеты в Корее, могут стать новой движущей силой в стране, которая уже сейчас испытывает трудности в связи с нехваткой молодых энергичных специалистов.

Меры по привлечению иностранцев. Правительство и местные власти Южной Кореи продумывают и внедряют различные проекты по привлечению востребованных контингентов иностранных специалистов. Администрация столицы Южной Кореи планирует создать 15 специальных “международных зон” (“Global Zones”), чтобы облегчить жизнь и деятельность иностранцев в Сеуле. Четыре “деловые зоны” предназначены для действующих в Сеуле зарубежных компаний. Шесть “международных районов” (“global villages”) создаются в местах более или менее компактного проживания иностранцев. Наконец, в пяти “зонах культурного обмена” гостям корейской столицы будут обеспечены лучшие условия для проведения досуга.

В число четырех “деловых зон” войдут окрестности сеульской мэрии, комплекс зданий в районе Самсон-дон, высотное здание GS Tower в районе Ёксам-дон и остров Ёыйдо. В перечисленных местах уже сейчас имеется немало представительств зарубежных компаний. Здесь будут созданы центры поддержки иностранного бизнеса (“Seoul Global Centers”), которые по своим функциям будут аналогичны подобного рода центрам, имеющимся в корейских зонах свободной торговли.

Весной 2007 года в г. Сувоне (столичная провинция – Кёнгидо) был открыт Центр поддержки иностранцев. Подобные центры существуют и в других крупных городах Кореи, главная цель которых заключается в оказании помощи иностранным гражданам в Корее, а так же в защите их прав и решение возникающих проблем. Речь идет в основном об иностранных женщинах, вышедших замуж за южных корейцев, а так же рабочих, приехавших по контракту. В центрах проводятся бесплатные занятия по корейскому языку, практические занятия по ведению домашнего хозяйства, здесь же можно посещать компьютерные курсы, занятия по фотографическому,  парикмахерскому делу и т.д.

Важным вопросом в жизни всех иностранцев, решивших связать свою жизнь с Кореей, является вопрос гражданства. За последние годы  произошли изменения в оформлении документов и число иностранцев, принимающих южнокорейское гражданство, увеличилось в несколько раз. К концу 2005 года таковых насчитывалось почти 17 тысяч человек, хотя пять лет назад число иностранцев, получивших корейское гражданство, не превышало 2 тысяч человек. В 2006 году на рассмотрении в иммиграционных органах Республики Корея находилось более 25 тысяч заявлений от иностранных граждан, желающих принять южнокорейское гражданство. В перспективе тенденция увеличения поступления заявлений и числа иностранцев, получивших гражданство Южной Кореи, будет устойчиво сохраняться.


[*] Система стажировки иностранных рабочих в Республике Корея проходит под эгидой Корейской федерация малого и среднего бизнеса (The Korea Federation of Small and Medium Business -KFSB Trainee system)

 

ГЛАВА 3. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ

 

Древнейший период

 

Палеолит Кореи. Первые археологические памятники в Корее, которые можно было с уверенностью отнести к палеолитическим, были открыты довольно поздно. В начале 1960-х гг. позднепалеолитические орудия были обнаружены  в Северной Корее в  провинции Северная Хамгён на стоянке Кульпхори , а в 1964 г. в Южной Корее в провинции Южная Чхунчхон на стоянке Сокчанни  были найдены раннепалеолитические орудия. Наиболее древней палеолитической стоянкой считается пещера Комын-мору близ Пхеньяна.

На Юге Кореи к числу самых интересных относятся открытые в конце 1970 – начале 1980-х гг. стоянки Чонгонни (провинция Кёнги) и Суянгэ (провинция Северная Чхунчхон). На первой из них обнаружили большое число каменных орудий, выполненных по ашельской технологии. Эта первая находка такого рода не только в Корее, по и на всем Дальнем Востоке. На второй, возраст которой опре­деляется примерно в 20-10 тыс., лет до н.э., было найдено много недоработанного материала и приспособлений для обработки камня, а также каменные ножи, скребки, наконечники копий и дротиков; здесь же обна­ружены остатки жилья в виде полуземлянки.

На ряде стоянок обнаруже­но очень большое количество костей животных, что позволяет представить себе животный мир, с которым приходилось иметь дело людям полуострова того времени. Среди находок такого рода видное место занимают кости носорогов, пещерных медведей, слонов и бизонов.

Количество добытого материала еще недостаточно для того, чтобы составить полное представление об эволюции па­леолитической культуры на полуострове. Предполагается, что корейский палеолит родственен в своей основе с сибирско-восточноазиатской культурой верхнего палеолита.  Однако это обстоятельство не исключает, определенного своеобразия корейских находок. В частности, найденные на сто­янках Кульпхо, Сокчанни и Чхованни топоровидные инструменты не встречаются на других верхнепалеолитических стоянках Вос­точной Азии. То же можно сказать о типе жилища, обнаруженно­го на стоянке Сокчанни. Еще сложнее с определением мезолитической культуры Кореи. Ученые не располагают пока археологическим материалом, на основании которого, можно было бы сделать какие-то исчерпывающие выводы.

Неолит Кореи. На рубеже 8-ого тысячелетия  до н. э. начался неолит. Памятники неолита обнаруживаются равномерно по всему полуострову, в основном на берегах больших рек и  на побережье.

В период неолита люди, начавшие заниматься земледелием, обрабатывали  землю каменной мотыгой, выращивали бобовые, просо и т.п., собирали урожай каменными и сделанными из костей серпами, мололи с помощью зернотерок и готовили еду. При изготовлении одежды использовали веретено, а также иглы, сделанные из костей.

Памятников периода неолита по всему Корейскому полуострову найде­но много и судя по находкам, сложилось пять основных региональных центров, связанных с долинами рек.

Стоянки обитателей полуострова эпохи неолита представлены в основном двумя типами поселений. Первый из них – это сто­янки с раковинными кучами. Такие стоянки располагались по морскому побережью и в устьях рек. Обитатели таких стоянок зани­мались в основном рыболовством и сбором морепродуктов. Этот тип стоянок появляется уже в раннем неолите и сохраняется до наступления железного века, однако уже в развитом и позднем неолите его начинает вытеснять появившийся тогда второй тип. Второй тип неолитических стоянок – это так называемые стоян­ки на холмах, поселения на вершинах невысоких изолированных холмов, на террасах или склонах гор в непосредственной близости от низин.

Многочисленность стоянок свидетельствует о появлении земледе­лия и развитии оседлости. В позднем неолите населению Корей­ского полуострова уже было знакомо довольно много видов куль­турных растений, оно уже знало просо, фасоль, бобы, чумизу, а на юге полуострова – и рис, однако возделывание земли осу­ществлялось без использования тяглового скота, вручную. Одо­машнивание коровы, лошади и свиньи вообще произошло в Корее, видимо, довольно поздно.

На неолитических стоянках найдено огромное количество ка­менного и костяного инвентаря, свидетельствующего, что их насе­ление занималось не только рыболовством и собирательством, но и земледелием и охотой.

На протяжении неолитического периода довольно хорошо прослеживается эволюция форм и типов жилищ, наглядно свиде­тельствующая о социальных изменениях. Длинные прямоугольные жилища, в которых обитали большие семьи, включавшие несколько поколений родственников, сменя­ются со временем небольшими полуземлянками строго квадрат­ных или прямоугольных очертаний, очевидно принадлежавших парным семьям из 5-7 человек. Сами жилища представляли собой землянки. По углам их вкапывались весьма прочные столбы, которые поддерживали крышу и стены, изготавливавшиеся из жердей и глины. Очаг располагался в центре жилища и представлял собой углубление, выложенное камнями. Плотно утрамбованный пол промазывался глиной, а иногда даже мостился плоскими плитами. В поздненеолитическое время встречаются остатки каналов, проделанных в полу для обогрева его с помощью теплого воздуха.

С распространением оседлости населения изменяется и тип поселения в целом. Размеры поселений заметно увеличиваются, и в одном поселении часто насчитывают от дестяка и более отдельных жилищ. Поселения эпохи неолита располагались на достаточно близком расстоянии друг от друга, чтобы можно было поддерживать обмен продуктами между ними, но достаточно далеко, чтобы можно было не опасаться внезапного нападения, так как в это время уже могли иметь место вооруженные конфликты между отдельными племенами.

Обычно стоянка-поселение представляла собой место обита­нии рода, состоящего из нескольких семей. В таких коллективах были руководители и наиболее уважаемые члены. Однако их влияние не носило еще наследственного харак­тера и не находило выражение в социальном неравенстве. Во вся­ком случае наиболее очевидный индикатор такого неравенства – существование различных по сложности и богатству типов погре­бений, еще отсутствует. Все известные погребения этого периода несьма просты по форме и едино­образны по составу погребального инвентаря.

Духовная жизнь неолитического населения Кореи была связа­на с поклонением духам-покровителям рода, культом плодородия, и чем свидетельствуют находки характерных женских статуэток и примитивных изображений животных. Набор украшений обычно представлен бусами из камней, различного рода подвесками, серьгами в виде колец, а также браслетами из раковин и шпильками.

Древнейшая стадия неолита, охватывающая IV и V тыся­челетия до н.э., представлена в Корее культурой гладкой округлой керамики, которая принадлежала пришедшей с запада байкальской ветви сибирских монголоидов. На рубеже IV-III тыс. до н.э. на полуостров проникают носи­тели культуры гребенчатой керамики – северо-восточные палео­азиаты. Эта культура первая, которая охватывает весь Корейский полуостров. В III-II тыс. до н.э. происходит развитие стилевых различий в рамках этой культуры, становится более разнообразной и форма сосудов, отмечена некоторая эво­люция гребенчатой керамики в сторону гладкой.

В позднем неолите (II-I тыс. до н.э.) происходит инфильтра­ция на полуостров монголоидов восточно-азиатского типа – но­сителей культуры крашеной керамики. Именно в это время сфор­мировался маньчжурско- корейский вариант восточно-азиатской ветви монголоидной расы. Поздний период вообще отличается радикальными изменениями в облике керамических изделий в ре­зультате постепенного перехода к новой форме сосудов – с ост­рым дном, с утолщенной нижней частью и удлиненным горлом. Орнамент сначала исчезает с нижней и средней части сосуда, а затем и с горлышка.

Период бронзы и ранний железный век. Наиболее ранние находки бронзовых предметов на территории Корейского полуострова датируются XI-X вв. до н.э.  Носители культуры бронзы принадлежали, по наиболее рас­пространенной версии, к прототунгусской монголоидной (алтай­ской) группе. Это население может быть отождествлено с народа­ми, известными в китайских письменных источниках под наиме­нованием вэймо (кор. емэк).

Типичные черты бронзовых изделий, обнаруженные в Корее наиболее характерны некото­рым видам вооружения. Прежде всего это так на­зываемые скрипкоообразные мечи. Они явственно отли­чаются от иньских и чжоуских мечей. К концу IV – началу III в. до н.э. форма мечей меняется на узкую – с зауженным, почти прямым лезвием и выемкой в боковой части. Другими распро­страненными предметами были секиры. Известны также наконечники стрел с двумя жальцами, ножи, резцы, из предметов культурно-ритуального обихода – зер­кала, колокольчики и др. На последнем этапе бронзовый инвен­тарь становится более разнообразным и встречается чаще, но к нему примешиваются изделия из железа.

Бронзовые предметы находились в употреблении высшего слоя общества. Подавляющая часть изделий  по-прежнему делалась из камня, дерева и кости.

Керамика периода бронзы отличается от неолитической прежде всего отсутствием узора. В это время на полуострове сложилась культура так называемой вымеобразной керамики, представленная кирпично-красными сосудами с широким округлым туловом и узкой шейкой и днищем. Лощеная крашеная в красный цвет кера­мика распространилась в то время с севера по всему полуострову. Она дала ветвь лощеной керамики без раскраски, сближающейся с вымеобразной. В более позднее время вымеобразная керамика те­ряет свое ведущее положение, у сосудов появляется ровное днище, отогнутый венчик, криволинейные очертания тулова, а красно-бурый цвет сменяется на черноватый, сопровождающийся лощени­ем.

Жилиша по сравнению с неолитическим временем не претерпе­ли существенных изменений. Однако площадь жилищ несколько увеличилась – до 20-50 кв. м., что означало, что на каждого человека приходилось около 10 кв. м. – значитель­но больше, чем в период неолита. В каждом поселке существовали общественные постройки довольно внушительных размеров, кото­рые, видимо, использовались для нужд общественного производст­ва или ритуальных целей.

В период бронзы происходят важные сдвиги в земледелии, связанные прежде всего с широким освоением рисосеяния, кото­рое к V-IV вв. до н.э. распространилось уже по всему полуостро­ву. Другими зерновыми культурами, возделывавшимися на полуострове в то время, были ячмень, пшеница и просо. Животноводство не было развито, оно имело вспомогательное значение, так что рацион населения состоял в основном из злаков и рыбы.

Использование более совершенного брон­зового оружия принесло большие изменения в жизнь родовых общин, создав возможности для развития частной собственнос­ти, отношений господства и подчинения, что привело к образо­ванию классового общества. Свидетельством появления зачат­ков государственной власти и дифференциации общественных слоев служат гигантские дольмены этого периода. Дольменов  насчитывается на полуост­рове в общей сложности около 30 тыс. Являясь захоронениями вождей и старейшин, они, естественно, играли важную роль в формировании культа предков, чьи духи рассматривались как покровители общи­ны.

Други­ми явлениями духовной культуры населения бронзового века были так называемые писаницы – петроглифы, встречающиеся на ска­лах по берегам рек. На писаницах встречаются как весьма реалис­тические изображения животных, так и геометрические рисунки, среди которых выделяется мотив круга с расходящимися линиями, свидетельствующий о культе солнца.

Железные изделия на территории Корейского полуострова появляются довольно рано и сопутствуют периоду поздней бронзы. Прежде всего из железа стали изготав­ливать оружие, затем – предметы конской упряжи. Железные предметы в погребениях сопутствуют гладкой черной керамике с высокой шейкой и отогнутым венчиком, лаковой утвари, полированным каменным орудиям. Со временем появляются также же­лезные предметы сельскохозяйственного инвентаря (ножи, серпы, мотыги), а также орудия ремесла. В погребальной практике ис­пользуется такая форма захоронения, как курган. В чисто земля­ных курганах на ранних стадиях встречаются ямные погребения, в курганах с каменной насыпью – сооружения типа дольмена, при­крытые каменной засыпкой. В качестве начальной даты раннего железного века часто называют VII-V вв. до н.э., то есть получа­ется, что он практически совпадает по времени с периодом брон­зы, и действительно, четко разграничить эти два периода оказы­вается весьма трудно.

В период бронзового века улучшилась материальная и экономическая основа жизни и  увеличилось население, появились большие и малые сословия, и, таким образом, сформировалось сословное общество. Вожди, правившие племенами, с одной стороны, увеличивали свое состояние с развитием сельскохозяйственного производства, а с другой стороны, с более широким использованием бронзовых оружия расширяли свое влияние, покоряя соседние племена. На период бронзы и раннего железного века приходится формирование на территории Кореи первых го­сударственных образований.

 

Древний Чосон  

Первым государственным образованием, созданным предками корейцев был Древний Чосон. Согласно мифу, Древний Чосон был основан Тангуном в 2333 г. до н.э. Однако этот  миф позднего происхожде­ния. Он впервые встречается только в летописи «Самгук юса», составленной буддий­ским монахом Ирёном в 1285 г. Гораздо более раннее (более чем на тысячу лет) происхожде­ние имеет другая версия об основании Древнего Чосона, припи­сывающая его создание пришельцу из Китая, вельможе иньской династии Ци Цзы (кор.  Киджа), который, основал в 1121 г. до н.э. государство, позже признанное чжоуской динас­тией в качестве «удела» Ци Цзы. Эта версия впервые зафиксиро­вана в труде знаменитого китайского историка Сыма Цяня «Ши цзи» («Исторические записки»), то есть в I в. до н.э.

Со времени появления мифа о Древнем Чосоне на страницах «Самгук юса» Древний Чосон стал считаться первым корейским государством, а его мифический основатель Тангун стал выступать в роли праро­дителя корейской нации. В последние годы в обеих Кореях заметно усилился культ Тангуна. В Южной Корее официально принято национальное летосчисление по «эре Тангуна», предпринимаются попытки создания на базе культа Тангуна особой национальной религии. На Севере, где Тангун считается «реальной исторической фигурой», пошли еще дальше, «обнаружив могилу» Тангуна и соорудив над ней в середине 1990х годов  огромный мавзолей.

Возможно этноним «чосон» относился первоначально к группе протокорейских общин Ляодуна, составлявших некоторую общность, которая проявлялась в общих чертах материальной культуры. Не исключено также, что Чосон первых веков своего существования представлял собой племенной союз или военно- политическое обьединение.

Существует мнение, что первоначальный центр Древнего Чосона находился на территории Ляодуна и Ляоси, однако в начале Ш в. до н.э. после понесенных пораже­ний от китайцев столица этого государства была перенесена в район современного Пхеньяна, где локализуется Вангомсон – столица Чосона.

Название «Чосон» было известно в Китае еще в VII в. до н.э., однако нет достоверных свидетельств того, что в это время территория Древне­го Чосона входила в состав китайских владений или того, что Древ­ний Чосон находился в вассальной или какой-либо еще зависимос­ти. До объединения Китая под властью династий Цинь и Хань Древний Чосон имел, по существу, отношения только с непосред­ственно граничившим с ним китайским царством Янь. С ослаблением Чжоу, когда Янь получило возможность вести самостоятельную политику, первой жертвой экспансии на востоке должен был оказаться Древний Чосон. Чосонский ван направил посла в Янь, в результате чего была достигнута договоренность о взаимном ненападении.

Как только в Китае после смерти Цинь Щи-хуана началась внутренняя война, в 209 г. до н.э. Чосон перешел в наступление и захватил восточные земли Янь.  Однако после объединения Китая под властью династии Хань, граница между ним и Древним Чосоном была установлена по р. Пхэсу.

Правивший в Чосоне на рубеже III-II вв. до н.э. ван Чун охотно принимал и селил на своей территории беженцев из Китая, которые были носителями более высокой китайской куль­туры и соответствующих технологических знаний. В 195 г. до н.э. в страну прибыл из Китая некто Вэй Мань (кор. Ви Ман). Ему было доверено управление западными чосонскими землями, которые были в основном насе­лены китайскими эмигрантами. Однако уже в следующем, 194 г. до н.э. Ви Ман поднял мятеж и захватил власть в Чосоне, основав новую династию. Ван Чун бежал на юг Корейского полуострова.

Основные этапы истории Древнего Чосона. С начала II века до н.э. между Китаем и Древним Чосоном ус­тановились мирные отношения.  В 128 г. произошел инспирированный китайцами мятеж одного из местных чосонских правителей – Намнё, в результате кото­рою земли Намнё были отделены от Чосона и перешли к Китаю, получив название округа Цанхай (кор. Чханхэ). В результате попытки китайцев отторгнуть часть чосонских земель отношения Чосона с Китаем резко обострились. Правивший в это время в Чосоне ван Уго не только ни разу не являлся ко двору императора, но пресекал всякие попытки соседних племен установить связи с Китаем, а также принимал много китайских беженцев. Таким образом, соглашение о вассалитете практически не выполнялось. Китайский император Уди в 109 г. до н.э. направил в Чосон посла Шэ Хэ с целью восстановить соглашение. Однако домогательства китайцев ваном Уго были отвергнуты. Тогда китайцы спровоцировали конфликт, который послужил поводом для войны.

Империя Хань находилась тогда в зените своего могущества, и противостоять ей было практически невозможно. Осенью того же года император Уди двинул на Чосон большую армию (более чем в 50 тыс. человек), однако после ряда поражений он решил направить к Уго посла. Уго принял мирные пред­ложения и в знак доброй воли передал китайцам 5 тыс. лошадей и военное снаряжение, а также отправил наследника к китайско­му двору. Однако вскоре военные действия возобновились, и китайские войска осадили столицу Чосона – Вангомсон. В ходе осады чосонский ван Уго был убит в результате раскола в среде правящих кругов. Возглавившего после него оборону Сонги постигла та же vчасть, и в конце концов столица пала. На территории Древнего Чосона были образованы четыре китайских округа: Чэньфань (кор. Чинбон), Лолан (кор. Аннан), Сюаньту (кор. Хёнтхо) и Нинтунь (кор. Имдун).

С Древним Чосоном обычно связывают распространенную в начале- середине I тыс. до н.э. на территории Маньчжурии культуру бронзы. В поздний период истории Древнего Чосона получили распространение орудия из железа, изготовленные путем как литья, так и ковки. Основой экономики Древнего Чосона было земле­делие. Существовала наследственная власть монарха – вана, имевше­го постоянную резиденцию в Вангомсоне. Су­ществовал ряд других городов и крепостей. О государственном ап­парате Древнего Чосона судить трудно, известны некоторые термины, которые могут быть истолкованы как свидетельство существования госаппарата. В Древнем Чосоне существовал кодекс из восьми так называемых запретительных статей, из которых сохранилось содержание лишь трех. Согласно первой из них, убийство каралось смертной казнью. Во второй говорилось о компенсации зерном за причинение телес­ных повреждений, а в третьей – о наказании за воровство, по которой человек, совершивший кражу, должен стать рабом того дома, где она совершена.

В целом Древний Чосон был, по-видимому, раннегосударственным  образованием с зачатками аппарата управления и государственно-правовых норм. В нем существовали наследственная монархическая власть, социальное неравенство, зачатки товарных отношений, о чем можно судить по кладам с китайскими монетами, найденным на территории Древнего Чосона.

 

Корея в период трех государств

Когурё – одно из первых государственных образований, которое охватывало обширные северные территории Корейского полуострова. Государство было основано в долине реки Амноккан легендарным Чумоном (37год до н.э.).  Столица была перенесена в Куннесон. Во второй половине 1 века, во времена вана Тхэджо, Когурё захватило  плодородные земли и богатые воды Окчо и Восточное Е,  вышло к берегам Восточного (Японского) моря. Покорение новых земель, возросшая военная сила и более развитая  экономика в конечном счете укрепили власть когуреского вана.  Во второй половине 2 века было реорганизовано адинистративное деление, изменился также порядок престолонаследия: не от брата к брату, а  от отца к сыну. В начале 4 века когуресцы активно действовали против китайских округов. Распространение буддизма способствовало религиозному единению когуресцев, что повысило авторитет королевской семьи. Была основана Национальная конфуцианская академия (Тхэхак) для подготовки чиновников, разработано законодательство и систематизировано государственное управление. Таким образом, Когурё укрепило центральную власть и заложило фундамент для новых достижений.

Во времена вана Квангэтхо была завоевана огромная территория Маньчжурии. Он сражался с племенами Кая, успешно воевал с государствами Вей и Силлой, и сумел стать влиятельным даже на юге полуострова. Его деяния, ознаменовавшие период расцвета государства, высечены на надгробной стеле великого вана Квангэтхо, которая сейчас находится на территории Маньчжурии. После смерти его прозвали «Расширителем земель» и воспели его подвиги. Ван Чансу, занявший престол после вана Квангэтхо, понял необходимость реорганизации государственной системы. После покорения земель он перенес столицу из Куннесон в Пхеньян, на берега реки Тэдонган (427г.), продолжая политику продвижения на юг, подавил государства Пэкче и Силла. Как только Пэкче и Силла объединились против Когурё, он направил 30 тыс. воинов, нанес поражение Пэкче, захватил побережье реки Ханган и взял вверх в борьбе между тремя государствами. Таким образом, в конце 5 века Когурё превратилось в сильное государство в Северо-восточной Азии. Оно занимало среднюю часть Корейского полуострова и часть Ляодунского полуострова Маньчжурии.

К концу 6-го века, погрязший в беспорядках и раздорах Китай, был объединен династией Суй. Предвидя нападение Суй, Когурё для занятия стратегически выгодного места напало на западные провинции Ляодуна за рекой Ляохэ. В ответ суйские войска вторглись на его территорию, но были отражены. Позже императором Поднебесной стал Янди. Он решил захватить северо-восточные земли Когурё, но столкнулся с мощным сопротивлением. .

В 612 году правитель династии Суй Янди вновь вторгся на территорию Когурё. Потерпев неудачу при захвате крепости Ёдон (Ляодун), он переправил войска морем ближе к Пхеньяну. Из-за несогласованности военных действий, посланная первая суйская армия потерпела поражение. Решительные боевые действия когуресских войск под командованием полководца Ыльчи Мундока измотали суйский экспедиционный корпус, воины которого продвинулись к Пхеньяну крайне изможденными и голодными. На обратном пути, при переправе через р. Сальсу, на изнуренную суйскую армию со всех сторон напали следовавшие по пя­там когурёские войска. В коротком бою, известном как «Сальса саум» (битва на реке Сальса) были разбиты все суйские экспедиционные силы. Из 300-тысячной армии в Ляодун вернулась лишь горсточка – менее 3 тыс. человек. Остальные погибли или попали в плен. Поход суйского императора в 612 г. закончился полным пораже­нием. Нарастающее недовольство внутри империи не остановило Янди от продолжения войны, он вновь и вновь пытался захватить Когурё, но безуспешно. Упорное сопротивление Когурё и крестьянские восстания привели к падению суйской династии и ее смене династией Тан (618 г.).

Танской династии нужна была мирная передышка. Когурёсцы использовали момент и приступили к обороне страны,  построили вдоль границы оборонительные стены длиной одну тысячу ли, и  взяли курс на противо­действие захватнической политике династии Тан.

В ответ на такие действия танский правитель Тхэджон, возглавив войско в несколько сотен тысяч воинов, состоящее из сухопутных и морских сил, начал войну против Когурё. Сначала он перешел реку Ляохэ, и осадил крепости Ляодун и Пэгам, а затем и захватил их. Атака на крепость Анси (645 г.), не была столь успешной. Крепость Анси являлась стратегически важным оборонным пунктом в когурёских западных районах, и сплотившись, народ в течение почти 60 дней упорного сопротивления, сумел отстоять крепость.

Оборонительные войны Когурё против военных походов китайских династий Суй и Тан, не только защитили страну, но и помешали Китаю завоевать Корейский полуостров.

Пэкче было основано сыном Чумона, Онджо, который ушел на юг и основал там государство, сделав столицей Виресон (18 год до н.э.). В середине 3 века он захватил все побережье реки Ханган, заложил фундамент централизованной власти, изменил территориально-административное деление страны, ввел новую систему чиновничьих рангов. Три основные категории, на которые подразделялось все служивое сословие, столичное и провинциальное, носили чиновничьи одежды разных цветов (фиолетовый, малиновый, синий).

Во второй половине 4 века начался период расцвета Пэкче. На севере был присоединен район Хванхэдо, на юге – земли современной провинции Чолладо. Благодаря таким успехам, а также увеличению численности и укреплению боеспособности армии, началось завоевание китайских провинций Ёсо, Шаньдунь и японской провинции Кюсю. С принятием буддийской веры в качестве официальной религии, повысился авторитет королевской семьи, что способствовало развитию централизованного государства и идеологическому единству.

Благополучие Пэкче пошатнулось, когда ван Когурё Чансу начал вести активную внешнюю политику, направленную на юг, и перевел столицу в Пхеньян. Хотя Пэкче, объединившись с государством Силла, и дало отпор Когурё, но оно лишилось своей столицы на реке Ханган и короля. В результате столица была вынужденно переведена в Унджин (Конджу) (475 г.). Пэкче стало испытывать сильные экономические и политические затруднения. Королевская власть и мощь государства были ослаблены также феодальной междоусобицей внутри страны.

На протяжении 5-го века, Пэкче, связанная брачными узами и военно-политическим союзом с Силла, сумела противостоять агрессии Когурё. Положение в стране стало выправляться. Во внешней политике поддерживались связи с Южной династией Цзинь, с которой был установлен культурный обмен. Усилился контроль над провинциями, военные силы были вновь укреплены. К концу 5 – началу 6 веков союз Пэкче и Сила настолько укрепили оба государства, что они сами стали проводить более агрессивную политику в отношении Когурё и других соседних государств.

Период возрождения Пэкче приходится на середину 6-го века. Столицу перенесли из Унджина в Хён Пуё (538г.). Изменилось официальное название страны на Южное Пуё и укрепилась королевская власть. С целью более широкого распространения буддизма, активно поддерживались связи с китайскими династиями Южная Цзинь и Вэй.

Объединение с Силла дало возможность вернуть земли, отобранные Когурё на берегу реки Ханган. Однако вскоре окрепшее союзное государство Силла вторглось и отняло побережье реки Ханган. В ответ в 554 г.  пэкчейский король Сонван лично возглавил 300 тысячное войско, и в свою очередь напал на Силла, но погиб под крепостью Квансан, а все его войско было перебито. Бывший союз распался и два соседних государства стали врагами.

Силла. Государство Силла образовалось путем объединения нескольких чинханских племён на равнине Кёнджу под первоначальным названием государство Саро 57 год до н.э.). Признаки централизованного государства появляются во второй половине 4-го века, когда Силла покорила несколько чинханских племен, расширив территорию государства до побережья реки Нактонган, и с помощью вана Квангэтхо отразило атаку Вэйской армии. В первый период существования Сила связан с правлением рода Пак, Ким и Сок, причем наследование престола, как правило, происходило от отца к сыну.

В начале 5-го века Силла, объединившись с Пэкче, вытеснили Когурё. В конце 5-го века начинается процесс окончательного становления государственности. В это время создается государственный аппарат, вводится административное деление на области, округа и уезды.

В 6-м веке в целях укрепления централизованной системы правления было создано военное ведомство, а затем остальные 16 ведомств, обнародован свод законов, введена чиновничья система, порядок назначения на должности, форменная одежда для чиновников (красного и лилового цвета). Важнейшим событием стало официальное принятие буддизма в 528 г. в качестве государственной религии.

С середины 6-го века Силла становится сильнейшим государством,  в союзе с суйской династией начинает активно завоевывать земли соседних государства и занимает лидирующую позицию среди трёх государств. Ван Чинхын основал школу молодых аристократов Хваран, которая готовила государственных служащих, открыл буддийские школы и добился общности идеологи.

Укрепив основы государства, Силла в союзе с Пэкче, победило Когурё, и заняв верховье реки Ханган, захватило всю территорию реки Ханган, отняв у Пэкче возвращённые земли. Таким образом, Силла, укрепив экономическое положение и обеспечив себе важный стратегический пункт, приобрело выгодный плацдарм для торговли с Китаем через Западное море. Это означало, что Силла, захватив берега реки Ханган, заняло главенствующее  положение на полуострове. После этого, покорив главное племя государства Кая, заняло берега реки Нактонган, и продвигаясь дальше по побережью Восточного моря, достигло равнины Хамхын.

Кая. В первом веке нашей эры на равнинах нижнего течения реки Нактонган образовался союз племен, получивший название Кая. Помимо этого названия из-за различной транскрипции с корейского языка это союз известен как Карак, Кара, Карян или Куя.

Согласно легенде,  в 42  году с неба спустилось 6 яиц, из которых вылупилось 6 мальчиков, которые через 12 дней стали взрослыми. Один из них, Суро, стал королём-основателем Кымкван Кая, остальные пять основали пять других государств, составлявших союз Кая: Тэкая, Сонсан Кая, Ара Кая, Коён Кая и Сокая. Исторически Кая выросла из союза двенадцати племён, известного как Пёнхан. Эти племена объединились в шесть государств, сосредоточенных вокруг Кымгван Кая. Согласно археологическим и историческим свидетельствам переход от Пёнхана к Кая произошёл в конце 3 века.

Кымгван Кая получило развитие благодаря выгодному местоположению для ведения торговли по морю и производству железа – в нижнем устье реки Нактонган. Здесь вырабатывалось железо очень высокого качества, из которого изготавливали не только разнообразное оружие и орудия труда, но и железные монеты для ведения торговли.

Намерения каясцев овладеть восточными землями реки Нактонган не могли осуществиться из-за  Силла.  Когда Когурё послало 500 тысяч воинов для помощи Силла в борьбе с вэйцами, эта армия вступила на земли каясцев, Кымгван Кая  потерпели поражение, и союзническая власть пошатнулась.

После этого несколько каяских племен западного побережья реки Нактонган заново объединились, но уже вокруг Тэкая.  Во второй половине 5-го века, будучи более развитыми, племена Тэкая заняли территории Кымгван Гая до западных склонов гор Собэк. Направив своего  посла, Тэкая поддерживало связи с Китайской династией Цзинь и помогало установить союзнические отношения между Силла и Пэкче, которые подверглись нападению со стороны Когурё.

К 6-му веку положение каяских племен ухудшилось по причине своего расположения между Пэкче и Силла. Пэкче, потеряв свои земли вдоль русла реки Ханган, стало возмещать потери  владениями Тэкая. Позже и Силла начала свои активные вторжения на территорию каясцев. При силласком ване Попхын закончилось правление Кымгван Кая (532г.), а при силласком ване Чинхын пало господство Тэкая (562 г.). Союзное государство Кая не смогло стать централизованным государством, хотя по силам не уступало другим государствам. Развитая культура Кая, основанная на богатых природных ресурсах, оказала влияние на последующее государство – объединённое Силла. Некоторые влиятельные каясцы отправились в Японию, что способствовало развитию древней культуры Японии.

 

Пархэ (Бохай)  

Бохайское государство (698-926 гг.) или как его именуют корейцы Пархэ было первым государственным образованием, занимавшем обширные территории современной Маньчжурии, Приморья и Северной Кореи. Пархэ, в правящем слое которого занимали сильные позиции бывшие когурёсцы, сдержало продвижение Тан на вос­ток, вновь объединило большую часть земель Когурё более чем на 200 лет.

Переселенная после разгрома Когурё в северные пограничные районы Китая часть племен сумо мохэ воспользовалась восстанием киданей в 696-697 гг. и ушла из китайского плена в свои исконные земли. Эта группа племен и часть когуресцев стала тем военно-политическим ядром, вокруг которого произошло объединение всех мохэ. В 698 году предводитель мохэ Да Цзожун (в корейском прочтении – Тэ Чжоён) провозгласил образование государства Чжэнь. В 713 году, после нормализации отношений с Танской империей, оно получило новое название Бохай.

Получив пожалование на “владение Бохай” от танского Китая, Да Цзожун формально признал сюзеренитет империи Тан. Вассалитет Бохая  проявлялся там, где он был выгоден самим бохайским правителям. Так, “дань” и получаемые в ответ на нее “подарки” фактически были формой международной торговли, выгодной обеим сторонам. Получение высокого титула вана (короля) от китайского “Сына Неба” поднимало престиж правителя как внутри, так и за пределами страны. Бохайские правители поддерживали самостоятельные политические и торговые отношения с Японией, Силла и Тюркским каганатом. Преемники Да Цзожуна значительно расширили территории государства и подняли его международный престиж среди дальневосточных стран.

Страну возглавлял ван, а самые высшие должности в государстве занимали его ближайшие родственники. Рангом ниже располагались представители наиболее знатных родов. Низ социальной пирамиды занимал простой народ – крестьяне и ремесленники, а еще ниже находились крепостные и рабы.

Территория Бохайского государства делилась на 5 столиц и 15 областей. Все области состояли из 62 округов, а округа из 125 уездов. Каждый уезд – из городка или нескольких городков и близлежащих деревень. Главной столицей, начиная с середины VIII века, была Верхняя Столица, остатки которой находятся близ г. Дунцзинчэн провинции Хэйлунцзян, КНР.

Административный аппарат состоял из двух министерств, которые подразделялись на три отдела и три ведомства. Чиновники делились на ранги и носили подобающую каждому рангу одежду и знаки отличия. Регионами управляли наместники. Ими могли быть родственники короля, его соратники или крупные местные племенные вожди. Эти региональные наместники назначали или утверждали чиновников и старейшин на местах, собирали налоги с крестьян или дань с зависимых племен и отправляли их в центр.

Бохайцы жили в полуземлянках и наземных жилищах. Большинство населения проживало в деревнях и занимались сельским хозяйством. Они выращивали просо, пшеницу, ячмень, рис, гречиху, сою. Землю они пахали с помощью орала. Урожай собирали серпами. Собранные злаки хранили в ямах. Кроме земледелия бохайцы занимались животноводством. Они разводили свиней и собак, которых употребляли в пищу, лошадей и крупный рогатый скот, охотились на животных, птиц, занимались прибрежным собирательством,таежным сбором.

Города центрами торговли, ремесел, религии и культуры, куда   свозились налоги с сельской округи. Одним из таких городов было Краскинское городище в Хасанском районе Приморского края. Городище площадью 13,6 га окружено каменным валом и рвом, имеет трое ворот. Южная жилая часть города делилась на два больших квартала идущей от южных ворот улицей. В северной, самой возвышенной части города обнаружены остатки буддийского храма, отгороженного от самого города стеной, и печи для обжига черепицы.

Ремесленники могли жить за городскими стенами, в специальных поселках. Бохайские кузнецы ковали из железа оружие и орудия труда. Из бронзы отливали детали сбруи и поясов, посуду, украшения и предметы культа. Бохайские гончары мастерили из глины разнообразную посуду. Широкое распространение получило строительное дело, изготовление черепицы и кирпича для строительства храмов и дворцов. Развито было ткачество, в южных провинциях занимались шелководством. В стране была развита внутренняя и внешняя торговля. Многочисленные посольства в Китай и Японию наряду с официальными представителями правителя Бохая включали в себя большое количество купцов. Существовали как сухопутные пути к киданям, в Тан и в Силла, так и морские пути на Корейский полуостров, в Японию и в Китай через Желтое море.

Бохай называют «страной просвещения и ученых». Для составления официальных документов бохайцы, как это было принято во многих странах Восточной Азии того времени, пользовались китайской иероглифической письменностью. Была у них в употреблении и древнетюркская руническая, то есть буквенная, письменность. Археологические раскопки свидетельствуют о существовании в Бохае высокоразвитой дворцово-храмовой архитектуры, скульптуры, настенной живописи, декоративной обработки камня и металлов. Наиболее распространенным видом религиозного мировоззрения у бохайцев был шаманизм. Среди бохайской знати и чиновничества получило распространение буддизм.

В начале X века юго-западные соседи бохайцев – кочевники кидани создали свое государство – империю Ляо, которое вело активную завоевательную политику против соседей. Более 20 лет кидани воевали с Бохаем и только в 926 г. им удалось сломить сопротивление.  На вновь приобретенных землях Бохая кидани решили создать зависимое государство Дундань. Во главе его был поставлен старший сын киданьского императора, а население страны обложено данью. Бохайцы не смирились с потерей независимости и в том же 926 году они восстали. Восстание было жестоко подавлено, но волнения и борьба не прекращались. Тогда киданьский император издал указ о переселении непокорных бохайцев на территорию киданьской империи.

Бохайское государство сыграло большую роль в истории народов Дальнего Востока. Его создание способствовало экономическому и культурному прогрессу в регионе. Были заложены предпосылки для возникновения впоследствии чжурчжэньской и маньчжурской государственности.

 

Объединенное государство Силла

Во время ожесточённой войны Когурё с суйской и танской династиями, Силла понесла значительные потери в результате военных нападений со стороны Пэкче. Когда к власти в Пэкче пришел ван Ыйджа, он захватил около 40 крепостей Силлы, которая попросила помощи у Когурё, но, получив отказ, обратилось за помощью к танской династии. Силлаские воины вместе с танскими войсками во главе с Ким Ю Сином сначала атаковали Пэкче, а затем  напали на Когурё. Союзные войска разгромили сначала Пэкче,  а затем  Когурё (668г.)

После поражения Когурё и Пэкче Танская династия собралась захватить всю территорию Корейского полуострова. В ответ на это Силла объявило войну и  сумело отразить многочисленные танские походы, воспользовавшись освободительным движением, которое подняли порабощенные народы Пэкче и Когурё. К 677 г. Корейский полуостров был очищен от танских войск, но только в 735 г. новое государство Объединенная Силла (647-927) получило дипломатическое признание Китая.

Объединение трех корейских государств под эгидой Силла явилось знаменательным событием в истории страны. Это объединение было подготовлено и облегчено этнической, языковой и культурной близостью корейских племен, общностью территории и общей внешней опасностью. Создание централизованного государства Объединенная Силла способствовало быстрому формированию корейской народности.

Благодаря объединению увеличилось население и территория Силла. Важную роль в объединении земель сыграл Ким Чхун Чху – выходец из аристократической семьи, который вскоре был провозглашен ваном  Мурёлем. Ван Мурёль и его последователь ван Мунму укрепили свою власть в военных сражениях. После объединения земель, в значительной степени была преобразована государственная система. Вся политика контролировалась исполнительным органом, который, в свою очередь, был под прямым подчинением самого вана.

В Объединненой Силле все чиновники разделялись на 17 рангов, каждому из которых соответствовал чин. Чины были столичные и провинциальные. Жалованье чиновникам выплачивалось в различных видах: либо земельными участками, налоги с которых поступали в распоряжение чиновника, либо зерном или другими продуктами.

В административном отношении страна делилась на 9 областей (чу), 5 малых столиц (согён), 116 округов и 293 уезда.

Объединённая Силла провела военную реформу. Постоянная армия сложилась на основе общинно-родовой организации: все мужское население трудоспособного возраста считалось военнообязанным. Первоначально существовали только территориальные войска, подразделявшиеся по областям, округам и уездам.  Столичные войска появились позже. Однако уже с начала VI в. в армии стали вводиться единые должности. Главными соединениями были так называемые шесть чонов, девять соданов, десять танов и пять чусо, состоявшие из частей, именовавшихся по названиям областей и населенных пунктов.

После отражения танского наступления объединенная Силла вступила в относительно стабильный период и возобновила взаимные отношения с Танской династией. Участился обмен учениками, буддийскими монахами, торговцами и т.д. Процветала морская торговля. Силла восприняла передовую культуру Танской династии и даже была признана ею «благородной страной».

В объединенной Силла развивалось ремесленное производство,  возрос объем торговли. Если до объединения основным экспортом страны было сырье (руда), то после стали вывозить золотые и серебряные изделия, а также женьшень. Особой популярностью в Японии пользовались силлаские мечи. Силла покупало у Танской династии высококачественный шелк, одежду, книги и произведения искусства. Это были предметы роскоши для аристократов. Даже торговцы из арабского мира привозили сюда драгоценные камни, шерстяные изделия, благовония и т.п.

Столица Кымсон (Кёнджу), политический и культурный центр страны, процветала как большой город, в котором проживала аристократия. В ней насчитывалось до 170 тыс. дворов. Своим убранством выделялись дома крупных сановников. В городе проживали и ремесленники, занятые в основном в государственных мастерских и службах.

В период Объединенного Силла больших успехов достиг буддизм и   действовало более двухсот буддийских монастырей. Наиболее известны монастыри Сачхонванса, Пульгукса, Мирыкса, Ёнмёса, Хваннёнса, Ёнхынса, Пондокса, а также пещерный храм Соккурам. Получило распространение изготовление больших бронзовых колоколов для буддийских монастырей, а также других предметов буддийского ритуала. Высокими художественными достоинствами отличались изделия из драгоценных металлов, камней и керамики, изготовлявшиеся для ванского двора.

Основу их земельной собственности монастырей составляли пожертвования со стороны ванов. Монастыри освобождались от налогов. Земли, принадлежащие им, обрабатывались зависимыми от монастыря людьми. Буддисты использовались для выполнения различных функций в сфере управления, в первую очередь для совершения культовых обрядов в пользу государства. Однако буддийская община как социально- политическая сила представляла собой потенциальную угрозу для политической стабильности государства. Ваны не были заинтересованы в чрезмерном усилении экономической базы монастырей, поэтому в VII-VIII вв. принимались законы, ограничивавшие монастырскую собственность. Когда в 9 в. централизованное государство ослабло, буддизм вышел из-под контроля, в результате чего распад государства пошел еще быстрее.

Идеология Объединенного Силла представляла собой сочетание местных религиозных верований, конфуцианства, буддизма и даосизма. Сплав этих религиозно-этических учений нашел воплощение в идеологии хваранов – организации молодежи, готовящей своих членов для службы государству. Эта организация подразделялась на небольшие отряды, представлявшие собой свиту их предводителей. В их составе молодые люди совершали тренировочные походы, охотились, проходили военную выучку, получали духовную и физическую закалку. Из рядов хваранов вышли многие полководцы и государственные деятели Силла VI-VIII вв.

Развивались и естественные науки, особенно математика и астрономия. Одно из столичных учреждений специально занималось вопросами астрономических наблюдений и составлением календаря. Развитию географических знаний в значительной мере способствовали буддийские монахи, совершавшие частые поездки в Китай и Японию и даже паломничества в Индию. Поэзия в Объединенном Силла находилась под сильным влиянием буддизма. Авторами многих песен были хвараны и буддийские монахи. В 888 г. была составлена антология корейской поэзии, включавшая более тысячи произведений. Значительным было воздействие буддизма на музыку и изобразительное искусство.

Во второй половине 8-го века Силла, долгое время процветавшая после объединения, погрузилась в хаос из-за борьбы за власть в кругах аристократии. Частыми стали раздоры из-за власти не только между ваном и аристократией, но и внутри самой аристократии. Государство было не в состоянии контролировать локальные войны аристократов, расширивших свои владения и содержавших личные военные дружины. Заговоры и мятежи потрясали государство. Наиболее тяжелым было для страны правление женщины-вана Чинсон (887-897). Государственное управление находилось в руках ее фаворитов, преследовавших лишь собственные выгоды. Налоги практически перестали поступать, и казна опустела.

С усилением внутренней нестабильности внешние связи Силла резко ослабли. Реже стали отправляться посольства в Китай. С конца 80-х годов IX в. дипломатические связи с Китаем почти совсем прекратились. С Бохаем Силла практически не имело дипломатических отношений.

В 901 г. один из аристократов по имени Кунье провозгласил себя ваном, в 904 г. его государство получило название Маджин. Таким образом, в конце IX в. страна представляла собой арену борьбы между отколовшимися от центральной власти правителями.

В 918 г. Кунье был свергнут и убит одним из своих полководцев, Ван Гоном, провозгласившим новое государство – Коре, а в 935 г. завершило свое существование государство Силла. В целом период Объединенного Силла представляет собой важнейший этап в истории Кореи, когда впервые было создано единое централизованное государство на всей территории страны. Принципы его социальной и административной организации, земельной системы в огромной степени определили всю последующую историю страны.

 

Образование и развитие государства Коре в X-XIII вв.

Основатель государства Корё – Ван Гон занял высокое положение благодаря воинским заслугам, таким как завоевание  Кымсон (Начжу), находящегося на территории Позднего Пэкче. Благодаря военным успехам Ван Гон был назначен первым министром.

Ван Гон, претендуя на преемственность исходящнй из Когурё, переименовал страну в Корё (918г.) [Корё – сокращенная форма Когуре] перенес столицу в свой родной город Сонак.  Он  с 918 по 943 гг. и обладал  способностями к управлению. С самого начала правления Ван Гон проводил политику укрепления ванской власти. Для этого он брал в жены  дочерей влиятельных провинциальных чиновников.

Во внешниз делах Ван Гон проводил дружественную политику по отношению к Силла и заключил с ней договор, чтобы завоевать совместно Позднее Пэкче. Ван государства Силла Кёнсун, обессилев от частых вторжений Позднего Пэкче, передал власть над своей страной Ван Гону (935г.). Таким образом, Силла объединилась с Корё.

В Позднем Пэкче сын вана Кёнхвон, взяв под стражу отца, захватил власть. Кёнхвон, сбежав, пришел к Ван Гону, признавая его покровительство. После затяжной войны в 936 г. Ван Гону удалось одержать вверх в решающей битве с войсками правителя Позднего Пэкче. Так основатель государства Корё Ван Гон завершил объединение Кореи.

Значение объединения Позднего Троецарствия в том, что Корё победила два государства не насильственным путем. Большое значение имеет то, что благодаря этому корейская нация объединилась в политической, общественной и культурной областях. Корё, сплотив различные культуры государств Когурё, Пэкче и Силла, подготовило основу для национальной культуры. Объединение Позднего Троецарствия государством Корё ознаменовало полное объединение нации, начиная от аристократии, берущей начало с  древнего троецарствия, и включая аристократию государства Пархэ.

Политическая система государства Корё и внешние отношения. Во времена правления 6-го вана Сончжона система государственного управления Корё была уже сформирована. Однако он реорганизовал центральную и провинциальную государственно-политическую систему. Сончжон признал конфуцианство, акцентировавшее внимание на преданном служении государю,  в качестве идеологической основы политического управления. Сущность реформ Сончжона  заключается в том, что на смену наследственным аристократам – чинголь («белая кость»), господствующей силой в Корё выступили выходцы из местных правителей, получившие чиновничьи ранги. Система сословий в Корё отличалась от прежней тем, что она была тесно переплетена с политической структурой. Эта система была заимствована у Танской империи, но учитывала  особенности Корё.

Страна была разделена на 5 главных административных единиц –  провинции и особые пограничные округа – ке, таковых было создано два – Северо-Западный и Северо-Восточный. Взимание налогов, сборов, принудительных изъятий, и ответственность за казенное имущество возлагались на местные органы управления – хянни. Для развития отсталых районов и производства необходимых продуктов были образованы специальные административные районы. Также в важных местах сухопутных  и морских путей были основаны органы управления транспортом.

Военная система тоже была реорганизована и централизована: появились 2 куна, 6 ви и местные провинциальные войска. 2 куна отвечали за охрану вана, 6 ви защищали приграничные зоны. Местные провинциальные войска охраняли спокойствие народа и выполняли разную работу, а регулярные войска несли ответственность за оборону страны.

Отбор чиновников в Корё происходил на основании итогов государственных экзаменов – кваго. Экзамен состоял из трех составляющих: написание  сочинения, чтение наизусть китайских канонических книг и владение различными знаниями. Экзаменов на военный чин в Корё не существовало, поэтому военные  должны были выбираться в военном ведомстве, но поскольку такового не имелось, назначали людей, отличившихся в военном искусстве или с хорошими физическими данными.

Корё считало себя «империей», свободной от китайского подчинения. Столица называлась Хвандо, что означает «столица императора», и по желанию королевской семьи все сановники и чиновники называли вана императором.

В течение 10-го века на Дальнем Востоке укрепилось не только корейское  государство Корё. В 960 г. в Китае воцарилась династия Сун, к северо-западу от Корё было создано и укрепилось государство киданей, которое получило название Ляо. Между государством киданей, влияние которого стремительно росло, и Корё, стремившимся покорить северные земли, происходили частые столкновения. Корё относилось к киданям враждебно не только из-за того, что они разрушили государство Пархэ, но и из-за того, что считало их варварами.

Сунская династия и киданьское государство боролись за гегемонию на китайской земле. Остерегаясь объединения Корё с сунской династией, киданьские войска вторглись на территорию Корё. Корёский полководец Со Хи, направленный на переговоры с киданями, проявил дипломатические способности и сумел склонить их к заключению договора. В результате заключения договора к Корё были присоединены все территории к северу вплоть до реки Амноккан.

Позже кидании, обвинив  Корё в восстановлении отношений с Сунской династией, вновь вторглись на ее территорию. При этом была осаждена столица Корё – Кэгён, которая была отдана киданям. Оставшись в зимнее время без провиантов, кидани вынуждены были покинуть Кэгён. Здесь они были атакованы корёсцами и потерпели поражение.  При третьем вторжении киданей корёская армия, которой руководил Кан Гамчхан, вновь одолела войска киданей.

В 1018 году Кан Гамчхан был назначен верховным главнокомандующим северо-западными войсками Корё. Когда вторглась 100-тысячная армия киданей, под его командованием было более 200 тыс. корёсцев.  Отступавшие под постоянными атаками корёсцев кидани, были почти полностью истреблены у крепости Кучжу. На родину вернулось лишь несколько тысяч киданьских воинов.

С падением в упадок империи киданей, постепенно стали  набирать силы чжурчженские племена. Отношения между чжурчженями и Корё носили первоначально мирный характер. Чжурчжени вели торговлю с корёсцами и поставляли им стрелы и лошадей. Однако в начале 12-го века чжурчжени, сумевшие добиться объединения племен, продвинулись на юг и столкнулись с Корё.

В 1107 г. из столицы Корё на северо-восток было послано войско под командованием Юн Гвана. Рагромив чжурчженей, корёсцы продвинулись вплоть до берегов Тумангана. На освобожденной территории были выстроены 9 крепостей. Армии чжурчженей продолжали регулярно нападать и выдвинули требование вернуть им 9 крепостей. В итоге в ответ на обещания мира они им были отданы.

В начале 12 века более сильные чжурчжени стремились покорить  киданьское государство и сунский Китай. После уничтожения киданей чжурчжени вновь вторглись в Корё с требованием признания подданства. Корё выполнило требования и сохранило мирные отношения с созданным чжурчженьским государством Цзинь. По этой причине политика продвижения на север на некоторое время была приостановлена. После этого Корё начало проводить открытую внешнюю политику и разрешило свободное продвижение по сунским китайцам, киданям, чжурчженям и японцам.  Корё усовершенствовало всю государственную систему и развивало культуру, направив послов, ученых и монахов в Сунскую династию.

Корё поддерживало торговые отношения с Сунской империей, благодаря чему в стране вели торговлю арабские купцы. Арабские купцы завозили в Корё слоновую кость, хрусталь, чёрный перец, ртуть. Очень популярны были шелк, лекарства, книги и чай, привезенные из Китая. Конопляное сукно, женьшень, бумага и чернила стали корёским экспортом. Корёские бумага и чернила отличались хорошим качеством и ценились во всем мире.  Порт Есон, стал процветающим  международным торговым портом.  Современное название страны –  Корея берет начало именно с этого периода открытой внешней политики.

Со времен основания Корё буддизм пользовался поддержкой государства, поэтому было построено много храмов и пагод. Но наряду с буддизмом были широко распространены конфуцианство, даосизм и народные верования.

Военная власть и народные волнения. Среди чиновников, занявших высокие посты согласно результатов экзаменов – кваго, имелись те, кто был связан с ваном родственными узами. Представители семейства Ли из Кёнвон, благодаря родству с королевской семьей обладали большой властью около 80 лет. Это относится прежде всего к Ли Чжагёму, находившемуся очень близко к трону по своим родственным связям и мечтавшему взойти на него .

В 1126 году Ли Чжагём дважды предпринял попытки убить короля Инчжона и прийти к власти при помощи чжурчженьского государства Цзинь, однако никто не поддержал его. Ли Чжагём был схвачен и отправлен в ссылку. Так закончился первый мятеж аристократии.

В народе стало зреть недовольство правлением чиновников из числа  родственников правителей. Многие «новые чиновники» пришедшие к власти через кваго, служили в Согёне – Западной столице (современный Пхеньян).  Идеологом для них стал буддийский монах Мё Чхон, который на основе геомантии, предложил вану Инчжону «провозгласить государство Корё империей» и перенести столицу в Согён. Этим он обещал обеспечить безопасность и процветание государству. Но столичная аристократия из Кэгёна стала противиться переносу столицы в Согён и выступала за войну против Цзинь. Мё Чхон со своими сторонниками поднял мятеж (1135 г.), но он был подавлен правительственными войсками, которыми руководил Ким Бусик.

Мятежи Ли Чжа Гема и Мё Чхона показали слабость королевской власти в стране.  Это привело к обострению политической борьбы между придворными группировками. В Корё гражданская аристократия пользовалась привилегиями по сравнению с военными, которые в свою очередь долгое время питали неприязнь к гражданским чиновникам. Недовольство низших по званию военных было вызвано плохим отношением к ним и необходимостью выполнения самых различных работ. Когда ван устраивал пиры с придворными, военным отводилась лишь роль стражников. Эти недовольства, накопившись, привели к военному мятежу, когда страной правил король Ыйчжон.  В 1170 году военные сановники приказали убить гражданскую свиту короля, сам Ыйчжон был взят в плен и отправлен в ссылку.  На престол был посажен Мёнчжон – младший брат Ыйчжона.

Первоначально ван продолжал формально быть главой государства, но реально он не обладал никакой властью.  В 1196 году Чхве Чхун Хон расправился со своими противниками и установил власть военных, придав ей наследственный характер. Клан Чхве, правил страной на протяжении 4-х поколений – около 60 лет. Военное правление Чхве было сравнительно спокойным и стабильным. Чхве и представители его рода приложили немало сил для сохранения власти,  но не смогли удержать власть и в 1258 году в результате очередного дворцового переворота к власти пришел военоначальник Ким Инчжун.

В конце 12- начале 13 века сначала на севере-западе, а затем по всей стране проходили народные волнения.  Особо крупными были крестьянские восстания под предводительством Маньи и Мансои на юго-западе страны, а затем восстание ноби  (полурабов – крепостных крестьян.) 1198 года под предводительством Манчжока. Эти народные волнения, которые продолжались почти 30 лет,  были вызваны разными причинами: недовольство  властью военных, протест против угнетения, региональная неприязнь и т.д. Многочисленные восстания и бунты крестьян и ноби стали одной из причин ослабления Корё.

Монгольское владычество в Корее

В 1231 году монголы вторглись в Корё под предлогом мести за монгольского посла, который был убит при возвращении на родину. Столица была переведена на остров Канхвадо и правительство Корё  начало вести двойную политику: дипломатических отношений и сопротивления. Народ Корё, сплотившись с правительскими войсками, оказывал противостояние монголам. В битве под крепостью Чхоин (Ёнин) был убит монгольский полководец Саритай и появились надежды на победу в войне. Однако в правительстве Корё появились сторонники мирного соглашения с монголами, которое было подписано в 1239 г. Монголы приняли решение о выводе войск из Корё, но предъявили ряд условий, важнейшими из которых были перенос столицы и выдача в заложники сына корёского вана.

С 1247 по 1259 монголы многократно снаряжали военные походы с целью поработить Корё, но все они оказались безуспешными. Во второй половине 13 века военное противостояние сменилось дипломатическими переговорами.

В вооруженной борьбе против монгольского нашествия важную роль сыграли Самбёльчхо («Три особых корпуса»). Поэтому среди этих корпусов  проявилось недовольство падением военного правления и заключением мирного договора с монголами. Находящиеся на острове Канхва воины Самбёльчхо выступили против правительства, которое склонилось на сторону монголов.  Отряды Самбёльчхо высадились на острове Чин, где построили крепостную стену вокруг нового королевского дворца и превратили остров в свою опорную базу. Во время войны народ поддерживал и помогал Самбёльчхо. Через три года непрерывной борьбы на острове Самбёльчхо потерпели поражение от объединенных правительственных и монгольских сил. Часть оставшихся воинов перебазировалась на остров Чечжудо и продолжила борьбу. Однако в 1273 г. Объединенная карательная армия высадилась на Чечжу и окончательно разбила отряды Самбёльчхо.  Восстание продолжалось 4 года и показало волю воинов и народа бороться с противником до конца.

 

Экономическое и социальное положение Кореи в XIV-XV вв.

К началу XIV в. государство Коре не оправилось от монгольских нашествий, последовавшего затем принудительного участия в юаньских завоевательных походах в Японию. В стране уменьшилось население, сократились посевные площади и ирригационная система, пришли в упадок ремесленное производство и торговля. Почти ежегодно различные провинции постигали голод, эпидемии, стихийные бедствия.

Несмотря на крайне тяжелое положение народа, феодальная эксплуатация продолжала усиливаться. Вводились новые налоги и подати. Участились сборы средств на нужды ванского двора, отправки дани и подарков юаньскому императору и т.д. Еще более тяжкой стала трудовая повинность (строительство дворцов и храмов, добыча для государства железной руды, соли, топлива, доставка грузов, перевозка почты и пр.). Процветало ростовщичество, лишавшее должников земли и имущества, вынуждавшее их продавать в крепостное рабство детей, жен и самих себя.

В результате усилились все противоречия в феодальном обществе. Родовитая аристократия в большинстве своем утратила власть, лишилась многих владений. Ее оттеснила новая знать, выдвинувшаяся благодаря родственным связям с Юаньской династией или купившая должности. Низшие слои чиновничества страдали от ее поборов и произвола. К тому же в 30-40-х годах XIV в. из-за нехватки средств ввели высокий должностной налог на провинциальных чиновников, что ухудшило их и без того пошатнувшееся положение в государстве.

Политическая нестабильность Корё усугублялась вмешательством в его внутренние дела Юаньской династии. Не прекращалось соперничество феодальных клик. Власть при дворе захватывали временщики, обладавшие поддержкой в окружении императора. Постепенно оживлялась борьба народных масс против угнетателей. Наиболее крупным было выступление в 1318 г. жителей о-ва Чеджудо. В 1334 г. происходили волнения в пяти провинциях, в 1361 г. – в ряде уездов на северо-западе страны.

Поднявшееся в Китае в середине XIV в. антиюаньское освободительное движение нашло отклик в Корё. Вступивший на престол в 1351 г. ван Конмин отменил некоторые навязанные завоевателями правила, должности и звания. В 1356 г. удалось ликвидировать группировку наиболее ярых сторонников Юаней. Тогда же корёские войска разгромили на китайском берегу пограничной реки Амноккан восемь юаньских крепостей, угрожавших безопасности Корё, восстановили суверенитет над корёскими территориями, взятыми некогда монголами под свое управление. Власти Корё не решались окончательно порвать с Юаньской империей. Это явилось поводом для нападения антиюаньских повстанческих сил Северо-Восточного Китая (в Корё их называли “красноголовыми”).

Впервые они вторглись в Корё осенью 1359 г., дошли до Согёна. В нескольких сражениях корёская армия разгромила “красноголовых” и изгнала с большими для них потерями. Новое крупное нашествие произошло осенью 1361 г., и “красноголовым” удалось даже овладеть столицей Корё. Сопротивление созданных населением отрядов и гарнизонов окрестных крепостей позволило восстановить и укрепить армию, которая под руководством Чхве Ена и других полководцев в начале 1362 г. освободила Кэгён и окончательно изгнала “красноголовых” из Корё.

Ван Конмин в 1365 г. сделал первым министром буддистского деятеля Синдона, который повел линию на усиление центральной власти и противодействие произволу “влиятельных домов”. Он уволил и наказал некоторых известных злоупотреблениями чиновников, назначал на должности способных людей, независимо от их происхождения. Главное же – Синдон начал возвращать владельцам отнятые у них земли, предоставлять свободу незаконно обращенным в ноби крестьянам, раздавать в обработку пустующие участки. С воцарением в Китае Минской династии Корё установило с ней традиционные отношения, т.е. признало свою зависимость.

Проводимая Синдоном политика привлекла к нему симпатии простого народа, но вызвала ненависть знати. В 1371 г. с помощью клеветы ей удалось добиться его устранения. Захватившая власть группировка (“клика Лима-Ема”) возвратила “пострадавшей” знати конфискованные у нее земли и ноби, расправилась с пытавшимся сопротивляться Конмином, возведя на престол своего ставленника. Одновременно были прерваны отношения с минским Китаем и взят курс на восстановление сюзеренитета монгольских ханов (“Северных Юаней”).

В 70-80-х годах XIV в. феодальные противоречия в Корё перерастали во всеобщий кризис. Новые правители сами обогащались, раздаривали земли и казенные средства многочисленным приближенным. Взяточничество, коррупция, произвол приняли невиданные размеры. Насильственный захват “влиятельными домами” государственных и частных земель стал обычным явлением. Крупнейшие землевладельцы заводили собственные вооруженные отряды. Государственный аппарат бездействовал. Многие средние и мелкие чиновники не только утратили служебные наделы, но и перестали получать зерновое жалованье. Значительно ослабла оборона страны. Южные уезды все чаще подвергались ограблению японскими пиратами.

Грозившая опасными потрясениями ситуация в стране вызвала появление сильной оппозиции правящей группировке. Ее социальной опорой явились средние и мелкие чиновники, выступавшие против засилья знати и ухудшения своего положения, и старая родовитая аристократия, не смирившаяся с утратой власти и привилегий. “Партию реформ”, как называли оппозиционное течение, возглавили известный полководец Ли Сонге и видные чиновники и конфуцианские деятели.

Рост оппозиционных сил позволил свергнуть в начале 1388 г. “клику Лима-Ема”, что укрепило позиции “партии реформ”. В это время в центре политической борьбы оказались взаимоотношения Коре с минским Китаем. Под давлением оппозиции дипломатические отношения с ним были восстановлены в 1386 г. Вскоре минские правители предъявили претензии на корёские земли, некогда отторгнутые монголами, и даже пытались взять их под свое управление. Руководители “партии реформ” выступали за мирное решение конфликта. Однако победили сторонники военного отпора Китаю.

Весной 1388 г. 50-тысячная корёская армия выступила в поход. При переправе через Амноккан один из командиров, Ли Сонге, принадлежавший к “партии реформ”, поднял мятеж и повернул войска обратно. Вступив в столицу, они свергли вана и на его место посадили малолетнего наследника. С минским Китаем начались переговоры об урегулировании спора.

По мере усиления своего влияния “партия реформ” постепенно осуществляла программу возрождения централизованного государства и его основы – государственной собственности на землю. В середине 1388 г. правящему дому возвратили находившиеся участки, некогда пожалованные буддистской церкви. Одновременно к казне перешли частные земли, возникшие там, где это запрещалось законом (в пограничных районах на северо-западе и северо-востоке страны). Самое главное – началось составление земельного кадастра с соответствующей проверкой владельческих прав. Это вызвало новое обострение внутриполитической борьбы, в ходе которой еще более укрепились позиции “партии реформ” и самого Ли Сонге: он возвел на престол нового вана, став при нем первым министром.

Осенью 1390 г. старые документы торжественно сожгли на улицах столицы, ознаменовав тем самым ликвидацию прежней земельной системы. Новая была оформлена в 1391 г. Законом о кваджон (ранговых наделах). Главное в нем – стремление обеспечить контроль государства над земельным фондом страны и использовать его в общих интересах господствующего класса. Указанной цели должны были служить нормы и правила пользования основными категориями владения, обязательные составление и проверка властями необходимой документации, строгие наказания за злоупотребления, особенно за посягательства на чужую собственность (казенную и частную), установление размеров и порядка налогообложения и т.д. Восстанавливались дворцовые (на содержание ванского двора) и различные категории ведомственных земель. Огромные площади выделялись на обеспечение жалованьем чиновничества и содержание армии.

Многие статьи закона посвящены кваджон (ранговым наделам), предназначенным в вознаграждение за службу государству. Как и прежде, все чиновничество делилось на 9 рангов и 18 степеней, в зависимости от которых устанавливались определенные размеры наделов. Ушедший в отставку сохранял надел до конца жизни. Все ранговые наделы следовало выдавать только в столичной провинции Кёнги, для чего значительно увеличили ее территорию. Выделенный для ранговых наделов земельный фонд считался неприкосновенным.

В 1392 г. Ли Сонге провозгласил себя ваном, положив начало династии, правившей Кореей более 500 лет. Его вступление на престол сопровождалось жестокой расправой не только с остатками враждебной группировки, но и с некоторыми видными сподвижниками. Междоусобная борьба, доходившая до вооруженных столкновений, завершилась в 1400 г. Правление занявшего тогда престол Тхэджона (1401-1418) и его преемника Седжона (1419-1450) стало временем активного воссоздания централизованного феодального государства, получившего наименование Чосон. Столицей в 1394 г. сделали Сеул, построенный на месте городка Ханян на р.Ханган.

К началу XV в. завершилась реорганизация центрального и местного государственного аппарата, состоявшая главным образом в уточнении его структуры и функций. Высшим правительственным органом являлся Ыйджонбу (Государственный совет). Ему подчинялись 6 центральных отраслевых органов: Иджо (Палата чинов), Ходжо (Подворная палата), Йеджо (Палата церемоний), Пёнджо (Военная палата), Хёнджо (Палата наказаний), Конджо (Палата общественных работ) – и еще около 80 больших и малых ведомств.

Страну поделили на 8 провинций, в них входило около 350 уездов, подразделявшихся на ряд категорий (в зависимости от численности населения, исторического значения данной местности и т.д.). Все губернаторы, начальники уездов присылались из столицы и подлежали периодической замене. Контроль за их деятельностью осуществляли направляемые ваном тайные ревизоры.

На вершине централизованной бюрократической системы находился ван. Его указами оформлялись законы, правительственные распоряжения, производились перемещения чиновников, вознаграждения за службу и т.д. Однако всевластие монарха не было безграничным. Утвержденные им указы поступали в контрольные ведомства, обязанностью которых был надзор за соответствием этих и других документов существующим законам, обычаям и конфуцианским традициям.

К 1401 г. удалось ликвидировать вооруженные отряды “влиятельных домов”. Одновременно восстанавливалась правительственная армия. В середине XV в. она выглядела следующим образом: в столице размещались 5 отборных корпусов (ей) численностью около 50 тыс. человек; примерно 100 тыс. несли службу в провинциях и 50 тыс. – на флоте. Для управления местными войсками в каждой провинции создавались от одного до трех военных округов.

Буддистская церковь, являвшаяся оплотом свергнутой династии, подвергалась за это яростным нападкам “партии реформ”. В 1388 г. у нее отобрали дарованные прежними ванами владения. Закон о кваджон запретил крестьянам жертвовать наделы монастырям и молельням. С начала XV в. у буддистской церкви конфисковали в пользу государства основную часть владений и ноби. Ряд монастырей закрыли, остальным установили строго ограниченные квоты монахов. Перечисленные меры свели к минимуму удельный вес буддистской церкви в экономике и политике.

Для увеличения численности свободного крестьянства (янъинов), от которого в основном зависело экономическое и оборонное могущество многие тысячи людей освободили от крепостной зависимости. Кроме отпуска на свободу части ноби, остальные меры свелись к перераспределению их в пользу государства. Около 80 тыс. крепостных крестьян были у буддистской церкви. Стремясь впредь не допустить концентрации ноби в частных руках, в 1392 г. запретили всем отдавать своих ноби “влиятельным домам” и монастырям, затем резко ограничили их куплю-продажу.

С введением Податного закона в 1444 г. земля делилась на шесть категорий качества, для каждой уточнили размеры единицы площади – кёль. Установили 9 разрядов урожайности с соответствующими различиями в ставке налога. Осуществление нового закона растянулось на несколько десятилетий, так как потребовалось заново перемерить все посевные площади, установить категорию земли и т.д.  Выявились и другие недостатки нового закона, которые довольно быстро свели на нет его значение.

В меньшей степени подверглась преобразованиям податная система. В 1392 г. власти учредили государственный податной реестр, содержавший перечень основных поставок в казну. Взимались натуральные продукты,  большее значение вновь приобретали поставки и “подношения государю”.  Трудовая повинность также претерпела регламентацию. В связи с упорядочением земельной системы при распределении трудовой повинности за основу приняли размеры пахотной площади: с каждых 8 кёль выделялся один работник; продолжительность повинности не должна была превышать 6 дней в году, к ней привлекались мужчины в возрасте от 20 до 60 лет.

Среди повинностей одной из обременительных по-прежнему оставалась воинская. Правило ее несения к середине XV в. утвердилось следующее: в обычных войсках одного служившего содержали 2 “помогающих”, в привилегированных столичных их полагалось 3-4, в пограничных – 5. Каждый обязан был ежегодно сдать казне до 20 м хлопчатобумажной ткани. Поскольку иногда в семье оказывалось несколько “помогающих”, это оборачивалось для нее большими расходами.

Первые правители из династии Ли возродили политику “поощрения земледелия”, которая обязывала администрацию всех уровней не допускать запустения земель, обеспечивать их своевременную обработку, помогать крестьянам, не возлагать на них тяжелых повинностей и поборов, поощрять тех, кто прилежно трудится, ставить в пример другим, распространять их опыт и т.д.

Сравнительно быстро увеличивалось население Кореи: в середине XV в. числилось 855,7 тыс., а к 1516 г. – 3,7 млн. человек. Примерно 2/3 проживали в столичной и трех южных провинциях – главном земледельческом районе страны. Отсюда тысячи крестьян переселяли в крайние северные уезды, освоению которых уделялось большое внимание. Поощряемые властями распашка заброшенных земель, подъем целины привели к тому, что в середине XV в. пахотный фонд страны более чем вдвое превышал уровень конца XIV в. Почти 1/3 его составляли поливные земли, поэтому много усилий прилагалось к расширению ирригационной системы. К середине XV в. имелось около 3 тыс. оросительных сооружений (водохранилищ, дамб и т.д.). Техника полива осталась прежней – рытье каналов, отводных канав. Распространенное на Востоке водоподъемное колесо не нашло в Корее широкого применения.

В истории корейского земледелия XV век знаменателен двумя событиями: заменой на поливных землях высева семян высадкой рисовой рассады, что способствовало росту урожайности, и переходом в южных провинциях к сбору двух урожаев в год. Помимо зерна (рис, чумиза, ячмень, просо и т.д.), огородных растений (капуста, лук, тыква, чеснок, перец и пр.) все большее значение приобретали технические культуры: тутовник, конопля, рами (китайская крапива), лаковое и бумажное дерево, бамбук. Со второй половины XIV в. началось выращивание хлопчатника, который в XV в. получил широкое распространение в южных провинциях; делались попытки его акклиматизации и на севере страны. Принимались меры к развитию садоводства, высадке лесов (преимущественно сосновых) и т.д. Уделялось внимание и животноводству (выращивание крупного рогатого скота и лошадей, неудачные попытки разведения овец), но эта отрасль по-прежнему оставалась отсталой, что, в частности, сказывалось на слабой обеспеченности крестьянских хозяйств рабочим скотом.

Потребности основной массы населения в промышленной продукции удовлетворялись главным образом домашними промыслами, изделия которых шли также в уплату податей. Наряду с ними существовало профессиональное ремесло, которым, как правило, занимались принадлежавшие государству ноби. В XV в. к 30 столичным ведомствам было приписано около 3 тыс. ремесленников, в провинциях их насчитывалось свыше 3,5 тыс. Наиболее развитым было столичное ремесло. Государство регламентировало процесс изготовления многих изделий. Закон обязывал ремесленников через год отрабатывать по полгода на государственное ведомство, остальное время – платить казне налог. Можно полагать, что в свободный от повинности период они работали по частным заказам. Заметным с XV в. явлением стали ке – объединения ремесленников, близкие по характеру к средневековым цехам.

Торговля пережила в XV в. существенный подъем. В Сеуле в 1412 г. построили торговые ряды площадью 2 тыс. кв. м. Среди находившихся там сиджон (торговых заведений) шесть самых крупных обслуживали ванский двор, аристократию.  Вскоре подобные сиджон появились в других городах. Каждое из них объединяло группу лавок и соответствующую мастерскую, также имело определенное самоуправление и напоминало купеческую гильдию. Из их среды вырастали богатые “частные купцы”, конкурировавшие с сиджон. Расширение торговых связей породило местные рынки, которые первоначально имелись только в Сеуле, Кэсоне  и Пхеньяне, а к концу XV в. появились в ряде уездов южных провинций. Средствами обмена по-прежнему являлись зерно и холст.

Длительная напряженность во взаимоотношениях с Китаем завершилась в 1401 г., когда минский император утвердил Тхэджона “чосонским ваном”. С этого времени отношения с Китаем приняли традиционный характер формального вассалитета, который не затрагивал прерогатив властей Кореи во внутренней и внешней политике и сводился к некоторым внешним проявлениям “старшинства” минского императора. Направляемые Кореей и ответные из Китая посольства обычно сопровождались торговыми караванами.

С конца XIV в. велась решительная борьба с японскими пиратами. В 1389 г. был нанесен удар по островам Цусима – главной их базе. Было потоплено около 300 их судов, но покончить с ними тогда не удалось. В 1419 г. на Цусиму была направлена еще более мощная экспедиция, нанесшая им окончательное поражение. Для торговли с японцами в Корее открыли три южных порта: Пусан, Нэипхо и Ёмпхо. Японским купцам разрешалось временно селиться в открытых портах, но многие незаконно оставались на постоянное жительство.

В отношениях Кореи с племенами чжурчжэней, обитавшими вдоль рек Амноккан и Туманган, мирные периоды сменялись периодами напряженности, разорительных набегов племен на окраинные корейские земли. В 40-х годах XV в. Корея основала на крайнем северо-востоке шесть крепостей. К середине XV в. в состав Кореи вошли почти все земли к югу от Тумангана. Примерно в это же время в верхнем и среднем течении Амноккана были созданы четыре новых корейских округа. Но удержать их тогда не хватило сил.

Негативные явления в сфере землевладения и социальных отношений отразились на экономике страны, главным образом на сельском хозяйстве. Постепенно сокращались пахотные площади. Недостаток средств и безответственность местных властей породили расстройство оросительной системы. Не помогли даже создание в 1459 г. специального ведомства, в задачу которого входили сооружение и ремонт оросительных сооружений, и карательные меры против нерадивых уездных начальников.

Корейское крестьянство сопротивлялось растущему гнету доступными ему средствами. Одним из самых значительных в истории феодальной Кореи было восстание 1467 г. в провинции Хамгён. В нем слились протест крестьян против непомерных налогов, дополнительных поборов, трудовой повинности и недовольство местных феодалов тем, что центральные власти решили заменить тамошних чиновников присланными из столицы. Во главе восстания оказался бывший уездный начальник Ли Сиэ. 30-тысячному правительственному войску понадобилось два месяца, чтобы разгромить восставших. Ли Сиэ бежал на север, рассчитывая на помощь чжурчжэней, но был схвачен и казнен. Чтобы успокоить население Хамгён, власти несколько уменьшили поборы.

В истории Кореи конец XIV-XV в. – время расцвета феодальной культуры. Потребности экономики вызвали изобретение дождемеров (1448 г.), приспособлений для измерения глубины рек (1441 г.) и расстояния на местности (1467 г.). Еще во второй половине XIV в. Чхве Мусон наладил выработку пороха, а затем его сын Чхве Хэсан – изготовление огнестрельного оружия, которое в XV в. получило распространение, хотя и не вытеснило лук и стрелы. В судостроении, книгопечатании, других отраслях производства появились новшества, свидетельствовавшие о развитии научно-технической мысли. Создавались крупные для своего времени труды по сельскому хозяйству, астрономии, медицине, географии, обобщавшие накопленные в стране опыт и знания. Среди них следует отметить “Нонса чиксоль” (“Все о земледелии”) (1430 г.), “Ыйбан ючхви” (“Собрание способов лечения”) (1445 г.), “Тонгук ёджи сыннам” (“Описание корейской земли и ее достопримечательностей”) (1481 г.).

Усилилось внимание к истории Кореи. Группа ученых во главе с Чон Нинджи подготовила многотомную “Корё са” (“История Корё”, 1451 г.). Началось составление хроник правителей династии Ли, продолжавшееся весь период ее царствования и объединенное в “Лиджо силлок” (“Хроники династии Ли”).

Выдающимся событием явилось создание национальной письменности, опубликованной в концу 1443 г. под названием “Хунмин чоным” (“Наставление народу о правильных звуках”). Образованная часть феодального общества, предпочитавшая китайскую иероглифику, нарекла национальную письменность “вульгарной” и препятствовала ее употреблению. Борьба за ее распространение на длительный период стала важной составной частью роста в Корее национального самосознания.

Существовавшая в XV в. система просвещения состояла из конфуцианской академии Сонгюнгван, размещавшейся сначала в Кэсоне, а затем в Сеуле, и казенных школ в столице, провинциальных и уездных центрах. Наряду с ними по традиции возникали частные школы, устраиваемые местными конфуцианскими деятелями. Их число постоянно увеличивалось, и к концу XV в. они преобладали в стране. С конца XIV в. господствующее положение в сфере идеологии заняло конфуцианство чжусианского толка, привлекавшее прежде всего своими морально-этическими нормами, требованиями к правителям заботиться о благе государства и подданных. Буддизм был сильно потеснен, хотя во второй половине XV в. несколько восстановил свои позиции. Еще менее заметную роль играл даосизм, который также подвергался гонениям.

К концу XV в. конфуцианство двух его разновидностей стало идейной платформой междоусобной борьбы в среде господствующего класса. Группировка, отражавшая недовольство провинциального чиновничества, выступала против правящей верхушки с позиций неоконфуцианства, а столичная знать отстаивала свою власть и привилегии под флагом защиты ортодоксального учения.

Приход к власти династии Ли

В 1392 г. к власти в Корее пришла династия Ли, которой суждено было править страной более пяти веков, вплоть до 1910 г., когда Корея превратилась в японскую колонию.

Ли Сонге, положивший начало правления династии Ли (Чосон), укрепил власть вана и начал процесс централизации власти. Он перевел столицу из Кэгёна в Ханъян (Сеул).  Географическое положение Ханъяна было очень удобным для управления страной и обороны. Город лежал в окружении высоких гор, и имел правильное расположение согласно принципов геомантии. После перевода столицы в Ханъян был построен королевский дворец Кёнбоккун, различные ведомства, крепости и т.п. и город стал приобретать облик столицы. С тех пор Ханъян оставался столицей государства и является таковой до сегодняшних дней.

С самого начала династия Чосон закладывала прочную основу государственности, укрепила власть короля, считая конфуцианство основными принципами управления страной, приложила усилия для облегчения жизни народа. Однако в правящих кругах среди наследников престола начались распри. В конце концов, Ли Бан Вон расправился с будущим наследником трона и  противниками, вступил на престол и стал ваном Тхэчжоном (1400-1418). Он сосредочил в своих руках все военную власть, затем приступил к реформе государственного управления, направленной усиление ванской власти.

Сечжон, приемник,  занявший престол после него (1418-1450гг.),  в условиях укрепившейся власти короля и стабильного экономического положения начал развивать культуру народа, а также учение конфуцианства, собрав вокруг себя молодых талантливых ученых. Он также поощрял развитие сельского хозяйства, внедрил новшества в сельское хозяйство, реорганизовал налоговую систему и старался улучшить жизнь народа.  Его особая заслуга заключается во введении национального алфавита «Хунмин чжонъым» («Правильные звуки для обучения простого народа») – более легкой чем китайская иероглифика системы корейской письменности.

4-й правитель  династии Чосон – Сечжон Дэван – Великий король Сечжон вошел в историю Корею, как просвещенный монарх. Период правления Сечжона является периодом научных, образовательных и культурных достижений, «золотым веком» просвещения. Создание Сечжоном «Хунмин чжонъым «открыло дорогу к становлению более цивилизованного государства. Помимо научных достижений, были изобретены солнечные и водные часы для измерения времени и дождемер для измерения выпавших осадков. В период правления Седжона новейшие методы агротехники были введены в практику.

Бурное развитие науки и техники во время правления вана Сечжона было особым периодом в истории Кореи. В то время власти понимали, что для процветающего государства, сильной армии и обеспеченной жизни народа необходимо развивать науку и технику. Это развитие опиралось на уже имеющиеся национальные достижения в этих сферах, а также  опыт Запада и Китая. Особенно важными были изобретения, связанные с астрономией и сельским хозяйством. Для астрономических наблюдений были изобретены хоный и каный, приборы для измерения времени – водные часы чагённу и солнечные часы анбуильгу.  Чагённу изобрёл мастер Чан Ёльсин, происходивший из рабов-ноби. Его изобретение показывало точное время автоматически. Впервые в мире был изобретен дождемер (1441г.), который использовали по всей стране для измерения осадков.

Во времена Сечжона ещё больше развилось искусство книгопечатания. Изобретённый способ набора шрифтов способствовал большей производительности. Вместе с подвижным шрифтом стало развиваться и производство бумаги. Было основано ведомство по мануфактурному производству бумаги, которое позволило изготавливать бумагу разных сортов, и тем самым увеличить возможности книгопечатания. В начале периода Чосон для укрепления государственной обороны было напечатано множество военных трактатов, дальнейшее развитие получила также техника изготовления оружия.

Единство централизованного государства было воплощено во власти вана, которому принадлежало послед­нее слово в решении всех вопросов государственного управления. Все законы представляли собой указы вана. Однако юридически  власть была тесно связана с государствен­ным аппаратом.  Чосон укрепила свои границы и целостность страны.

Высшим правительственным органом, подчиненным вану, являлся Ыйчжонбу – Государственный Совет. Шесть отраслевых палат – чжо, выполняли административные функции. Кроме шести палат большую роль играла Королевская канцелярия. Кроме административных палат существовали и контрольные органы, так называемые самса – (три канцелярии). Взаимное сдерживание власти между Ыйчжонбу, управленческими палатами – чжо и контролирующие – самса, сдерживали  абсолютную власть вана и предотвращали захват власти одной из сторон.

Территориально вся страна была поделена на 8 провинций – до, которые в свою очередь делились на более мелкие административные единицы:  пу – округ,

мог – волость, кун – уезд, хён – префектура. Губернаторы провинций имели широкие административные и правовые полномочия.  Остальные местные начальники решали в основном такие вопросы, как сбор налогов и мобилизация на трудовые повинности или воинскую службу.

Сословное общество периода Чосон В государстве Чосон янбаны составляли правящий класс. Термин янбан означает совокупность двух групп чиновников: гражданских – мунбан и военных – мубан. Янбанами становились автоматически те, кто получил государственную должность после успешной сдачи экзаменов на чин – кваго.  Лишь немногие потомки высших придворных, могли получить чины без экзамена и получить титул янбана по наследству. Браки заключались исключительно между янбанами. Янбаны не занимались материальным производством или физическим трудом, а лишь управлением или интеллектуальной деятельностью.

Многие должности вне материально- производственной сферы, в том числе такие  как  лекарь, переводчик, писарь, счетовод, судейский чиновник и т.д. доставались среднему сословию свободных людей.

К низшим сословиям принадлежали рабы – ноби, которых можно было продавать. Они делились на казенных или на частновладельческих. Если один или оба родителя были ноби, то и дети становились рабами.

Кроме ноби было и другое низшее сословие. Это были представители «грязных» профессий – пэкчон, занимавшиеся забоем скота, производством меховых, кожевенных и металлических изделий. Они жили, как правило, компактно и изолировано и их профессии передавались по наследству.

Янбанами могли называться также выходцы из свободных крестьян,  арендовавших земли, ремесленники и купцы. Они также могли получить чин, сдав экзамены кваго, но фактически это было нереальным из-за больших расходов и времени для подготовки. Крестьяне выплачивали налоги, выполняли трудовую повинность. Воинская повинность распространялась на мужчин в возрасте от 16 до 60 лет. Чосон проводило политику развития сельского хозяйства, поэтому общественное положение крестьян было немного выше, чем у ремесленников и купцов.  Ремесленники работали в государственных и частных цехах. Купцы торговали под надзором государства.

В начальный период государства Чосон довольно влиятельными были консервативные конфуцианские чиновники – хунгу. Именно они составляли ядро господствующего класса и обладали реальной властью во всех сферах жизни. Однако с конца 15-го века на политическую арену вышли новые силы из провинций, в которых развивалось соннихак – неоконфуцианское учение. Этих неоконфуцианских ученых, называли саримами. Они не участвовали в управлении государством, а оставались в провинциях и обучали народ.

Ван Сончжон для возрождения разумной и правильной конфуцианской политики стал поддерживать и продвигать на высокие государственные посты  саримов, которые к тому времени имели в стране хорошую репутацию. Саримы постепенно образовали политическую группировку, и стали конкурировать с группировкой хунгу. Между двумя группировками началась политическая борьба за власть.

Усиливая свое влияние на центральную власть государства, саримы начали продвигать различные общественные реформы, основанные на конфуцианских принципах. Группировка хунгу противостояла этим реформам. Противостояние двух группировок вылилось в политический инцидент, который известен как  сахва – «убийство ученых». Саримы, занимавшие высокие посты в государстве, были казнены или отправлены в ссылку. При новом ване Чунджоне саримы стали возвращать потерянные позиции. Позже, во время правления вана Сончжо (1567-1608) саримы, обладающие хорошей репутацией и будучи выдающимися личностями, стали выдвигаться на высокие центральные посты в государстве и стали управлять политикой. Однако вскоре среди саримов начался разлад, и они разделились на несколько группировок. Вначале они разделились на восточную и западную группировки. Позже восточная группировка разделилась на южную и северную, Таким образом, начался конфликт между западной, северной и южной группировками. В поздний период Чосона, при правлении вана Сукчжон (1674-1720) западная группировка разделилась на старых и молодых саримов.

Саримы вытеснили из политической сцены представителей старых сил – хунгу и безраздельно заняли место у политических рычагов правления страной. Но сами саримы разделились на два лагеря: умеренных и радикальных. Так появились новые группировки, названные «пундан» (партия единомышленников). Саримы, которые жили в провинциях и деревнях,  уделяли большое внимание науке и образованию, основали хянъяк – местные организации янбанов. Хянъяк имел функции самоуправления деревнями.

Совоны – частные конфуцианские школы-храмы, появившиеся в 16-м веке, стали укреплять наряду с ханъяк  положение саримов. В  совонах начали обучать сыновей провинциальных янбанов и конфуцианские взгляды получили более широкое распространение. Тем самым, совоны, созданные по всей стране, вносили вклад в просвещение народа.

Династия Чосон считала конфуцианство концепцией единения страны и основными принципами управления государством. Ученые Ли Хван и Ли И способствовали широкому распространению конфуцианства. Их учения и труды были известны даже за пределами страны  и они повлияли на развитие этого течения в Японии. В середине 16-го века конфуцианское натурфилософское учение соннихак (умозрительное отношение к природе в ее целостности) получило быстрое развитие, сформировались его разные течения, в зависимости от региона страны и трактовки основных философских и исследовательских принципов.  Однако глубокое изучение концепций соннихак постепенно стали использовать только в политических дискуссиях. Из-за сложности и абстрактности текстов они не были доступными для понимания простых людей.

 

Внешняя политика Кореи в XV-XVII вв.

Внешняя политика Кореи в период династии Чосон носила в ос­новном оборонительный характер.  Корея придерживалась дружественной мирной политики с могущественным минским Китаем. Каждый год к Минам направлялись посланники, которые подносили дары, и возвращались с ответными дарами. Между Китаем и Кореей активно развивались  культурные и торговые связи.

Чосон расширило свои территории на север и начало проводить активную дипломатическую политику по отношению к государству Цзинь. Ваны раннего периода Чосон, переселив население из провинций Чхунчхондо, Чолладо, Кёнсандо в Пхёнандо и Хамгёндо, начали развитие прибрежных районов рек Амноккан и Туманган. Во времена Сечжона чжурчжени были вытеснены из районов рек Амноккан и Туманган. Была укреплена оборона границы, вдоль которой основали новые уезды и крепости. Эти границы государства сохранились в основном до настоящих  дней.

Политика по отношению к чжурчженям носила двойственный характер: с одной стороны, подавления, а с другой – привлечения их на свою сторону.

Чосон начало налаживать отношения с Японией и другими государствами Юго-Восточной Азии. Пострадав из-за частых разбойных нашествий пиратов в конце периода Корё, Чосон укрепляло свои военно-морские силы. Строились боевые корабли, а для отражения атак пиратов разработали пороховые огнестрельные орудия. Во времена Сечжона пал главный город пиратов – Томадо, после чего пираты прекратили набеги на территорию Чосон. Пираты согласились поддерживать мирные торговые отношения. Правительство Чосон открыло 3 порта и разрешило ограниченную торговлю. Японцы ввозили медь, золото и благовония, а взамен покупали продовольствие, одежду и книги.

Имчжинская война.В начале 16-го века из-за раздоров среди янбанов, правящих классов,  беспорядков в военной системе государственная оборона пришла в упадок, а международная обстановка в Восточной Азии была на пороге перемен. В Китае чжурчженские племена, вновь набирали силы, а в Японии Тоётоми Хидэёси основал объединенное государство, взяв под контроль всю страну. Тоётоми решил вторгнуться на территорию Чосон, чтобы использовать ее в качестве плацдарма для дальнейших военных походов вглубь континента. Вооружив армию фитильными ружьями, завезёнными с запада, он тщательно подготовился к нападению. Хидэёси обратился с «просьбой» дать проход его армии в минский Китай. В апреле 1592 г. (год имджин по лунно-солнечному календарю). 200 тысячная японская армия в несколько приемов высадилась на побережьях Кореи и так началась Имчжинская война.

Несмотря на имеющийся опыт ведения войн, Чосон потерпело сокрушительное поражение из-за внезапного вторжения японцев. Первые подразделения японской армия прибыли в порт Пусана на 700 судах, высадились и на второй день захватили крепость Пусан. Ван Сончжо, почувствовав угрозу, бежал из столицы и попросил помощи у Минской династии. За 20 дней после высадки войск в порте Пусан японская армия дошла до Пхеньяна и Хамгёндо.

Несмотря на поражение на суше, Чосон удалось нанести мощный удар в ходе морских сражений. В районе Чолладо военно-морские силы возглавляемые Ли Сун Сином одержали первую победу. Использование  кораблей-броненосцев (эти корабли известны под название кобуксон, т.е. корабль-черепаха) позволило одержать победы в разных местах на море. Захватив господство на море, армия Ли Сун Сина перекрыла путь снабжения армии японцев и смогла сохранить зерновые районы страны в безопасности. В то же время когда военно-морские силы побеждали на море, для освобождения родины и защиты родных земель создавались местные добровольческие отряды Ыйбён во главе с конфуцианскими и буддийскими монахами. Хорошо ориентирующаяся в родных местах армия ыйбён, наносила значительные потери японской армии.

Когда военно-морские силы одержали победу на море, на суше отряды ыйбён развернули активные действия против японской армии. Подошло подкрепление из минского Китая. Атаковав японскую армию, союзным силам удалось вернуть Пхеньян, и начать продвижение на юг.  После этого японская армия, вытесненная на побережье Кёнсандо, стала просить о перемирии. Однако после переговоров о перемирии через три года японская армия вновь вторглась на территорию Чосон в 1597 г.

В отличие от 1592 года в этот раз чосонская армия была готова, и смогла отразить нападение японской армии совместно с минскими войсками.  Ли Сун Син, ранее смещенный с должности, был возвращен и смог нанести сокрушительный удар по японскому флоту в Мёряне. После смерти Хидэёси (1598 г.)  японские корабли покинули корейское побережье, понеся большие потери в последнем бою. Так закончилась семилетняя Имчжинская  война.

Семилетняя война сильно изменила положение в Китае, Корее и Японии. Самый большой урон понесло государство Чосон, на территории которого проходили военные действия. Земля была опустошена, пахотные земли сократились до одной трети, пострадало сельское хозяйство и, соответственно, государственный бюджет. Население также сократилось: многие погибли в боях или от болезней, некоторых взяли в плен в Японию. Многие памятники национальной культуры были сожжены или повреждены, лучшие произведения искусства, дорогие книги и печатное оборудование вывезены из страны.

С завершением Имчжинской войны Япония, несколько раз просила направить посланника. В ответ из Чосона был направлен посланник (тхонсинса), которого сопровождало около 500 человек. Он был встречен на высоком уровне. Всего с 1611 года было направлено 12 посланников.

Маньчжурские нашествия. После Имчжинской войны на смену вану Сончжо к власти пришел Квон Хэгун (1608-1623),  Он начал наводить порядок в стране. Взяв под свой контроль народ и земли, он начал увеличивать государственный бюджет, отремонтировал крепости  и сооружения, а также большое внимание уделил военной обороне страны.

Квон Хэгун, изучив реальное положение династии Мин и усиливающихся чжурчженей (маньчжуров), стал лавировать между двумя соседними государствами. Позднее Цзинь, расширив свои территории на западе, объявило войну династии Мин. В ответ на агрессию Мины обратились к Чосон послать   войска для борьбы против Цзинь. Отказать династии Мин было сложно, так как они оказали помощь в войне с японцами. Квон Хэгун был вынужден отправить войска, а сам принял политику нейтралитета, считая неблагоразумным иметь враждебные отношения с Поздним Цзинь. Однако часть чиновников настаивали на верности минской династии, считая долгом помочь ей, и критиковали его за нейтралитет.

Вскоре в результате дворцовых интриг  Квон Хэгун был низложен и на престол посажен ван Инчжо (1623-1649). Западная партия, пришедшая к власти, начала проводить политику поддержки Мин, чем вызвала раздражение у Позднего Цзинь. В конце концов, пользуясь царящими в Чосоне конфликтами и беспорядками, Позднее Цзинь, мобилизовав войска, вторглось на территорию Чосон, но получив заверения о прекращении враждебных отношений, ушли обратно.

После этого все более укрепляющееся Позднее Цзинь переименовало государство на Цинь, и вторглось в Чосон, требуя установления родственных отношений с королевской семьей и войск для атаки на Мин. Чосон отказалось принять предложение и в 1636 г. цинские войска, мобилизовав около 100 тысяч воинов, повторно вторглись на территорию страны. Цинская армия захватила столицу Ханъян. Ван Инчжо бежал в крепость Намхан в горах, но вскоре был пленен и признал вассальную зависимость от цзиньской империи.

 

Корея в XVII-XVIII вв.

После окончания войны с японцами в Чосон произошли значительные изменения в политической и социально-экономической сферах. Вновь было реорганизовано ведомство Пибёнса – департамент пограничной охраны, который в условиях внешней опасности начал исполнять функции Государственного Совета.  Оно стало управлять не только военными, но и остальными важными ведомствами, такими как дипломатическое, промышленное, транспортное и т.п. Уже в ходе Имчжинской войны корейские правители вынуждены были реорганизовать структуру армии. Было создано Хуллён тогам – центральное военное управление Хуллён тогам.

После Имчжинской войны в правящих кругах Чосон верх одержали северяне, которые недолго удерживали власть в своих руках. Западники вновь становились влиятельной силой и с приходом к власти вана Инчжу западная партия окончательно взяла всю полноту власти в свои руки. Позже западная партия, разделилась на партию «норон» («старики») и партию «сорон» («молодые»). «Старики» сумели одолеть молодых и долго управляли страной. Это было началом всесилья клановых янбанских группировок.

Политическое противостояние партий усиливалось, а  ситуация в стране становилась все более нестабильной. Поэтому ваны Ёнджо (1724-1776) и Чонджо (1776-1800 гг.) проводили активно примиренческие мероприятия – «тханпхён», чем собирались усилить власть вана. Политика тханпхён означала равное  отношение ко всем партиям и баланс силы, а не сосредоточение власти в руках одной партии. Но эти примиренческие меры не смогли положить конец межпартийной борьбе.

Ван Чонджо, придя к власти после Ёнджо, продолжил политику тханпхён.  В историю Кореи Чонджо вошел как «просвещенный монарх». Он восстановил придворную академию времен короля Седжона под именем Кюджангак (Государственная библиотека). В ней было не только множество книг, но она явилась также образовательным учреждением. Чонджо способствовал подготовке многих молодых ученых, впоследствии продвигал их по службе. Ван Чонджо уделял внимание укреплению обороны страны, создал новые армейские подразделения,  построил крепость и оборонительную стену Хвасон в Сувоне.

Помимо прочего он провел реформу в системе налогообложения,  уделил внимание нуждам низших слоев населения (внебрачных детей и рабов), сокращению классовых различий, возрождению литературы и искусства. Таким образом во времена правления двух сильных ванов Ёнджо и Чонджо положение в Чосон стабилизировалось, ощущался подъем в развитии сельского хозяйства, ремесленного производства и торговли.

Чонджо начал строительство нового города для переноса столицы, так как из-за внутри- партийных распрей власть вана была ослаблена. При строительстве крепости Хвансон за основу был взят традиционный способ строительства крепостей, но при этом были учтены слабые места корейских сооружений. Был применен опыт строительства Китая, Японии и Запада. Сооружение крепости Хвансон привнесло много новшеств в развитие строительства корейских крепостей того времени. При строительстве также были использованы новые подъемные механизмы. Однако из-за смерти Чонджо столица не была перенесена. В настоящее время крепость Хвансон признана мировым культурным достоянием.

Развитие экономики и изменения в сословной системе. Из-за Имчжинской войны и маньчжурских вторжений экономика Чосон  пришла в упадок, сократился государственный бюджет. Жизнь народа ухудшилась, но налоги не сократились. Поэтому  правительство приняло решение определять налоги в зависимости от урожайности в текущем году.

Правительство Чосон уже пыталось ввести единый налог в натуральном виде и перевести частично на денежную форму. В год прихода к власти ванна Кванхэ Гуна был введен закон о пересчете всех видов налога на рисовое зерно. Крестьяне для уплаты налогов должны были продать на базаре сельскохозяйственные продукты и подготовить рис, а позднее холсты и деньги. Такой подход активизировал торговлю на рынках и оборот валюты, что в целом способствовало развитию торговли.

В то время крестьяне вместо службы в армии могли заплатить кунпхо (плата за освобождение от воинской повинности). Но зачастую крестьянам было не по силам платить кунпхо и они меняли свой статус на рабов или янбанов, или же уходили из страны. Чтобы исправить такое положение был введен новый закон (кюнёкпоп) о сокращении размера налога кунпхо.

В сельском хозяйстве были восстановлены оросительные сооружения, улучшены и изобретены новые способы удобрения земли для повышения урожайности. Особенно широко распространился способ пересадки рассады риса и ячменя, который повысил объем производства и увеличил доходы. Освободившаяся  рабочая сила использовалась для выращивания хлопка, овощей, табака и лекарственных растений, которые продавали для получения дохода.

С развитием ремесленной промышленности и повышением объема сельскохозяйственной продукции активизировался товарооборот. Различные налоги и арендную плату за землю стали выплачивать деньгами, увеличился естественный прирост населения и приток населения в города, что еще больше способствовало развитию торговли. По всей стране каждые пять дней устраивались базары, которые стали местом торговли населения из провинций. С  развитием рынков расширялась и сфера торговли, благодаря которой можно было заработать деньги. Некоторые купцы из таких городов как Сеул, Кэсон, Ыйчжу и Тоннэ имели огромные капиталы и, получив разрешение,  активно участвовали в международной торговле с Японией и Циньской империей.

В сфере ремесленного производства стало развиваться изготовление товарной продукции.  С увеличением населения городов вырос спрос на товары. Участились случаи частного управления шахтами, в то время как раньше ими управляло исключительно государство. Среди купцов появились те, кто зарабатывал деньги, инвестируя шахты или ремесла.

В позднем периоде Чосон главным фактором, определяющим общественно-политическое положение, стала экономическая мощь и финансовый капитал.  Янбаны, вытесненные из сфер власти и не сумевшие стать чиновниками, с трудом сохраняли свое общественное положение. Если они не обладали значительными средствами, общество их не признавало. Напротив крестьяне, накопившие состояние, повышали свой статус, покупали титулы янбанов или подделывали родословные.

В результате классовая система пошатнулась из-за резкого увеличения сословия янбанов и уменьшения количества простолюдинов и рабов. Незаконнорожденные от наложниц или простолюдинок  и средние слои также пытались повысить свой статус, получив пост чиновников. Переводчики, выходцы из среднего класса служили в дипломатических корпусах государства Цинь, выполняя важную роль в культурном обмене.

В поздний период Чосон даже рабы пытались повысить свое общественное положение путем исполнения воинской повинности и уплаты налогов. Рабы, которые пытались избавиться от общественных ограничений, становились служащими королевских домов, батраками, розничными торговцами или распахивали целину. Поскольку многие рабы стали сбегать от  хозяев, в стране уменьшили их повинности.

Развитие Сирхак и реформы. Изменения в обществе и экономике сопровождались изменениями в идеологии и духовной жизни корейского общества. На протяжении трех с лишним столетий в Корее почти господствовало ортодоксальное неоконфуцианство, но в XVIII в. этому учению пришлось столкнуться с новыми идеологиями в лице школы сирхак. Представители школы сирхак не были противниками учения Конфуция, напротив, они следо­вали конфуцианской традиции. Однако они предлагали новую ин­терпретацию этой традиции, в которой основное внимание уделялось бы не обычным для чжусианцев старой школы схоласти­ческим спорам, а решению практических проблем, с которыми сталкива­лось корейское общество. Их интересовали не философские аб­стракции, а вещи реальные и прикладные – отсюда и название школы.

Сирхакисты предлагали различные проекты реформ в политике, экономике и обществе. Объектом их исследований были различные науки, такие как общая история, география, естественные науки, агрономия. Сирхаковцы имели разные точки зрения и различные подходы к решению проблем. Они предлагали реорганизовать сельское хозяйство,  начиная с реформирования земельной системы, учитывающей, прежде всего, положение трудового крестьянства.   Другие ученые утверждали, что нужно улучшить жизнь посредством более совершенной техники  и развития промышленности. Некоторые из них утверждали, что нужно активно перенимать достижения китайской цивилизации и приложить усилия для создания богатого государства и сильной армии.

В стране развивалась науки, изучающие родной язык, историю и географию, медицину, сельское хозяйство, астрономию и т.д.  В искусстве и литературе появились личности из простолюдинов. Создавались романы и традиционные четверостишия, в которых отражалась реальная действительность и критиковались ее негативные стороны.

Один из самых известных деятелей учения сирхак известен более под псевдонимом Дасан. Он занимал разные высокие должности, был знаком с западной культурой. Написал труды, охватывающие такие науки, как лингвистика, история, география, медицина, искусство и т.п. Изучая западную науку, принял католичество, за что был приговорен к смертной казни, но затем отправлен в ссылку, где провел 18 лет. В 1836 г. Дасан ушел с государственной службы и отправился к себе на родину, где провел последние месяцы жизни. Собрав все свои произведения – около 500 книг, он издал книгу «Ёю данг чжон со». В своих трудах он резко осуждал несовершенсвто общественного устройства в стране и своим примером показал, как следует жить образованному человеку.

Крестьянские волнения. После смерти вана Чинджо на престол в раннем возрасте взошел 11-летний Сунджо (1800-1834гг.). Пользуясь малолетством вана, власть в стране контролировали его родственники по материнской линии. Затем несколько семей, имевшие родственные отношения с супругами властвовавшего короля, монополизировали власть. Этот период был назван «правлениемй седо». Политика седо продолжилась и во времена правления трех ванов Сунджо, Хонджон и Чхольджон на протяжении 60 лет.

В то время семьи, имевшие родственные отношения с ваном, принадлежали к партии пожилых. В условиях политики регентства ван был марионеткой и власть была сосредоточена в руках семьи по линии матери. Для этого периода характерна коррупция и обычным делом было купить государственный пост, дав взятку сановнику. Полученные чины, использовались как средство обогащения. Многие чиновники, купившие посты взятками, восполняли свои затраты большими налогами для простолюдинов, поэтому положение народа все более ухудшалось.

Растущие экономические трудности, постоянные неурожаи и голод, вспыхнувшие феодальные распри усилили общее брожение в стране. Крестьяне и торгово-ремесленные круги добивались облегчения невыно­симого гнета и притеснений; крестьяне требовали дать им те же права, ка­кими обладали янбаны. Среди янбанов продолжалась борьба за власть, и в этой борьбе они готовы были использовать тягу народных масс к сопротивлению.

Во многих местах начались вооруженные крестьянские выступления. Крестьяне жгли помещичьи имения, захватывали правительственные склады, Они забирались в горы и становились хвачжонминами – людьми незаконно распахивающими участки после подсеки огнем и поселялись вдоль морского побережья. Одним из самых значительных крестьянских выступлений было восстание под предводительством Хон  Гён Нэ (1811). В восстании Хон Гён Нэ  приняли участие крестьяне, пострадавшие от политики седо, и люди не принятые обществом из-за классовых различий в провинции Пхёнандо. В этом восстании приняли участие не только крестьяне, но и рабочие, торговцы, подённые работники и другие слои общества. Они в течение некоторого времени удерживали район реки Чхунчхонган, но через пять месяцев восстание было подавлено. Однако беспокойства в обществе не стихло, в провинциях продолжали вспыхивать восстания крестьян.

Крестьянские восстания распространились по всей стране во времена правления вана Чхольджона. Крестьянское восстание 1862 года в Чинчжу было самым крупным. В нем приняли участие крестьяне, которые больше не могли терпеть жесткое самоуправство провинциальных чиновников. Крестьяне напали на правительственные ведомства, убили и казнили многих чиновников, сожгли административные здания и помещичьи усадьбы. Они требовали снижения налогов и осуждали чиновничий произвол. Хотя это восстание было подавлено, оно дало толчок другим крестьянским волнениям. Нараставшее крестьянское сопротивление было открытым протестом измученного народа против засилья семейно-клановых союзов, против произвола и коррупции чиновников.

Внешняя политика Кореи в XVII-XVIII вв.

В соответствии с Договором 1637 г. Корея разрывала вассальные  отношения с минской империей и признавала себя вассалом маньчжурского государства Цин. Корея соглашалась выплачивать ежегодную дань, отказывалась от строительства военных укреплений. В маньчжурскую ставку в качестве залож­ников были отправлены корейский наследный принц и его брат, несколько сановников – наиболее непримиримых сторонников проминской политики были казнены. Утверждать корейских монархов на престоле отныне должны были не минские императоры, а маньчжурские владыки. Подчинение Кореи обеспечивало маньчжурам  безопасный тыл. Теперь они могли приступить к покорению Китая, который к тому времени был охвачен мощным крестьянским восстанием.

В 1644 г. отряды восставших овладели Пекином, и последний китайский  император покончил с собой. Вскоре маньчжурские войска заняли китайскую столицу. Далее цинские армии постепенно двигались на юг, подавляя всяческое сопротивление, которое продолжалось еще почти четверть века. В рядах корейской правящей элиты в те годы оставались  проминские и антицинские настроения. Для большинства корейских конфуцианцев маньчжурский владыка, ставший императором Китая все равно был дикарем, правителем презираемых «северных варваров». Среди высших  корейских сановников зрел план «карательного похода на север».  Корейские войска должны были нанести удар по маньчжурам и помочь изгнать «варваров» и восстановить в Китае законную власть минских императоров.

После окончательного разгрома сил сопротивления в Китае минской элите пришлось осознать, что правление Цин пришло надолго. В результате отношения с Китаем постепенно вернулись к прежней модели формального вассалитета, которая сушествовала при династии Мин. Новые правители Китая, подоб­но своим предшественникам не вмешивались во внутренние дела Кореи, а корейское правительство, в свою очередь, ограничива­лось формальным выражением своей зависимости. Однако корей­ская интеллектуальная элита так полностью и не признала авторитета маньчжурской династии. После падения династии Мин многие корейские интеллектуалы стали утверждать, что в новой ситуации именно Корея стала главным оплотом истинных конфу­цианских ценностей, которые подверглись порче в управляемом «дикарями» Китае. Служили этому и ритуальные жертвоприноше­ния душам покойных минских императоров, регулярно проводив­шиеся в Корее. Они должны были продемонстрировать, что Корея является законной преемницей династии Мин, идеалы ко­торой в самом Китае оказались искажены и забыты. На практическую политику Кореи китайский двор влиял мало, хотя время от времени в Сеуле приходилось совершать символи­ческие акты, подчеркивающие связь Кореи с Китаем.

Отношения с Японией в XVII-XIX вв. носили достаточно ограниченный характер. Мирный договор 1609 г. предусматривал репатриацию пленных и восстановление торговли между двумя странами. К тому времени ситуация в Японии существенно изме­нилась. Междоусобная борьба между бывшими сподвижниками Тоётоми Хидэёси окончилась приходом к власти Токугава Иэясу, который стал основателем новой династии военных правителей Японии (сегунов), удерживавших власть до 1868 г. Японские тор­говцы имели право приезжать в Корею для торговли, но при этом все свои дела они могли вести только в Пусане, а жить им разрешалось лишь на территории специально отведенной фактории. Выезд из Пусана запрещался. Торговать в Корее японцы также могли только в пределах определенных квот и при наличии лицензий, выданных правителями Цусимы. Межправительственные контакты сводились лишь к редким поездкам корейских посольств в Японию.

Впрочем, при всей ограниченности контактов с Японией они, порой, имели неожиданные последствия. Именно через Японию в Корею в XVII в. попал красный перец, без которого невозмож­но представить себе современную корейскую кухню. Красный перец стал известен японцам от испанцев и португальцев, кото­рые, и свою очередь, познакомились с этим растением после от­крытия Нового Света. С другой стороны, и японцы ознакомились со многими достижениями корейской культуры. Захваченные в плен и остав­шиеся в Японии корейские мастера сыграли огромную роль в развитии  японских ремесел, в первую очередь, это касается кера­мики и печатного дела.

С японским и маньчжурским вторжениями было связано введение    политики   изоляции. В XVII-XIX вв. за рубежом могли бывать только посланники и переводчики, посещавшие с посольствами Китай и, очень  редко, Японию.  В Корею не допускались иностранцы, за исключением  членов официальных китайских миссий, а также японских купцов, которым разрешалось жить на территории японской торговой фактории в Пусане. Время от времени в страну попадали моряки с западных кораблей, потерпевших крушение у берегов полуострова, но им приходилось  оставаться в Корее навсегда, ибо на родину их больше не от­пускали.

Появление христианства.В конце XVIII в. корейские интеллектуалы, неудовлетворенные   бесплодной неоконфуцианской схоластикой, стали обращать внимание на христианские сочинения, переводы которых время от времени попадали в Корею из Пекина. В конце 1770-х гг. в Сеуле возник кружок молодых конфуцианцев, занимавшихся  изучением христианства по этим книгам.

В 1783 г. один из членов этого кружка, Ли Сын Хун (1756-1801), был направлен в Китай в составе корейской дипломатической миссии. Там он встретился с иностранными миссионерами, и, приняв крещение, вернулся на родину. Вокруг Ли Сын Хуна и его единомышленников возникла первая в Корее христианская община. Католицизм пользовался большой популярностью в пер­вую очередь среди интеллектуальной элиты, и к началу XIX в. ко­личество его сторонников уже исчислялось тысячами. Успеху новой религии немало способствовал и растущий интерес корей­ских интеллектуалов к научным и культурным достижениям Запа­да, с которым ассоциировалось католичество, неслучайно като­лицизмом увлекались и многие сирхакисты. Несмотря на стро­жайший запрет на въезд иностранцев к страну, в Корею стали нелегально проникать миссионеры, глав­ным образом, французские и китайские священники, первый из которых тайно пересек корейскую границу в 1794 г. Лишь немно­гие из этих миссионеров смогли вернуться назад, большинство погибло в тюрьмах и на плахе. Однако решающую роль в распро­странении христианства играл не непосредственный контакт с миссионерами, а активное чтение ка­толической литературы. Христианство распространялось в Корее необычным путем – через книги.

Корейские власти, обычно весьма веротерпимые, с беспо­койством следили за распространением нового уче­ния. В 1785 г. правительство запретило пропаганду христианства в стране и ввоз христианской литературы. Впоследствии эти запре­ты неоднократно подтверждались, а наказания за их нарушения ужесточались. Негативное отношение властей к христианству было связано с тем, что христиан считали агентами «западных варваров» – европейских колониальных держав.  Другим обстоятельством, вызывавшим возмущение у остальных корейцев, был решительный отказ сторонников новой веры участ­вовать в языческих обрядах жертвоприношений душам предков. С точки зрения конфуцианской этики, подобный поступок был  нарушением принципа «сыновней почтительности» и крайним проявлением аморальности. Гонения на христиан с перерывами продолжались почти столетие, до самого открытия страны. Множество корейских христиан было казнено и погибло в тюрьмах, но преследования не остановили сторонников новой веры – корейская католическая община продолжала расширяться. К моменту фактической легализации христианства в 1880-е гг. ее численность превышала 10 тыс. человек. К тому времени появи­лись и первые священники-корейцы, которые были тайно отправ­лены общиной учиться в католическую семинарию в Макао и, пройдя там подготовку, нелегально вернулись на родину.

 

Правление Тэвонгуна и реформы

На закате династии Ли, правившей Кореей свыше пятисот лет (1392-1910) в стране возникло множество внутренних социальных, экономических и внешнеполитических проблем и она не была готова вступить в новую капиталистическую эру. К середине XIX в. централизованная государственная власть ослабла,   казна испытывала острый хронический финансовый дефицит, усиливались сепаратистские тенденции, росло массовое разорение крестьянства. Кризис усугубился  природными катаклизмами: наводнениями, неурожаями, вследствие которых страну охватывали голод и эпидемии. В этот период западные державы, приступив к активным действиям по колонизации Восточной Азии,   вынудили Корею отказаться от проводимой ею в течение нескольких веков политики строгой самоизоляции.

22 января 1864 г.   наследником корейского престола стал Ли Мен Бок – 12 летний племянник последнего короля ( вана ), получивший тронное имя Коджон.  Ввиду малолетства короля Коджона ( 1852-1919 )  правление страной в качестве регента взял в свои руки его отец Ли Ха Ынг (1820-1898), известный в истории Кореи как Тэвонгун, что означает «великий  наследный принц».

Десятилетие правления принца-регента отличалось попыткой укрепления централизованного государства, реформирования военного дела, денежной системы, местного управления, борьбы с коррупцией и казнокрадством, введением новых налогов. Амбициозность Тэвонгуна проявилась в стремлении возвысить ванскую власть как символ могучего централизованного государства.  Он приказал восстановить разрушенный во время Имджинской войны дворец Кёнбоккун – резиденцию правящего дома, возвести ряд новых дорогостоящих дворцов. Опасаясь иностранных вторжений и иноземных влияний, подрывающих устои традиционного корейского общества Тэвонгун проводил жесткую политику изоляционизма Кореи.

Большое внимание Тэвонгун уделял укреплению армии, предназначаемой им для отражения нападений иноземных врагов, подавления сепаратистских выступлений феодалов и подавления крестьянских бунтов. В Японии закупалось огнестрельное оружие: ружья и пушки, ремонтировались обветшалые и сооружались новые крепости и форты, усиливалась береговая охрана.

Борьбу с сепаратизмом в стране Тэвонгун начал со смещения со всех правительственных постов выходцев из рода андонских Кимов, ставленники которых узурпировали власть на местах. Чтобы ослабить влияние местной знати, Тэвонгун продолжил борьбу против конфуцианских совонов, вокруг которых сложились сильные объединения феодалов.

Для покрытия расходов, связанных с реализацией своих амбициозных  планов,  в  декабре 1866 г. Тэвонгун приступил к проведению денежной реформы, в результате которой  одна новая монета стала равняться 100 старым.  Распространение монеты с принудительным  курсом обмена привело к росту цен на продовольствие и другие товары.  Правительство продолжало вводить новые налоги, а старые налоги увеличило в размерах.  Все эти непопулярные меры привели в последней трети XIX в. к  волнениям крестьянских масс. К этому времени относится начало перехода корейскими крестьянами границ с Россией и Маньчжурией с отходнической целью или намерением остаться на новых местах. Стремление к выживанию корейских люмпен-аграриев преодолело страх перед смертным наказанием за нарушение государственных пределов.

Государственное и административное устройство. Суть проводимых Тэвонгуном реформ заключалась в попытке возродить сильную центральную власть. Корейский король, отныне император, управлял государством при содействии Государственного Совета (Ыйчжонбу). В Государственный совет, исполняющий функции высшего исполнительного органа, входили 13 членов:  канцлер, министры, пять государственных советников и секретарь Государственного совета.

Вторым высшим правительственным учреждением Кореи являлся Императорский совет (Чунчхувон), исполнявший функцию совещательного собрания. Чунчхувон всецело подчинялся Государственному совету.

Министерства находились в ведении  министров, которым предоставлялось право издавать приказы, каждому по своему ведомству, а также давать предписания и указания  местным властям и полиции, обнародовать объявления для сведения населения. В руках министров сосредоточивался главный надзор за личным составом министерства, дела по служебному движению чиновников и награждению их почетными степенями.

В  1864 г.  Тэвонгун издал указ о подчинении  всех провинциальных ведомств только распоряжениям центральных институтов власти, тем самым он пытался пресечь вмешательство в административные дела местных влиятельных кланов.

С конца XIV в. Корея делилась на 8 провинций:   Кёнги ( столичная ),  Чхунчхон, Чолла, Кёнсан, Канвон, Хванхэ, Пхёнан и Хамгён.  С введением реформ 1895 г. провинции Чхунчхон, Чолла, Кёнсан, Пхёнан и Хамгён были разделены на южную и северную  части, в результате чего получилось 13 провинций. Новое административное устройство страны  предусматривало  подразделение 13 провинций на 341 более мелкую единицу: округа и уезды.  Округа и уезды, в свою очередь, подразделялись на волости, а последние на деревни. Столицей государства был Хансон ( Ханъянг ), ставший таковым 25 октября 1394 г. и   переименованный после освобождения Кореи в 1945 г. в современный Сеул.

Для управления каждой провинцией министр внутренних дел назначал  губернатора (кванчхальса). Округами и уездами управляли начальники, причем начальники округов в отличие от уездных начальников не только обладали административно-судебными функциями, включая право принуждения к уплате налогов, но и осуществляли руководство военными формированиями округов. Высшие чиновники, до уездных начальников включительно, служили, как правило, 4 года, затем им продлевали срок полномочий  на два или за особые заслуги на четыре года.

Низшую ступень государственной и административной власти занимали мелкие чиновники волостей, следившие за своевременным поступлением налогов в государственную казну с деревень, входивших в данную волость. Каждая волость делилась на деревни – ли.

Социальная (сословная) структура.  Гражданское и военное чиновничество составляло привилегированное сословие  – янбанов, которые делились на столичных и провинциальных. Столичные янбаны представляли собой высшую чиновничью и военную аристократию. В поздний период династии Чосон, в связи с увеличением численности служилого сословия и  превращением этого сословия в практически наследственное, термин «янбан»  стал обозначать не традиционную совокупность  чиновного сословия, а что-то подобное европейскому дворянству. Однако, в отличие от последнего, в конце XIX в. к янбанскому сословию принадлежал каждый третий кореец, хотя реальная доля чиновничества составляла не более 2 процентов  населения.

С янбанским сословием были связаны существенные привилегии, но на практике, янбаны пользовались более широкими правами.  К привилегиям янбанского сословия относилось прежде всего освобождение от воинской и натуральных повинностей, а до 1872 г.  также от уплаты подушной подати. Не только личность янбана, но и его жилище были неприкосновенными.

По закону янбанское достоинство приобреталось следующими способами: поступлением на государственную службу; передачей  по наследству, как законорожденному сыну потомственного янбана; возведением в это достоинство специальным королевским указом. Янбанское  достоинство утрачивалось также тремя способами: по суду, рождением от неравного брака и за давностью, если члены семьи не поступали в течение продолжительного времени на государственную службу.

Следующую ступень в иерархической лестнице корейского общества составляли так называемые средние люди – чунъины,  которые были переходной ступенью от янбанов к простонародью и отличались своей малочисленностью. К среднему классу относились переводчики, астрономы, судьи, писцы, художники, врачи и др. Среднее сословие пользовалось в Корее всеобщим уважением и некоторыми привилегиями, такими,  например, как право носить одинаковый с янбанами головной убор, освобождение от воинской и натуральной повинностей. Янбаны обращались с лицами среднего сословия почти как с равными.

Ниже чунъинов в правовом отношении находился простой народ- санъмины, основная масса которого состояла из крестьян-землевладельцев. Несколько ниже крестьян были торговцы. К следующей социальной группе принадлежали «мелкие», или «низкие» люди, чхонины. В нее входили  «семь разрядов общественных лиц» и «восемь разрядов частных». К первому разряду принадлежали кисэн, слуги при дворцах, мелкие служащие в провинциальных учреждениях, торговцы. Во второй разряд входили буддийские монахи, певцы, танцовщицы, музыканты, актеры, шаманки и лица «грязных, презираемых» профессий – мясники, забойщики скота, кожевники, сапожники и др. Эта группа занимала самое низкое положение среди других сословий и была ограничена в правах, в присвоении имен и фамилий, в заключении  браков и выборе места для погребения.

К бесправному «подлому» сословию относились рабы (ноби), делившиеся на две категории: наследственных и временных, которые в Корее всегда строго различались.   В то время как дети первых всегда являлись рабами, дети вторых в большинстве случаев становились свободными. Наследственные рабы считались полной собственностью своего господина, который мог продать их, отдать в наем, подарить, распорядиться по своему усмотрению. Наследственные рабы делились по признаку своей принадлежности на государственных (в том числе дворцовых) и частных.   Государственные рабы-  конноби – были приписаны ко дворцу, центральным ведомствам и местным учреждениям. Они обрабатывали государственные земли, воздвигали дворцы, строили крепости и корабли, добывали руду и выполняли другие повинности.  Жещины-ноби ценились выше, чем мужчины,  так как зависимость наследовалась по материнской линии, т.е. человек, родившийся от брака между ноби, становился рабом того хозяина, которому принадлежала его мать.

Сословные права и ограничения в Корее строго соблюдались вплоть до конца XIXв. В соответствии с сословной принадлежностью регламен-тировались жилище, пища и одежда – простому народу запрещалось жить в больших домах, носить шелковую одежду и кожаную обувь.  Простолюдин  должен был  оказывать различные знаки почтения янбанам, беспрекословно выполнять все их требования.

Сословные ограничения и институт рабства были отменены в Корее законодательно  в 1888 г. Люди «грязных, презираемых» профессий были уравнены со всеми остальными слоями общества. Ликвидировалось официальное неприятие торговой или коммерческой деятельности  как недостойного янбанского достоинства занятия, и янбаны, оставившие государственные чины,  могли без ограничения  заниматься предпринима-тельством. Однако в реальной жизни все эти нововведения   претворялись в практику очень медленно, а  традиционные социальные правила оставались  в силе еще продолжительное время.

Землевладение и землепользование. Землевладение было близким к частной собственности: по корейским законам владетель земли мог ее продать, разделить и передать по наследству. Характерной чертой феодализма в Корее было существование государственной собственности на землю.  Наиболее обширными государственными землевладениями, сохранившимися до конца XIX в., были дворцовые земли, доходы от которых предназначались на содержание центральных и провинциальных учреждений, а также крупных чиновников. Земли давались чиновникам в зависимости от ранга. Эти земли передавались вместе с приписанными к ним крестьянами. Дворцовые земли были свободны от всех государственных налогов.   Крестьяне, работавшие на дворцовых землях, вместо уплаты поземельного налога в общегосударственную казну вносили ее в дворцовое ведомство.

В конце XIX в. многие категории государственных земель были упразднены, поэтому их общая площадь к началу XX в. составляла всего 1/20 общей площади обрабатываемых земель. Государственная собственность сохранилась только на земли, приписанные к центральным и провинциальным учреждениям. Помещичье землевладение стало господствующим и крестьяне – мелкие собственники – составляли очень небольшой процент в корейской деревне.    Частные  владения крупных феодалов создавались из земель, розданных за заслуги или просто дарованных, а также самовольно захваченных государственных земель и крестьянских наделов.

После отмены в 1864 г. крепостной зависимости корейские крестьяне превратились в своем большинстве в арендаторов помещичьей или государственной земли.  На юге,  где товарно-денежные отношения были развиты сильнее и интенсивнее шел процесс обнищания крестьянства, они составляли абсолютное большинство. Аренда помещичьих или государственных земель не обеспечивала крестьянской семье даже  прожиточный минимум. За 50 лет (1850-1900)  число крестьянских дворов в стране сократилось на 160 тыс.

К концу XIX в. образовался класс крупных землевладельцев. Большинство из них жило в Сеуле, а свои земли они сдавали в аренду крестьянам. В их владениях работали  управляющие – сыямы, получавшие за свою службу плату рисом или земельный участок. Основным источником дохода управляющих являлись поборы и другие поступления от арендаторов. Иногда управляющие сдавали помещичью землю от своего имени в субаренду за более высокую плату. Многие сыямы  превратились таким способом в новых деревенских богачей, начавших скупать земли у своих прежних хозяев, крестьян, храмов и монастырей.

Незначительный слой свободных крестьян-землевладельцев не выдерживал конкуренции помещиков и ростовщиков, и многие крестьяне были вынуждены продавать свои наделы за бесценок. Перевод уплаты налогов в денежной форме в 1894 г. заставил многих корейских крестьян обратиться к местным и японским ростовщикам для получения ссуд под высокие проценты. Несвоевременный возврат ссуд и процентов зачастую являлся  причиной потери крестьянами свои земельных наделов.

Свободные крестьяне жили в деревнях-общинах. Свободные крестьяне (янины) сохраняли на протяжении всего средневековья свою сельскую общинную организацию, а порою в рамках ее и кровнородственные связи, так до XX в.   в Корее сохранились немало селений, жители которых состояли из представителей одного рода Ли, Ким Чхве и т.д.

В зависимости от числа семей, входящих в деревню и количества обрабатываемых полей деревни облагались натуральным налогом и должны были выполнять трудовую повинность. Ответственность за исполнение распоряжений властей возлагались на деревенские советы, выполнявшие административные функции. Деревня являлась единицей  налогового обложения и источником дохода государства и в то же время была низшей административной единицей, что облегчало ее эксплуатацию. При создании низших административных единиц правительство учитывало естественно сложившиеся коллективы – общины, и поэтому административная единица совпадала, как правило, с общиной. Деревня-община представляла собой социальную единицу.

Каждой деревне принадлежала определенная территория со строго обозначенными границами, в которую входили как обработанные, так и необработанные участки. Обрабатываемая земля распределялась на основе надельной системы. Каждому мужчине давался определенный участок земли. Каждые 20 лет чиновники обмеривали и перемежевывали все поля, затем составляли на них списки, которые хранились в палате финансов. Эти наделы закреплялись за каждой семьей на правах вечного владения.

Несмотря на проникновение в корейскую деревню товарных отношений, в  ее социальной организации продолжали играть большую роль общинные связи. Основу их составляло совместное пользование землей, источниками орошения и системой ирригации, без которых немыслимо поливное земледелие. Крестьяне коллективным трудом сооружали, ремонтировали и эксплуатировали оросительную систему, зачастую водопользование объединяло несколько близлежащих деревень.

Принцип общинного землепользования осуществлялся в рамках государственной собственности. Несмотря на разложение общинного землевладения, отношения крестьян к друг другу и к правящему сословию продолжали в значительной мере регулироваться обычаями, основанными на коллективном ведении хозяйства. Еще сохранялись древние принципы общинной деятельности и круговой поруки.

Деревня имела также органы самоуправления – деревенские советы –тонъе, куда входили по одному представителю от каждого семейства. Из самой состоятельной и авторитетной семьи выбирался деревенский староста- тончжан. Староста следил за внутренним порядком в деревне.  В руках деревенского совета находились сельская школа, общественные  земли, лес, кладбище, общинный дом, а также деревенская казна, образованная из вступительных паев и отдельных сборов.

В связи с реформами, проведенными в последнем десятилетии XIX в., на местное самоуправление были возложены еще две задачи, имеющие важное государственное значение: производство ежегодной всенародной переписи и содержание запасных хлебных магазинов.

Ремесло и промышленность.  Натуральный характер крестьянских хозяйств в Корее обусловил широкое распространение ко второй половине XIX в. домашних ремесел, удовлетворявших в  основном потребность сельчан в предметах первой необходимости. В то же время в корейских городах были развиты такие ремесла, как  производство бумаги, фарфоровых и фаянсовых изделий, металлических изделий, обуви, украшений и т.д.  В городах было немало так называемых государственных ремесленников (кончжан), которые делились на «столичных мастеров» (кенкончжан), приписанных к  правительственным ведомствам, и провинциальных (вэкончжан), относившихся к управлению провинциальных городов.

Основным заказчиком и потребителем высококачественной продукции ремесленного производства являлось государство – ванский двор, аристократия, центральные правительственные учреждения, армия.  «Столичные мастера»  славились искусными кузнецами, оружейниками, литейщиками, лучниками, сапожниками, гончарами, ювелирами и т.д. Насчитывалось до 130 специализаций корейских ремесленников.

Во второй половине XIX в. традиционная организация ремесленного дела претерпела значительные изменения, вызванные распадом государственной собственности на землю и развитием товарно-денежных отношений.  В 1866 г. численность государственных ремесленников составляла 5,5 тыс. человек. С ликвидацией непосредственной зависимости от государства усилился процесс освобождения столичных и провинциальных мастеров. Свободные ремесленники объединялись в цехи ( ке ) по выработке полотна, бумаги, фарфора, металлоизделий и другой продукции.  Они платили в казну налоги за право изготовления того или иного товара.  

Наряду с ремесленными мастерскими, где основой производства был труд ремесленника и членов его семьи, в доколониальной Корее стали появляться предприятия типа простой капиталистической мануфактуры. Мануфактуры имелись главным образом в Сеуле, провинциальных центрах и открытых для иностранцев морских портовых городах. На мануфактурных предприятиях были также заняты наемные рабочие. Некоторые виды  производства требовали значительных трудовых ресурсов, как, например, в горнодобывающих  промыслах, где численность рабочих составляла несколько сотен человек.

К началу нынешнего века на Корейском полуострове насчитывалось 160 обнаруженных месторождений полезных ископаемых и действовало свыше 70 рудников. В  конце XIX в.  корейское правительство под давлением западных держав и Японии приступило к выдаче концессий в горнорудной промышленности  иностранным предпринимателям. С другой стороны, именно иностранные инвестиции, вложенные в разработку минеральных месторождений, привнесение рациональной организации горного дела, прогрессивной технологии добычи и переработки руд, несомненно, могли внести значительный вклад в  промышленное развитие страны.

В июле 1895 г.  американскими предпринимателями («Korean Development Company»)  была получена концессия на 25 лет разработки всяких месторождений в уезде  Унсан провинции Северная Пхёнан.  В 1898 г. на приисках компании работали 40 иностранных специалистов и 1200 корейских рабочих.  В 1896-1900 гг.  корейское правительство выдало концессии англичанам Дж. Берн-Мардоку,  Дж. Алексу,  немцу  Вальтеру,  японцам Тацуро Фукуци, Танаке,  Кихахиро Окуре и др.

В конце XIX-  нач.  XX в.  в столице и некоторых крупных городах  помимо капиталистических мануфактур, принадлежащих корейским владельцам, стали появляться первые смешанные японо-корейские и другие иностранные предприятия. В декабре 1900 г. была основана японо-корейская компания по электрическому освещению Пусана. В 1902 г. в Пусане появилась смешанное предприятие по очистке риса. В 1903 г. в Инчхоне открылась табачная фабрика, владельцами которой были два англичанина и один грек. Во всех открытых портах работали японские, а в Пусане и Инчхоне – американские предприятия по переработке риса. Японцам принадлежали многочисленные винокуренные заводы.  

Ввиду чрезвычайной неразвитости индустрии численность рабочих в Корее к началу колониального периода была совершенно незначительной. В 1910 г. в добывающей промышленности, железнодорожном транспорте и морских портах были заняты наиболее крупные группы рабочих, состоящие  из   10 тыс., 7 тыс. и 22 тыс. человек  соответственно.  

Торговля. Торговые отношения в доколониальной Корее регламентировались государством. Специфическая особенность их  заключалась в том, что государство давало в откуп многочисленным купеческим гильдиям  монополию по продаже строго определенных видов товаров. Гильдии платили за это установленный в определенном размере налог. Каждая гильдия управлялась ее главой, являвшимся ее полновластным представителем. Он собирал от членов гильдии ежемесячные взносы, принимал новых членов, поддерживал отношения с правительственными чиновниками и главами других гильдий, вносил от имени гильдии налог в казну.

Все купцы в Корее делились на две категории: странствующих  (попусанов)  и оседлых (чвасанов), причем первая была гораздо многочисленнее и объединяла тысячи мелких торговцев (коробейников), разносивших по всей стране товары повседневного спроса. Попусаны  держали в руках всю розничную торговлю в стране, играли важную роль в развитии связей между отдельными районами Кореи, славились сильным корпоративным духом.

Странствующие купцы имели хорошо организованную централизованную структуру. Главное управление находилось в столице, представительства  находились во всех провинциальных центрах страны. Основную массу  попусанов составляли  мелкие коробейники, но среди них были разбогатевшие купцы и лица, не имевшие ничего общего с разносной торговлей.

Гильдии оседлых купцов ограничивали свою деятельность крупнейшими городами страны, в которых они содержали торговые лавки, а наиболее богатые  и влиятельные – торговые ряды, кварталы и даже целые базары.  Вплоть до последней четверти XIX в. в Сеуле действовали шесть крупных торговых компаний (юкмокчжон), игравших важную роль в развитии торговых отношений в Корее.  Члены гильдий чвасанов различались по имущественному положению. Главы гильдий превратились в богатых купцов, использующих своих подчиненных – мелких торговцев.

Расширение торговли способствовало накоплению торгового капитала в руках глав купеческих гильдий,  связанных с представителями корейского дворянства – влиятельными чиновниками, которые также вкладывали свои капиталы в торговый оборот. Постепенно многие из столичных купцов и разносчиков превратились в торговых капиталистов. Феодальное правительство оказывало покровительство торговцам и вынуждено было считаться с их силой.

Внешняя торговля Кореи до заключения договоров с иностранными государствами в последней четверти XIX в.  ограничивалась незначительным товарообменом  с Китаем и Японией.  Китайцы торговали дорогими шелковыми тканями, кожаной обувью, китайской тушью и кистями для писания, чаем, предметами из золота и серебра,  лекарствами,  крупным и мелким рогатым скотом и т.д. Корейские купцы предлагали со своей сторону бумагу, женьшень, меха, сушеные морепродукты, волосы для изготовления накладных кос.

Торговые отношения с Японией стали интенсивно развиваться в последней четверти прошлого века после заключения 26 февраля 1876 г. на острове Канхвадо японо-корейского торгового договора  и последовавших следом дополнительных  к нему соглашений, в результате чего японские торговые компании получили значительные привилегии.  Всего в Корее накануне установления колониального режима действовало свыше 30 крупных японский компаний,  в том числе 16 торговых, 12 транспортных, 2 промышленных и одна сельскохозяйственная.

Японские торговые компании учредили  «Общество изучения и поощрения японо-корейской торговли» с главным его управлением в Чемульпхо и филиалами в Сеуле, Пусане и Вонсане.  Общество насчитывало в 1898 г.   около 500 членов и играло важную роль в развитии японской торговли в Корее. Основными экспортными статьями японских торговых компаний были  материи и одежда из Европы (85 процентов),   металлы и металлические изделия (8 процентов). Из Кореи вывозились рис, бобы, горох, кожи и меха, морепродукты.

Корейские торговые и транспортные  компании не выдерживали конкуренции, поэтому они либо становились банкротами, либо переходили  в руки японцев,  либо вынуждены были заниматься  компрадорской торговлей, т.е.  полностью идти на поводу японских компаний.  По сведениям японского министерства земледелия и торговли, в корейском портовом г.  Пусане   на 1 января 1899 г. насчитывалось 950 японцев, занимавшихся торговой деятельностью и полностью захвативших монополию ввоза и вывоза товаров из Пусана.   

Таким образом, в Корее второй половины XIX в.  преобладающий характер натурального производства,  отсутствие единой денежной системы, низкая покупательная способность абсолютно преобладающей  части населения, низкая производительность ремесленного производства и т.д.   тормозили развитие товарно-денежных отношений.  Тем не менее к началу нового века  в стране медленно созревали предпосылки для зарождения и развития капиталистических отношений.   

 

Колониальная политика западных держав и Японии

Во второй половине XIX в. обострилась борьба капиталистических государств за захват территорий на Дальнем Востоке, и внимание к себе привлекла Корея, правительство которой продолжало проводить традиционную политику внешней изоляции. В 1860-70-х гг.  в ходе ряда американских, английских и французских морских  экспедиций были совершены неудачные попытки навязать Корее торговые договоры.  После буржуазной революции Мэйдзи (1867-1868) в Японии стала осуществляться активная подготовка к колониальным захватам в Азии, причем ставка делалась не только на военно-технические приготовления, но и на широкую пропаганду доктрины «Азия для азиатов», на идеологическое обоснование «превосходства национального духа японцев», призванного выполнить историческую миссию «борьбы против белого империализма» и освобождения корейского и китайского народа от  «белых варваров».

Корея не случайно оказалась в эпицентре колониальных интересов Японии Геополитическое положение Корейского полуострова имело важное стратегическое значение: близость к Китаю и России, общие границы с Манчжурией, чрезвычайно удобные морские порты:  Инчхон на западном побережье, обеспечивающий выход в Желтое море и Ляодунский залив, и Пусан на южном побережье, близ японских портов Симоносэки и Сасэбо. Корея, таким образом, была призвана стать военным плацдармом для дальнейших агрессивных действий против царской России и цинского Китая.

В январе 1876 г. в Канхваскую бухту вошла экспедиция под командованием генерала Курода Киотака в составе 6 японских военных судов с 800  солдатами на борту. Курода предъявил корейским властям ультимативные требования, ранее  согласованные с представителями США, Англии и Франции. Он заявил корейским пограничным властям, что если ультиматум Японии не будет принят, он немедленно начнет военные действия против Кореи. 26 февраля 1876 г. на острове Канхвадо был подписан японо-корейский договор. Хотя в нем Корея была названа «независимым государством», ее права в договоре ущемлялись  во многих отношениях.  Это был первый неравноправный договор, навязанный Корее. Вслед за Японией подобные договоры заключили с Кореей США (1882),  Англия, Германия (1883), Россия,  Италия  (1884), Франция (1886)  и другие страны.

После заключения неравноправных договоров развернулась борьба капиталистических держав за преобладание в Корее. Однако западные страны, занятые борьбой за колонии и в других районах мира, не могли уделять много сил укреплению своих позиций в Корее. Этим воспользовалась Япония, приступившая к последовательному подчинению Кореи. Правда, некоторое время Япония встречала довольно упорное противодействие Китая.  Сам находясь на положении полуколонии, Китай в то же время пытался установить свое господство в Корее, используя давние традиции формального вассалитета. Воспользовавшись народным восстанием, охватившим летом 1882 г.  Сеул,  Япония навязала второй японо-корейский договор, подписанный  20 августа 1882 г. в Инчхоне.  Япония получила право ввести свои  войска для охраны миссии и разместить их в Сеуле.  Японские дипломаты и чиновники получали право свободного передвижения по всей стране.

Цинское правительство, опасаясь укрепления позиций Японии, подписало с корейским правительством  в сентябре 1882 г. подробные правила морской и сухопутной торговли, предоставившие широкие льготы для Китая. Оно  расквартировало в Сеуле 3 тыс. цинских солдат.

4 декабря 1884 г.  реформаторы во главе с Ким Ок Кюном, заручившись поддержкой в японской, американской и английской дипломатических миссиях, произвели государственный переворот. Они  подвергли домашнему аресту королевскую семью и казнили нескольких министров. 5 декабря было сформировано правительство, которое в тот же день опубликовало свою политическую программу из 15 пунктов, основной смысл которой сводился к следующему: ликвидация вассальной зависимости от Китая, ограничение власти короля, королевы Мин и ее родственников, реорганизация государственного аппарата, пересмотр системы налогообложения, развитие промышленности и торговли, укрепление финансов страны, отмена сословных привилегий, равноправие граждан.  Таким образом, эта программа была программой перевода Кореи на путь буржуазного развития.

Новое правительство находилось у власти всего два дня. 7 декабря по просьбе корейского двора войска цинского правительства, находившиеся в Сеуле разгромили немногочисленные силы, стоявшие на стороне реформаторов. Некоторые лидеры движения были убиты, Ким Ок Кюн и несколько его сторонников бежали в Инчхон, а затем переправились в Японию. К власти в Корее вновь пришла королева Мин с группой  ее ближайших родственников и сторонников.

После подавления антиправительственного переворота цинские власти, оказавшие услугу корейскому двору, усилили  свои позиции в Корее. Генеральным резидентом Китая был назначен Юань Ши Кай, который стал играть ведущую роль в управлении Кореей. Королева Мин теперь ориентировалась на Китай, надеясь с его помощью противостоять Японии.

Японские правящие круги решили использовать историю с государственным переворотом 1884 г. для оказания очередного давления на Корею и Китай. Корейские власти под угрозой японского военного вторжения были вынуждены подписать новый неравноправный японо-корейский договор, по которому обязались уплатить компенсацию за раненых и убитых во время переворота  японцев, построить за свой счет  здания японской миссии и казарм и принести официальные извинения Японии.

18 апреля 1885 г.  в Тяньцзине  была заключена конвенция между Японией и Китаем, регулировавшая их отношения в Корее. Оба государства заявляли о своем  отказе от посылки в Корею военных инструкторов и взаимном согласии вывода своих войск. В случае возникновения там новых «беспорядков»  Япония и Китай получали равные права посылать в Корею свои войска, но при этом обязывались заранее уведомлять друг друга.  Тяньцзинская конвенция была дипломатической победой Японии, так как она формально уравнивала ее с Китаем в притязаниях на Корею, однако правящие круги Японии после ее  подписания взяли курс на планомерную подготовку войны с Китаем за господство в Корее.

В 80 – начале 90-х годов XIX в.   США,  Англия и Франция уделяли основное внимание развитию и расширению идеологической экспансии, которая впоследствии должна была способствовать установлению их политического влияния в Корее. Проводниками и исполнителями этой политики стали христианские  миссионеры, дипломаты, советники и др.  Западные страны, не считая Японию свои серьезным конкурентом, стремились использовать ее в своих целях и поощряли ее колонизаторские действия, надеясь воспользоваться в нужный момент их результатами.

В начале 1893 г. в южной провинции Чхунчхон начались волнения крестьян, которые к весне  превратились в крестьянскую войну.  Корейское правительство обратилось за помощью  к цинской династии.   В Корею были направлены 6 тыс. китайских солдат, которые в начале июня 1894 г. высадились в южных портах и присоединились к корейской армии. Япония использовала это как предлог для развязывания войны против Китая и отправила в Корею 8-тысячный армейский контингент. Прибыв в Сеул, японские войска заняли королевский дворец и создали марионеточное правительство.

1  августа Япония официально объявила войну Китаю, которая началась на территории Кореи. Китайско-японская война принесла большие бедствия корейскому народу и закончилась полным разгромом отсталого, полуколониального Китая.  17 апреля 1895 г. между  Японией и Китаем  был подписан Симоносекский  мирный договор, согласно которому Япония получила Ляодунский полуостров, Тайвань и Пескадорские острова,  а также денежную контрибуцию.  Кроме того, победой над Китаем Япония значительно упрочила свои позиции в Корее, обеспечив широкие возможности для дальнейших захватнических действий. По Симоносекскому договору она добилась уничтожения «вассальной зависимости Кореи от Китая».

Противодействие со стороны России, Франции и Германии не позволило Японии полностью реализовать условия, полученные ею у Китая по договору, к примеру Ляодун был вновь возвращен Китаю. Правящие круги Японии, учитывая усилившиеся пророссийские настроения в окружении королевы Мин, а также активизацию действий российских дипломатов в Сеуле,  считали Россию главным конкурентом в своей борьбе за полное господство в Корее и приступили к  форсированной и масштабной подготовке к новой войне. Японский посланник в Корее Миура Горо организовал заговор, и 8 октября 1895 г. свершился дворцовый заговор, в ходе которого королева Мин и несколько ее приближенных были убиты. Миура образовал прояпонское правительство и все  русофилы были изгнаны  из правительственного круга.

Король Коджон, опасавшийся за свою жизнь и судьбу наследника,  с января 1896 г. неоднократно обращался к  русским посланникам  Шпейеру и Веберу с просьбой предоставить ему с сыном убежище в российской миссии.  11 февраля 1896 г. во двор российской миссии внесли пару закрытых женских носилок, в которых сидели король Коджон и его старший сын. Уже на следующий день король издал указ о роспуске прояпонского правительства и назначил новый состав кабинета из русофилов. Таким образом, бегство короля под покровительство России и его нахождение в здании ее дипломатической миссии укрепило ее позиции в Корее и нанесло удар политическому господству Японии. 

14 мая 1896 г. в Сеуле было подписано русско-японское соглашение о Корее. Япония вынуждена была согласиться на совместное с Россией «преподание советов»  корейскому королю. Россия добилась сокращения японских войск в Корее и права держать там равное с Японией число солдат. 9 июня  1896 г.  был подписан так называемый  Московский протокол, который устанавливал  юридическое равенство сторон в Корее вместо монопольного господства Японии. В течение почти годичного пребывания короля Коджона в русской миссии Россия  несколько усилила свои экономические позиции, но все же преобладающее положение на полуострове продолжала занимать Япония.  

Западные державы всячески поддерживали Японию и подталкивали ее к войне с Россией.  Корейское правительство официально заявило о своем нейтралитете в случае русско-японской войны, однако Япония под угрозой силы превратила Корею в своей военный плацдарм и в ночь с 8 на 9 февраля 1904 г. японский флот без объявления войны атаковал русскую эскадру в Порт-Артуре. Одновременно в порту Инчхон  ( Чемульпо )  были атакованы крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец». Таким образом, соперничество из-за Кореи привело к началу русско-японской войны.

23 февраля 1904 г. король Коджон под давлением японцев подписал «Союзный договор», по которому японское командование получило право занимать любой пункт на территории Кореи. Летом 1904 г.  Япония навязала корейскому правительству своих советников по финансовым, иностранным и военным делам, фактически узурпировавших власть в этих ведомствах. Несколько позднее в руки японцев перешло также управление почтой, телеграфом, телефоном. Была сокращена численность корейской армии и полиции, во главе которых были поставлены японские офицеры. «Союзный договор» привел к установлению в Корее японского военно-оккупационного режима.

К середине марта 1904 г. общая численность японских солдат в Корее составила более 100 тыс. человек.  Населенные пункты через которые проходили японские войска подвергались разорению. Плодородные участки земли занимались японской армией под военные нужды, лучшие пахотные земли экспроприировались без компенсации.  Крестьяне оставляли жилища, бросали поля и бежали в горы или уходили в поисках спасения от голода и репрессий в Россию и Маньчжурию.

Русско-японская война закончилась поражением царской России. По Портсмутскому договору,  заключенному 5 сентября 1905 г., Россия признала за Японией в Корее преобладающие политические, военные и экономические интересы и обязалась не препятствовать в ней мерам японского правительства. Согласно этому договору Россия также уступила Японии арендные права на Ляодунский полуостров и южную половину острова Сахалин.  Правящие круги США и Англии  оказали Японии полную поддержку при заключении Портсмутского договора.  Таким образом, они  разыграли «корейскую карту» в игре колониальных интересов и передали Японии свои санкции на аннексию Кореи.

 

Японский  протекторат

Получив согласие США и Великобритании на установление японского протектората над Кореей и добившись в войне с Россией признания своих интересов в Корее,  японские власти решили усилить нажим на корейское правительство и склонить его к «добровольному» подписанию договора о протекторате.

Помощь в подготовке и установлении протектората над Кореей оказало японским правящим кругам общество «Ильчинхве», (Единое прогрессивное общество) – политическая организация, объединившая в своих рядах про-японски настроенных  корейцев. После завершения военных действий между Японией и Россией предательская сущность «Ильчинхве»  стала очевидной. 5 ноября 1905 г.  по указке японских властей руководители  общества выпустили декларацию, требовавшую установления японского протектората над Кореей.

В ночь с 17 на 18 ноября 1905 г. специальный посланник японского императора маркиз Ито Хиробуми и японский посланник в Корее Хаяси Гонсуке,  угрожая физической расправой,  заставили корейских министров подписать  «Договор о покровительстве», по которому Корея передавала правительству Японии и его дипломатическим представителям за границей руководство внешними сношениями страны, а при корейском дворе в качестве японского представителя назначался генеральный резидент. Статьи договора оформили насильственное превращение  Кореи в японский протекторат.

Японо-корейский договор от 17 ноября 1905 г. был насильственным, заключенным под давлением японских вооруженных сил, и имеются все основания считать «договор» о протекторате, по которому Япония захватила в свои руки власть в Корее, незаконным.   Указ японского императора от 20 декабря 1905 г. о правах и обязанностях генерального резидента в Корее нарушал  «договор» с Кореей и Портсмутский договор с Россией, в протоколе которого обусловливалось оформление соответствующим соглашением с корейским правительством каждого мероприятия японского правительства, ущемляющего корейский государственный суверенитет.

Генеральный резидент в Корее получил от японского императора широкие полномочия, касавшиеся законодательных, исполнительных и судебных функций, а также военных вопросов. Хотя формально верховная власть принадлежала  корейскому императору, а корейское правительство не было ликвидировано, фактическим главой государства стал японский генеральный резидент.

В январе 1906 г. японские консульства в Корее были превращены в аппараты провинциальных резидентов. Хотя сохранялась прежняя административная структура местной власти: губернаторы в провинциях, уездные начальники в уездах и градоначальник в Сеуле, все местное управление находилось под строгим японским контролем.  С учреждением генерального резиденства в Корее возникла двойная система управления, в которой решающую роль играл аппарат резидентства.

Летом 1907 г. император Коджон пытался апеллировать  к великим державам и направил тайком делегацию на международную конференцию в Гааге, но заседавшие представители западных стран отказались выслушать корейскую миссию. Используя этот инцидент, японские власти заставили ставшего неудобным для них Коджона отречься от престола в пользу его слабовольного сына Ли Чхока. 19 июля 1907 г. Коджон издал манифест об отречении в пользу своего сына, получившего тронное имя Сунджон.  Воспользовавшись свержением Коджона, японские власти 24 июля 1907 г.  вынудили марионеточное правительство подписать «Договор семи статей», по которому управление внутренними делами Кореи полностью переходило в руки японского генерального резидента.   В дополнение к «Договору семи статей» было заключено секретное соглашение  о ликвидации  корейской армии, численность которой к тому моменту составляла 10 тыс. человек. 1 августа 1907 г. около 2 тысяч корейских солдат без оружия были собраны на учебном плацу у Восточных ворот Сеула и военный министр  Ли Бён Му зачитал декрет императора Сунджона о роспуске армии.  Разгон корейской армии был еще одним важным шагом на пути к окончательной ликвидации независимости Кореи.

10 апреля 1909 г. в Токио состоялось секретное совещание между японским премьер-министром Кацура,  министром иностранных дел Комура и генеральным резидентом  Ито и было принято единогласное решение о том, что только аннексия может разрешить корейскую проблему. 6 июля 1909 г. на заседании японского кабинета было принято официальное решение об аннексии Кореи.  Народное антияпонское движение и протесты России сдерживали Японию от осуществления своей цели, однако японское правительство методично проводило политику постепенного захвата Кореи.

30 мая 1910 г. на пост генерального резидента в Корее был назначен генерал Тэраути Масатакэ с сохранением за ним портфеля военного министра Японии, представлявший наиболее милитаристски и агрессивно настроенную часть японского кабинета. 21 июня 1910 г. указом японского императора было создано Колониальное бюро, которое подчинялось премьер-министру и ведало делами, касающимися Тайваня, Сахалина и Кореи. Этим самым Япония открыто приравнивала Корею к своим колониям.

В середине августа 1910 г. генерал Тэраути потребовал от премьер-министра Кореи  Ли Ван Ёна подписать уже подготовленный договор об аннексии. 18 августа 1910 г. Ли Ван Ён собрал заседание марионеточного кабинета министров, на котором поставил вопрос о присоединении Кореи к Японии. Все члены прояпонского правительства, за исключением министра просвещения Ли Ён Сика, выразили согласие. 22 августа состоялось специальное совещание членов кабинета с участием корейского императора и старейших государственных деятелей. Это совещание также приняло все условия, предложенные генералом Тэраути.  В тот же день Ли Ван Ён, получив полномочия от императора, подписал  «договор» об аннексии Кореи.  29 августа «договор» был опубликован. По этому «договору» корейский император уступал императору Японии  «полностью и на вечные времена» всю власть по управлению Кореей. Корея превращалась в генерал-губернаторство – часть японской империи.

Режим протектората открыл дорогу для усиления экономической, политической и культурной экспансии японского империализма. Для форсированного претворения планов колониального освоения Кореи необходимо было решить вопрос кадрового обеспечения и привлечения   трудовых ресурсов из Японии.  В сентябре 1906 г.   генеральный резидент Ито Хиробуми издал  «Закон о покровительстве переселенцев», содержавший льготы и выгоды в поддержку японской колонизации. За пять лет с 1906 по 1910 г.  численность японского населения выросла с 81,7 тыс. человек до 171,5 тыс., т.е. в два раза, при этом число чиновников правительственных учреждений выросло с 5037 до 22, 9 тыс. человек.

Для создания широкой социальной опоры колониального режима, привлечения японских предпринимателей и крестьян в Корею Ито Хиробуми заставил корейское правительство отменить существовавший запрет на право земельной собственности для иностранцев. По закону от 31 октября 1906 г. иностранные подданные получили право совершать куплю-продажу, заклад и обмен земли, домов и другого недвижимого имущества.

Начался широкий захват корейских земель, в котором определяющую роль сыграла «Восточно-колонизационная акционерная компания» ( «Тоё такусёку кабусики кайся», сокращенно – «Тотаку» ), создание которой было проведено в форме закона,  принятого обеими палатами японского парламента  26 марта   1908 г.

В период протектората возникли две категории крупных японских хозяйств. Крупные землевладельцы, относящиеся к  первой категории,  сдавали принадлежащие им пахотные участки и земельные массивы в аренду и получали доход в виде ренты, не принимая непосредственного участия в сельскохозяйственном производстве. Самыми известными из них были компании  «Тотаку», «Фуни», «Тосан», «Кумамото», «Фудзии», «Катакура» и др.  Вторая категория японских землевладельцев создавала на своих участках фермерские хозяйства и вела интенсивное земледелие на капиталистических началах, с применением наемного труда.

В области промышленности японские правящие круги также проводили политику, направленную на превращение Кореи в аграрно-сырьевой придаток метрополии.

Наиболее активно развивались строительство транспортных коммуникаций, создание линий телеграфной и телефонной связи и горнодобывающий промысел, т.е. отрасли, имевшие для Японии военно-стратегическое значение. К концу 1910 г. общая протяженность железных дорог составила 1200 км, было построено 650 км шоссейных дорог,   новые грунтовые дороги соединили Нампхо и Пхеньян, Кванджу – Мокпхо, Тэгу –  Кёнджу и другие города. Было проложено 5,5 тыс. км  телеграфных и 500 км  телефонных линий.

В годы, предшествовавшие установлению протектората в Корее добыча полезных ископаемых находилась в основном  в руках американских и английских компаний. Режим генерального резидента сразу же предпринял административные меры для контроля за добычей ископаемых и обеспечения дополнительных льгот и привилегий японским предпринимателям. С этой целью по инициативе генерального резидента корейское правительство издало в июле 1906 г.   два закона, согласно которым выдача концессий была поставлена под японский контроль. В результате японские компании получили почти 80%   всех концессий, выданных корейским правительством.  Уже к 1919 г.  японцы стали хозяевами подавляющего большинства рудников в Корее, вытеснив из горной промышленности всех иностранных  конкурентов. В годы протектората Япония заняла господствующие позиции в промышленном производстве  Кореи. В конце 1908 г. доля японских предприятий составила 85,8 процентов общего числа промышленных объектов.

 

Корея после аннексии

Первое десятилетие после аннексии Кореи именуют периодом «военного управления» или «сабельного режима». Японский генерал-губернатор имел в своих руках всю полноту законодательной, исполнительной и судебной власти. В его ведении находились полиция, жандармерия, суд, тюрьмы и вооруженные силы. Генерал-губернатор подчинялся непосредственно императору Японии.

Опираясь на регулярную армию, сеть жандармско-полицейских участков, японские колониальные власти лишили корейцев элементарных политических прав, запретили деятельность любых корейских национальных организаций, объявили японский язык официальным. На японском велось преподавание в школах, где он именовался «родным» языком, а корейский – «иностранным». Историю Кореи рассматривали и преподавали как составную часть истории Японии.

В экономической политике в Корее японский колониальный режим центральное место отводил аграрным мероприятиям. В 1912-1918 гг. генерал-губернаторство провело земельный кадастр, результате  проведения  земельного  кадастра поступления от поземельного налога в казну увеличились в 1919 г. по сравнению с 1910 г.  с 6 млн. иен до 11,5 млн. иен, т.е.   почти в два раза.   Проведение земельного кадастра 1910-1918 гг.  обеспечило точную земельную перепись, увеличило государственные  доходы и японское землевладение в Корее.

Японские землевладельцы дробили земли на мелкие участки и сдавали их корейским крестьянам в аренду. В 1919 г. доля корейских крестьян, превратившихся в полуарендаторов и арендаторов, составила три четверти всех  хозяйств. Арендная плата, преобладавшая в натуральной  форме, составляла от 50 до 70 процентов урожая, кроме нее крестьяне вносили многочисленные налоги.

В целом положение, сложившееся в корейской деревне после аннексии, следует характеризовать как крайне тяжелое.  Вряд ли можно считать, что японские власти были  заинтересованы в углублении аграрного кризиса в Корее, в то же время  они не предприняли в первую декаду колониального правления каких-либо радикальных мер по реформированию сельского хозяйства.

В промышленности Кореи господствующие позиции заняли японские монополии, получившие крупные государственные субсидии, льготы и привилегии по сравнению с другими иностранными и корейскими инвесторами.  Крупнейшие японские концерны, такие как: Мицубиси, Мицуи, Ногути, Сумитомо, Ясуда и др.   определяли индустриальное развитие Кореи.

Национально-освободительная борьба корейского народа

Первомартовские движение. Объективные условия, сложившиеся в Корее в конце японского «военного режима», характеризовались острыми национальными и социальными противоречиями. В 1918 г. наблюдалось нарастание антияпонского освободительного и  демократического движения. Корейские студенты, обучавшиеся в Токио, разработали Декларацию независимости. Несмотря на военное управление, корейский народ продолжал антияпонскую борьбу. В стране была создана сеть нелегальных организаций, которая собирала средства для создания военной базы армии независимости за границей. Борьба против японцев велась разными формами, в виде подрывов  японских колониальных учреждений, покушений на важных японских чиновников, саботажа  и т.д.

С конца 1918 года религиозные лидеры, связавшись с молодежной организацией, готовили  в Корее всенародное движение за независимость. Составив текст Декларации независимости, тайно распространили по всем провинциям. 1 марта 1919 года 33 представителя нации провели церемонию провозглашения Декларации независимости. Собрав в сеульском Парке пагоды студентов и горожан, зачитали текст Декларации и  начали мирную демонстрацию за независимость Кореи.  Демонстрацию за независимость Кореи поддержало корейское население каждой провинции и за рубежом, где проживали корейцы.

Японские  власти жестоко расправились с мирными демонстрантами и корейскими патриотами, с оружием выступившими за освобождение своей страны.  Общее число убитых составило 7 тыс. человек, раненых – около 16 тыс. и арестованных – 53 тыс. человек.

Первомартовское движение стало широкомасштабным и общенациональным движением, объединившим все силы корейского народа за независимость. Благодаря первомартовскому движению, в стране и за ее пределами развернулась борьба корейского народа за независимость, и результатом этого стало создание Временного правительства Республики Корея.

В 1920-1930-е гг. механизм подготовки и осуществления тер­рористических акций против высших чинов японской империи взяли в свои руки глубоко законспирированные подпольные революционные  группы. В 1923 г. японской жандармерии едва удалось раскрыть подпольную анархистскую группу Пак Ёля, готовившего покушение на императора Японии. Другую попытку устранить микадо взрывом гранаты предпринял в 1932 г. в Токио ко­рейский патриот Ли Бон Чжан. В том же году в центральном городском парке Шанхая корейский патриот Юн Бон Гиль метнул гранату в группу японских генералов и политиков, собравшихся на торжества по случаю дня рождения императора. Серия террористических актов, взрывов и диверсий против колониальной власти и высоких японских чиновников в 1920-е гг. была организована боевыми группами «Ыйдельдан» во главе Ким Ван Боном и «Эгуктан» во главе с Ким Гу. Молодые корейцы, сознательно  положившие  свои жизни  на алтарь освобождении отечества, навсегда вошли в пантеон верных патриотов отечества.

Одним из проявлений легального национально-освободитель­ного протеста стало создание в 1921 г. в Сеуле «Общества корей­ского языка» («Чосоно хакхве»). Ведущую роль в обществе играли патриотически настроенные ученые-лингвисты – Ли Гын Но, Чхве Хён Бэ, Ким Юн Ген и другие, основавшие популярный журнал «Хангыль» и написавшие различные пособия и словари родного языка. Именно «Чосоно хакхве» принадлежит заслуга в определении даты общенационального праздника – «Дня хангыль». Яркий след в истории корейского освободительного движения 1920-1930-х гг. оставило «Синганхве» («Общество обновле­ния») -легальная организация единого националь­ного фронта, возникшая в Сеуле 15 февраля 1927 г. Рождение «Синганхве» стало плодотворным итогом движения навстречу друг другу различных патриотических сил, прежде всего националистов и коммунистов. В короткий срок в рядах необычайно популярно­го «Синганхве» оказались националистические, коммунистичес­кие, просветительские, реформистские, христианские, буддийские организации, радикальная часть «Чхондогё» и другие движения общей численностью до 30 тыс. человек В провинциальных городах и селениях Кореи возникло около 100 местных организаций единого фронта.

Одна из примечательных черт антиколониального движения в Корее между 1919 и 1940 гг. состоит в том, что в освободитель­ную борьбу в качестве вовлекаться активные круги молодежи, в первую очередь студенчества. Ярким эпизодом стала стихийная антияпон­ская студенческая демонстрация в Кванчжу 3 ноября 1929 г., и которой приняло участие более 1 тыс. молодых людей. Антияпонское движение протеста стремительно перекинулось во многие другие учебные заведения. В Сеуле 4 и 5 декабря в политических манифестациях приняло участие свыше 10 тыс. студентов. В следующем, 1930 г. антияпонские волнения прокатились по 194 учебным заведениям, и в них приняло участие более 54 тыс. человек. Чтобы затормозить антиколониальное  движение,  японские  власти   вынуждены были вновь прибегнуть к тотальным репрессиям. Число арестованных во время и после студенческих волнений в Кванджу составило 17 тыс. человек, исключенных из учебных заведений – свыше 2,5 тыс., осуждено за «политические преступления» 1642 патриота.

Антияпонская борьба за пределами Кореи.  После подавления первомартовского движения вооруженное сопротивление развернулось в российскои Приморье и Маньчжурии. На Дальнем Востоке России в период гражданской войны и иностранной интервенции действовали корейские партизанские отряды общем численностью около 10 тыс. бойцов. Большевистское руководство Советской России проявляло интерес к корейскому освободительному потенциалу как резерву в противодействии японской экспансии на Дальнем Востоке. Именно эти соображения легли в основу интенсивной поддержки корейских социалистов, а затем и коммунистов.

К этому времени дислокация на российской территории многотысячных партизанских вооруженных сил в ходе граждан­ской войны на Дальнем Востоке стала серьезной политической проблемой для советского государства. Стремясь поставить эти разрозненные силы под свой контроль, Дальбюро ЦК РКП(б) и Коминтерн провели 15 марта 1921 г. в селении Красноярово (Амурская область) Всекорейский партизанский съезд, избравший Военный совет в составе 15 партизанских командиров и подтвер­дивший подчинение корейских партизан командованию Народно-реиолюционной армии (НРА) Дальневосточной Республики (ДВР), После съезда начались постепенное сосредоточение и перегруппировка корейских партизанских отрядов и корейских боевых частей, входивших в состав НРА ДВР, в районе Красноя­рово. Партизаны, прибывшие ранее из Маньчжурии и Кореи, были сведены в Сахалинский отряд. Число партизан и бойцов вскоре достигло 5 тыс. человек. Общее собрание Сахалинского отряда постановило оставаться в Амурской области, а часть корейских партизан намеревалась с оружием уйти на маньчжурскую территорию. Корреввоенсовет совместно со штабом НРА ДВР принял решение силой разоружить вышедшие из повиновения части Сахалинского отряда. В бой против них было брошено около 1 тыс. красных пехотинцев и 300 кавалеристов, которые устроили побоище корейских партизан. Трагедия в Свободном вызвала возмущение не только в Советской России, но также в самой Корее, Китае, Японии, США.

Активной базой партизанской борьбы корейцев против япон­ского колониального режима в 1930-е годы оставался Северо-Вос­точный Китай, где проживало более 1 млн. корейцев. Японские милитаристы стремились внести раскол в национально-освободи­тельное движение народов Китая и Кореи, посеять рознь и недо­верие между народами двух стран и одновременно создать предлог для начала крупномасштабных военных действий в Маньчжурии и ужесточения колониального режима в Корее.

В 1931 г. японцы спровоцировали два крупных инцидента в Маньжчурии. В Ваньбаошане японская разведка организовала столкновение между корейскими поселенцами (японскими под­данными) и китайцами, затем были спровоцированы погромы ки­тайцев, живущих в Корее, а позднее убиты находившиеся в Маньчжурии японский разведчик капитан Накамура и его спут­ник. Вокруг этих инцидентов в Японии была поднята провокаци­онная кампания с требованием «раз и навсегда разрешить весь комплекс китайских вопросов».

Еще одним провокационным актом стал подрыв железнодо­рожного полотна в районе Мукдена в сентябре 1931 г. Ответст­венность за это японцы возложили на китайских военнослужа­щих. Эти провокации послужили предлогом для вторжения япон­ских войск в Маньчжурию.

В Корее указанные инциденты вылились в масштабные анти­китайские выступления и погромы. Японские колониальные влас­ти всячески стимулировали рост антикитайских настроений в Корее. Однако эти попытки колонизаторов не достигли намечен­ных целей. Более того, они еще больше сблизили и объединили национально-освободительные силы Кореи и Китая. Немалое ко­личество корейских партизан сражалось в рядах 3-й и 4-й армий Народно-освободительной армии Китая. Совместными действия­ми корейских и китайских партизан наносились крупные потери японским войскам.

Коммунистическое движение в Корее.  В условиях продолжающихся распрессий  левые силы Кореи предприняли новые попытки объединить коммунистические группы. В 1920 г. процесс создания корейских коммунистических организаций активизируется. Они образуются в Иркутске, Чите, Омске, Москве, в Приамурье, Приморском крае и других районах России. Каждая из этих партийных групп стремилась выступать от имени всех корейских коммунистов. Коминтерн же пытался объе­динить различные организации корейских коммунистов, действовавших в России, Китае, Японии.

В апреле 1921 г. в Шанхае на съезде «Корейской социалисти­ческой партии» в форсированном порядке принимается решение к преобразовании «Ханин сахведан» в «Коре консандан» («Корей­скую коммунистическую партию»). В состав ЦК вошли: Ли Дон Хви (председатель ЦК), Ким Чхоль Су, Пак Чин Сун, Ли Бон Су, Пик Хен Ен и другие. В политической платформе Корейской компартии в Шанхае достижение национальной независимости Кореи рассматривалось как промежуточная цель на пути к социа­листической революции и формированию государства «пролетар­ского типа путем участия в мировой революции» и построения в Конечном итоге «бесклассового общества» в стране. В условиях бурного распространения идей Октябрьской революции партия довольно уверенно набирала   силы, достигнув численности  в 6 тыс. членов и кандидатов партии. Местные организации «Коре консандан» действовали в Сеуле и Пхеньяне, а также в Харбине, Пекине, Токио, Сан-Франциско и Владивостоке. Представителю «Коре консандан» Пак Чин Суну удалось установить политичес­кие контакты с Исполкомом Коминтерна, заручиться его полити­ческой поддержкой.

Однако на пути становления молодого корейского коммунис­тического движения неожиданно возникли тяжелые преграды, обусловленные, с одной стороны, неразберихой в коминтерновском руководстве, а с другой – негативными, прежде всего сек­тантскими, чертами в традиционном менталитете левой корейской интеллигенции того времени.

Не признавая авторитета «шанхайских националистов», корей­ские эмигранты в России, заручившись поддержкой представителя Исполкома Коминтерна на Дальнем Востоке, ре­шили идти «своим путем». Их организационно-политической опо­рой   стала  корейская  секция  Дальбюро   ЦК  РКП(б).   К  концу 1920     г. к востоку от Урала насчитывалось 16 корейских национальных парторганизаций, объединявших 2305 членов и кандидатов партии, подавляющее большинство которых имело российское гражданство.  В конце января  1919 г. в Иркутске было объявлено о создании корейской секции коммунистической партии, которую    возглавили   Нам   Ман   Чхун,   Ким   Чхор  Хун, О Хам Ук и другие, являвшиеся  членами РКП(б).  В дальнейшем иркутяне решили продемонстрировать еще большую самостоятельность с претензией на руководство всем ос­вободительным и революционным движением  в Корее.  В Иркутске состоялся в мае Учредительный съезд еще одной Корейской коммунисти­ческой партии с участием ряда представителей от зару­бежных коммунистических групп из Сеула, Харбина, Шанхая. В заключительном документе съезда говорилось, что новая партия объединяет  32  местные  организации,  в  том  числе   в  Корее  и Китае, в которых состоят 8730 членов и кандидатов партии. В состав ЦК ККП вошли: Нам Ман Чхун, Хан Мен Се (Хан Мен Ше), Ким Чхор Ун, Чхве Коре, Пак Ми Ран, Ким Ман Гем и др. Стратегической задачей партии было провозглашено
низвержение с японского империализма и полная ликвидация в Корее классовой эксплуатации.

Возникновение двух компартий, каждая из которых претендо­вала на монопольное руководство национально-освободительным движением в Корее, имело негативные последствия не только для обеих партий, но и для всего процесса антияпонского освободи­тельного движения.

В октябре 1922 г. в Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ) состоялся объединительный съезд. В ходе подготовки к нему был создан объединенный ЦК ККП, в который вошли: Ли Дон Хви, Хо До от шанхайских коммунистов, а также Ан Бен Чхан и Хан Мён Се от иркутской организации. В работе съезда принял участие 131 делегат, в том числе из Кореи, Китая и Японии. Однако съезд в Верхнеудинске не только не привел к же­ланной цели, но и выявил новые противоречия и конфликты, ко­торые нанесли огромный ущерб национально-освободительному движению внутри самой Кореи. С этого времени взаимные обвинения и нападки ирку­тян и шанхайцев приняли особенно ожесточенный и скандальный характер.

В апреле 1925 г. в Сеуле состоялся конспиративный съезд ру­ководителей коммунистических групп (всего 19 человек), действо­вавших в Корее. На нем было провозглашено создание Компар­тии Кореи. Съезд обсудил вопрос о задачах корейской револю­ции, охарактеризовав ее как национально-освободительную, анти­империалистическую. Съезд избрал Центральный исполнительный комитет в составе 7 человек: Ким Дже Бон, Ким Як Су, Ким Чхан, Ю Джин Хи, Чу Джон Бон, Чо Дон Хо, Чон Ун Хэ. Сек­ретарем ЦК стал Ким Дже Бон. Было решено направить в Мос­кву Чон Ун Хэ для информации о создании Компартии Кореи и получения признания Коминтерна. Коммунистическая партия просуществовала до 1928 г. и была распущена Коминтерном из-за острой борьбы между различными группировками внутри партии. Попытки последующего возрождения коммунистического движения в Корее, несмотря на все усилия, не принесли желаемых результатов. К 1934 г. в целях консолидации разрознен­ных левых сил была подготовлена «Платформа действия Коммунистической партии Кореи», внимание в которой акцентирова­лось на антиимпериалистическом, антифеодальном характере национально- освободительной революции в Корее. Платформа повторяла прежние заблуждения коммунистов о проле­тарской гегемонии в освободительном движении, опирающемся на союз рабочего класса и крестьянства, без реального учета дру­гих сил социального протеста, в особенности национальной бур­жуазии.

Учреждение Временного правительства. Движение за учреждение национального правительства приобрело широкий характер с начала Первомартовского движения. Вскоре оно развернулось по всей стране и за ее пределами. В результате в Сеуле, Шанхае, США и Приморье были сформированы временные правительства. Лидеры национально- освободительного движения считали, что только одно единое временное правительство сможет развернуть мощную борьбу  за независимость. 17 марта 1919 г. в Шанхае было создано Временное правительство Республики Корея.

Временное правительство, взяв за основу демократическую и республиканскую систему с президентской формой правления, пригласило из Америки Ли Сын Мана и избрало его президентом. Главой правительства стал Ким Гу, были сформирован кабинет министров и разработано несколько вариантов конституции Кореи.

Временное правительство Республики Корея, отправило на мирную конференцию в Париж Ким Гю Сика с заявлением о независимости Кореи.  Эмигрантское правительство в Шанхае во главе с Ли Сын Маном направило делегатов в Версаль с петицией, обращенной к странам Антанты о предоставлении Корее независимости, но их даже не допустили на Парижскую мирную конференцию.  Оно обратилось также к правительству и народу США с призывом поддержать стремление коренного народа к независимости своей страны. Правительство через каналы  секретной связи, возглавляло движение за независимость во всех провинциях, собирало средства на организацию борьбы за освобождение родины,  выпускало газету «Тоннип синмун», которая способствовала пробуждению духа независимости.

Подъем  общенационального освободительного движения в Корее породил необычайную активность самых различных патри­отических сил, тяготевших к платформе национализма. Соответст­венно, уже в первые два месяца первомартовского движения в различных регионах Восточной Азии почти одновременно возни­кают три временных правительства Кореи. Одно из них было про­возглашено в Никольск-Уссурийске и Владивостоке, соответст­венно, 17 и 21 марта, второе – в Шанхае 11 апреля и третье – и Сеуле 21 апреля 1919 года.

Среди ведущих деятелей Временного правительства Кореи в эмиграции на его начальном этапе весьма авторитетную роль: играл Ли Дон Хви, потомственный янбан, бывший полковник императорской армии, христианский миссионер, создатель военно-патриотических учебных центров и ряда национально-освободительных организаций.

В августе 1919 г. в корейском освободительном движении прошло важное событие: представители внутренних и зарубежных патриотических течений договорились о том, что два наиболее влиятельных центра движения – Временное корейское правительство в Шанхае и общество «Кунминхве» объявят о самороспуске с целью последующего формирования нового объединенного временного правительства. В состав нового правительства в качестве ключевых фигур вошли: Ли Сын Ман, президент; Ли Дон Хви, премьер-министр и военный министр; Ли Дон Нен, министр внутренних дел; Син Кю Сик, министр юстиции; Ли Си Ен, министр финансов; Ан Чан Хо, министр труда. Однако в состав объединенного временного правительства Кореи отказались войти вместе с Ли Дон Хви из Владивостока Мун Чан Бом и Чхве Дже Хен, пользовавшийся большим влиянием среди корейцев в Приморье. Позже они вернулись во Владивосток возобновили деятельность «Кунминхве», обвинив правительсво Кореи в Шанхае в отходе от ранее согласованных принципов совместного развертывания вооруженной освободительной борьбы. Деятельность Ли Дон Хви на посту премьера и военного министра Временного шанхайского правительства продолжалась до января 1921 г. Ему удалось активизировать усилия по созданию корейских вооруженных отрядов «Армии независимости». Благодаря его настойчивым усилиям была налажена более тесная координация между корейскими партизанскими силами, действовавшими в тот период в российском Приморье и маньчжурском Кандо. Ли Дон Хви было присуще глубокое понимание роли Советской России в антияпонской бюрьбе корейского народа. Именно по его настоянию объединенное  временное корейское правительство направило в Москву делегацию с целью получения финансовой помощи, которую оказало правительство большевиков. В составе Временного шанхайского правительства Ли Дон воплощал радикальную, во многом революционную линию на организацию вооруженной освободительной войны против японского режима. Именно этой стратегией диктовался ряд его пыток реформировать временное правительство.

Однако умеренно-националистическое и правое крыло кабинета (Ан Чан Хо, Ли Сын Ман) считало, что вначале надо собрать необходимые силы и ресурсы и лишь затем приступать подготовке вооруженного освобождения страны. По мере углубния противоречий по вопросам стратегии и тактики освободительной борьбы стали резко обостряться взаимоотношения между премьером Ли Дон Хви и президентом Ли Сын Маном. На ключевом заседании кабинета 5 января 1921 г. Ли Дон Хви в резкой форме заявил, что, пребывая подолгу в США, президент изолировался от реальной ситуации и слабо ориентиру­ется в острейших проблемах, стоящих перед Кореей. Исходя из этой критики, Ли Дон Хви предложил рассмотреть вопрос об уп­разднении института президентства и введении парламентской системы управления. Присутствовавший на заседании Ли Сын Ман заявил, что предлагаемый проект перехода к парламентской системе непригоден для Кореи. Сторонники группы Ан Чан Хо, разделяя ряд критических высказываний в адрес Ли Сын Мана, не поддержали проект Ли Дон Хви о рефор­мировании кабинета. 24 января 1921 г. после 15-месячного пребывания на посту премьера Ли Дон Хви и его ближайшие сорат­ники ушли в отставку. По всей вероятности, в этой отставке сыг­рали свою роль не только межфракционные противоречия в каби­нете, но и стремление Ли Дон Хви форсировать создание Коре консандан (Корейской коммунистической партии), учредительный съезд которой состоялся в Шанхае в середине мая 1921 г.

 

Колониальная Корея в предвоенные годы

Размах первомартовского движения послужил тревожным сигналом для японских властей и свидетельствовал о том, что нельзя более управлять военными методами и что необходимы реформы, которые бы успокоили народные волнения и расширили социальную опору колониального режима. В августе 1919 г. японский император издал указ об изменении системы административного управления Кореей:  пост генерал-губернатора могли занимать гражданские лица,  отделы генерал-губернаторства переименовывались в департаменты, функции жандармерии передавались полиции. В указе японского императора и постановлениях генерал-губернаторства Кореи провозглашались предоставление корейцам одинаковых прав с японцами, свобода слова, собраний и печати, получение образования и развитие промышленности, уважение корейской культуры и обычаев, дружественные отношения между корейцами и японцами и т.п. Все эти провозглашенные реформы, права и свободы корейцев призваны были создать видимость окончания периода военного управления и начала  «эры культурного управления», основное содержание которой состояло в проведении политики «кнута и пряника».

Колониальное порабощение Кореи усилило эко­номический потенциал Японии. После подавления первомартовского народного восстания колониальный режим поставил цель тотальной милитаризации Корейского полуострова и превращения его в стратеги­ческий плацдарм для дальнейшего завоевания всего азиатско-тихоокеанского региона.

В этом контексте важное значение имел «Меморандум Танака» – специальное послание премьер-министра от 25 июня 1927 года императо­ру Японии. В документе говори­лось, что первый мощный прорыв в западном направлении с плацдарма Японии и Корейского полуострова должен привести к оккупации Маньчжурии, всего Китая и Монголии. Затем предсто­ит покорить Индию, Центральную Азию и обширный тихоокеанский бассейн. Меморандум логически дополнялся стратегическим планом, предусматривавшим захват Японией всего российского Дальнего Востока.

Без колониального контроля над Корейским полуостровом – этим ключевым конти­нентальным плацдармом, Токио не мог по­мышлять об установлении своей имперской гегемонии над ги­гантским евразийским геополитическим пространством. По мере того как Япония усиливала и укореняла свое владычество в коло­нии, выявлялись новые, не исследованные ранее запасы стратеги­ческого сырья: золота, серебра, железной руды, свинца, камен­ного угля, редкоземельных элементов. Качество и количество за­легания многих полезных ископаемых на Корейском полуострове не только не уступали аналогичным запасам метрополии, но и превосходили их. Тем самым минерально-сырьевая база Кореи была использована метрополией для развертывания колониальной индустриализации. Во имя реализации этих замыслов с конца 1920-х – начала 1930-х гг. на Корейском полуострове ведущие японские монопо­лии, действовавшие до этого в основном в обрабатывающей и легкой промышленности, интенсивно переключаются на тяжелую промышленность, топливно-энергетические и другие отрасли, связанные с военным производством. К этому времени завершилось сооружение крупного химического комбината, гидроэлектростанции на реке Пучжонган, ряда других индустриальных объектов.

В период между двумя мировыми войнами полуостров по­крылся густой сетью реконструированных и вновь построенных транскорейских железных и шоссейных дорог, телеграфных линий, которые связывали японские острова с южной оконечнос­тью Корейского полуострова и вели далее к корейско-маньчжур­ской и корейско-советской границам.

Форсированное индустриальное развитие колонии сопровождалось дальнейшей концентрацией финансово-промышленного капитала в руках японских военных монопо­лий – дзайбацу. К началу 1930-х гг. японские монополии контро­лировали около 80% всех акционерных компаний в Корее. Корей­ский предпринимательский капитал был вытеснен во второсте­пенные отрасли хозяйства, и лишь с середины 1930-х гг. колони­альные власти частично расширили возможности инвестиций крупной корейской буржуазии в такие отрасли, как горнорудные разработки, лесоводство, морские промыслы и др. Поэтому ос­новной сферой приложения корейского капитала продолжали ос­таваться текстильные отрасли, коммерческие банки, сельское хо­зяйство, торговля. Но, несмотря на свое дискриминационное по­ложение, немалая часть корейской буржуазии, особенно крупной, шла на сотрудничество с японским капиталом, выступая тем самым социальной опорой ненавистного корейскому народу коло­ниально-репрессивного режима.

С начала 1930-х гг. в социально-экономической жизни Кореи наблюдаются серьезные изменения. Японский империализм отводил в своих агрессивных планах важное место Корее как континентальному плацдарму. Для подготовки к военным действиям, оснащения армии техникой, оружием, боеприпасами и т.д. в стране расширялось промышленное строительство. Всего  с 1931 по 1936 г. было введено в действие свыше 1300 новых предприятий. Численность промышленных рабочих увеличилась в 1931 г. в два раза по сравнению с    1919 г.

В 1930-40-е гг. приоритет в экономике Кореи был постепенно перенесен с отраслей легкой промышленности на машиностроение, металлургию, химическую промышленности.  В 1939 г. удельный вес продукции тяжелой промышленности составлял более 50 процентов всех промышленных изделий. С 1939 по 1945 г. число предприятий в Корее возросло с 7 тыс. до 15 тыс.

В период между двумя мировыми войнами Япония резко уве­личивает вывоз риса и других видов продовольствия с Корейского полуострова. Огромный де­фицит риса в самой Корее пополнялся за счет закупок в Китае чумизы, бобов, гаоляна и других низкокачественных видов зерно­вых. Одновременно монопольно владея оросительными система­ми, средствами агротехники, ресурсами аграрного кредитования, японский капитал продолжал экспроприацию пахотных земель трудового крестьянства.

За период с 1919 по 1930 гг. число земледельцев, имеющих свои наделы, в общей массе крестьянских хозяйств существенно снизилось, в то время как число беднейших арен­даторов выросло.  Ответом обездоленной деревни были различные формы стихийного протеста против колониаль­ного и феодального угнетения. С крестьянской борьбой объектив­но перекликались выступления формирующегося национального пролетариата, молодежи, патриотической интеллигенции, мелко­буржуазных слоев.

Производство продукции сельского хозяйства в стоимостном выражении неуклонно снижалось – с 60 процентов  ВНП в 1931 г.  до 32 процентов  в 1942 г. В начале 1930-х гг. корейское крестьянство оказалось на грани голода и началось массовое бегство из села. Согласно статистическим данным генерал-губернатора за 1925 г. из всех крестьян, покинувших место проживания,  2,9 процента переселились в Маньчжурию и советский Дальний Восток, 16,9 процента  – в Японию,  46, 4  процента  мигрировали в города.   

Подготовка к войне сопровождалась усилением идеологической пропаганды среди корейского населения, мероприятиями по ускорению процесса ассимиляции, ужесточением борьбы против передовых, прогрессивных и антияпонских идей. В 1938 г. было запрещено преподавание корейского языка в средней школе, а с апреля 1941 г. в корейских школах была введена японская программа обучения. В 1939 г. по принятому закону все корейцы должны бы сменить свои фамилии и имена на японские. Все, кто отказывался брать японские имена, подвергался повседневной дискриминации.  

26 ноября 1936 г. Япония подписала с Германией  «Антикоминтерновский  пакт», заложивший основы формирования блока фашистских государств. 27 октября 1940 г. Японией, Германией и Италией был подписан «Тройственный пакт». Не встречая противодействия со стороны ведущих капиталистических держав, Япония начала в июле 1937 г. войну в Китае, принявшую затяжной характер. 7 декабря 1941 г. Япония без объявления войны атаковала Пёрл-Харбор и другие базы союзников на Тихом океане и вступила во Вторую мировую войну.

Корея в период Второй мировой войны (1939-1945 гг.)

Роль  Корейского  полуострова  как  ключевой  опорной  базы японского милитаризма еще более возросла в годы Второй ми­ровой войны, когда довоенные торговые связи метрополии   оказались   блокированными.   Корея стала выполнять роль главного поставщика страте­гического сырья, которая ранее отводилась США, Великобрита­нии и зависимым от них странам и колониям.

Составной частью политики превращения Кореи в опорную базу внешней экспансии была аграрная политика Токио на полу­острове. Она была направлена на полное переклю­чение всей аграрной экономики на нужды японского милитариз­ма. С этой целью японские власти в межвоенный период еще более усилили экспроприацию не только казенных, но и частных земель. Обширные массивы крестьянской земли изымались в связи с железнодорож­ным, шоссейным и промышленным строительством по явно зани­женным ценам. В итоге колониальная власть стала самым крупным обладателем земельного фонда. По дан­ным статистики, на 1930 г., в ведении японского генерал-губерна­торства 40% всего земельного фонда Кореи.

В период между двумя мировыми войнами в Японию вывози­лось в среднем более 70% сельскохозяйственной продукции Кореи, что обрекало корейское крестьянство на полуголодное су­ществование. В целях принудительной экспроприации продовольствия японцами была введена «система ответственности», согласно которой каждое хозяйство, деревня, полость, уезд, провинция обязаны были выполнять твердые обяза­тельные задания по сдаче зерна и другого продовольствия. Тор­говля зерном была объявлена государственной монополией. В ус­ловиях начавшейся войны взрослому корейцу полагалось лишь 150 г. зерна в день, а сахар, рыбу и другие продукты получали лишь колониальные чиновники. Произвол колониальной власти усиливал деградацию всего сельского хозяйства. К 1942 г. более 2,8 млн хозяйств имели крошечные наделы. Корея была превращена в одну из самых обездоленных стран Восточной Азии.

В годы, предшествовавшие широкой японской агрессии в Северо-Восточной Азии, Токио окончательно переходит к политике тотальной ассимиляции корейской нации. Согласно декрету 1937 г., во всех без исключения общественных местах корейцам предписывалось говорить только на японском языке, поскольку корейский язык был объявлен «иностранным». С 1942 г. во всех учебных заведениях все студенты и учащиеся были обязаны гово­рить, писать и общаться только на японском языке. В принуди­тельном порядке проводилась замена корейских имен и фамилий на японские. Такая линия призвана была содействовать укоренению «великого японского духа».

В период  Второй мировой войны Япония еще более ужесточила свой колониальный режим в Корее.  Японский военно-промышленный комплекс и императорская армия требовали все больше  сырья, промышленной продукции,  сельскохозяйственных продуктов и дешевой рабочей силы. Колониальный режим создал в Корее сеть трудовых лагерей для обеспечения  добычи ископаемых на шахтах, деятельности  военных заводов и фабрик. К концу  войны свыше 2,  6 млн. человек были заключены в такие трудовые лагеря.     

В 1942 г. генерал-губернатор Кореи был переведен в прямое административное подчинение правительству Японии.  8 мая 1942 г. правительство Японии объявило о введении в Корее с 1944 г. всеобщей воинской повиннности.  В октябре 1942 г. был издан указ генерал-губернатора о том, что корейцы  в возрасте от 17 до 21 года  должны проходить подготовительное военное обучение  на специальных площадках. Уклоняющиеся от обучения, говорилось в указе, будут арестовываться или подвергаться штрафу.

Уже в начале  1943 г. в Корее действовали около 3 тыс. спецплощадок, где  около 120 тыс.  корейских допризывников проходили военную и «идеологическую» подготовку.  По указу о добровольной военной службе  студентов от 20 января 1944 г.   в армию стали призывать студентов корейских колледжей.

Согласно закону  «О народной трудовой повинности», принятому в Японии в 1939 г., корейские рабочие подлежали принудительной мобилизации из Кореи. Она началась  с отправки молодых корейцев на Сахалин, японские колонии в Юго-Восточной Азии. Сотни тысяч молодых корейцев были насильственно отправлены в метрополию, где в 1945 г.  трудились свыше  миллиона  корейских рабочих, причем 80 процентов из них были заняты в угольной промышленности. Общая численность корейцев  в Японии к концу второй мировой войны составила 2, 1 млн. человек.  

Вопрос о Корее был предметом обсуждения ряда международных конференций стран-союзниц  антигитлеровской каолиции. В ноябре 1943 г.  в Каире состоялась встреча президента США  Рузвельта, премьер-министра Великобритании  Черчилля и генералиссимуса Чан Кай Ши. По предложению Чан Кай Ши страны-участницы встречи договорились включить в текст Каирской декларации, опубликованной 1 декабря 1943 г., требование о предоставлении Корее права на самоопределение и независимость.

На состоявшейся  с 28 ноября по 1 декабря 1943 г. Тегеранской конференции, в которой приняли  участие Рузвельт, Черчилль и Сталин, обсуждался вопрос о стратегии совместных действий против Японии после окончания войны на европейском континенте и возможном участии Советского Союза в тихоокеанской войне. Сталин был информирован также о решениях, принятых на Каирской конференции.

В феврале 1945 г.  три лидера антигитлеровской коалиции вновь встретились на Ялтинской конференции, на который Сталин официально одобрил  требование Каирской  декларации о предоставлении Корее независимости. Советский Союз выразил готовность вступить в войну против Японии в течение трех месяцев после  окончания войны в Европе.

Наконец,  окончательное  решение  о независимости Кореи было подтверждено на Потсдамской конференции стран-победительниц, состоявшейся с 17 июля по 1 августа 1945 г.  Главы  США, Великобритании и Советского Союза постановили, что суверенитет Японии должен быть ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю и Сикоку;  Япония будет оккупирована союзными войсками до установления нового порядка, исключающего возрождение японского милитаризма;  решения Каирской декларации будут полностью претворены в жизнь. Это означало долгожданное освобождение Кореи  от японского колониального режима, длившегося  40 лет, и полное  восстановление ее независимости

От освобождения до раскола

Освобождение от японского колониального господства означа­ло вступление Кореи в эпоху национального возрождения. После победы над германским фашизмом в Европе Советский Союз в соответствии со своими обязательствами, данными на Ялтинской (февраль 1945 г.) конференции лидеров антигитлеровской коали­ции, 9 августа 1945 г. объявил пойну Японии и начал боевые действия против японской квантунской армии в Маньчжурии и Корее.

Войска Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов прорвали мощную оборону японцев вдоль советско-маньчжурской границы. Одновременно корабли Тихоокеанского флота нанесли удары по японскому флоту у берегов Кореи. На Севере Корейско­го полуострова был высажен советский десант морской пехоты. Части 25-й армии под командованием генерал-полковника И.М.Чистякова вступили в боевые действия против сухопутных сил Японии. В результате ожесточенных к 25 августа 1945 г. Советская Армия завершила разоружение японских сил на территории Северной Кореи. Но еще 15 августа командование квантунской армии объявило о прекращении боевых действий и капитуляции. 2 сентября представители Японии подписали акт о капитуляции. Таким образом Вторая мировая война закончилась и на Дальнем Востоке. Корея была полностью освобождена от японского колониального господства.

Советская Армия принесла освобождение корейскому народу. Войска других государств, а также какие-либо корейские воору­женные формирования непосредственного участия в освобожде­нии Кореи не принимали. Вооруженные силы США высадились на юге полуострова лишь 9 сентября, т.е. спустя 25 дней после капитуляции квантунской армии. Задача американцев состояла и том, чтобы принять капитуляцию разгромленных японских войск.

Разгром японского милитаризма открыл перед корейским на­родом возможность для национального возрождения. Однако по­литическая ситуация в мире после окончания Второй мировой войны стала развиваться по конфронтационному сценарию. Острые идеологические разногласия и соперничество между Совет­ским Союзом, с одной стороны, и США и их союзниками – с другой, оказали негативное влияние на обстановку в Корее.

В   соответствии   с   Потсдамскими   договоренностями   (июль 1945 г.) было установлено, что разграничительной линией между советскими и американскими войсками в Корее будет 38-я параллель, к северу и югу от которой обе стороны должны провести  пленение и разоружение японских сил. Фактически же на Севере и Юге начался процесс формирования двух корейских государств ориентировавшихся соответственно на СССР и США. Параллельно происходило размежевание политических сил в обеих частях Кореи. С Севера на Юг уходили крупные бизнесмены и лица, cотрудничавшие с японской колониальной администрацией, тогда как с Юга на Север переходили патриотически настроенные по­литические деятели, лидеры националистских движений, предста­вители науки, культуры и творческой интеллигенции.

Уходя из Кореи, японские колонизаторы нанесли огромный ущерб экономике страны. Были уничтожены или разграблены десятки крупных предприятий, затоплено шахты и рудники, выведен   из   строя железнодорожный   транспорт,   бездействовали более тысячи крупных и средних предприятий, почта, телеграф. Все это необходимо было восстановить в кратчайшие сроки. Однако в стране не было опытных администраторов, экономистов,| инженерно-технических   работников,   не хватало просто   грамотных людей.

Для налаживания нормальной жизни населения в провинций и уездах были созданы военные комендатуры.  Позже было образовано Управление советской гражданской администрации. Аппарат управления состоял из специалистов различных отраслей народного хозяйства, культуры, здравоохранения. Задача состояла в том, чтобы как можно скорее восстановить экономическую жизнь.

Сразу после освобождения на Севере Кореи стали создаваться органы местного самоуправления – народные комитеты. Совет­ское командование оказывало им поддержку и направляло их де­ятельность. К концу 1945 г. в народных комитетах работало свыше 10 тыс. человек. Для координации деятельности народных комитетов было учреждено Административное бюро пяти провин­ций, а также 10 департаментов, которые руководили основными отраслями экономики, просвещением и здравоохранением. Пред­седателем бюро стал один из лидеров националистов Чо Ман Сик. На первых порах в народных комитетах Северной Кореи до­минировали националисты, однако левые постепенно вытеснили националистов и заняли лидирующие позиции в новых органах вдасти,

8-14 сентября 1945 г. на конференции представителей коммунистических групп в Сеуле была воссоздана Коммунистическая партия Кореи, избран ЦК во главе с видным деятелем корейского левого движения Пак Хен Еном. Для руководства партийными организациями на территории Северной Кореи создано Североко­рейское оргбюро компартии Кореи, которое организационно оформилось на совещании представителей провинциальных орга­низаций в Пхеньяне 10 октября 1945 г. Первым секретарем орг­бюро был избран Ким Ен Бом, а в декабре на этом посту его сме­нил Ким Ир Сен. В то время в партии насчитывалось 4530 человек. В феврале 1946 г. при ведущей роли компартии был создан Временный народный комитет Северной Кореи, который возглавил Ким Ир Сен, руководитель одного из партизанских отрядов, действовавших главным образом в Северо-Восточном Китае.

В течение 1946 г. на Севере был принят ряд законов, которые положили начало формированию экономической базы нового ре­жима. Эти законодательные акты (о земельной реформе, национа­лизации промышленности, транспорта, связи и банков) по сути своей имели общедемократический характер. В результате реформы было конфисковано 1 млн. 325 тыс. чонбо. Более 700 тыс. крестьян стали владельцами земельных участков. Нацио­нализация промышленных объектов (свыше 1 тыс.) привела к созданию крупного государственного сектора, охватившего около 80% промышлен­ного производства. Опираясь на помощь советских специалистов, народные комитеты в 1946-1947 гг. организовали восстановление промышленных предприятий, шахт, налаживали торговлю, систе­му здравоохранения и просвещения. Наряду с законом о национализации было принято специальное постановление Временного народного комитета Се­верной Кореи об охране права частной собственности. Допуска­лась деятельность частных капиталистических предприятий с числом рабочих не более 50.

Крупные изменения происходили в политической структуре общества. В 1946 г. компартия объединилась с Новой народной партией   и  стала  называться  Трудовой  партией   Кореи  (ТПК) Затем были созданы контролируемые ею общественные организации – Союз демократической молодежи, Союз демократических женщин, профсоюзы, Крестьянский союз. Сформировалась также Демократическая партия Кореи, которую на первых порах возглавлял Чо Ман Сик. Спустя некоторое время, он был заменен соратником Ким Ир Сена по партизанской борьбе Цой Ен Геном. В августе 1946 г. политические партии и общественные opганизации Северной Кореи объединились в Единый демократический национальный фронт (ЕДНФ). Это объединение произошло по инициативе коммунистов и нашло полную поддержку со стороны Советского военного командования. ЕДНФ действовал только на Севере, но имел в 1946-1947 гг. и достаточно сильные позиции на Юге Кореи.

Для укрепления формирующейся на Севере экономической и политической системы по просьбе северокорейского руководства из Советского Союза в 1945-1948 гг, в Северную Корею были направлены несколько сотен советских корейцев, в задачу которых входило оказание помощи в работе народных комитетов, налаживание деятельности органов здравоохранения, просвещения, промышленных и сельскохозяйственных предприятий, Одновременно сотни северокорейских юношей и девушек были направле­ны в Советский Союз на учебу.

После высадки 9 сентября 1945 г. войск США на юге Корей­ского полуострова была создана американская военная админи­страция. Командующий вооруженными силами США на Дальнем Востоке генерал Д. Макартур издал приказ о том, что вся админи­стративная власть в Южной Корее принадлежит ему.

С другой стороны, на Юге также формировались народные комитеты. В сентябре 1945 г. в Сеуле состоялась конференция представителей народных комитетов Южной Кореи. Была одобре­на программа создания единого корейского государства. 8 различ­ных районах Южной Кореи проходили массовые выступления на­селения в поддержку этой программы. Под эгидой коммунистов был создан Центральный народный комитет Южной Кореи. Ак­тивно действовала компартия во главе с Пак Хен Еном. Всего же на Юге насчитывалось более 200 политических партий и обшественных организаций.

Американское командование предприняло жесткие меры про­тив действовавших в Южной Корее левых партий и организаций, и также народных комитетов. Провозглашенная до высадки аме­риканских войск на Юге левыми силами Народная Республика не была признана военной администрацией США, как впрочем и возвратившееся из Китая Временное правительство во главе с Ким Гу.

Генерал Д.Макартур сохранил систему власти, которую установили японцы, взял под свое покровительство госу­дарственных чиновников и предпринимателей, сотрудничавших с колониальными властями. При военной администрации были учреждены департаменты, руководившие различными отраслями хозяйства, а также оборонной, военной полицией и безопасностью. Был усилен американский контроль за органами юстиции, прокуратуры и судопроизводством.

Американские военные власти произвели реорганизацию мест­ного управления. Наряду с аппаратом южнокорейской админи­страции на местах из числа американских офицеров были назна­чены военные губернаторы провинций, мэры городов, начальники уездов. Созданы также отделы информации, функции которых со­стояли в сборе сведений о политических настроениях населения, учете и регистрации политических партий и общественных орга­низаций.

Таким образом, на Юге при активном участии США форми­ровались структуры власти, призванные впоследствии стать oпoрой режима, который ориентировался на Соединенные Штаты.

Вопрос о Корее неоднократно обсуждался на международных конференциях лидеров антигитлеров­ской коалиции. При этом на Ялтинской конференции США предложили установить опеку над Кореей после разгрома Японии. Они считали, что опека над Кореей должна быть установлена с участием Вашингтона, Москвы и режима Чан Кайши.  СССР не возражал против установления опеки, но на кратко­срочный период, имея в виду, что этот срок необходимо исполь­зовать для оказания помощи корейскому народу в достижении национальной независимости.

Московское совещание и  проблема международной опеки. В соответствии с ялтинскими договоренностями с 16 по 26 де­кабря 1945 г. в Москве состоялось совещание министров ино­странных дел СССР, США и Великобритании, на котором в числе других проблем обсуждался вопрос о Корее. Между сторо­нами развернулась острая политическая дискуссия. США предло­жили, чтобы Корея прошла два этапа иностранного управления: на первом – создание объединенной военной администрации США и СССР; на втором – образование четырехстороннего (США, СССР, Китай, Великобритания) административного орга­на для установления опеки. Срок опеки устанавливался в 5 лет, но мог быть продлен еще на 5 лет.

Советский Союз выступил за образование общекорейского Временного правительства в целях восстановления Кореи как не­зависимого государства. СССР толковал учреждение временной опеки как средство помощи корейцам в создании единого прави­тельства. Согласно советскому проекту, условия опеки должны быть выработаны с обязательным участием корейского правитель­ства, и она должна осуществляться также с участием Временного корейского правительства и его органов, а не иностранными ор­ганами. Срок опеки – до 5лет, его продление исключалось.

После острой дипломатической борьбы удалось выработать согласованные решения:

– В целях восстановления Кореи как независимого государства создается Временное корейское демократическое правительство. Для оказания содействия образованию Временного корейского   правительства  создается   Совместная   комиссия   из представителей    командования    американских    войск    в Южной Корее и советских войск в Северной Корее.

– Совместной комиссии поручается с участием Временного
корейского правительства разработать меры помощи и со­действия (опеки) политическому, экономическому и соци­альному  прогрессу корейского народа.  Предложения  Со­вместной   комиссии  передаются   на рассмотрение   прави­тельств США, СССР, Великобритании и Китая для выра­ботки соглашения об опеке четырех держав в отношении
Кореи на срок до пяти лет.

– Для рассмотрения срочных вопросов в двухнедельный срок
созывается совещание представителей американского и со­ветского командования в Корее.

Созданная на Московском совещании Совместная  советско- американская комиссия по Корее также не смогла добиться реализации договоренностей о создании Временного корейского правительства. Заседания Комиссии проходили весьма напряженно. Каждая из сторон стремилась продвинуть своих сторонников из числа корейцев для участия в консультациях по формированию Временного правительства. Длительные дискуссии и споры велись по поводу того, какие партии и организации считать демократическими, а какие реакционными. В сентябре 1947 г. советская де­легация в Совместной комиссии внесла предложение об одновре­менном выводе из Кореи войск СССР и США и предоставлении корейцам права самим решать свои проблемы. Американская сто­рона отказалась принять это предложение.

К концу 1947 г. СССР и США не удалось прийти к компро­миссу по вопросу создания Временного корейского правительства. Проведение выборов автоматически обеспечивало бы преимуще­ство для тех сил на Юге, которые поддерживались США, по­скольку население Южной Кореи по численности в полтора раза превосходило население Севера. Такая перспектива не устраивала ни руководство Северной Кореи и советское правительств. В итоге был взят курс на создание на Корейском полуострове сепаратных государств.

Образование Республики Корея и КНДР

Не придя к согласию в рамках Совместной комиссии о восста­новлении Кореи как единого независимого государства, СССР и США стали целенаправленно укреплять режимы соответственно на Севере и Юге. Американцы решили форсировать со­здание сепаратного правительства в Сеуле. По инициативе США Генеральная Ассамблея ООН в 1947 г. начала обсуждение корей­ского вопроса. В ходе дискуссии СССР вновь выдвинул предложение об одновременном выводе из Кореи советских и американских войск и приглашении представителей корейского народа участвовать в обсуждении вопроса о Корее. Имея большинство в ООН,   Соединенные   Штаты   добились   отклонения   советского предложения. Генеральная Ассамблея приняла резолюцию о со­здании Временной Комиссии ООН по Корее, которой было пору­чено контролировать проведение выборов в обеих зонах Кореи и создание корейского правительства. Весьма важным пунктом при­нятой резолюции являлось то, что выборы должны проводиться на основе пропорционального представительства северной и южной зон.

Политические партии и общественные организации Северной и Южной Кореи в апреле 1948 г. провели в Пхеньяне совещание, в ходе которого решение ООН о выборах было подвергнуто рез­кому осуждению. На совещании было принято обращение к пра­вительствам СССР и США одновременно вывести свои войска с Севера и Юга и дать корейскому народу возможность самому ор­ганизовать всеобщие выборы и создать демократическое прави­тельство, которое провозгласило бы образование независимого корейского государства.

30 апреля 1948 г. в Пхеньяне со­стоялась встреча руководителей более 40 политических партий и общественных организаций Северной и Южной Кореи. В этой встрече приняли участие Ким Ир Сен, Ким Ду Бон, Пак Хен Ен, а также такие видные южнокорейские деятели правого толка, как Ким Гу, Ким Гю Сик и другие. Представители Севера и Юга вы­сказались за немедленный одновременный вывод всех иностран­ных войск с Корейского полуострова и заявили, что они не при­знают результаты сепаратных выборов и не поддержат правитель­ство, которое будет создано после проведения выборов.

Однако Ли Сын Мал настаивал на провозглашении суверени­тета Южной Кореи еще в 1947 г., независимо от результатов дея­тельности Совместной советско-американской комиссии по объе­динению, а также консультаций политических партий Севера и Юга. Он торопился взять власть, поскольку движение национа­листических сил, выступавших против юридического оформления раскола страны, неуклонно нарастало.

Выборы на Юге состоялись 10 мая 1948 г. Комиссия ООН по Корее признала их законными. 15 августа 1948 г. было провозгла­шено создание Республики Корея (РК). Президентом РК стал Ли Сын Ман. США и другие западные страны установили с РК дип­ломатические отношения. Таким образом, формальный раздел Кореи превратился в юридически оформленный раскол страны.

В ответ на создание сепаратного правительства на Юге поли­тические   партии   и   общественные   организации   Северной   и Южной Кореи в конце июня – начале июля 1948 г. созвали  и Пхеньяне совещание, которое не признало результаты выборов к Южной Корее и приняло решение провести на Севере и Юге Ко­рейского полуострова выборы в единый законодательный орган страны – Верховное Народное Собрание (ВНС). Оно было сфор­мировано по итогам выборов, состоявшихся 25 августа 1948 г. Первая сессия, проходившая с 2 по 8 сентября, провозгласила образование Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР) и приняла Конституцию КНДР. Председателем Президиума ВНС стал Ким Ду Бон, Председателем Кабинета министров – Ким Ир Сен. Советский Союз первым признал КНДР и установил с ней дипломатические отношения  (12 октября  1948 г.).

Таким образом, на Корейском полуострове было создано два  самостоятельных корейских государства. С этого периода началалась еще более жесткая конфронтация между Севером и Югом, вылившаяся   в  конце   концов  в  кровопролитную  трехлетнюю  войну 1950-1953 годов.

Корейская война 1950-1953 гг. и ее последствия

Раскол Корейского полуострова на две части и создание двух  государств с противоположными политическими и экономическими системами, за спиной которых стояли мощные державы, усилили напряженность между Севером и Югом. Со своей стороны Соединенные Штаты и Советский Союз всемерно способствовали укреплению соответственно северокорейского и южнокорейского режимов.

В 1948 г. США и РК подписали соглашение об американском содействии  в  создании  южнокорейской  армии. В результате были сформированы вооруженные силы численностью 300 тыс. человек. Сеул получил от США более 500 млн долл. военно-экономической помощи. В рядах южнокорейской армии находилось поч 2,5 тыс. американских военных советников.

Северокорейское руководство во главе с Ким Ир Сеном также форсировало  военные  приготовления.  После  вывода из  КНДР Советской армии (октябрь 1948 г.) практически все вооружение было оставлено  Корейской народной армии (КНА). Советские военные инструкторы и советники оказывали большую помощь в формировании КНА. Только накануне войны   КНДР  получила значительную  военно-техническую мощь из СССР: 66 танков, 48 артиллерийских орудия, 86 самоле­тов. К началу корейской войны соотношение вооруженных сил между Югом и Севером составляло: по численности сухопутных войск 1:2, по количеству артиллерийских орудий – 1:2, пулеметов – 1:7, автоматов – 1:13, танков – 1: 7, самолетов – 1:6 в пользу северных корейцев.

В конце 1949 г. – начале 1950 г. обстановка в районе 38-й параллели резко обострилась. Вооруженные столкновения приобретали характер позиционной войны с приме­нением стрелкового оружия и артиллерии.

Нанеся 25 июня 1950 г. внезапный удар по формированиям южнокорейской армии (войска США покинули Юг в июле 1949 г.), северокорейские вооруженные силы в течение трех днем овладели Сеулом и в сентябре подошли к Пусану, где столкнулись с хорошо укрепленным оборонительным плацдармом

Начало военного конфликта вызвало негативную реакцию в мире. 25 июня 1950 г., т.е. в день начала войны, по требованию США собрался Совет Безопасности ООН, который принял резлюцию с обвинением КНДР в нарушении мира и призывом к немедленному   прекращению   военных   действий.  Представитель СССР отсутствовал на этом заседании. 27 июня 1950 г. Совет Безопасности ООН принял вторую резолюцию, рекомендовавшую поддержать южнокорейское правительство. На совещаниях, проведенных президентом США с военным  командованием в конце июня 1950 г., было принято решение направить в Корею американские войска.

Совет Безопасности ООН одобрил резолюцию о направлении вооруженных сил ООН в распоряжение объединенного командования ООН в Корее. В войне на стороне Южной Кореи  принимали  участие воинские  контингенты из   16  госдарств. В сентябре 1950 г. США высадили в районе Инчхона крупный военный десант (50 тыс. человек), оснащенный танками, артиллерией, поддержанный ВМС и авиацией (до 800 самолетов), и осво­бодили Сеул. 20 октября пала столица КНДР Пхеньян, североко­рейская армия была практически разгромлена. К концу октября войска ООН вышли к границе с Китаем. После довольно слож­ных переговоров советским лидерам удалось убедить китайское руководство вмешаться в корейский конфликт на северокорей­ской стороне и не допустить полного разгрома КНДР и потери ею независимости.

25 октября 1950 г. китайские народные добровольцы, а факти­чески регулярные части Народно-освободительной армии Китая (до 1 млн человек) вступили на Север и потес­нили американские войска на Юг. К началу 1951 г. линия фронта стаби­лизировалась в районе 38-й параллели. В середине 1951 г. между воюющими сторонами начались мирные переговоры, продолжав­шиеся два года.

После смерти И.В.Сталина советское руководство взяло курс на прекращение военного конфликта в Корее. 27 июля 1953 г. было подписано Соглашение о перемирии в Корее. Правительство Ли Сын Мана настаивало на продолжении войны и отказалось подписать соглашение. Подпись под докумен­том поставили представители Корейской Народной Армии и ки­тайских народных добровольцев, с одной стороны, и представите­ли командования войск ООН – с другой. Юридически Южная Корея не является участником Соглашения о перемирии.

Война принесла огромные страдания населению Северной и Южной Кореи. Потери северных корейцев и китайцев в конфлик­те составили от 2-х до 4-х млн. человек (убитые, раненые, пропав­шие без вести). Потери южнокорейцев составили 400 тыс. чело­век, американцев – 142 тыс. Материальный ущерб Южной Кореи равен 4 млрд долл.; разрушено 43% промышленных объектов, 41% электростанций, 50% шахт, 30% жилых домов. Огромные материальные потери понесла и КНДР. Было разру­шено около 9 тыс. промышленных предприятий, 600 тыс. домов, 28 тыс. культурно-просветительных учреждений. Общий ущерб оценивался в более, чем 400 млрд вон.

Помимо чисто материальных и людских потерь, Корейская война оказала долгосрочное негативное влияние на общую обста­новку в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Она привела к форми­рованию системы военных блоков, росту напряженности, возник­новению конфликтных ситуаций на Корейском полуострове. Война серьезно усугубила раскол Кореи, посеяла семена враж­ды и недоверия корейцев друг к другу, на многие десятилетия за­держала возможность межкорейского диалога.

Основные этапы развития Республики Корея

Национальное Собрание, избранное на Юге Кореи 10 мая 1948 г., приняло конституцию западного образца, которая пред­ставляла собой комбинацию президентской и парламентской форм правления, а 20 июля избрало президентом страны 73-лет­него Ли Сын Мана. Со времени инаугурации первого президента в августе 1948 г. ведется отсчет периода Первой республики.

Ли Сын Ман настаивал на провозглашении суверенитета Южной Кореи еще в 1947 г., независимо от результатов деятель­ности Совместной советско-американской комиссии по Корее, а также консультаций политических партий Севера и Юга. Он то­ропился взять власть, поскольку движение националистических сил, выступавших против юридического оформления раскола страны, неуклонно нарастало.

К тому времени на Юге насчитывалось свыше двухсот полити­ческих партий, соперничавших за власть. В качестве правящей выступала Корейская национальная партия (Тэхан кукминдан), созданная в 1948 г. и преобразованная затем в Либеральную пар­тию (Чаюдан). Основной оппозиционной стала Демократическая национальная партия (Минчжу кукминдан), переименованная в 1955 г. в Демократическую партию (Минчжудан). Попытки создать коалицию умеренных центристов оказались неудачными. Деятельность левых и националистов, которые к моменту осво­бождения страны оказались наиболее организованной и влиятель­ной силой, была запрещена, а их лидеры подверглись репрессиям. Некоторым из них, в том числе руководителю южнокорейских коммунистов Пак Хен Ену удалось бежать на Север. Судьба дру­гих   претендентов   на   пост   президента   сложилась   трагически,

Лидер националистов, бывший союзник Ли Сын Мана в борьбе за независимость страны, председатель Временного правительства Кореи в Шанхае Ким Гу, руководители крайне правой Демокра­тической партии Кореи Сон Дин У, умеренной правой коалиции Чан Док Су и Е Ун Хен были уничтожены накануне президент­ских выборов. Таким образом, у Ли Сын Мана не оказалось се­рьезных соперников, к тому же он был единственным претенден­том на президентский пост, которого поддерживала американская военная администрация.

Политическая биография Ли Сын Мана (1875-1965) складыва­лась под влиянием движения сопротивления корейцев японскому колониальному господству. В 1898-1904 гг. он попадает в тюрьму за участие в студенческом движении, требовавшим избрания Корей­ского национального собрания. После выхода из тюрьмы Ли Сын Ман уезжает в Америку. Большую часть своей жизни провел в США, стал первым корейцем, который получил в США ученую степень доктора и профессора.

Пройдя американскую школу жизни, Ли Сын Ман не стал де­мократом. На посту президента Республики Корея он проявил себя как жесткий диктатор, не признающий политических согла­шений или компромиссов. В конечном счете, он свел на нет систе­му демократических выборов, а также конституционные гарантии предотвращения произвола со стороны исполнительной власти. В 1954 г. ему удается с помощью силы заставить парламент отме­нить ограничение на избрание президента больше, чем на дна срока подряд. Таким образом, на этот пост он переизбирался трижды в 1952, 1956 и 1960 годах.

Основным инструментом реформирования в сторону авторита­ризма созданной на Юге Кореи политической системы стал Закон о национальной безопасности, принятый парламентом по иници­ативе президента в ноябре 1948 г. Формально закон был призван пресекать антиправительственную деятельность, но фактически он стал орудием политической борьбы властей против любой оппо­зиции. Политической проверке подвергались все государственные структуры, включая армию, средства массовой информации, учеб­ные заведения. К весне 1950 г. в тюрьмах оказалось около 60 тыс. человек, большинство из которых не имело никакого отношения к коммунистам или другим левым организациям, в том числе 60 членов парламента.

По мере обострения противоречий между США и СССР – бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции их отноше­ния переросли в конфронтацию. В США была развернута шумная антикоммунистическая кампания, которая оказалась созвучной политическим настроениям в Сеуле. Ли Сын Ман оказался более непримиримым противником левых, чем Запад.

После освобождения экономика Южной Кореи находилась в состоянии разрухи и хаоса. К концу 1949 г. в стране наметились позитивные перемены. При поддержке США стабилизировались финансы, стало налаживаться промышленное и сельскохозяйст­венное производство. В 1950 г, проведена неоднократно отклады­вавшаяся властями земельная реформа, которая дала возможность крестьянам работать на своих наделах, но не избавила их от бед­ности. Появились первые финансово-промышленные корпорации, которые, пользуясь привилегиями со стороны правительства, мо­нополизировали рынок сбыта, потеснив традиционный для Кореи малый и средний бизнес на вторые позиции.

Однако справиться с трудностями переходного периода в пе­риод Первой республики правительству не удалось, поскольку и стране не было политической стабильности. В итоге страна оказалсь ввергнута в серьезный экономический кризис. Рост инфляции и безра­ботицы, застой в экономике становились причиной многочислен­ных конфликтов. Демонстрации, протесты, забастовки расценива­лись властями как происки коммунистов и подавлялись силами полиции и армии.

Очередные президентские выборы 15 марта 1960 г. и их грубая фальсификация послужили поводом к народному восстанию. Сту­денческие демонстрации в Масане, а затем в Сеуле в очередной раз пытались пода­вить с помощью полиции и армии. Однако солдаты не выполни­ли приказ стрелять в безоружных людей. Понимая неизбежность падения режима Ли Сын Мана, от его поддержки отказались и американцы. Восстание набирало силу, в нем участвовало почти полмиллиона человек. Не обошлось и без жертв: около двухсот человек погибло, число раненых превысило 6 тыс. человек. В этих условиях парламент принял резолюцию, требующую отставки пре­зидента. Ли Сын Ман был вынужден покинуть страну и до конца своей жизни оставаться на Гавайях.

Вторая Республика начала отсчет времени с 1 октября 1960 г., когда вступил в должность президента лидер Демократической партии Юн Бо Сон. Юн Бо Сон был избран президентом на заседании двухпалатного  Национального собрания в августе 1960 г., премьер-министром стал Чан Мён. После 12-летнего правления «твердой руки» наступила пора политического хаоса, активизации движения за установление контактов с Северной Кореей, что вызывало тревогу у правящей элиты. Решение сократить армию и военные расходы оказалось роковым для властей.

Военный  переворот.   Третья  и  Четвертая  республики.   16  мая 1961 г. военная хунта во главе с генералом Пак Чжон Хи совер­шила государственный переворот.  В стране было введе­но военное положение. Правительственные учреждения были взяты под контроль армией, распущены парламент и политичес­кие партии, запрещены митинги, демонстрации, закрыт ряд газет и журналов, введена цензура.

Высший совет государственной реконструкции, состоящий из 32 военных чинов и наделенный законодательной и исполнитель­ной властью, взял курс на искоренение коррупции, развитие эко­номики и объединение нации, а также обязался передать власть гражданскому правительству после выполнения задач революции.

Военный переворот 1961 г. положил начало 30-летнему перио­ду правления генералов в истории Южной Кореи. Все они прихо­дили к власти с помощью силы.

В период правления военной хунты страна находилась в режи­ме военного времени. В административных органах преобладали военные офицеры, военные трибуналы заменяли гражданское су­допроизводство. Политическая жизнь в стране находилась под контролем созданного в июне 1961 г. полковником Ким Чжон Пхилем Центрального разведывательного управления с полномо­чиями американского ЦРУ и ФБР вместе взятыми. Опубликованы списки 4 тыс. политических деятелей (левых, центристов и кон­серваторов), которым запрещалось заниматься политикой в тече­ние шести лет.

В феврале 1963 г. Ким Чжон Пхиль создает Демократическую республиканскую партию (Минчжу конхвадан), которая лишь формально считалась правящей,  но фактически  ей  отводилась роль популяризатора политики военных властей. В октябре 1963 г. Пак Чжон Хи вышел в отставку с военной службы и был избран президентом РК. В декабре вступила в силу новая конституция, ознаменовавшая начало Третьей республики.

Пак Чжон Хи был еще дважды переизбран президентом РК на выборах в 1967 и 1971 годах. Его 18-летнее правление ознамено­валось большими переменами в жизни страны и населения. Глав­ным его достижением было то, что впоследствии получило назва­ние «корейского экономического чуда». В наследство режиму до­сталась слабая и отсталая экономика. Более 50% бюджета страны и 70% ее военных расходов обеспечивалось за счет экономичес­кой помощи США. Южнокорейская элита не могла примириться с тем, что Северная Корея опережала РК практически по всем параметрам экономического развития.

Администрация Пак Чжон Хи берет на вооружение экспортно-ориентированную модель развития, вводит практику пятилетнего планирования экономики, предоставляет финансовые льготы и государственные кредиты предприятиям, работающим на экспорт. К концу 1970 г. образовалось 15 крупных финансово-промышлен­ных групп, пользующихся поддержкой правительства. Возросла роль мелкого и среднего бизнеса, технократов и интеллектуалов в администрации. Среднегодовой прирост в экономике составил 9,2%, ВНП на душу населения вырос с 87 долл. в 1962 г. до 1503 долл. в 1980 г. Темпы роста экспорта за тот же период соста­вили 32,8%. Развернутое по инициативе президента в 1971 г. дви­жение «за новую деревню» изменило условия жизни и эффектив­ность труда крестьян. Послереформенное крестьянство при под­держке властей постепенно выходило из состояния нищеты. К 1971 г, южнокорейский бюджет перестал зависеть от американ­ской экономической помощи, а военная – составляла 10% расхо­дов соответствующей статьи бюджета.

За время своего правления Пак Чжон Хи прошел путь от военной диктатуры до «демократии корейского образца», которая не исключала авторитарного стиля руководства и возможности применения силы. Он не приветствовал участие политических партий и широких масс населения в решении общенациональных проблем, В соответствии с принятым в июле 1961 г. «антикомму­нистическим законом» запрещались дискуссии или какие-либо акции в поддержку объединения Севера и Юга Кореи. Нарушите­ли закона карались смертной казнью или тюремным заключением на срок от 5 до 15 лет. За годы военного режима было наказано более 20 тыс. человек, в том числе лидеры правых и националис­тических партий, ученые, редакторы газет, преподаватели универ­ситетов, деятели культуры.

В октябре 1972 г. президент принимает решение сконцентри­ровать в своих руках все рычаги власти и все ресурсы страны в целях обеспечения политической стабильности, превосходства в экономическом соревновании с КНДР и выхода республики на уровень развитых стран мира. Снова распускаются парламент и политические партии, изменяется конституция. Вместо Нацио­нального собрания учреждается Национальная конференция объе­динения, состоящая из 2359 независимых депутатов, одна треть которых назначается президентом страны.

Новая конституция, названная конституцией «Юсин» («Обнов­ление»), была одобрена на референдуме и символизировала нача­ло Четвертой республики. Фактически она узаконила диктатуру президента и возможность продления его власти на неограничен­ный срок. Идеологической основой обновления стали идеи «чуч-хесон» (субъективности), предполагающие приоритет националь­ных интересов.

Во внешней политике Пак Чжон Хи удалось достигнуть нема­лых результатов. В июне 1965 г. происходит нормализация отно­шений РК с Японией, что стимулировало дальнейшую модерниза­цию южнокорейской экономики. В 1965-1973 гг. РК посылает в Южный Вьетнам свой воинский контингент. Через вьетнамскую койну прошло более 350 тыс. южнокорейских солдат и офицеров, которые воевали на стороне США. В этой войне погибло свыше 3 тыс. корейцев.

Трудным испытанием для Пак Чжон Хи явилось решение США о сокращении своего военного присутствия в Азии. Доктри­ну Никсона в декабре 1969 г. Пак Чжон Хи воспринял как при­знак ослабления американской экономической и военной гегемо­нии, от которой во многом зависели безопасность и процветание Южной Кореи. Последовавший за этим вывод в 1970 г. из Южной Кореи одной из расквартированных там двух пехотных дивизий США (20 тыс. солдат) подтвердил опасения Сеула.

Пак Чжон Хи прослыл как последовательный националист, который не всегда принимал во внимание интересы своего американского союзника. По его ини­циативе в конце 1970-х годов в Южной Корее была предпринята попытка производства ядерного оружия, которое, как он полагал, должно было удерживать Северную Корею от агрессии на Юг. Американцам потребовалось немало усилий для того, чтобы оста­новить ядерные амбиции Сеула. Весной 1975 г. в США разразил­ся скандал, связанный с тем, что ЦРУ Южной Кореи пыталось подкупить ряд конгрессменов в обмен на принятие сенатом США выгодных для Сеула решений («Koreagate»),

Крупные подвижки произошли в межкорейских отношениях. После первых конфиденциальных контактов между Севером и Югом Кореи в 1961 г., которые не дали практических результатов, в 1971 г. состоялись переговоры на уровне представителей об­ществ Красного Креста, а в мае 1972 г. — политические контакты. Итогом переговоров явилось Совместное заявление от 4 июля, в котором стороны зафиксировали стремление добиваться объеди­нения страны мирным путем.

В период правления Пак Чжон Хи были установлены первые неофициальные контакты между СССР и РК на уровне предста­вителей общественности.

Автократический и репрессивный режим президента все более вступал в противоречие с ростом экономического потенциала страны. Благосостояние граждан, гарантия их прав и свобод не соответствовали уровню экономического развития республики. Трудовые конфликты и забастовки рабочих стали обыденным яв­лением. Арест в 1979 г. лидеров оппозиции Ким Дэ Чжуна и Юн Бо Сона, лишение Ким Ен Сама депутатского мандата обострило политическую ситуацию. Разразился парламентский кризис, в ре­гионах начались массовые демонстрации.

В октябре президент объявил в стране военное положение. 26 октября 1979 г. начальник ЦРУ Южной Кореи потребовал от Пака уступок и реформ, но, получив отпор, убил президента. Премьер-министр Цой Гю Ха (Чхве Гю Ха) становится исполня­ющим обязанности президента и вводит в стране военное положе­ние. Вскоре Национальная конференция объединения избирает его президентом.

Пятая республика. Избрание Цой Гю Ха президентом не при­несло стабильности Южной Корее. В стране продолжались антиправительственные выступления. Более 20 южнокорейских горо­дов было охвачено волнениями. Наиболее крупные демонстра­ции, переросшие в восстание, развернулись в г. Кванчжу в мае 1980 г. На подавление восстания были брошены специальные войска, которыми руководил генерал Чон Ду Хван.

В условиях нарастания серьезного политического кризиса юж­нокорейские военные во главе с Чон Ду Хваном совершили государственный переворот. Гражданское правительство президента Цой Гю Ха было отстранено от власти, парламент распущен, ра­зогнаны политические партии.

В октябре 1980 г. была обнародована новая Конституция РК. В фев­рале 1981 г. Чон Ду Хван избирается президентом РК на семилет­ний срок. После отмены военного положения в январе 1981 г. появилась возможность для легализации политической жизни. В апреле при­ступило к работе Национальное собрание.

Чон Ду Хван родился 18 января 1931 г., получил классическое конфуцианское воспитание. В 1951 г. окончил военную академию, проходил воинскую службу вместе с Пак Чжон Хи, был его секре­тарем в звании капитана. В 1970-х годах воевал во Вьетнаме на сторо­не американских войск. В 1979 г. был командующим войсками об­щественной безопасности. В звании бригадного генерала принимал участие в подавлении восстания жителей г. Кванчжу, где погибло, по меньшей мере, 190 мирных жителей.

Как и ожидалось, Чон Ду Хван сохранил тот же авторитарный режим власти, который существовал при Пак Чжон Хи. Поэтому обстановка в стране оставалась довольно напряженной. Проблема легитимности режима вызывала острые дискуссии, оппозицион­ные силы в парламенте требовали введения системы прямых вы­боров президента.

Несомненной заслугой генерала было то, что он не стал доби­ваться повторного избрания на пост президента. Впервые власть мирно перешла к другому президенту конституционным путем.

Шестая республика привела к власти очередного военного дея­теля, генерала Ро Дэ У, который попытался заменить авторитар­ные традиции политической жизни демократическими. Выйдя в отставку, генерал предложил новую редакцию конституции. Он избирается президентом на первых за минувшие 16 лет прямых выборах в декабре 1987 года.

Ро Дэ У родился 4 декабря 1932 г. в крестьянской семье. С 1950 г. служил в армии, в 1955 г. окончил военную академию, воевал во Вьетнаме. В 1981 г. ушел в отставку и был назначен ми­нистром по политическим делам, затем министром по делам спор­та, министром внутренних дел в правительстве Чон Ду Хвана, председателем оргкомитета сеульских Олимпийских игр. В 1985 г. избирается членом Национального собрания, председателем правя­щей Демократической партии справедливости.

Завоевав пост президента, Ро Дэ У делает ставку на сотрудни­чество с оппозиционными силами и принимает практически все их требования. Население приветствовало отмену ряда недемократических законов, освобождение части политических заключен­ных, прекращение вмешательства правительства в деятельность органов информации. Начинается расследование преступлений прежних властей, в том числе расправы над сторонниками демо­кратических реформ в г. Кванчжу,

На выборах в Национальное собрание в апреле 1988 г. боль­шинство мест получила правящая Демократическая партия спра­ведливости, за ней следовали Партия за мир и демократию Ким Дэ Чжуна, Демократическая партия за объединение Ким Ен Сама и Новодемократическая республиканская партия Ким Чжон Пхиля. В январе 1990 г. правящая партия объединилась с партия­ми Ким Ен Сама и Ким Чжон Пхиля, образовав Новую демокра­тическую, с 1991 г. – Демократическую партию.

В годы правления администрации Ро Дэ У республика достиг­ла заметного прогресса. Усилия президента по примирению и консолидации общества способствовали развитию экономики и росту благосостояния населения. В лучшую сторону изменился имидж РК на международной арене. Впервые в своей истории страна стала хозяйкой летних Олимпийских игр 1988 года.

Позитивные результаты принесла т.н. «северная политика» президента, реализация которой дала возможность стране норма­лизовать отношения с СССР и Китаем, вступить в ООН, провести серию контактов между Севером и Югом Кореи на уровне пре­мьер-министров. Ро Дэ У был первым президентом РК, который в декабре 1990 г. посетил СССР и подписал Декларацию об общих принципах отношений между двумя странами. Ориентиру­ясь преимущественно на внешнеполитический курс США, Ро Дэ У стремился строить отношения с соседними государствами на основе интересов своей страны.

Администрация Ким Ен Сама функционировала в рамках конституции Шестой республики. Избранный в декабре 1992 г. Ким Ен Сам стал первым после военного переворота 1961 г. граждан­ским президентом.

Ким Ен Сам оказался в ситуации, когда основные перемены демократического характера были осуществлены прежней администрацией. Поэтому он сосредоточил усилия на оздоровлении общества, на борьбе с коррупцией. Во внешней политике он избралкурс на глобализацию Южной Кореи, а также на улучшение отношений с Северной Кореей.

Ким Ен Сам родился 30 декабря 1927 г. в семье рыбака. В 1952 г. окончил Сеульский национальный университет и избрал политическую карьеру. В 1954 г. становится депутатом Национального собрания, с 1961 г. – один из лидеров оппозиции. В 1974 г. его избирают руководителем Новой демократической партии. Неодно­кратно подвергался преследованиям со стороны военных властей,

Приобрел   репутацию   опытного   политика   и   последовательного борца за демократию. За время правления администрации Ким Ен Сама происходи­ла дальнейшая демократизация общественной жизни, укреплялась дисциплина, поощрялось трудолюбие, приверженность нравствен­ным и духовным принципам.

Борьба с коррупцией приобрела небывало широкий размах. Публиковались сведения о финансовом состоянии политических деятелей, правительственных чиновников, военных начальников, университетской профессуры и деятелей культуры. Часть депута­тов Национального собрания, министров правительства и чинов администрации была вынуждена уйти в отставку, в отношении других было возбуждено следствие. В тюремном заключении ока­зались «неприкасаемые» в прошлом министры обороны и началь­ники штабов родов войск, высшие чины полиции, банкиры. Кульминацией кампании по восстановлению законности стал суд над двумя предыдущими президентами страны Чон Ду Хваном и Ро Дэ У, приговоренными к тюремному заключению за причаст­ность к гибели демонстрантов в Кванчжу и коррупцию.

Антикоррупционные реформы Ким Ен Сама получили назва­ние «спокойной революции», но они дорого обошлись самому президенту, члены семьи которого оказались замешанными в фи­нансовых махинациях. И только точный расчет президента на поддержку его курса со стороны широких слоев населения не по­зволил дестабилизировать политическую обстановку в стране.

Однако власти упустили момент, когда экономика исчерпала резервы развития и стала пробуксовывать. Попытки сохранить темпы развития за счет новых инвестиций оказались неэффектив­ными, а на глубокое реформирование экономики власти не реши­лись. К концу правления администрации Ким Ен Сама кризис­ные тенденции в экономике неотвратимо нарастали.

Во внешней политике Ким Ен Сам продолжал ориентировать­ся на США, выдвигая в качестве приоритетной задачи участие в процессе глобализации. Проявилась тенденция к игнорированию интересов России в урегулировании проблем Корейского полуост­рова, к замедлению темпов развития двусторонних торгово-эконо­мических связей.

У администрации были планы радикального улучшения отно­шений с Северной Кореей, но она не смогла их реализовать, до­пустив ряд тактических просчетов: возобновила проведение со­вместных с США военных маневров, неадекватно отреагировала на смерть президента КНДР Ким Ир Сена. Намечавшаяся на осень 1994 г. встреча Ким Ен Сама и Ким Ир Сена не состоя­лась, в межкорейском диалоге наступила длительная пауза.

Администрация Ким Дэ Чжуна.  Будущий президент Южной Кореи  родился 3 декабря 1925 года в Мокпхо. Сын небогатого фермера, он собственными силами смог получить блестящее образование. В 1953 году он окончил университет “Конгук”, в 1964 г. – школу управления бизнесом при Корейском национальном университете в Сеуле, в 1969 г. изучал экономические науки в сеульском университете “Кенхи”. Активную политическую деятельность начал в 1954 году. Ким Дэ Чжун с молодых лет посвятил себя борьбе против диктаторских режимов, за что был дважды приговорен к смерти, два раза на него совершались покушения, в тюрьмах, ссылках и под домашним арестом он провел в общей сложности 15 лет.

На президентских выборах в де­кабре 1997 г. победу впервые одержал известный борец за демократию, лидер оппозиции Ким Дэ Чжун, который вступил в должность президента 25 февраля 1998 года.Правление администрации Ким Дэ Чжуна совпало с началом финансового кризиса в ряде стран Азии, который стал для РК тя­желым испытанием. Для погашения долгов и предотвращения банкротства страны потребовались самоотверженные усилия всего населения, а также свыше 50 млрд долл., которые предоставил МВФ и другие международные организации.

Кризис и его последствия в значительной мере предопредели­ли главные направления деятельности администрации президента. Ситуация осложнялась еще тем, что большинство мест в парла­менте оказалось на стороне оппозиционной Партии великой страны (Ханнарадан). Тем не менее администрации Ким Дэ Чжуна удалось консолидировать общественные силы и выйти из состояния кризиса. Были начаты реформы, призванные оздоровить экономику.

Крупным достижением администрации во внешней политике следует признать реализацию политики «солнечного тепла» в от­ношении Северной Кореи, благодаря которой 15 июня 2000 г. со­стоялась первая после раскола Кореи в 1945 г. встреча лидеров Севера и Юга страны.

В конце своего президентского срока Ким Дэ Чжун подверга­ется жесткой критике со стороны оппозиции за коррупцию, за провалы политики «солнечного тепла» в отношении КНДР. Правящая партия потерпела сокрушительные поражения на выбо­рах в местные органы власти и дополнительных выборов в парла­мент в 2002 году.

Администрация Но Му Хёна. На президентских выборах 2002 года победу одержал Но Му Хён, ставший 16-м президентом Республики Корея.

Но Му Хён родился в деревне Понха 1946 году. Он был младшим из пятерых детей в бедной семье. В 1966 году он окончил Пусанское коммерческое училище, затем служил в армии. В 1975 г., не имея университетского диплома, сдал государственный экзамен на право заниматься юридической деятельностью. В течение десяти лет он занимался адвокатской практикой, защищая людей, преследуюмых по политическим мотивам. В 1988 году Но Му Хён стал депутатом Национального собрания, где продолжил борьбу  за права человека. В 2000-2001 годах был министром морского хозяйства и рыболовства. В 2003 году победил на президентских выборах в упорной борьбе с кандидатом от консервативной оппозиции Ли Хве Чханом.

После победы на президентских выборах, Но Му Хён продолжил реализацию “политики солнечного тепла” в отношении Северной Кореи. Борясь с оппозицией, он пережил первый в истории Кореи импичмент президенту. В период его президентства отношения между Пхеньяном и Сеулом открывались очень активно: была открыта Кэсонская промышленная зона и возобновлено железнодорожное сообщение между двумя Кореями.

В сфере экономики администрация Но Му Хёна предприняла усилия по следующим направлениям: стабильная макроэкономическая политика, создание дополнительных рабочих мест за счет стимулирования внутренних производственных инвестиций, расширение так называемого «среднего класса», обеспечение  прозрачности экономической активности на внутреннем рынке, либерализация потребительских рынков и взаимодействие с иностранными партнерами, подготовка к возможным в будущем экономическим вызовам. Одной из самых трудных задач также являлось завершение переговоров по соглашению о свободной торговле между РК и США, а также начало работы над аналогичными соглашениями с Китаем и Евросоюзом. Все эти торговые соглашения должны создать основу для беспрепятственного проникновения южнокорейских производителей на зарубежные рынки.

Завершил свой президентский срок Но Му Хён проведением второго межкорейского саммита в октябре 2007 года.

23 мая 2009 г. Но Му Хён, в связи с обвинением в получении 6 млн. долларов в качестве взятки от американской фирмы, прыгнул со скалы в расщелину, покончив жизнь самоубийством.

Администрация Ли Мен Бака. 25 февраля 2008 года президентом Республики Корея на очередной пятилетний срок стал Ли Мен Бак. Победа Ли Мен Бака на президентских выборах оказалась весьма внушительной. Он получил почти 48% голосов, далеко оторвавшись от своего главного соперника Чон Дон Ена из теперь бывшей проправительственной Объединенной новой демократической партии (тот набрал 30% голосов).

Ли Мен Бак стал первым в истории Кореи главой государства из делового мира. Он происходит из небогатой семьи, преуспел в бизнесе и стал своего рода олицетворением “корейской мечты”. Большая часть  карьеры нынешнего президента связана с чеболем “Хендэ”, где он прошел весь путь от рядового сотрудника до одного из топ-менеджеров. Его решительность, прямолинейность и прагматический подход к делу (основанный, как говорят, на “протестантской этике”) не только снискали ему авторитет в деловом сообществе, но и позволили, в конечном итоге, шагнуть в большую политику. В молодости он принимал участие в антиправительственных студенческих выступлениях и даже был приговорен к условному сроку заключения, позволяет ему рассчитывать на симпатии не только бизнес-элиты, но и более широких слоев общества, прежде всего, молодежи. В предвыборной кампании Ли Мен Бак активно использовал свой имидж удачливого бизнесмена, обещая руководить страной как “экономический президент”, которому доподлинно известно, что следует сделать в целях подъема экономики, повышения уровня жизни, укрепления позиций страны в глобальной экономике и мировой политике.

Сильной стороной Ли Мен Бака является его способность привлечь к работе на себя интеллектуальную элиту. Помимо той поддержки, которую ему оказали в предвыборной борьбе крупные корпорации, весомую роль в обеспечении его победы сыграло участие в разработке его курса авторитетных ученых разного профиля из ведущих университетов и научных центров РК.

Ещё во время президентской компании, стало известно, что в случае избрания Ли Мён Бака президентом Южной Кореи, страну ожидают большие изменения как во внутренней так и во внешней политике.
С приходом к власти новая администрация стала предпринимать активные шаги по реализации ранее заявленных программных действий.
В первую очередь планировалось создать компактное и эффективное правительство. Административная реформа предполагает ликвидацию ряда министерств и передачи их функций другим ведомствам. Число министерств должно было сократиться до 13 вместо прежних 18. В общей сложности в результате административной реформы будут сокращены более 7 тысяч госслужащих. После приватизации Национальной почтовой службы, в структуре которой работают 39 тысяч человек, численность государственных служащих сократится в общей сложности на 30 процентов.

В экономической сфере новая администрация провозгласила экономическую программу «7-4-7». Ли Мён Бак обещал за пятилетний срок своего президентства сделать всё, чтобы добиться семипроцентного годового экономического роста страны, довести доход на душу населения до сорока тысяч долларов в год и вывести страну на седьмое место в мире по экономическим показателям. Программа предполагает принятие ряда экономических мер по оживлению национальной экономики, главными из которых является дерегулирование национальной экономики, то есть сокращение вмешательства государства в частный бизнес, а также ослабление налогового бремени.

Во внешней политике Ли Мён Бак обещал проводить гибкую политику, которая будет в значительной степени отличаться от так называемой «независимой дипломатии» прежней администрации страны. По мнению нового президента страны, на протяжении десятилетнего правления прежнего руководства отношения Южной Кореи с США и Японией значительно ухудшились, а Китаю и России уделялось гораздо меньше внимания, чем следовало. Новая администрация обещала делать акцент, прежде всего на развитие отношений с ближайшими соседями по региону и традиционными союзникам Южной Кореи – США, Японией. Особое место во внешней политике будут занимать Китай и Россия.

Новый президент приступил к должности главы государства в непростой период. Уже после вступления в должность он был вынужден согласиться с внесением корректив в свою экономическую стратегию, в рамках которой основное внимание будет теперь уделяться не столько погоне за количественными показателями, сколько борьбе с инфляцией, выправлению дефицита платежного баланса, обеспечению притока инвестиций в промышленность.

ГЛАВА 4.  РЕЛИГИИ В КОРЕЕ

 

В 2005 году общее число верующих в Южной Корее достигло 25,17 млн. человек, что составило 53,5% от всего населения. В 1995 году верующих было 22,56 млн. (50,7%). Число католиков – третьей по величине конфессии в Южной Корее увеличилось с 2,95 млн. до 5,14 млн. человек. Соответственно их доля в населении страны выросла с 6,6% до 10,9%. Число последователей буддизма за десять лет с 1995 года тоже увеличилось с 10,32 млн. до 10,72 млн. человек. Однако доля буддистов в населении Южной Кореи при этом сократилась с 23,2% до 22,8%. Число протестантов снизилось до 8,61 млн. человек, а доля их в южнокорейском населении сократилась до 18,3%.  Около 97% верующих в Южной Корее – это буддисты, протестанты и католики. Вместе с тем, здесь можно встретить и представителей многих других конфессий, в том числе ислама и православия. Количество христиан в Корее постоянно растет, в то время как численность сторонников иных, в том числе и традиционных для Кореи религий  уменьшается. В развитии  современной религиозной жизни  Кореи значительно  выросла роль новых  и исконно  корейских народных верований. Спектр религиозных верований в Корее чрезвычайно разнообразен и ныне параллельно практикуются и ранние формы верований, и шаманизм, все три мировые религии, и даосизм, конфуцианство, а также действуют новые религиозные секты.

 

Ранние формы верований

Первобытные люди, жившие на террито­рии Кореи, с большим почтением и интересом относились к окружающим их предметам, считая, что у каждого из них, так же как и у человека, есть душа. Постепенно первобытные семьи расширя­лись, образуя кланы и племена. Испытывая интерес к окружающему миру, члены пле­мени пытались понять его и, по возмож­ности, достичь с ним согласия. Именно тогда возникла вера в силы природы, в то, что все живое и неживое на земле населяют могущественные духи. Племенными ритуалами руководили вож­ди, однако в южной части Кореи у племен сам хан, т. е. трех племен хан, были специальные люди, которые выполняли эти функции.  С перерастанием племенных союзов в  государства в каждом из них возникла необходимость в такой культовой системе, которая могла бы объединить многочисленные составляющие его общины. Так возник культ Основателя. Принимая власть, вождь или правитель посещал алтарь Основателя и совершал жертвоприношения. Затем эти особые алтари преобразовали в храмы. Некоторые из них были посвящены предкам, первым правителям, другие – сачжикам, духам земли и урожая. Уже в государстве Чосон ван-основатель Тхэчжо создал в 1394 г. алтарь особого рода, сачжик-пан, в честь духов земли и урожая, где четыре раза в год совершались моления и жертвоприношения.

Культ деревьев был широко распространен по всей Корее вплоть до начала ХХ столетия. Старые деревья (сучон), растущие у дороги, на горных перевалах или на границе деревни, корейцы окружали особым вниманием. Община их «усыновляла»: около них сооружали каменную насыпь, на ветки вешали соломенные жгуты. Такие деревья было стро­жайше запрещено ломать, тем более рубить.  К священному дереву обращались с просьбами о благополуч­ных родах, о ниспослании знатности и богатства, об излечении болезней  и т. д.

По религиоз­ным представлениям корейцев, деревья, как и все предметы, имели син – некую духовную силу, поэтому в старину к срубленным деревьям, предназна­ченным для строительства дома,  прикрепляли амулеты – просьбы, чтобы моксин (дух дерева) не посылал болезни и несчастья на жителей дома. Во время укладки центральной балки под конек крыши собирались все мужчины, соседи по деревне, и устраивали жертвоприношения духам земли и дома.  В обрядовой практике корейцев значительную роль играли наму квисин – деревья, которые считались временными вместилищами определенных духов (небесных, земных, горных) – покровителей государства, общины, семьи. На деревья вешали лоскутки и другие вещи и заклинали дух не причинять зло людям.

По древним воззрениям корейцев, домашние духи следуют за новобрачной и переходят в дом ее мужа. Чтобы задержать их в доме отца и не дать дому разрушиться, невеста около первого алтаря на пути к дому жениха останавливалась и привязывала к дереву полоску ткани от своего свадебного наряда, затем обращалась к духам с просьбой, чтобы они не следовали за ней.

Культ деревьев был составной частью общинной обрядности, связанной с важными периодами хозяйственной деятельности общинников: весной – с началом полевых работ, осенью – с завершением уборки урожая. Деревья играли важную роль в магико-религиозных обрядах, посвященных повышению плодородия почвы и увеличению жизненной силы злаков и животных. Деревья в сельскохозяйственном кален­даре выступали как символы определенных сезонов года и различ­ных сельскохозяйственных циклов. Причина живучести культа деревьев, равно как и других культов  заключается в специфике социально-экономического строя Кореи, где были сильны пережитки родовых отношений и устойчивы общинные структуры. Культ деревьев в сельской общине выступал как часть общин­ного культа, в котором нашли отражение сознание общности кол­лектива, его неразрывная связь с территорией и окружающей природой.

Тотемизм в Корее. До настоящего времени среди корейцев существуют различ­ные поверья, связанные с животными, которые выступа­ют как предки родоначальников. Существуют предания об основателях корейских династий, происходящих от медведя, лягушки или появившихся из яйца. В легендах о происхождении правителей от женщины-медведицы или из яйца нашла отражение основная идея тотемизма – идея группового родства людей с тотемами – существами полуживотной-получеловеческой природы. Корейские мифы и сказания о предках-зверях или птицах, содержат некоторые черты тоте­мизма.

Вера в предка полузверя-получеловека отражена не только в мифологии, но и в изобразительном искусстве. На территории Кореи обнаружены многочисленные фигуры фантастических су­ществ с туловищем человека и головой животного. Среди археологических находок встречаются отдельные фигурки животных: медведя, собаки, свиньи, змеи. В корейских и китайских письменных источниках имеются кос­венные свидетельства о наличии у корейцев в древности на­званий родов по животным: курица, корова, свинья, лошадь, собака.

Для ранних религиозных представлений характер­на вера в связь умерших предков с тотемами. По поверьям ко­рейцев, человек после смерти превращается в лошадь, тигра, свинью, змею, лису или ворона. Эта связь выражается в различ­ных обрядах погребального цикла, например, в переодевании в шкуру тотемного животного и в плясках, имитирующих его дви­жения. Вера в то, что человек после смерти становится живот­ным, отражена во многих корейских обрядах.

Среди корейцев еще и сейчас существует представление о со­баке как о предке. Они считают, что человек после смерти мо­жет превратиться в собаку. О роли собаки в религиозных пред­ставлениях корейцев свидетельствует и тот факт, что изображе­ние собаки еще в средние века ставили перед кумирнями. Собака была жертвенным животным во многих старинных обря­дах корейцев. Ее приносили в жертву во время обряда поклоне­ния горам, моления о дожде, во время ежегодных церемоний, посвященных «охране» деревень, и др. В некоторых районах Кореи собака выступала как жертвен­ное животное, подносимое хозяину моря.

Комплекс сведений, подтверждающий наличие культа медведя у корейцев: это название древних родов по медведю, легенда о происхожде­нии Тангуна от женщины-медведицы, участие «медведя» в сва­дебном обряде. Медведю, как и различным частям его тела, приписывалось магическое свойство отвращать болезни, приносить удачу. Роженице и новорожденному давали отвар из печени медведя, так как считалось, что оно быстро восстанавливает си­лы матери и приносит здоровье ребенку.

Следы древнейших представлений, связанных с верой во влияние тотемистических предков на судьбу людей и их потомков, прослеживаются во многих корейских обрядах, например в куль­те «Семи звезд» – Пукту чхильсон (созвездия Большой Медве­дицы). Культ сохраняется до настоящего времени, так как ко­рейцы верят, что они (Семь звезд) влияют на судьбу каждого; регулируют рождение и смерть человека. Корейская легенда гла­сит: «Отец дает кость, мать дает кровь, а „Семь звезд” дают жизнь». Они считаются покровителями детей. Им поклоняются с тем, чтобы обеспечить спокойствие дому, семье – богатство, членам семьи – долголетие.

Культ гор и камней. Корейские крестьяне наделяли горы животворной силой, к горам обращаются бездетные люди с просьбой о даровании по­томства. В корейских легендах акт зачатия богатырей часто со­вершается на горе или происходит от «духа гор». У корейцев была распространена вера в то, что горы являются местом обитания мифического предка.

«Сонхван-дан» – это наименование груды камней или пи­рамидок из камней, сложенных под деревом или у кустарника. Такой алтарь можно найти у до­роги, иногда у входа в деревню, но чаще всего на вершинах, где перекрещиваются дороги. Очень часто там находится малень­кая кумирня, в которой помещается картина, обычно с изобра­жением какого-нибудь животного, но чаще с изображением бога гор – сансин. Поклонение алтарю сопровождалось поднесением пищи. Обычно женщина ставила на камень небольшие чаши с рисом и затем, поднеся к лицу сложенные руки, кланялась и обращалась с просьбой о помощи. На алтарях можно было видеть куски материи и бумаги, ча­сти одежды, обувь, деньги, нитки, веревки и другие предметы, означающие просьбу о долгой жизни и спасении от болезней.

Несмотря на то, что обычай устраивать в известных местах каменные кучи и бросать в них камни или какой-нибудь другой предмет был распространен у многих народов, во­прос о его сущности и происхождении до сих пор представляется спорным и неясным. На происхождение этого обычая име­ется несколько точек зрения. Одни считают, что это дорожные знаки или пограничные столбы, поставленные путешественниками в ту пору, когда еще не было проложенных дорог. Эти кучи считались табу, вследствие того, что были посвящены богу дорог. Некоторые усматривают в бросании камней в кучу акт единения с божеством или уста­новления контакта с ним. Третья группа уче­ных объясняет наличие каменных куч обычаем кидать на могилы некоторых покойников, например умерших насильственной смертью, колдунов и прочих, различные предметы. Ряд исследо­вателей видят в камнебросании средство, отвращающее злые силы и «сглаз». Ко­рейцы поклонялись каменным кучам, прося у них продления жизни, урожая, благополучия и счастья. Во время засухи у гру­ды камней происходили моления о дожде, на камни проливалась кровь жертвенных животных: коровы, свиньи, собаки.

Современные об­ряды поклонения камням у корейцев в значительной степени со­храняют магико-тотемистическую основу. На каменные кучи бы­ли перенесены свойства тотемистических предков. С эволюцией религиозных взглядов осмысление связанных с ними обрядов приняло неопределенно-расплывчатые формы. В Корее оно при­обрело шаманский характер: каменные кучи были объявлены вместилищем духов. Буддизм также попытался использовать ста­рый обряд для своих целей: по буддийским догмам, каменные кучи воздвигались на месте пребывания духов, гениев Земли или Воды.

Мифы о культурных героях. Мифы о культурных героях объединяются в группы под общими названиями конгук синхва  – «мифы об основателях государства» Известно, что существовала запись ми­фа о Тангуне, легендарном основателе древнего Чосона, – «Тангун коги». Сохранилось указание о том, что было произведение «Тонмён коги», посвященное Тонмёну, по одной версии, основате­лю государства Пуё, а по другой, более поздней по времени, – основателю государства Когурё. Значительное число мифов содер­жится в корейских средневековых сочинениях «Самгук саги» Ким Бусика (XII в.) и «Самгук юса» Ирена (XIII в.).

Мифы о культурных героях показывает, что для всех них характерно необычное происхождение героя. В некоторых мифах герои объявляются сыновьями Небесного правителя. Так, Хванун, один из небожителей, пожелавший для себя земной жизни, был сыном Небесного правителя Хванина и его наложницы. Согласно древнему мифу, записанному в «Коре са коги», первые люди на Земле появились на острове Чеджудо, вслед за сильным землетрясением.

В мифах о культурных героях широко распространен один из древнейших мотивов мифологии всех народов – сюжет о «непо­рочном зачатии». Герои рождаются от облака, которое опускает­ся на мать, или от солнечного луча, который озаряет ее. Широкое распространение имеет сюжет о появления героя из яйца. Цикл этих мифов известен в корейской литературе под общим названием ансэн сорхва – «легенда о родившихся из яйца». Сюда относятся мифы и легенды о происхождении Пак Хек-косе, Тхархэ, Чумона.

По мере развития общественных отношений в древнекорейском обществе на смену мифам о культурных героях, в которых героя с самого начала отличает от окружающих его необычное происхождение, приходят мифы, главные персонажи которых, ока­зываются в родстве с якобы «историческими» деятелями. Так, «основатель» Пэкче, Онджо, объявляется сыном Чумона, а Киджа, один из «правителей» древнего Чосона – подданным чжоуского вана. Известную трансформацию в характеристике героев можно наблюдать на примере их «деятельности». Несомненно, древней­ший пласт связан с мифами, герои которых боролись со стихия­ми, превращали животных в людей, обучали людей земледелию и скотоводству, секретам геомантии, ремесленному мастерству. Наиболее ярко этот древнейший пласт проявляется в мифе о Хвануне, который является центральной частью мифа о Тан­гуне.

В заслугу культурным героям корейских мифов на более позд­нем этапе ставится создание городов. Они выступают в роли ро­доначальников этнических групп, первопредков знатных родов, создателей государства. Например, Тангун провозглашается ос­нователем древнего Чосона, Тонмён – основателем Пуё, Чумон утверждает государство Когурё, Пак Хёккосе -государство Силла, Онджо – государство Пэкче, Ким Суро – государство Кая. Таким образом, герой корейских мифов ничем не отличается от культурных героев, известных мифологическому наследию всех народов мира.

Предсказания. Предсказание родилось из желания знать свою судьбу и управлять ею, что всегда было присуще человеку. В королевстве Силла (57 г. до н.э.- 935 г. н.э.) существовала должность под названием ильгван, буквально “солнечный чиновник”, в обязанности которого входило истолкова­ние происходивших в природе необычных явлений и составление предсказаний для короля. В период Коре (918-1392) аналогич­ный чиновник назывался доктором предсказаний. Он наблюдал и объяснял метеорологические явления и предсказывал будущее правящей династии, а также судьбы отдельных лиц. Сначала предсказания были связаны в основном с явлениями природы и касались важнейших жизненых событий, но вскоре они стали распространяться и на мелкие дела и события повседневной жизни.

Некоторые корейцы до сих пор верят во всякие предсказания, основанные на природных явлениях, определяют грядущие повороты  судьбы с помощью солнца, луны, звезд, облаков, дождя, радуги и ветра. И по сей день считается, что сны тоже могут предсказывать будущее.

Широко практикуемый метод предсказаний связан с физиогномикой и френологией. Многие верят, что судьба человека отражаются на формах и пропорциях лица, тела, а также в голосе, на типе и цвете кожи, линиях ладони и родинках.

Метод предсказаний ым-ян основан на представлениях о противоположных началах ым (отрицательная сила) и ян (поло­жительная сила). Подчиняясь законам, управляющим взаимодействием ьш и ян, возникают и разрушаются пять первых элементов – металл, дерево, вода, огонь и земля. На принципах ьм-ян и учении о пяти элементах основана популярная форма предсказаний под названием тхочжон-пигель. С началом нового лунного года каждый человек вычисляет свою судьбу на последующие 12 месяцев. Это делается по книге о тхочжон-пигель с учетом дня и времени рождения человека по лунному календарю. Этот вид предсказаний состав­ляет популярное развлечение в день встре­чи Нового года и последующие две недели.  В эти дни на рынках, на углах улиц или в других местах, где собирается народ, часто можно видеть старика с книгой о тхочжон-пигель.

К различным формам предсказаний прибегают не только представители стар­шего поколения, но и молодые люди. Довольно часто студенты и учащиеся обращаются к предсказателю по поводу предстоящих экзаменов, поступления в колледж и других школьных дел, по вопро­сам бизнеса, перед вступлением в брак.

Геомантия. Геомантия – это система предсказаний, используемая при выборе места для строительства городов и жилых домов и устройства кладбищ. Существует поверье, что в доме, построенном на идеаль­ном месте, будет царить счастье и благо­получие. Выбор места для могил предков тоже должен быть идеальным, потому что оно, согласно поверью,  оказывает длительное и решающее влияние на судьбы всей семьи.

Основное положение геомантии покоится на вере в то, что земля, как материнское начало, порождает все, что есть на свете, и энергия земли в каждом определенном месте оказывает решающее воздействие на тех, кто использует этот участок земли. Согласно этой теории, там, где мужское и женское начала, то есть небо и земля, находятся в согласии и взаимодействии, внутренняя энергия земли вырывается наружу, вызывая тем самым возмущение внешней энергии, и производит  ветер и воду, обозначаемые двумя китайским иероглифами фень и шуй. По-корейски геомантия называется пхунсу, что также означает “ветер и вода”.

Если человек или семья переживает одно несчастье за другим, это приписывается неудачному расположению их дома или моги­лы предков. Если для строительства деревни было выбрано хорошее с точки зрения геомантии место, то деревня будет благо­денствовать – в ней будет много любящих сыновей, верноподданных граждан и преданных жен. Современное кладбище не дает возможности городским жителям найти идеальное место для могилы, но многие сельские жители до сих пор обращают большое внимание на принципы геомантии.

При строительстве дома или выборе места для погребения корейцы всегда учитывали особенности окружающей природы, такие как направление течения рек или очертания гор. Подчас тратилось много времени и средств для выбора с помощью геомантии мендана – дств благоприятного места для проживания и погребения. Со­блюдение законов геомантии подтверждается многочисленными захоронениями по всей территории Кореи.

 

Шаманизм

В современной Корее официально практикуют несколько тысяч шаманов, точнее шаманок – муданг. Традиционно корейские  муданг  делятся на две категории: кангсинму, получивших  свои  способности  и призвание  от божества; и сесыпму – потомственных  шаманов, унаследовавших  качества шамана от своих предков.

Шаманские  церемонии могут быть  классифицированы  по их масштабу на три основные группы. Наиболее  простой из них является  писон, что в буквальном смысле означает потирание ладоней. Обычно этот  несложный ритуал  выполняется для обеспечения безопасности и удачи перед дальней и длительной поездкой, поправки здоровья и преодоления семейно-брачных осложнений. К более высокому уровню относится церемония коса и пхудаккэри. Коса совершается  в период сбора урожая в десятый месяц по лунному календарю, а пхудаккэри – в течение всего года для изгнания всевозможных злых духов (чхапкви), когда человека и членов его семьи преследуют болезни, неудачи и материальные трудности. В таких случаях одна или две муданг приходят в дом клиента и передают людские желания божествам посредством пения, танцев и музыкального исполнения на чханго (корейский барабан  в форме песочных часов) и чхегым (небольшой гонг). По своему содержанию эти церемонии просты и длятся, как правило,  не более двух-трех часов. В настоящее время они еще более упрощены и часто сводятся к нескольким поклонам перед блюдом с рисовой лепешкой.

Самым значительным  шаманским обрядом является кут, состоящий  из множества различных элементов. Кут различается по тому, кто его заказывает, по какой причине и с какой целью. Прежде всего, следует назвать деревенский кут, который проводится регулярно, хотя интервал иногда может занимать более десяти лет. Деревенский кут – это, прежде всего, общинный обряд, призванный обеспечить гармоничную жизнь, здоровье и благополучие жителей деревни. Однако он служил  также  народным празднеством – фестивалем, и в программу его проведения включались хождение по натянутому канату, “бои на горе”, крестьянская музыка, танцы в масках, клоунада и так далее.

История культуры Кореи явно показывает, что посредством шаманизма традиционная культура передавалась новым поколениям с древнейших времен и до наших дней. Шаманизм в Корее оказал огромное влияние на такие виды искусств, как народная музыка, драма, танец и литература, особенно в жанре устной традиции и фольклора.

 

Даосизм

Истоки корейского  даосизма  восходят к религиозным  верованиям  древнейших китайцев. Начало проникновения даосизма в Корею относится  к периоду Самгук – троецарствия. Однако даосизм в Корее, как и другие иноземные религии: конфуцианство и буддизм претерпел значительные изменения и был  в известной степени окореизирован, то есть, приспособлен  к особенностям  мировоззрения, национального  характера, религиозности корейцев. Ключ к  пониманию  даосизма в Корее  может лежать в исследовании  его отношений с древнекорейской философией. Философско-религиозное мировоззрение  древних корейцев может быть  суммировано как “Небесный разум” ядром, которого был миф о Тангуне – “основателе древнего Чосона”, с которого  они начинается и проходит  красной нитью  всей  корейской мифологии. Согласно этому мифу, Хванун сын Небесного правителя Хванина страстно желал  для себя земной жизни и хотел быть среди людей. Отец узнал о желании сына. Взглянув с небес на земли Самви и Тхэбэк он понял, что  его сын  может  принести людям много пользы. Тут же он вручил сыну три знака Небесной власти  и отправил его  на Землю. Хванун, спустившись на Землю,  встретил медведя и тигра, которые жили в одной пещере и часто молились божеству Уна, прося  превратить их в людей. Тогда божество  дало им по  одному пучку  чудодейственной полыни и по двадцать головок чеснока. Божество сказало: “Съешьте это и не смотрите  на солнечный свет  в течение ста дней и тогда получите человеческий облик”. Медведь и тигр взяли полынь и чеснок и съели их. Избегали солнечного света до трижды седьмого дня . Медведь  превратился в женщину, а тигр не смог избегнуть солнечного света и не стал человеком. Женщине – медведице  не за кого было выходить замуж, поэтому она молилась  под сандаловым деревом, прося  ниспослать ей ребенка. Тогда Ун изменил облик и женился на ней. Она зачала от него  ребенка и родила сына. Его назвали Тангуном – ваном.

Этот миф выражает идею союза бога и человека, причем главная роль принадлежит  последнему. Эта идея известна в корейской философии как “хонъик инган” (благожелательность  ко всем  людам), а религиозном  мировоззрении  понимается  как мысль “синдо” – союз  Неба и Человека в поисках  сверх – человека, богочеловека (“синъин”).  Мысль древних  корейцев о Небе основывалось на идеологической посылке о совершенстве земных людей, созданных  по подобию  бого-человека.

В современной Южной Корее даосизм сохранился лишь в некоторых символах культуры.      

Конфуцианство

Конфуцианство в Корее означало систему образования, традиционных церемоний и гражданского управления. С падением монархии в начале XX в. только первая его функция – образования, сохранила свое значение. Однако глубоко укоренившиеся конфуцианские традиции в манере поведения и социальных отношениях все еще играют важную роль в мышлении и поведении корейцев.

Конфуцианские принципы правления укрепились после введения кваго, или системы экзаменов для поступления на государственную службу. Таким образом, теоре­тически, создавалась государственная система, при которой к управлению страной приходили лучшие ученые, выбранные путем местных и общегосударственных экзаменов, которые проводились регулярно. Экзамены были открыты для всех, кроме выходцев из определенных, считавшихся низшими, клас­сов, к которым принадлежали мясники, актеры, музыканты и врачи. Те, кто выдер­живал экзамены, в соответствии со своими способностями назначались на гражданские и военные посты. К гражданским служащим относились судьи, губернаторы провинций, придворные, а к военным – армейские и морские офицеры. Ежегодно в Сеуле проходили главные государственные экзамены для желающих занять высокие посты, а дважды в год – вес­ной и осенью – проводились торжественные церемонии в честь Конфуция. Осенние церемонии проводятся и в наше время в конфуцианском университете Сонгюнгван.

Хотя конфуцианское учение потеряло свою былую роль основы системы власти и управления, тем не менее, нельзя сказать, что после стольких веков внедрения этой доктрины корейцы изменили свой об­раз мышления и отбросили обычаи и привычки, связанные с этой религиозной системой. Так, с одной стороны, корейцы почтительно относятся к возрасту, ценят общественную стабильность и испытывают уважение к образованию и совершен­ствованию. С другой, корейцы склоны идеализировать прошлое, сохранять жест­кую социальную иерархию, а также впадать в некую аб­страктную отрешенность, в силу которой они предпочитают видеть мир не таким, какой он есть, а таким, каким ему следует быть.

Конфуцианской церкви в Корее не существует, но есть конфуцианские организации. Регулярно проводятся ритуалы, связанные с поминове­нием предков, и памятные церемонии в честь выдающихся конфуцианцев. Университет Сонгюнгван в Сеуле является центром конфуцианства в стране и святилищем Конфуция, где ежегодно весной и осенью проходят церемонии; Сегодня в Корее дей­ствуют свыше 200 хянге, или конфуцианских академий со святилищами, в которых моло­дых людей обучают традиционным цен­ностям и манерам. Здесь делается попытка сочетать конфуцианские ценности с зада­чами современного индустриального общества.

Буддизм

Первым из трех корейских государств, где он начал распространяться, было Korype. Начальной датой проникновения буддизма в Когурё принято считать 372 г., когда в Когурё прибыл монах Сундо, при­везя с собой изображения Будды и буддийскую литературу.

В период государства Чосон (1392-1910), основанного Ли Сон Ге, когда среди политически   влиятельных   членов королевской семьи были буддисты, эта религия испытывала подъем. Однако попытки возродить буддизм встречали силь­ную оппозицию со стороны конфуцианских ученых и чиновников. Во время японского нашествия (1592-1598) буддисты, чтобы помочь защитить страну, собрали армии монахов и одержали победы в целом ряде решающих сражений. Но, несмотря на этот, вклад в оборону страны, официальные  гонения на буддистов продолжались вплоть до последних лет существования государства Чосон. Жестокое подавление религии заставило буддистов укрыться в отдаленных горных районах, где они строили свои храмы и монастыри. Так буддизм стал монашеской, а не светской религией. Эти исторические обстоятельства объясняют тот факт, что большинство буддийских xpaмов находятся в труднодоступных районах страны.

В течение всего этого периода конфуцианство было государственным культом, или национальной религией, и для того чтобы ограничивать и контролировать буддизм, некоторые из королей насильственно реформировали и объединяли различные буддийские секты. Когда в 1910 г. японцы установили в Корее колониальный режим, предпринимались попытки распространить в стране японские буддийские секты или соединить их с корейскими. Однако эти планы провалились и, возможно, это даже явилось стимулом к возрождению у корейцев интереса к их исконному буддизму.

С буддизмом связано становление и развитие многих элементов корейского национального искусства в области живописи, скульптуры, архитектуры, литературы и музыки. Вобрав в себя отдельные художественные традиции Китая, корейское искусство выработало свой самобытный национальный стиль, который отличает его от других.

Буддизм в современной Корее.  В 1938 г из 503 тыс. буддистов в стране только 209 тыс. были корейцами (остальные – японцы), в то время как корейцев-хри­стиан насчитывалось до полумиллиона человек. Настоящий подъем буддизма в Корее начался в 1960-х годах, что во многом связано с приходом к вла­сти Пак Чон Хи, который был буддистом.  Провозглашенный им  лозунг «национального возрождения» открывал перед буддизмом широкие перспективы Число храмов, монастырей и последователей буддизма начало быстро расти.

В 1990 г. в Корее насчитывалось 26 буддийских сект, около 9 тыс. монастырей и храмов, 30 тыс. монахов и более 11 млн. верующих. Самая большая секта – Чогечжон. Ее главный центр находится в храме Чогеса в Сеуле, а по всей стране существует еще 24 региональных центра. Другими крупнейшими буддийскими школами являются Тхэго, Вонбульгё, Сон (дзэн) – буддизм.  Сегодня буддизм переживает в Корее своеобразное возрождение, что объясняется сознательными попытками приспособиться к изменениям, которые несет индустриа­лизация, возросшим интересом корейцев к традиционным учениям, а также установле­нием более строгих правил для монахов. Для распространения своей веры буддийские общины создают в городах свои центры. «Большой свод буддийских сутр» переводится на современный корейский язык, монахи из других стран получают образование в корейских монастырях. Кроме того, ведется строительство храмов за рубежом.

В стране имеется несколько политически активных буддийских обществ, члены которых настроены оппозиционно к правящему режиму: Ассоциация студентов-буддистов, Ассоциация учащихся-буддистов, имеющие филиалы во многих высших и средних учебных заведениях, Общество молодых буддистов. Эти организации принимают активное участие в выступлениях студентов и молодежи за демократизацию общества.

Самый главный праздник буддистов – День рождения Будды, который отмечается обычно в мае (8-ой день 4-го месяца корейского лунного ка­лендаря). В гуляниях и шест­виях в течение недели до Дня и во время него,  принимает участие вся страна. Верую­щие готовятся к празднику заранее и уже за месяц до него повсюду на улицах, рынках, туристских тропах в горах, в университетских городках, во всех буддийских храмах развешиваются фонарики.  По обычаю, фонари проносят по улицам в торжественных процессиях. Обычно эти шествия устраивают в день рожде­ния Будды, но в последние годы наметилась тен­денция к выделению «парада фонарей» в почти самостоятельный праздник, отмечаемый за не­сколько дней до основного торжества – обычно в субботу. Самое многолюдное шествие устраи­вается в этот день в Сеуле. Во время многочасового костюмированного ше­ствия представители различных буддийских сект движутся с фонариками и музыкальными инструментами в руках вслед за передвижными платформами, на которых разыгрываются сцены из жизни Будды. Парад заканчивается у храма Чогеса.

 

Христианство

Христианство – сравнительно новая религия в Корее,  распространение которой началось в конце XVIII века. Западные миссионеры в 80-е годы XIX века  начали  разнообразную религиозную и культурно-просветительскую деятельность и  к началу  XX  века  в стране сформировалась  заметная  протестантская община.

В период режима Ли Сын Мана и последовавших военных  диктатур (1948-1987), отношения христианского клира, общины и властей были сложными и противоречивыми. С одной  стороны, основная масса корейского духовенства поддерживала идеологию правительства, суть которой заключалась в непримиримом антикоммунизме. Прочные связи христианских общин в Южной Корее и США также  сказывались  на политической ориентации корейских протестантских церквей. Наконец, доля христиан среди корейской экономической и политической элиты после 1945 г. была очень велика и  продолжала  расти,  что  тоже  делало  христианские  церкви  сторонниками сохранения существующей системы. В то  же время, корейское  христианство  не стало придатком светской, политической власти. На практике корейские христиане, особенно католики,  играли   активную   роль  в   оппозиционных  движениях.  Католические пастыри участвовали в антиправительственных демонстрациях, выступали с критикой государственной политики, вставали на защиту преследуемых властями.  Такие действия  положительно сказались на имидже христианской церкви среди всего населения страны. В XXI веке корейское христианство в отличие от христианства западных стран переживает подъем, число верующих неуклонно растет, а идеология христианства охватывает все стороны социальной жизни в стране.

Католицизм. Первые католические миссионеры добралиь до Кореи еще в ХVII в., однако до конца XIX в., число новообращенных в веру корейцев не может сравниться с числом корейцев-протестантов. Одна из причин этого кроется в том, что католичество ограничивалось обучением обрядовым тра­дициям, а протестанты начали с перевода Библии на ко­рейский язык, что обеспечило им успех.

Во время Корейской войны 1950-1953 гг. и после нее возникли многочисленные католические благотворительные организации и миссионерские общества, и корейская католическая церковь быстро пополняла свои ряды. В 1962 г. была уста­новлена корейская католическая церковная иерархия. В 1986 г. в Корее было 3 епархии архиепископа и 14 епархий. 1962 год стал наиболее важным в истории корейского католичества из-за ряда реформ, санкционированных II Ватиканским собором. Суть заключалась в том, что католическая церковь отныне получила право на ведение богослужения на корейском языке. К тому же последовало совместное католическо-протестантское издание ко­рейского перевода Библии, что также способствовало быстрому распространению римско-католической церкви и ее адаптации к ко­рейской культуре.

В 1984 г. римско-католическая церковь в Корее отметила свое 200-летие, на празднование которого прибыл папа Иоанн Павел II . Тогда же были канонизированы 93 корейцев и 10 французских миссионеров, ставших жертвами преследований. Впервые церемония канонизации проходила вне стен Ватикана. По числу католических святых Корея занимает четвертое место в мире.

Протестантство.  После заключения договоров с иност­ранными государствами, в Корею прибыли пресвитериане и методисты, наиболее успешно обращавшие местное население в христианскую веру.  Протестантская церковь в Корее на начальном этапе распространения христианства имела отличительные особенности, которые сводятся к двум основным аспектам, поставивших ее в более выгодное положение чем другие миссионерские церкви. Во-первых, протестантские миссионеры с самого начала использовали Библию на корейском языке. Хотя римско-католическая церковь, проникла в Корею на целый век раньше, чем протестантст­во, но из-за своей ортодоксальности она и не пыталась осуществить перевод Библии на корейский, распространять ее и проводить молебны на родном для корейской паствы языке. Во-вторых, протестантские миссионеры возложили непростую миссию распространения библии, а значит и своей веры среди корейцев, на самих же корейцев, которые назывались квонсо (распространитель Библии). Квонсо занимались не просто распространением священного христианского писания, но и его настоящей пропагандой, которая совмещалась ликвидацией неграмотности среди корейского населения и обучением многих простых людей национальному письму –  хангыль.

Со времен Корейской войны число веру­ющих протестантов необычайно выросло, и сегодня протестантская церковь в Корее насчитывает 70 направлений. В 1985 г. ис­полнилось 100 лет со дня проникновения протестантства в Корею. Более 20 на­правлений и 24 организации создали Совет по празднованию годовщины, чтобы провести разнообразные мероприятия в память о пер­вых миссионерах, а также попытаться объединить все протестантские направления в единую церковь. Продолжая испытывать сильное влияние традиций, сложившихся в Корее за сто лет существования, протестант­ские церкви сегодня вновь обращаются к служению ближним, которое проявляется как в помощи бедным в Корее, например, в финансировании глазных операций или предоставлении донорской крови, так и в посылке миссионеров в другие страны мира.

 

Ислам

История первых контактов Кореи с мусульманским миром уходит в глубокую древность, и началась она  свыше тысячи лет. Современная мусульманская община и новая история ислама имеет свои истоки с середины двадцатого столетия. Начало исламской миссионерской активности непосредственно в Корее относится ко времени Корейской войны (1950-1953), когда правительство Турции  по рекомендации  Совета безопасности  ООН приняло решение послать в Корею  армейскую бригаду.

Регулярно по пятницам на турецкой военной базе в Сеуле  проводились намазы и вскоре группа корейцев, интересовавшихся исламским вероучением, стала искать возможности  участвовать в них. В конце 1950 г. состоялась встреча  между  имамом  турецкой армии Зувеиром К. и Ким Гю Джином, в результате которой, были организованы специальные пятничные  намазы для корейцев.

15 сентября 1955 г. в Сеульском колледже агрокультуры состоялось учредительное исламское собрание, во время которого Юн Ёнг Ду  был  избран первым корейским имамом. В память об этом знаменательном событии он официально изменил свое имя и стал именоваться Мухаммедом Юн Ёнг Ду. К июлю 1957 г. число корейцев-мусульман достигло 208 человек.

В апреле 1965 г. в десятую годовщину создания исламской общины в Корее группа наиболее преданных вере корейцев-мусульман учредило Федерацию мусульман Кореи, которая как правоприемница Корейского исламского общества смогла объединить мелкие мусульманские группы.

Федерация мусульман Кореи своей основной целью поставила строительство масджида ( кафедральной мечети ) и поэтому делегировала своего Президента хаджи Хабри Со и Отмана Кима, директора по внешним связям в разные исламские страны для получения финансовой помощи.

Одна из самых значительных проблем корейских мусульман заключалась в подготовке религиозных лидеров с исламским образованием. Федерация мусульман Кореи обратилась  к ряду  стран  мусульманского мира выделить  правительственные стипендии  для корейских студентов в исламских университетах. В 1967 г. 10 корейских студентов-мусульман обучались в Пакистане, Объединенной Арабской Республике, Йордане и Ираке. В октябре следующего года ФМР отправила более 20 студентов в вышеназванные страны, включая Ливию и Индонезию. По крайне мере еще  десять корейских  студентов выезжали в конце 1960-х годов  для обучения  в различные  исламские страны.

Важным видом деятельности корейских мусульман в начальный период являлось, как уже было сказано выше, перевод и распространение  мусульманской литературы. Большой вклад  в это дело  внес сабри Со Гил Джунг, который перевел 37 сур Корана, а также  ряд другой теологической литературы. Федерация мусульман Кореи издавала еженедельный информационный бюллетень. Газета “Корея Ислам Геральд” издавалась с 25 июня 1967 г. по сентябрь 1969 г. тиражом в 5 тыс. экземпляров, в том числе 300 экземпляров отправлялись  за рубеж. Федерация Мусульман Кореи организовала  в здании своего офиса небольшую библиотеку, доступную для общественности, в которой  было собрана вся литература,   поступавшая из исламских стран. Федерация рассылала также религиозную литературу более чем  в тридцать библиотек Кореи, в том числе Сеульскую публичную библиотеку.

В 1967 г. министерство культуры Республики Кореи зарегистрировала ислам  в качестве одной из официальных религий страны. На момент регистрации считалось, что мусульман в Корее насчитывалось свыше 3 тысяч человек, но на самом деле, в эту цифру включили всех членов семей мусульман-корейцев, в том числе  и несовершеннолетних детей.

В 1970 г. правительство Кореи выделило Федерации мусульман безвозмездно 5 тыс. квадратных метров земли в Сеуле под строительство Центральной мечети. В мае 1976 г. состоялось ее торжественное открытие, в котором приняли участие 51 представитель из двадцати одной  мусульманских стран.  В 1976 г. при поддержке Всемирной исламской лиги (Рабита) и правительства Саудовской Аравии при мечети была учреждена мусульманская миссия.

Осенью 1980 г. впервые в истории ислама в Корее 132 корейских мусульманина отправились в паломничество в священную для всех мусульман Мекку. После совершения хаджа состоялась аудиенция корейских мусульман с Фахдом – крон-принцем Саудовской Аравии, который  впоследствии стал королем этой страны. Ислам в Корее имеет около полувековую историю, и Федерация мусульман Кореи проделала разнообразную и большую деятельность по распространению мусульманской веры, укрепление и развитие связей с исламскими странами мира.  К концу 20 века мусульманская община Кореи насчитывала около несколько тысяч человек,  а также 70 тысяч верующих из исламских стран, проживающих сейчас в стране.

Вон буддизм

Вон буддизм, согласно учению, появился благодаря просветлению его основателя Пак Чун Бина, известного под другим именем – Содесан. (1891-1943г.). Его называют иначе Содэсан  Тэджонса (Великий Наследный Учитель) и он почитается вон буддистами Буддой новой эры, так как он создал новую религию, призванную освободить человечество от  страданий.

Истина открылась Содесану в виде круга – Ирвон, символа означающего всеобщее равенство, бесконечность и завершенность. Поэтому в вон буддизме нет иных культовых изображений или статуй божеств. Основные принципы доктрины новой религии заключались в двух путях: путь, по которому человек должен следовать как человек и путь моральной культивации. Путь, по которому должен следовать каждый человек, заключается в выполнении им четырех благодеяний, а именно –  в почитании Неба, Земли, Родителей и Закона. Человек должен соблюдать четыре неотъемлемых правила социальной реформации: культивация уверенности в самом себе;  благоразумие;  образование детей; уважение тех, кто пожертвовал собой для общественного благополучия.

В 1943 г. Содэсан создал «Бульгё чонджон» («Реформированный  канон буддизма»), состоящий из трех книг. В первой книге излагалась доктрина новой религии, вторая и третья книги были сборниками избранных священных писаний буддизма. В 1962 г. новый канон буддизма был составлен и опубликован под заглавием «Вон бульгё кёджон» («Священное писание Вон буддизма») и состоял из двух книг.  Первая книга – это пересмотренная версия издания 1943 года, вторая книга – хроники учения Содэсана.

В мире сегодня около 30 вон буддистских храмов, активно выполняющих свою миссию. Имеются также здания и помещения для обучения, благотворительности, для медицинских, промышленных, образовательных и другие проектов. Все эти проекты развиваются по мере прогресса миссии вон буддизма. Орден Вон буддистов видит своей целью достижение человечеством всеобщего блага, а основными задачами – религиозно-духовное миссионерство, образование и благотворительность.

Муннизм 

Церковь Объединения (ЦО) имеет другие названия: Ассоциация Святого Духа за объединение ми­рового христианства (АСД-ОМХ – официальное название), Церковь Объе­динения Мун Сан Мена, Движение объединения.

Личность Мун Сан Мена занимает центральное место в вероучении Церкви Объединения, основу которого составляют откровения основателя. Поэтому учение Муна принято называть мунизмом, а его последователей – мунистами. История человечества делится, по Муну, на три периода: эпоха Авраама – формирование рода человеческого, эпоха Иисуса – развитие человечества; наконец – эпоха Муна, который явился на землю, чтобы завершить священную миссию и освободить людей от сатаны.

По учению мунистов, Бог – единственным полноправным посредником которого на земле является Мун, не может напрямую проявить свою любовь к человеку. Поэтому требуется глубочайшая вера в Муна, как в мессию, спасителя мира и выполнения предписанных  действий для искупления грехов.

Особое место в учение Муна занимает “культ идеальной семьи”. Идеал для человека, по Муну, заключается в достижении личного совершенства, затем, в создании идеальной семьи.   Поскольку Мун якобы безгрешен, то вместе со своей женой они составляют “подлинную семью”. Только вступив в нее, человек может спастись. Мун определяет совместимость молодых людей друг другу и проводит массовые бракосочетания. Некоторые новобрачные знакомятся друг с другом за несколько дней до свадьбы, а иные общаются через переводчика. Человек, вступивший в семью, как правило, теряет связи со своими родителями, близкими и друзьями.

Центральное место в религиозной практике мунизма занимает церемония “благословения”. Она включает в себя “церемонию святого вина” и “священное бракосочетание”, понимается как рождение в новую жизнь через очищение от первородного греха и одновременно как вступление в “благословенный” брак. “Благословение” проводится одновременно для многих пар, превращаясь в массовое зрелище.

ЦО формально не отвергает ни одну религию, считая каждую из них неким приготовлением к приходу “Истинных Родителей”. Однако мунисты исключают из любого вероучения все то, что не совмещается с их собственной идеологией, и тем самым формирует его ложный образ.

Новые религии

В настоящее время в Корее существуют различные движения и учения, которые условно объединяют под общим названием «Новые религии». Таких так называемых новых религий насчитывается  около 250, однако большинство из них малочисленны и не  играют заметной роли в конфессиональной жизни страны. Всю совокупность новых церквей и общин можно сгруппировать по признаку их происхождения, а именно, потому какая из мировых религий лежит в основе нового вероучения. Идеология значительной части этих религий носит синкретический или даже эклетический характер, ибо в ней наличествуют элементы буддизма, христианства, конфуцианства, даосизма и других вероучений. Новые религии расцветали главным обра­зом во времена социальной нестабильности, но в последние годы их число и влияние уменьшалось по мере того, как крепло ко­рейское общество. Большинство новых религий возникло в сельских районах, затем они проникали в города и, подобно традиционным религиям, стремились приспособиться к потребностям людей индустриального общества.

Тэчжонге. Одно из наиболее видных религиозно-нацио­налистических течений в Корее – Тэчжонге, которое пользуется государственной поддержкой. В основе его догматики лежит миф о Тангуне –  первопредке корейцев. Впервые Тангун стал объектом поклонения в Корее во времена монгольского нашествия в кон­це ХШ в. Национальный подъем конца XIX – начала XX вв. обусловил появление ряда сект, ставивших целью возродить этот культ. Наслед­ником их и является нынешнее движение Тэчжонге, где главными божествами является “свя­тая троица» (так она называется официально): Хванин – Хванун – Хвангом (Тангун), При японцах оно подвергалась жестоким гонениям. После освобождения Ко­реи Тэчжонге пережила «второе рождение». В послевоенный период на средства его адептов, а также различных общественных организаций, и буд­дийских общин было построено свыше трех десятков  храмов и кумирен Тангуна. Государство поддерживает Тэчжонге и прислушивается к мнению ее руководителей. В ее важнейших богослужениях принимают уча­стие государственные чиновники и официальные лица.

Чхонджок (Муджук Тэдо). Вероучение секты основано на сочинениях Ким Ильбу, китайской “Книге перемен” и так называемой эзотерической литературе. Доктрина секты включает элементы конфуцианства, буддизма и христианства, хотя основные догматы этих религий отвергаются. Ким Ильбу почитается как великий пророк. Ожидается наступление так называемой “посленебесной эры”, земного рая без грехов и страданий, наступление которого стало возможным только после рождения Ким Ильбу. Целью жизни каждого приверженца секты считается просветление, достичь которого можно только постигнув “йокхак” (науку о достижении божественности) и услышав “оумджу” (совокупность 5 божественных звуков). В вероучении секты сильны эсхатологические элементы. Всем сектантам предписывается готовиться к предшествующему “посленебесной эре” суду и в ожидании этого события вести праведную жизнь. Число приверженцев секты составляет 100 тысяч человек.

Какседо. Группа корейских синкретических сект, основанная Ли Сонпхуном в 1915 г после якобы небесного откровения, в котором он утверждался спасителем деградирующего века. Вероучение какседо основано на сочинении Ли Сонпхуна “Каксе Хонса” и ряде других книг. Основной целью какседо является поиск истины в буддизме, даосизме, конфуцианстве, и христианстве. Сторонники какседо утверждают, что смысл жизни человека заключается в осознании своей внутренней сущности и достижении в результате этого просветления. Для достижения просветления достаточно постоянного повторения магической формулы из 16 слов. Общая численность последователей какседо на конец XX века достигает 100 тысяч человек, преимущественно в Корее.

Чхунсанге (Ассоциация по исследованию идей Чхунсана). Секта основана в 1901 г. Кан Ильсуном, принявшим впоследствии имя Чхунсан.  Вероучение сект опирается на сочинения Кан Ильсуна “Тэсун Кенджон” и “Чхонджи Конса”.  Догматика сект включает элементы конфуцианства, буддизма, чхондоге, чхонджок. Основной целью Чхунсанге объявлено создание общекорейского бога, объединение людей, принадлежащих к разным религиозным конфессиям. Смысл жизни каждого человека определен в следовании идеям “великого морального принципа” и подготовке к счастливому существованию в “посленебесной эре”, которая будет управляться человеческими и божественными словами. Количество сект Чхунсанге в конце XX века – более 70, число приверженцев секты – около 1 миллиона человек.

ГЛАВА 5. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ

Республика Корея имеет демократическую форму государственного строя, которая основана на принципе разделения законодательной, исполнительной и судебной власти при их взаимозависимости и взаимоограничении. Носителем суверенитета и единственным источником власти является народ. Конституция гарантирует основные права народа на свободу, социальное обеспечение и участие в управлении государством. В целях максимальной защиты прав и свобод граждан Конституция также предусматривает самостоятельность трех ветвей государственной власти – исполнительной, законодательной и судебной.

Конституция   

17 июля 1948 г. была принята первая Конституция Республики Корея. На пути к демократическому развитию стране пришлось пережить политические перевороты, и в Конституцию Республики Корея девять раз вносились поправки, в последний раз 29 октября 1987 года.
Действующая Конституция представляет собой серьезный шаг Республики Корея на пути к полной демократизации. Помимо законного процесса пересмотра Конституции, большое значение имеют содержащиеся в ней некоторые существенные изменения. В их числе – ограничение президентских полномочий, усиление законодательной власти и дополнительные мероприятия, направленные на защиту прав человека. В частности, создание нового, независимого Конституционного Суда сыграло решающую роль в превращении Республики Корея в более демократичное и свободное общество.

Конституция состоит из Преамбулы, 130 статей и шести дополнений. Она разделена на 10 глав: Общие положения, Права и обязанности граждан, Национальное Собрание, Исполнительная власть, Суды, Конституционный Суд, Избирательная система, Местное самоуправление, Экономика и Поправки к Конституции.

Основные положения Конституции Республики Корея, включают суверенитет народа, разделение властей, стремление к мирному и демократическому объединению Южной и Северной Кореи, установление мира во всем мире и международное сотрудничество, верховенство закона и ответственность государства за достижение благосостояния народа.
Конституция провозглашает либеральный демократический политический строй в стране. Основной Закон не только провозглашает в своей Преамбуле, что Республика Корея стремится «в дальнейшем укреплять основы свободного и демократического строя», но также законодательно закрепляет разделение государственной власти и верховенство закона. Конституция утверждает президентскую систему правления, дополненную элементами парламентаризма. Она предоставляет политическим партиям конституционные привилегии и защиту, одновременно налагая на них конституционные обязанности по обеспечению свободного и демократического политического строя.

Статья 10 Конституции провозглашает, что «Всем гражданам гарантируется уважение и защита их человеческого достоинства и право на стремление к счастью. Обязанностью государства является признавать и гарантировать основные и неотъемлемые права граждан». Основанная на этом фундаментальном положении Конституция обеспечивает личности гражданские, политические и социальные права и свободы, которые стали нормой в демократических странах.

Статья 37 гласит, что гражданам не может быть отказано в их основных правах на том лишь основании, что они не упомянуты в Конституции. Статья также предписывает, что эти права могут быть ограничены только законом и только тогда, когда это диктуется соображениями государственной безопасности или необходимостью поддержания законности и порядка, а также интересами общего благосостояния. Даже когда такие ограничения вводятся, не допускается нарушения основного содержания этих прав или свобод.

В Конституции также формулируются основные обязанности граждан, такие как обязанность, платить налоги, обязанности учиться, трудиться и обязанность по защите государства в соответствии с действующим законодательством. Достижением действующей Конституции является учреждение Конституционного суда как защитника Конституции и гаранта, основных прав граждан.

Конституция также утверждает свободную рыночную экономику, объявляя, что государство гарантирует право на частную собственность и поощряет свободу и творческую инициативу предприятий и частных лиц в экономической деятельности. Она также предусматривает, что государство имеет право регулировать и координировать экономическую деятельность с целью поддержания сбалансированного роста и стабильности национальной экономики и достижения демократизации экономики.

Предложения о внесении поправок в Конституцию могут вноситься либо Президентом страны, либо большинством депутатов Национального Собрания. Поправка принимается и вступает в силу, если получает одобрение не только двух третьих и более голосов депутатов Национального Собрания, но также в том лишь случае, если за нее проголосовало более половины граждан, принявших участие в общенациональном референдуме, при условии, что в этом голосовании приняло участие более половины от числа всех избирателей.

 

Национальное собрание  

Законодательная власть в стране принадлежит Национальному собранию, состоящему из одной палаты. Две трети всех членов Национального собрания избираются на всеобщих выборах сроком на четыре года, а остальные места распределяются пропорционально между партиями, которые на прямых выборах получили, пять или более мандатов.

Правом  быть избранными пользуются граждане, достигшие 25-летнего возраста. От каждого избирательного округа большинством голосов избирается один кандидат. В нынешнем Национальном собрании 245 членов избраны на выборах, а 54 места пропорционально распределены между партиями.

Члены Национального собрания не несут вне Собрания ответственности за высказанные ими мнения, а также за голосование в законодательной палате. Никто из членов Национального собрания не может быть арестован или задержан во время сессии без согласия Собрания, за исключением тех случаев, когда его застали на месте преступления. Наряду с привилегиями члены Национального собрания подвергаются и некоторым ограничениям. Члены Собрания не имеют права занимать другие посты, оговоренные в законе, а также злоупотреблять своим положением или привилегиями. Однако члены Национального собрания могут заниматься оплачиваемой трудовой деятельностью, за исключением видов такой деятельности, определенных законом. От них требуется соблюдение высоких моральных принципов.

Национальное собрание может проводить сессии, которые созываются один раз в год в соответствии с законом, и внеочередные сессии, которые созываются по требованию президента или не менее одной четверти депутатов Собрания. Продолжительность очередной сессии – до 100 дней, внеочередной – до 30 дней.

По Конституции на Национальное собрание возлагается несколько функций. Главная из них – законотворчество. Вторая функция -утверждение государственного бюджета. Исполнительная власть готовит законопроект о бюджете на каждый финансовый год и представляет его в Национальное собрание не позднее, чем за 90 дней до начала нового финансового года. Третья функция законодательного органа  относиться к сфере внешней политики. Эти полномочия Национального собрания включают ратификацию договоров о взаимопомощи или взаимной безопасности, договоров, касающихся международных организаций, договоров по торговле, рыболовству, договоров о мире, договоров, которые влекут за собой финансовые обязательства государства или нации, договоров о статусе вооруженных сил других государств на территории Кореи и договоров по вопросам законодательства. Четвертая функция касается военных проблем. Национальное собрание имеет право санкционировать объявление войны, отправку вооруженных сил за рубеж и размещение вооруженных сил других государств на территории страны.   Пятая функция Национального собрания – контроль деятельности государственных органов и рассмотрение специальных вопросов в этой области. По требованию Национального собрания или его комитетов премьер-министр, члены Государственного совета и представители исполнительной власти должны явиться в Собрание и ответить на вопросы депутатов. Законодательная власть имеет право давать рекомендации президенту по поводу снятия с должности премьер-министра или кого-либо из членов Государственного совета. Предложение об отставке должностных лиц исполнительных органов вноситься не менее чем одной третью депутатов и принимается простым большинством голосов членов Собрания. Шестая функция Национального собрания – импичмент. В случае, если президент, премьер-министр, кто-либо из членов кабинета, глав исполнительных министерств, членов Конституционного суда, судей, и другие должностные лица, круг которых определен законом, в ходе исполнения своих служебных обязанностей нарушит Конституцию или любой другой закон, Национальное собрание имеет право возбудить дело об импичменте.

Вопрос об импичменте может быть предложен не менее чем одной третью членов Национального собрания. Для принятия решения об импичменте необходимо, чтобы за него  проголосовало большинство депутатов. Предложение об импичменте президента должно вноситься большинством депутатов. Лицо, против которого  возбуждено дело об импичменте, прекращает исполнение своих должностных обязанностей вплоть до окончания процесса. Импичмент ограничивается снятием с должности. Однако это не освобождает лицо, подвергшееся импичменту, от административной или уголовной ответственности.

Национальное собрание выбирает спикера и двух его заместителей сроком на два года. Спикер председательствует на пленарных заседаниях и является представителем законодательной власти, а также осуществляет контроль  её деятельности. Заместители спикера помогают ему в работе и замещают его отсутствия.

Национальное собрание включает в себя 17 постоянных комитетов, но  в случае необходимости могут создаваться специальные комитеты. Председатели постоянных комитетов избираются из состава членов соответствующего комитета. Количественный состав комитетов определяется инструкциями Национального собрания. Депутаты работают в комитетах два года и не могут состоять одновременно членами более чем одного комитета. На рассмотрение постоянных комитетов передаются законопроекты и обращения.

В соответствии с ныне действующим Актом о Национальном собрании каждая политическая группировка, имеющая более 20 своих представителей в Собрании, может формировать группу для межпартийных переговоров в рамках Национального собрания. Независимые депутаты могут формировать отдельную группу в количестве не менее 20 человек. Члены этих групп выбирают руководителей и организаторов своих фракций, которые отвечают за переговоры с другими парламентскими группами. Руководители групп обсуждают вопросы, касающиеся работы Национального собрания, регламент заседаний, порядок обсуждения вопросов по повестке дня на пленарных заседаниях и на заседаниях комитетов.

Законопроекты могут вноситься членом Национального собрания, если его поддерживают не менее 20 депутатов, или администрацией. Законопроекты, требующие принятия бюджетных мер, должны вноситься при поддержке не менее 30 депутатов. Представленный законопроект передается спикером на рассмотрение в соответствующий комитет. Для более детального изучения конкретных вопросов комитеты вправе создавать под своей эгидой подкомитеты. С одобрения спикера комитет может проводить публичные слушания по законопроектам по бюджету и другим важным законопроектам или вопросам, требующим профессиональной экспертизы, и запрашивать мнение заинтересованных лиц и экспертов.

Каждый законопроект, принятый Национальным собранием, направляется в органы исполнительной власти, и президент вводит его в действие в течение 15 дней или возвращает его, наложив вето и снабдив его пояснительной запиской, на доработку в законодательный орган. Однако Национальное собрание может отменить вето президента, если на заседании присутствует более половины депутатов и большинство проголосовавших за отмену вето составит две трети от числа присутствующих. В таком случае данный законопроект становиться законом.

 

Президент

Во главе исполнительной власти стоит президент, который является главой государства и представляет его на внешнеполитическом уровне. Президент избирается всеобщим, равным, прямым и тайным голосованием.

Президент избирается сроком на пять лет без права переизбрания на второй срок. Это положение гарантирует невозможность длительного нахождения у руля власти одного человека. В случае недееспособности или смерти президента его функции временно исполняются премьер-министром или членами Государственного совета, как это предусмотрено законом.

Президент обладает верховной исполнительной властью. В существующей ныне политической системе президент выполняет шесть основных функций. Во-первых, он является главой государства, символизируя и представляя весь народ, как в правительстве, так и на международной арене. Он принимает иностранных дипломатов, присуждает награды и другие знаки отличия, выступает на официальных церемониях, выносит решения о помиловании. Его обязанностью является защита независимости, территориальной целостности и сохранения государственности, а также защита Конституции. Кроме того, на президента возложена уникальная обязанность – добиваться мирного объединения Кореи. Во-вторых, президент является главой администрации и в этом  качестве вводит в действие законы, принятые законодателями, издает соответствующие указы. Президент обладает полнотой власти в управлении Государственным советом и рядом совещательных и исполнительных органов. Он наделен полномочиями назначать руководящих должностных лиц, включая премьер-министра и глав исполнительных органов власти. В-третьих, президент является главнокомандующим вооруженными силами. Он имеет широкие полномочия в области военной политики, включая право объявления войны. В-четвертых, президент – лидер ведущей политической партии, имеющей общенациональную организацию. Зачастую он назначает высших должностных лиц в органы исполнительной власти по рекомендации своей партии. В-пятых, президент-главный дипломат страны, формирующий внешнюю политику государства. Он может заключать договоры, аккредитовать, принимать или высылать дипломатических представителей других стран, заключать мирные договоры с другими государствами. Наконец, президент определяет политику государства и возглавляет законотворческий процесс. Он может вносить законопроекты в Национальное собрание или высказывать в письменных посланиях свое мнение по поводу деятельности законодателей. Президент не может распустить Национальное собрание. Напротив, Национальное собрание может требовать подотчетности президента и соответствия его действий Конституции посредством импичмента. Кроме того, президент наделен особыми полномочиями в случаях чрезвычайной ситуации, возникающей в связи с народными волнениями в стране, угрозой извне, стихийных бедствий или серьезного финансового или экономического кризиса.

 

Государственный Совет

Президент осуществляет свои исполнительные функции через Государственный совет, состоящий из 15-30 членов. Во главе Государственного совета стоит президент, он несет исключительную ответственность за принятие всех важных правительственных решений. В настоящее время в состав Государственного совета входят: президент (председатель), премьер-министр (зам. председателя), заместитель премьер-министра, главы исполнительных министерств и министры без портфелей.

Государственный совет рассматривает и обсуждает главные направления политики и выдает соответствующие рекомендации президенту. По Конституции Госсовет является консультативным органом и не имеет права принимать решения.

Члены Государственного совета назначаются президентом по рекомендации премьер-министра. Они имеют право возглавлять и курировать исполнительные министерства, рассматривать важнейшие вопросы государственной политики, действовать по поручению президента, выступать в Национальном собрании, высказывать свое мнение по тем или иным вопросам. Члены Госсовета несут коллективную и индивидуальную ответственность только пред президентом, однако Национальное собрание может сместить премьер-министра или члена Госсовета с занимаемой должности, приняв резолюцию о недоверии.

Кроме Госсовета, под непосредственным контролем президента находятся еще два президентских органа, с помощью которых он формирует и осуществляет государственную политику. Это – Ревизионно-инспекционное управление и Национальное агентство разведки. Главы этих организаций назначаются президентом, но решение президента о назначении должно быть утверждено Национальным собранием.

Ревизионно-инспекционное управление, наделено полномочиями по проверке работы центральных и местных органов власти, государственных корпораций и смежных организаций. Управление имеет также право проверять случаи злоупотребления служебным положением и другие нарушения, допускаемые государственными чиновниками при выполнении служебных обязанностей. Результаты таких расследований докладываются президенту и Национальному собранию.

 

Кабинет министров

Правительство во главе с премьер-министром подчиняются президенту. Кабинет назначается президентом и утверждается парламентом. Кроме этого, есть несколько государственных учреждений, которые приравнены к министерствам, но в состав Кабинета не входят и подчинены президенту напрямую. К ним относятся, в частности, Национальная служба разведки и Комиссия по делам государственной службы (она ведает корейским чиновничеством).

Премьер-министр назначается президентом с одобрения Национального собрания. Как основной исполнительный помощник президента, премьер-министр контролирует деятельность исполнительных министерств под его руководством. Под непосредственным контролем президента он руководит Управлением планирования и координации. Премьер-министр наделен полномочиями участия в принятии главных направлений государственной политики и присутствия на заседаниях Национального собрания. Он также имеет право действовать от лица президента по вопросам, которые могут быть делегированы ему президентом, а также издавать распоряжения от своего имени. Другой круг полномочий премьер-министра включает право давать рекомендации президенту в отношении назначения или отставки членов Государственного совета.

В Кабинет входят главы 18 корейских министерств, хотя чиновников в ранге министров в Корее больше – 31. Дело в том, что в Корее ранг министра и соответствующие привилегии присваиваются не только главам министерств, но и руководителям некоторых особо важных ведомств. Возглавляет Кабинет премьер-министр, у которого имеется два заместителя. В состав многих министерств входят автономные управления, агентства или бюро, которые фактически выполняют функцию министерства.  Национальное управление статистики – корейский “Госкомстат” – является автономным учреждением в составе министерства экономики и финансов. Кроме общепринятых во всех странах министерств есть и специфические, такие как:  министерство по делам объединения
и равенства полов.

Министерство по делам объединения занимается исследованием вопросов, связанных с национальным объединением, и разрабатывает мероприятия и планы по воспитанию национального сознания и подготовке общественного мнения в связи с будущим объединением страны. Министр является одновременно заместителем премьер-министра. В министерство входят департамент планирования и управления, политики объединения и анализа информации, а также отдел по вопросам межкорейского обмена и сотрудничества и отдел по просвещению  населения и общественной информации. Министерство контролирует деятельность Института политического просвещения в вопросах национального объединения. Министерство равенства полов было создано при предыдущем президенте и уже принято решение об его упразднении.

 

Электронное правительство

Система электронного правительства начала официально действовать в Южной Корее в ноябре 2002 года. В 2007 году по результатам ежегодного исследования ООН об уровне развития электронных правительств в разных странах, она оказалась на 6-м месте среди 192 стран мира по уровню готовности электронного правительства и на 2-м месте среди 189 стран по уровню участия в нем граждан. Электронное правительство в Южной Корее выполняет три основные функции:  организации работы внутри правительства; ведение гражданских дел и канала общения между правительством и народом.

На веб-портале электронного правительства размещена разнообразная информация о правительственной политике и работе госучреждений, рассмотрении гражданских дел, приеме на работу, системе медицинского обслуживания, различного рода статистика и многое другое. Успешно действует система электронной обработки гражданских дел – G4C, или «правительство для граждан». Люди могут иметь доступ к различным документам, подавать заявки и получать различные справки через Интернет. Необходимую справку можно распечатать дома на принтере после оплаты стоимости услуг либо же получить ее непосредственно в государственном учреждении или по почте. В настоящее время через Интернет можно получать 32 вида официальных справок и документов, 25 видов документов можно просматривать в онлайновом режиме.

 

Правовая система

Республики Корея входит в романо-германскую правовую семью, имея также значительные заимствования из американского права. При этом правосознание и правовая культура корейцев в значительной степени основываются на общих для народов Восточной Азии конфуцианских традициях: коллективизм, патернализм, приоритет этических норм над юридическими, обязанностей над правами, предпочтение неформальных примирительных процедур судебному разбирательству и т.д. Первая рецепция европейского, романо-германского права в Корее произошла “опосредованно” через введение японского законодательства в период реформ конца XIX в. и японского колониального господства (1910-1945 гг.). В то же время в период японской оккупации корейское обычное право сохраняло роль главного правового источника в сфере семейных отношений и наследования.

После освобождения и обретения независимости все японские кодексы и законы, были заменены на корейские. Однако, в наиболее важных отраслях и институтах южнокорейское право сохранило основные принципы и черты романо-германского права в том самом виде, в котором они были заимствованы через японское законодательство. Как результат деятельности американской военной администрации в 1945-1948 гг. и ориентации сеульского правительства на США, в послевоенный период правовая система Кореи заимствовала многие элементы американского права, особенно в административной, торговой, трудовой, уголовно-процессуальной сферах.

В 1980-1990-е гг. важнейшие изменения в южнокорейской правовой системе связаны с ее демократизацией. Конституция 1987 г. ввела прямые президентские выборы вместо многоступенчатых, расширила права парламента, ограничила полномочия Президента и сократила срок его пребывания на посту с 7 до 5 лет, закрепила свободу печати, право на создание профсоюзов и проведение собраний, демонстраций. Под давлением оппозиции в Конституцию включено положение о недопустимости вмешательства армии в политику. В конце 1988 г. приступил к работе Конституционный суд.

Основным источником права являются законодательные и другие нормативные акты. Иерархию образуют: Конституция, законы Национального собрания, декреты Президента, ордонансы премьер-министра или исполнительного министерства. Согласно Конституции (ст.6) ратифицированные международные договоры становятся частью правовой системы. Они, как и общепризнанные нормы международного права, имеют ту же силу, что и внутренние законы. Вспомогательным источником права для некоторых отраслей (гражданское, торговое, трудовое право) признается обычай, который не должен противоречить законодательству. Вспомогательным источником рассматривается и судебная практика.

Гражданское право и смежные отрасли. В 1958 г. был принят собственный Гражданский кодекс Республики Корея, который вступил в силу с 1 января 1960 г.  Кодекс 1958 г. состоит из пяти разделов: Основные положения; Право собственности; Обязательственное право; Семья; Наследование. Перечень вещных прав включает собственность, владение, суперфиций, сервитут, преимущественное право покупки, залог, ипотеку.

Семейное право Республики Корея является одной из немногих отраслей, в которых традиционные корейские нормы преобладают над заимствованиями из западных правовых систем. От западного (романо-германского) семейного права его отличает, прежде всего, само понятие семьи. Она включает всех лиц с общими предками, объединенных родовой фамилией. Соответственно не разрешается брак между однофамильцами. Замужняя женщина всегда сохраняет свою девичью фамилию.

Согласно обычному корейскому праву брак создается особой церемонией. Однако ГК (ст.812 пар.1) предусматривает, что брак становится юридически действительным с его регистрацией. Фактические браки могут быть “узаконены” по решению Семейного суда в Сеуле.

Вплоть до начала 1990-х гг. южнокорейское семейное и наследственное право носило откровенно дискриминационный характер по отношению к женщинам. Изменения в семейном законодательстве, вступившие в силу в 1991 г., впервые позволили женщине быть главой домашнего хозяйства, признали право жены на часть имущества супругов, а также предоставили женщине больше возможностей для общения с ее детьми после развода.

Важнейшими источниками торгового права являются Торговый кодекс 1962 г., Закон о переводном и простом векселе и Закон о чеках 1962 г. Торговый кодекс имеет 5 разделов: 1) Общие положения; 2) Торговые сделки; 3)Компании; 4) Страхование; 5) Морское право. Концепции и нормы южнокорейского ТК в целом следуют образцу японского торгового права, которое в свою очередь основывается на Германском торговом уложении 1898 г.

Одной из наиболее динамично развивающихся подотраслей экономического права Южной Кореи является законодательство об иностранных инвестициях, которое подвергается постоянным изменениям в сторону либерализации (расширение сфер для инвестиции, упрощение инвестиционных процедур, сокращение налогов и т.д.). Принятый в 1966 г. «Закон о поощрении иностранного капитала» в 1997 г. был полностью пересмотрен и переименован в «Закон о поощрении иностранных прямых инвестиций и капитала». Однако уже в сентябре 1998 г. его сменил новый «Закон о содействии иностранным инвестициям». Новый акт направлен на создание режима наибольшего благоприятствования прямым иностранным инвестициям, полностью соответствующего международным стандартам. В этих целях предусматривается либерализация практически всех секторов экономики.

Трудовое право. В отличие от большинства других стран, в которых трудовое право формировалось на протяжении многих десятилетий по мере их социально-экономического развития, трудовое право Кореи было создано почти одномоментно после окончания Второй мировой войны с помощью военной администрации США. Соответственно южнокорейская система трудового права построена в целом по американскому образцу.

Основные принципы регулирования трудовых отношений заложены в Конституции 1987 г., провозглашающей право на труд (и обязанность трудиться), необходимость охраны труда и человеческого достоинства работников через установление законодательным путем достойных условий работы, специальной охраны труда женщин и подростков, право работников на организацию, коллективные переговоры и коллективные действия. В то же время в Основном законе допускается возможность ограничения коллективных трудовых прав (например, права на забастовку) государственных служащих, работников государственных предприятий, работников оборонных предприятий.

Фундамент трудового права в Республике Корея составляют четыре закона: «Закон об условиях труда» (фактически это трудовой кодекс), «Закон о профсоюзах», «Закон о порядке разрешения трудовых споров» и «Закон о комитетах по вопросам труда». Их дополняют такие акты, как «Закон о занятости» (1961), о труде моряков (1962), о профессиональном обучении (1973), о совместных производственных советах (1980).

До 1990-х гг. нормы южнокорейского трудового законодательства были одними из наиболее антирабочих в мире, что обеспечивало местной экономике дополнительную конкурентоспособность. В настоящее время положения пересматриваются и постепенно приближаются к мировым стандартам. Продолжительность рабочего времени установлена в 8 часов в день и 44 часа в неделю (с 1989 г.). Сверхурочная работа возможна только с согласия работника и при надзоре инспекции труда.

Уголовное право и процесс. Основным источником уголовного законодательства Республики Корея является Уголовный кодекс, принятый в 1953 г. и действующий с многочисленными изменениями и дополнениями. По своей структуре он делится на Общую часть, где изложены основные принципы и категории уголовного права, и Особенную, посвященную главным образом конкретным видам преступлений. Кодекс состоит из 46 разделов, включающих 372 статьи.

УК предусматривает девять видов наказаний: 1) смертная казнь; 2) “каторга” (тюремное заключение с исполнением тяжелых физических работ); 3) тюремное заключение (без исполнения тяжелых физических работ); 4) лишение определенного права; 5) отстранение от должности; 6) штраф в крупном размере; 7) арест, заключение под стражу; 8) мелкий штраф; 9) конфискация имущества. К основным видам наказания относятся: смертная казнь, каторга, тюремное заключение, штраф в крупном размере. Мелкий штраф, лишение определенного права, отстранение от должности и арест являются дополнительными видами наказания, хотя могут применяться и самостоятельно.

Система уголовных санкций отражает суровость южнокорейского уголовного права. Смертный приговор может быть вынесен по широкому кругу преступлений на основании Уголовного кодекса и других законов. Это обязательная мера наказания для граждан Южной Кореи (и иностранцев, задержанных на территории республики), воюющих на стороне врага, и за преступления, предусмотренные Воинским уголовным кодексом, такие как руководство вооруженным восстанием или дезертирство офицера. Каторга предусмотрена в более чем 210 статьях УК, в то время как простое тюремное заключение – только в 29 статьях, а арест в виде самостоятельного наказания устанавливается лишь санкциями пяти статей.

Основным источником уголовно-процессуального права является УПК 1954 г. Он сохранил основные черты, присущие романо-германской правовой системе, закрепив и ряд элементов англо-американского права. Среди заимствований из правовой системы США – необходимость судебных ордеров для производства ареста и обыска, право на освобождение до суда под залог, усиление роли института назначаемого государством защитника.

Согласно Конституции (ст.12), по общему правилу, для ареста или обыска требуется ордер, выданный судом в соответствии с должной процедурой по запросу прокурора. Всякий, кто арестован или задержан, имеет право на получение помощи адвоката. Если обвиняемый не способен обеспечить себе адвоката, государство должно его назначить. Арестованный или задержанный имеет также право обратиться в суд для проверки законности ареста или задержания. В соответствии с УПК  обвиняемый должен быть представлен адвокатом, если инкриминируемое преступление наказуемо смертной казнью или заключением на срок более трех лет.

Суд присяжных отсутствовал до недавнего времени. Уголовные дела, по которым наказание может составлять один год лишения свободы и выше, рассматриваются коллегией из трех судей, остальные дела – судьей единолично.

На практике уголовное судопроизводство в Республике Корея всегда демонстрировало обвинительный уклон; судьи обычно следуют доводам обвинения, доля оправдательных приговоров в начале 1990-х гг. не превышала 0,5%. Значительно ограничены права обвиняемого при производстве по делам, затрагивающим вопросы национальной безопасности. В частности, нередко исключается участие адвоката на стадии предварительного следствия, до 1989 г. по таким делам не применялось освобождение до суда под залог.

Смертная казнь в Южной Корее. Смертная казнь применялась в Корее с древнейших времен. Современное уголовное законодательство Республики Корея предусматривает смертную казнь путем повешения, а военное уголовное право – смертную казнь путем расстрела. Для исполнения смертной казни существуют специальные места в тюрьмах. Смертная казнь должна быть исполнена в течение 5 дней после получения приказа Министерства юстиции. Смертная казнь не применятся в отношении лиц, не достигших на момент совершения преступления 16 лет.

Судебные власти Южной Кореи пока занимают довольно консервативную позицию по вопросу об отмене смертной казни. Представитель Министерства юстиции заявил лишь о том, что оно «пересмотрит систему смертной казни», но совсем не обязательно, что она будет отменена. Но даже подобные заявления уже являются определенным сдвигом, и скорее всего они придадут новый импульс кампаниям за отмену смертной казни.

 

Судебная система

Судебная власть является принадлежностью судов и, согласно Конституции, является самостоятельной частью государственного устройства. Система судов функционирует на трех уровнях: Верховный суд, апелляционные суды, окружные суды (включающие в себя районные суды) и Суд по семейным делам. Суды рассматривают гражданские, уголовные, административные, связанные с выборами и другие дела, а также решают вопросы, связанные с регистрацией недвижимости, переписью населения, депозитами и нотариальным оформлением дел.

Верховный суд, место пребывания которого является Сеул, наделен правом выносить окончательные решения по поводу законности административных решений, распоряжений и постановлений. В качестве высшей судебной инстанции Верховный суд рассматривает жалобы на решения апелляционных судов, окружных судов и судов по семейным делам, а также военных судов. Его решения являются окончательными и обязательными и представляют собой судебные прецеденты для всех судов более низких инстанций. Верховный суд может устанавливать в рамках, предусмотренных законом, порядок судопроизводства и внутренние правила судов.

Верховный судья и остальные члены Верховного суда должны быть в возрасте от 40 лет и старше и иметь не менее чем 20-летний опыт работы в качестве судей, прокуроров и адвокатов. Все другие судьи обязаны сдать государственный юридический экзамен и пройти обучение на государственных квалификационных курсах, либо иметь официальные дипломы прокурора или адвоката. Верховный судья Верховного суда назначается президентом страны с согласия Национального собрания. Остальных судей Верховного суда  президент назначает по рекомендации Верховного судьи. Срок пребывания в должности Верховного судьи составляет 6 лет, и он не может быть назначен на нее во второй раз. Остальные судьи Верховного суда назначаются на 6 лет; закон предусматривает возможность их последующего назначения на эту должность при условии, что они могут занимать ее только в возрасте до 65 лет.

Согласно Конституции, судьи действуют независимо, руководствуясь своей и в соответствии с Конституцией и законом. Никто из судей не может быть лишен своей должности или временно отстранен от нее; сумма их жалованья не подлежит уменьшению, и против них не могут быть применены никакие другие неблагоприятные для них меры, за исключением импичмента, уголовного наказания или дисциплинарных мер.

Апелляционный суд, как правило, состоит из председателя суда и трех его членов. В нем заслушиваются апелляции на решения окружного суда и Суда по семейным делам в отношении гражданских и уголовных дел, административных дел, а также специальных дел, предусмотренных законом. В стране имеется четыре апелляционных суда, которые находятся в Сеуле Тэгу, Пусане и Кванчжу. Они сами проводят судебные разбирательства, в результате которых выносят решения, подтверждающие или опровергающие решения более низких инстанций Только апелляционные суды имеют право отправлять правосудие по административным делам, связанным со случаями подачи жалобы отдельными гражданами или организациями по поводу правительственных решений, приказов и постановлений.

Большинство судебных дел попадает под юрисдикцию окружных судов, которые находятся в Сеуле и 11 провинциальных городах – Инчхоне, Сувоне, Чхунчхоне, Тэчжоне, Тэгу, Пусане, Масане, Кванчжу, Чончжу и Чечжу. Окружной суд Сеула состоит из двух отдельных судов:Сеульского гражданского окружного суда и Сеульского уголовного окружного суда. Как правило, дела в окружном суде решает один судья. При рассмотрении более серьезных правонарушений, а именно, если судебное разбирательство по гражданскому делу касается предмета, стоимость которого превышает 10 млн. Вон, или если в случае уголовного дела подзащитному грозит смертный приговор, каторжные работы или тюремное заключение сроком более одного года, решение должно обязательно выноситься коллегией в составе трех судей. Работе окружного суда могут оказывать помощь один или несколько областных судов, где решения выносяться одним судьей, если необходимо рассмотреть дело, являющееся частью дела окружного суда.

В суде по семейным делам рассматриваются все дела, касающиеся отношений между супругами, дела несовершеннолетних, а также другие семейные дела. Для сохранения тайны частной жизни лиц, вовлеченных в судебное разбирательство, слушания дел происходят закрыто. В настоящее время единственный  Суд по семейным делам находится в Сеуле. Для решения подобного рода дел возможно обращение граждан в окружные суды.

Военные суды осуществляют правосудие в отношении лиц, совершивших правонарушения, находясь на военной службе, а также гражданских лиц, работающих в военных учреждениях. К таким правонарушениям относятся государственная измена, неповиновение, дезертирство и другие преступления, перечисленные в военно-уголовном кодексе. В военных судах также слушаются дела гражданских лиц, если они оказываются замешанными в делах, связанных с военным шпионажем, вмешательством в исполнение воинского долга, а также в ряде других особо оговоренных случаев

Министерство юстиции контролирует деятельность системы прокуратуры. Прокуроры ведут расследования правонарушений и возбуждают судебные дела в отношении нарушителей закона напрвляя и руководя действиями юридической полиции, которая находится под их контролем. В качестве защитников государственных интересов они присутствуют и выступают на слушаниях дел, что обеспечивает соблюдение законов и постановлений.

Главным прокурорским органом в государстве является Верховная прокуратура, которую возглавляет Генеральный прокурор. Она управляет всеми нижестоящими учреждениями: главными прокуратурами, окружными прокуратурами и районными прокуратурами. Главные и окружные прокуратуры находятся в тех же городах, что и соответствующие судебные учреждения. Все учреждения прокуратуры, в том числе и Верховная прокуратура, находятся в Ведении министра юстиции, который, однако, не имеет права контролировать отправление правосудия прокурором, кроме особых случаев, оговоренных соответствующим законом. Генеральный прокурор назначается президентом страны из числа опытных прокуроров, судей или адвокатов, имеющих стаж работы в юридических организациях, превышающий 15 лет. Остальных прокуроров назначает министр юстиции.

 

Конституционный суд

Конституционный суд РК был создан 1 сентября 1988 г. Суд состоит из 9 судей, включая его председателя. Судьи объединены в группы по три человека. В Конституционном суде имеется секретариат и штат научных сотрудников-специалистов по конституционному праву. Члены Конституционного суда назначаются президентом, однако в соответствии с принципом разделения властей их кандидатуры предлагаются президентом, Национальным собранием и Верховным судом (по три кандидатуры). Из трех кандидатур, предложенных Национальным собранием, две отклоняются правящей партией и оппозицией, и одна утверждается по межпартийному согласию. Членом Конституционного суда может стать судья старше 40 лет, имеющий как минимум 15-летний опыт работы в судебных органах.

В функции Конституционного суда входит принятие решений  о конституционности законов, об импичменте, роспуске политических партий, урегулирование юридических споров между государственными организациями и ведомствами, между государственными ведомствами и органами местного управления, а также рассмотрение обращений по вопросам, имеющим отношение к Конституции, в порядке, предусмотренном законом.

Срок полномочий судей Конституционного суда – шесть лет, в течение которых они не имеют права состоять в каких-либо политических партиях и заниматься политической деятельностью. Судьи не могут быть смещены с должности, за исключением случаев импичмента, тюремного заключения по приговору суда или более тяжелого наказания. Для принятия Конституционным судом решения по вопросам конституционности, импичмента, роспуска политической партии или по обращениям, связанным с конституционными вопросами, необходимо совпадение голосов не менее шести судей.

Если основные права граждан попираются государственной властью, то они могут быть восстановлены Конституционным судом. Обычно судебные дела рассматриваются в судах низшей инстанции (местные суды), но, если истец или ответчик не согласен с их решением, он имеет право потребовать повторного рассмотрения дела в судах более высокой инстанции (суд более высокой инстанции, Верховный суд). К концу 2006 года Конституционный суд РК рассмотрел более 13 тысяч дел. В 726 случаях обжалованные действия были признаны неконституционными или жалоба была удовлетворена.

 

Участие общественности в судопроизводстве

С 2008 года в Южной Корее вводится система, согласно которой простые граждане будут принимать участие в судебных разбирательствах. Эта практика является в определенном смысле уникальной, так как сочетает в себе элементы суда присяжных, принятого в США, и института судебных асессоров, который действует в Германии.

Есть два основных вида участия общественности в судебных разбирательствах: суд присяжных и система судебных асессоров. Вводимая в Корее система представляет собой сочетание элементов обоих. По принятой в США системе суда присяжных, назначенные присяжными граждане, решают самостоятельно, без вмешательства профессионального судьи, виновен обвиняемый или нет. По принятой в Германии судебной системе, асессорами назначаются случайно выбранные люди, но они работают совместно с профессиональными судьями, определяя виновность или невиновность. Назначенные из представителей общественности судьи вынесут свой вердикт по делу и предоставят его главному судье, который является профессионалом. Решение представителей общественности не будет носить юридически обязывающей силы, а будет представлять своего рода совет, мнение, которое можно учесть. Но по корейской системе представители общественности будут совместно с профессиональными судьями обсуждать и конкретное наказание для человека, признанного виновным. Если судья вынесет решение, которое будет отличаться от мнения общественных представителей, то он или она должен/должна будет пояснить, почему так поступил(а).

Судебные разбирательства с применением системы участия общественности будут включать уголовные, коррупционные и другие  дела.  Суд будет по случайному принципу выбирать 7 или 9 судей. Возраст таких людей должен быть не младше 20 лет. Для судебных разбирательств по делам, где может быть предусмотрено наказание в виде смертной казни или пожизненного заключения, будут набирать девять судей, для всех остальных случаев – семь. Если же обвиняемый добровольно признает себя виновным по основным пунктам обвинения, то тогда будут назначать только пять судей из числа обычных граждан.

Процедуры разбирательства проходят по следующей схеме: выбор судей → суд → обсуждение между общественными судьями и вынесение ими решения голосованием на основе и принципа большинства → вынесение окончательного решения профессиональным судьёй и оглашение приговора.

 

Политические партии

В обстановке всеобщего стремления к демократическим преобразованиям, которая сложилась после освобождения страны в 1945 г., одна за одной возникает множество политических партий. Самая крупная среди них – Либеральная партия (Чаюдан) – была сформирована в 1951 г., когда оппозиционные силы объединились в Демократическую партию (Минчжудан). За прошедшее с той поры время курс партий резко менялся не один раз, и сами они претерпевали различные изменения. После военного переворота 1961 г. правящий лагерь создал новую Демократическую республиканскую партию (Минчжуконхвадан, ДРП). Оппозиционные партии после нескольких неудачных попыток объединились в Новодемократическую партию (Син-миндан, НДП).

После убийства президента Пак Чжон Хи в 1979 г. группа военных объявила о создании Пятой республики. Президент Чон Ду Хван встал во главе Демократической партии справедливости (Минчжу-чжоныйдан, ДПС). На выборах 1981 г. она получила большинство мест в Национальном собрании. В 1985 г. был снят установленный в 1980 г, запрет на деятельность ряда политических лидеров. Многие из них явились организаторами Новодемократической партии Кореи (Синханминчжудан, НДПК), которая стала представлять серьезную угрозу для правящей партии.

Волна массовых выступлений 1987 г. послужила толчком для проведения политических реформ. Была пересмотрена Конституция, в которую было внесено положение о прямом порядке избрания президента. В декабре 1987 г. президентом страны стал Ро Тхэ У, получивший на всеобщих выборах 36,6% голосов. Но правящей партии не удалось обеспечить себе большинства мест в Национальном собрании.

В результате оппозиция получила возможность оказывать серьезное влияние на формирование политики и выступать против правящей партии. Ее главную силу составляли руководимая Ким Дэ Чжуном Партия за мир и демократию (Пхенхванминчжудан, ПМД), созданная Ким Ен Самом Демократическая партия за объединение (Тхонильминчжудан, ДПО) и образованная на основе прекратившей свое существование ДРП Новодемократическая республиканская партия (Синминчжуконхвадан, НДРП) во главе с бывшим премьером Ким Чжон Пхилем.

В 1990 г. правящая ДПС и оппозиционные ДПО и НДРП сумели достичь компромисса и сформировали новую Демократическую либеральную партию (Минчжадан, ДЛП). В сентябре 1993 г. правящей ДЛП принадлежало 171 из 299 мест в Национальном собрании, в то время как у основной оппозиционной Демократической партии (Минчжудан, ДП) их было 96; остальные 32 места поделили между собой более мелкие партии.

Партийная система в Южной Корее отличается крайней нестабильностью, так как партии постоянно меняют свои названия, с легкостью и быстротой объединяются и раскалываются на новые. Число их постоянно меняется, а за частой сменой названий невозможно  уследить какая партия из какой партии произошла и на какой платформе она зиждется. До сих пор нет партий с устойчивой системой политических и идеологических принципов. Корейские партии, по сути, являются клубами поддержки того или иного авторитетного политика (вдобавок, часто созданными на региональной, земляческой основе). Идеологическая платформа в подобных условиях играет второстепенную роль. Для Кореи весьма характерны, например, переходы депутатов парламента из слабеющей партии в ту, которая на данный момент набирает политический капитал, несмотря на то, что заявленные идеологические установки этих двух партий могут кардинально отличаться. Предвыборные обещания в ходе очередной кампании могут меняться с точностью до наоборот, в зависимости от того, куда «подует ветер» общественного мнения, и от того, на альянс с какими силами собирается пойти в данный момент тот или иной кандидат.

 

Избирательные комиссии

Избирательная комиссия была создана в целях обеспечения правильной организации и проведения выборов и общенациональных референдумов, а также для решения вопросов, связанных с деятельностью политических партий. Центральная избирательная комиссия (ЦИК) состоит из девяти членов, назначаемых президентом. Трое из ее членов назначаются из числа лиц, предложенных Национальным собранием, три кандидатуры выставляются Верховным судьей. Председатель Комиссии выбирается из числа ее членов. В состав комиссий низшей ступени входят лица, имеющие соответствующее образование и правовую подготовку, а также лица, обладающие необходимыми знаниями и опытом. Члены Комиссии назначаются на шесть лет с правом продления их полномочий на следующий срок. В целях обеспечения беспристрастности их решений членам комиссий запрещается состоять  в политических партиях и заниматься какой-либо политической деятельностью. Они могут быть сняты с должности только путем импичмента или в случае осуждения по приговору суда.

Полномочия ЦИК включают контроль и руководство по всем вопросам, касающимся выборов, а также изменение, отмену или утверждение решений, принятых комиссией низшей ступени. Избирательные кампании проводятся под руководством избирательных комиссий каждого уровня в пределах их компетенции определенной законом. Избирательные комиссии, подчиненные центральному органу созданы в Сеуле, Пусане, каждой провинции и каждом избирательном округе.

Центральная избирательная комиссия имеет право в пределах, определенных соответствующими законами и указами, устанавливать правила проведения выборов и общенациональных референдумов, а также правила, касающиеся деятельности политических партий. Избирательные комиссии различных уровней наблюдают за подготовкой списков избирателей административными органами под контролем Министерства внутренних дел и президента.

Участвовать в выборах посредством всеобщего, прямого и тайного голосования имеют право граждане, достигшие 19 лет, независимо от пола, вероисповедания и социального положения.

Регистрация кандидатов в президенты осуществляется ЦИК. Зарегистрированные кандидаты получают официальный статус и могут  приступать к проведению предвыборной избирательной кампании. Они также находятся под защитой соответствующих законов. Избирательное законодательство не подразумевает обязательный порядок обеспечения физической защиты кандидатов, однако в случае необходимости такая защита предоставляется в соответствии с действующими в полиции положениями об охране важных лиц.

 

Местные органы власти  

В статье 117 Конституции говорится, что «местные органы управления ведают вопросами социального обеспечения местного населения, управляют собственностью, а также устанавливают нормы и правила, касающиеся местного самоуправления, в пределах компетенции, определенной соответствующими  законами и указами». Однако исторически так сложилось, что страной управляло сильное центральное правительство, местное же самоуправление практически не осуществлялось.

В соответствии с «Законом о местном управлении», принятом в 1949 г., при каждом органе власти создается представительный местный совет. Однако первые местные советы были впервые избраны в шести южных провинциях только в 1952 г., во время Корейской войны. В Сеуле, городе с особым статусом, и провинциях Кенгидо и Канвондо местные советы были избраны в 1956 г. В Закон о местном управлении несколько раз вносились изменения, вводившие то прямые выборы, то назначение главы администрации центром. Во время Второй республики (15 июня 1960 г.-16 мая 1961) было гарантировано полное местное самоуправление, которое, однако, Было приостановлено в связи с падением администрации Второй республики в 1961 г. В период Третьей республики функции местного управления были переданы министру внутренних дел и губернаторам соответствующих провинций. Конституцией Пятой республики предусматривалось создание большого числа местных советов с учетом степени финансовой самостоятельности, достигнутой местными органами управления, но на практике ни одного совета так и не было создано.

Благодаря бурному развитию регионов в 1979-1980-х гг., доходы многих местных администраций существенно возросли; вместе с тем ощущалась потребность в расширении сферы их деятельности. Понимая необходимость соответствующих мер и стремясь обеспечить эффективную деятельность органов власти на местах, в середине 1980-х гг. Центральное правительство стало активно изучать конкретные предложения, касающиеся возобновления местного самоуправления, и разрабатывать соответствующие меры. Начиная с 1985 г., эти вопросы широко обсуждались на открытых слушаниях и симпозиумах, начали появляться книги, статьи, посвященные этим проблемам.

В 1984 г. был достигнут политический компромисс между правящей и оппозиционными партиями, благодаря которому было намечено частичное введение местного самоуправления. В октябре 1986 г. правительство представило на рассмотрение  Национального собрания поправку к Закону о местном управлении, которая была одобрена 8 марта 1988г. и введена в действие 6 апреля того же года.

В соответствии с новым законом в Сеуле, городе с особым статусом, пяти  городах прямого подчинения (муниципальных зонах) и девяти провинциях были созданы высшие органы местного самоуправления; органы низшего уровня – ку, были образованы в районах Сеула и пяти городов центрального подчинения, си и кун- в пределах провинций. Главы местных администраций управляют делами своих муниципальных районов, городов и уездов, за исключением случаев, специально оговоренных в законе. Функции местной исполнительной власти включают: функции, делегированные ей центральным правительством, управление государственной собственностью и объектами, введение и сбор местных налогов и пошлин, сферу обслуживания и торговлю, а также другие административные вопросы местного уровня. В состав местных органов управления каждого уровня входит Управление по образованию, которое занимается вопросами образования и культуры в своем регионе.

В марте 1991 г. впервые за 30 лет в Корее прошли выборы в местные советы территориально-административных единиц низшего уровня (небольшие города, уезды и административные районы крупных городов), а в июне такие выборы прошли в более крупных территориально-административных единицах (крупных городах и провинциях).Новая редакция закона о местном управлении расширяет полномочия новых местных советов и дает им возможность инспектировать и проверять деятельность местных органов управления.

На выборах правящая Демократическая либеральная партия получила 70% мест в 260 советах нижнего уровня и 65% в 15 советах крупных территориально-административных единиц, причем в 11 из них заняла большинство мест. Независимые депутаты получили больше мест, чем ожидалось, а оппозиционные партии выступили на выборах неудачно. Теперь, когда местные советы избраны, правительство готовится завершить формирование системы местного самоуправления, введя прямые выборы мэров и губернаторов.

 

Специальные службы

Совет Национальной Безопасности (СНБ) и Министерство Национальной Обороны являются основными правительственными органами, ответственными за военные дела. СНБ, состоящий из премьер-министра, директор Агентства для Национальной безопасности, министров Национальной Обороны, Иностранных Дел, Внутренних дел и Финансов, несет ответственность за безопасность и общественный порядок в стране, обязан уведомлять президента о проблемах в этой сфере.

Национальное агентство разведки было образовано в 1961 г. как Корейское Центральное Разведывательное Управление (КЦРУ) под непосредственным руководством Высшего Совета Национальной перестройки. Основной функцией КЦРУ была борьба с северокорейской агентурой и внутренней оппозицией.

Команда обороны и безопасности была образована в октябре 1977. Это было слияние Команды армейской безопасности, подразделений морской безопасности и Центра специальных расследований Военно-воздушных сил. Команда действует под прямым руководством Министра национальной безопасности. В то же время президент имеет право напрямую направлять действия этой спецслужбы.

К концу пятой Республики права Команды вмешиваться в политическую жизнь были сильно ограничены. В октябре 1988 министр национальной безопасности объявил в Национальном Собрании, что теперь Команда сконцентрируется на контрразведке, а также противодействии распространения коммунизма, и не будет заниматься расследованием гражданских дел. Позднее из состава Команды был выведен Центр Информации, который отвечал за сбор информации на гражданских лиц внутри страны.

Основная задача этой организации – борьба с северокорейской агентурой и подавление политических оппонентов действующего правительства. По оценке 1995 года, примерно 50% бюджета уходит на борьбу с внутренним врагом и контрразведку, а 50% – на врага внешнего. В 1994 году правительство подписало с оппозицией в Национальной Ассамблее пакт о политическом нейтралитете КЦРУ (с 1981 оно стало называться АПБН – Агентством по планированию национальной безопасности).  Пакт предусматривал отказ от использования служб безопасности против легальной оппозиции, и в целом соблюдается. В 1999 году АПНБ было переименовано Национальное агентство разведки. Корейская национальная полиция (КНП) была организована Военным американским правительством в 1945 году. Формально начала действовать с 1948 года, когда было образовано новое корейское правительство. Полиция была подчинена министерство внутренних дел. Даже после создания вооруженных сил Кореи полиция использовалась для военных операций, в том числе принимала участие в корейской войне. К обычным полицейским функциям KНП также отвечает за подавление бунтов, студенческих демонстраций и других публичных выступлений. Она также выполняет контрразведывательные задачи – действует против разведки Северной Кореи.

Национальное агентство полиции отвечает за выполнение следующих задач:

  • Профилактика правонарушений: Национальная полиция Кореи разрабатывает новые научные приемы инспектирования, , ведет обобщение данных криминальной статистической системы и предлагает всем гражданам и организациям круглосуточные услуги по обеспечению безопасности, организует своевременное информирование о совершаемых правонарушениях;
  • Контроль на дорогах: Национальная полиция Кореи отвечает за организацию движения на дорогах и следит за выполнением правил дорожной безопасности;
  • Соблюдение законности и поддержание правопорядка;
  • Борьба с международной преступностью: Национальная полиция Кореи продолжает развивать международное сотрудничество и обмен информацией с партнерами за рубежом для более эффективной работы по борьбе с трансграничной преступностью;
  • Оказание услуг населению: Национальная полиция Кореи оказывает поддержку инициативам, направленным на укрепление общественного благополучия. Среди подобных инициатив – просветительская работа с подрастающим поколением, мобилизация людских ресурсов для оказания помощи населению, пострадавшему от стихийных бедствий.

 

Государственная служба

Государственные служащие в Корее по традиции пользовались большим авторитетом в обществе соответственно их постам, полномочиям и уровню ответственности. Государственная служба считалась некогда единственным престижным занятием; исключение составляла лишь научная деятельность. Государственная служба была пределом устремлений человека, так как обычно обещала богатство, власть и прочное положение в обществе. Однако с 1945 г. государственная служба перестала быть единственным уважаемым родом занятий, и традиционное благоговение пред чиновничеством значительно ослабло.

Современная система государственной службы существует с августа 1949 г., когда Национальное собрание ввело в действие Закон о государственной службе. В 1963 г. был принят и до сих пор действует новый Закон о национальной государственной службе. Государственными служащими считаются работники центральных и местных органов власти, нанимаемые, избираемые или назначаемые исполнительными органами центрального и местных правительств.

Национальная государственная служба может быть двух типов – в зависимости от выполняемых функций: профессиональной и непрофессиональной.  К непрофессиональным государственным служащим причисляются лица, занимающие все высшие посты в правительстве: члены Государственного совета, заместители министров, руководители управлений, имеющих статус министерства, послы и посланники, судьи, секретари политических деятелей на назначаемых должностях, военные кадры, гражданские служащие оборонных учреждений, губернаторы провинций, мэры Сеула и пяти муниципальных районов. Ректоры, деканы и члены кафедр государственных университетов, а также учителя всех начальных и средних школ считаются государственными служащими в области образования, их деятельность регулируется отдельным Законом о государственной службе в области образования. В перечне государственных служащих девять категорий, почти все государственные чиновники подпадают под эту классификацию. Чиновники с 1-й по 5-ю категории назначаются президентом по рекомендации соответствующих министров. Работники 6-9-й категорий назначаются министрами.

Государственная служба подчиняется Министерству государственного управления во главе с министром, назначаемым президентом и имеющим ранг члена кабинета. Это министерство занимается отбором кадров по результатам открытых конкурсных экзаменов. В соответствии с Законом о государственной службе проводиться на основе уровня квалификации, опыта, заслуг, результатов конкурсных экзаменов. Центральный институт повышения квалификации государственных служащих при Министерстве государственного управления проводит краткосрочные интенсивные курсы по подготовке государственных служащих, в том числе и работников судебных органов. Государственный служащий не может быть снят с должности без достаточных на то оснований, предусмотренных в основном законе, и в случае его несогласия с увольнением служащий может обратиться в Апелляционную коллегию государственной службы.

 

ГЛАВА 6. ВОПРОСЫ ОБЪЕДИНЕНИЯ КОРЕИ

 

Корейский вопрос более 60 лет остается одной из острых мировых проблем, потенциальным очагом напряженности в азиатско- тихоокеанском регионе. На Корейском полуострове сосредо­точены крупные вооруженные контингенты, здесь сталкиваются военно-политические интересы крупнейших мировых держав – США, Японии, России и Китая. Здесь, как нигде обострено противостояние между двумя общественно-политическими системами и идеологиями, причем между двумя корейскими государствами, в которых живет один народ, с единой древней историей, самобытной культурой и национальным языком.

Вопросы ядерной безопасности

В конце 1960-х годов на Севере и Юге Кореи возник интерес к созданию ядерного оружия. Непосредственным стимулом к началу ядерных исследований в военной области в КНДР послужило сдержанное отношение Москвы к планам наращивания военного потенциала КНДР. В августе 1963 г. КНДР отказалась присоединиться к Московскому договору о частичном запрещении ядерных испытаний. На миро­вой арене КНДР встала в оппозицию к проводимой Москвой по­литике разрядки международной напряженности, разоружения, мирного сосуществования, нормализации советско-американских отношений. Ядерная программа КНДР осуществлялась на ее собственной базе. СССР был причастен к этой программе лишь косвенно. В 1968 г. КНДР отказалась присоединиться к международному Договору о нераспространении ядерного оружия, однако в декабре 1985 г. она была вынуждена сделать это в связи с планами строительства атомной электро­станции. Контрольные соглашения с МАГАТЭ были подписаны 6 лет спустя, 30 января 1992 г.

В сентябре 1988 г., накануне Олимпийских игр в Сеуле, США распространили информацию о том, что их космические средства наблюдения зафиксировали строительство в Северной Корее крупного ядерного объекта, который, как предполагалось, предна­значался для регенерации ядерного топлива и извлечения из него плутония, пригодного для изготовления ядерного оружия. Ин­спекторы МАГАТЭ подтвердили, что КНДР располагает мощнос­тями по производству плутония, и Северную Корею заподозрили в разработке ядерного оружия. Вопрос об отказе КНДР открыть для контроля все объекты, которые заинтересуют чиновников МАГАТЭ, был передан на рассмотрение Совета Безопасности ООН. В ответ КНДР заявила о выходе из Договора о нераспро­странении.

В политических кругах США выявились настроения в пользу нанесения «ограниченных ударов» по атомным объектам КНДР, подобных тем, которые применялись в отношении ядерных объек­тов Ирака. Не ожидая результатов обсуждения ситуации в Совете Безопасности ООН, Россия предприняла односторонние акции в отношении Северной Кореи, отозвав в срочном порядке всех рос­сийских специалистов, работавших на строительстве атомной электростанции.

Отношение России к международным санкциям против КНДР оказалось недостаточно последовательной. С одной стороны, она не исключала возможности их применения, а с дру­гой – предлагала дать Пхеньяну время на отмену решения о вы­ходе из Договора о нераспространении. Такая позиция России не устраивала ни Пхеньян, ни Сеул.

Проблема ядерной безопасности в Корее была снята в резуль­тате подписания 21 октября 1994 г. в Женеве Рамочного соглаше­ния между США и КНДР, в соответствии с которым: стороны нормализуют отношения и обменяются дипломати­ческими представительствами; КНДР возвращается в Договор о неприсоединении и замораживает работу реакторов, способных производить плутоний; США дают КНДР гарантии неприменения ядерного оружия, обещают построить в КНДР реактор на легкой воде, а до его ввода в действие – поставлять Северной Корее 500 тыс. тонн жидкого топлива ежегодно. Последующие северокорейско-американские контакты приве­ли к подписанию Соглашения о создании КЕДО (Организация содействия развитию энергетики Корейского полуострова), на ко­торую возложена задача реализации проекта сооружения станций на основе легководных реакторов (ЛВР). Стоимость проекта оце­нивается в 3,6 млрд долл., причем более 50% затрат взяла на себя Южная Корея.

Согласно Рамочному соглашению, строительство станции должно быть завершено в 2003 г., однако на конец 2000 г. прак­тические работы по сооружению ЛВР не начинались. По оценкам специалистов, вступление в строй АЭС возможно не ранее 2010 г. В Пхеньяне полагают, что затягивание сроков сооружения АЭС вынудит КНДР возобновить свою ядерную программу, так как сложившаяся ситуация наносит серьезный ущерб народному хо­зяйству страны.

Южная Корея подключилась к исследованиям в области ядер­ной физики позже Севера, но прошла путь развития ядерных тех­нологий довольно высокими темпами, В отличие от Северной Кореи Юг присоединился к Договору о нераспространении в июле 1968 г., хотя ратифицировал его лишь в марте 1975 года. В 1978 г. в Южной Корее  начала работать первая атомная электростанция мощностью 600 мегаватт. По многочисленным сведениям, Республи­ка Корея способна изготовить ядерное оружие в короткие сроки.

Весной 2009 года КНДР запустила целую серию ракет от малой дальности до баллистических. Интенсивные ракетные испытания, по замыслу северокорейского режима, должны сработать как предупреждение неприменения к ней военных действий и инструмент получения гарантий безопасности и финансово-материальной. Северокорейская ядерная программа является главным вопросом обсуждения в 6-стороннем переговорном процессе, а также Совета Безопасности ООН.

 

Межкорейский диалог 

Раскол страны, осуществленный империалистическими си­лами, а затем развязанная реакционными кругами США корей­ская война 1950-1953 годов разобщили многие семьи и родст­венников, оказавшихся в разных частях страны. Около 5 млн. семей на Севере и Юге не могут воссоединиться, разыскать своих родственников.

Инициативы КНДР. В начале 70-х годов в результате начавшихся позитивных процессов на мировой арене стало наблюдаться определенное потепление и в Корее. На этом фоне в августе 1971 года по ини­циативе КНДР начались контакты представителей обществ Красного Креста Севера и Юга с целью выработки повестки дня переговоров. В результате настойчивых усилий КНДР в июне 1972 года была согласована повестка дня, которая включала следующие вопросы:

  • § розыск разлученных членов семей и родственников и оповещение об их местонахождении;
  • § взаимные посещения разлученных родственников;

организация почтовой переписки между ними;

  • § воссоединение разлученных членов семей и родствен­ников согласно их свободному волеизъявлению;
  • § прочие гуманитарные вопросы.

В мае-июне 1972 года полномочные представители Севера и Юга провели ряд закрытых встреч, в результате которых было согласовано Совместное заявление Севера и Юга от 4 июля 1972 г., в котором зафиксированы принципы объединения Кореи. В соответствии с Совместным заявлением объединение Кореи должно быть до­стигнуто, во-первых, самостоятельно, без вмешательства извне, во-вторых, мирным путем и, в-третьих, на основе „национальной консолидации”. Этот документ носит компромиссный характер и является итогом трудной политической и дипломатической борьбы.

После подписания Совместного заявления правительство КНДР предложило провести совещание политических партий и об­щественных организаций Северной и Южной Кореи или сове­щание представителей властей Севера и Юга, а также объединен­ное заседание депутатов Верховного народного собрания КНДР и южно-корейского парламента.

В июне 1973 года КНДР выдвинула новую про­грамму объединения страны, включавшую пять пунктов. Эта программа повторила некоторые ранее предложенные Пхенья­ном идеи и выдвинула предложение о созыве Вели­кого национального собрания, состоящего из представителей всех слоев населения, политических партий и обществен­ных организаций Севера и Юга, введение конфедерации и вступление страны в ООН под единым государственным названием.

23 января 1979 г. на совместном заседании политических партий и общественных организаций КНДР, созванном ЦК Единого демократического отечественного фронта (ЕДОФ) было принято заявле­ние.  Оно адресовалось различным сло­ям населения Южной Кореи, проживающим в других странах соотечественникам, политическим партиям и общественным организациям Южной Кореи, южнокорейским властям. В нем пред­лагалось осуществление ряда мер для „ускорения великого дела объединения страны”.

Во-первых, Север и Юг должны официально заявить о своей приверженности идеалам и принципам Совместного заявления Севера и Юга от 4 июля 1972 г. Во-вторых, отказаться от про­пагандистских выпадов одной стороны против другой. В-тре­тьих, немедленно прекратить все военные действия, направлен­ные против другой стороны. В районах, прилегающих к военно-демаркационной линии, остановить наращивание вооруженных сил, осуществление военных операций, оборудование военных сооружений, любые военные учения. В-четвертых, созвать обще­национальную конференцию с участием представителей всех политических партий и общественных организаций Севера и Юга, включая председателя правящей Демократической рес­публиканской партии Южной Кореи, а также представителей организаций соотечественников, проживающих за рубежом.  В целях подготовки конференции и решения других вопро­сов объединения предлагалось создать подготовительный ко­митет национального объединения, который включал бы в себя не только представителей властей, но и всех других политиче­ских партий и общественных организаций КНДР и Южной Кореи, а также представителей зарубежных организаций ко­рейцев.

Объединительные концепции Южной Кореи. К идее создания переходного общества в Сеуле пришли позднее, когда разрядка на полуострове стала приобретать реальные очертания. В сентябре 1989 г. президент Ро Дэ У назвал его «Национальным сообществом». Он предложил создать общие для Севера и Юга органы управления: Совет президентов. Совет министров, а также комитеты гуманитарный, политико-дипломатический, экономи­ческий, военный и социально-культурный. Конечной задачей «Национального сообщества» было создание единой Кореи по­средством выборов.

Отличительной чертой идеи «Национального сообщества» было обоснование многоступенчатого характера процесса, в ходе которого предстояло накопить опыт сосуществования и объедине­ния страны.  «Северную политику» президента Ро Дэ У можно оценить как наиболее успешную и результативную. В длительном соревнова­нии двух политических систем к концу 1980-х годов вперед вырвалась Южная Корея, успешно реализовав в условиях международной разрядки большинство своих внешнеполитических задач. Южная Корея нормализовала отношения с СССР и Китаем, вступила в ООН, успешно провела Олимпийские игры – первые в ее исто­рии, достигла договоренности с Севером о примирении, сотруд­ничестве и обменах, а также о безъядерном статусе полуострова.

Очередной прорыв в диалоге между Севером и Югом произо­шел в конце 1991 г. на фоне мирового политического кризиса, связанного с распадом Советского Союза и мировой системы со­циализма. КНДР в одночасье лишилась политической, экономи­ческой и военной поддержки одного из главных своих союзников. Надежды на братскую помощь Пекина оказались нереальными, поскольку у китайского руководства были свои стратегические цели в отношении США и Японии, Позиции КНДР в диалоге с Югом были ослаблены.

13 декабря 1991 г. переговоры на уровне премьер-министров завершились подписанием документа исторического значения – «Соглашения о примирении, взаимном ненападении, сотрудниче­стве и обменах», в котором стороны впервые официально призна­ли суверенитет друг друга, как и сам факт существования на полуострове двух государств.

С подписанием этого документа положен конец правовой не­определенности и политической двусмысленности ситуации в Корее Долгие годы обе стороны смотрели друг на друга как на временно оккупированную территорию, которая рано или поздно должна быть возвращена в лоно единой Кореи. При этом каждая из сторон считала себя единственно законным государством на полуострове.

В соответствии с Соглашением стороны обязались не вмеши­ваться во внутренние дела друг друга, не предпринимать дейст­вий, направленных на подрыв существующего строя. Впервые на официальном уровне провозглашен отказ от применения силы, от агрессии друг против друга, т.е. закладывались контуры будущего мирного договора в Корее, который должен заменить существую­щее после корейской войны состояние военного перемирия. Важ­ной частью договоренностей стали намерения сторон развивать экономические и торговые связи, обмены в области науки, куль­туры, информации, спорта, взаимные поездки людей.

Вслед за этим Соглашением были опубликованы другие доку­менты, сыгравшие важную роль в процессе разрядки на полуост­рове. Среди них Декларация между Севером и Югом о безъядер­ном статусе Корейского полуострова от 31 декабря 1991 г., Согла­шение о передаче ядерных объектов КНДР под контроль МАГАТЭ от 30 января 1992 г., заявление президента РК от 18 декабря 1991 г. об отсутствии на территории страны ядерного оружия.

Партнерам по переговорам удалось сблизить подходы практи­чески по всему комплексу межкорейских отношений и достичь согласия на более высоком уровне взаимопонимания, чем это было когда-либо прежде. Подписанные соглашения явились ито­гом не только взаимных уступок тактического порядка, но и су­щественной корректировки политического курса обеих сторон. Прежде всего, они приблизились к пониманию того, что объеди­нение – это не разовая акция, а сложный и многоэтапный процесс, что на пути к объединению необходим переходный пе­риод мирного сосуществования, сотрудничества и сближения. Стороны признали, что потребуется время, чтобы пересмотреть внутреннее законодательство, регламентирую­щее отношения двух корейских государств и контакты на челове­ческом уровне, подготовить население к восприятию иной соци­альной и культурной среды. Работа по упорядочению законодательства ведется как на Юге, так и на Севере, затрагивая сферы гражданских прав, пограничного и таможенного контроля, финан­совой, торговой и предпринимательской деятельности.

Программа консолидации Ким Ир Сена. В новых геополитичес­ких условиях, когда военная конфронтация великих держав ушла в прошлое, КНДР скорректировала свою концепцию отношений с Южной Кореей. Выдвинутая Ким Ир Сеном 6 апреля 1993 г. «Программа великой консолидации всей нации за объединение родины из десяти пунктов» предлагает более гибкую схему сбли­жения, позволяющую выстраивать такие структуры, какие окажут­ся посильными для политиков в конкретных условиях. Учтен также опыт межкорейского диалога, новая обстановка, возникшая после подписания пакета соглашений между Севером и Югом в конце 1990 г.  Основной смысл программы состоит в следующем:

  • § Создание единого конфедеративного государства при сохра­нении существующих ныне двух систем и двух правительств. Еди­ное государство должно быть неприсоединившимся и нейтральным.
  • § Обеспечение сплоченности народа на основе национальной
    самостоятельности.
  • § Взаимное признание и уважение идей, идеалов и друг друга, обеспечение сосуществования, сопроцветания, общего прогресса независимо от региональных и классовых интересов во имя достижения единства нации.
  • § Прекращение политического противоборства, клеветы и ин­синуаций.
  • § Ликвидация угрозы нападения, поглощения или навязывания своей системы другой стороне, достижение взаимного доверия.
  • § Обеспечение демократичности процесса объединения, отказ от преследований инакомыслящих, реабилитация политических узников.
  • § Защита государственной, кооперативной и частной собственности, сохранение социального положения и заслуг человека в
    обществе.
  • § Устранение преград для передвижения и контактов между
    людьми,   политическими   партиями   и   группировками,   развитие диалога на всех уровнях.
  • § Консолидация усилий корейцев на Севере, на Юге и за пределами Кореи в интересах объединения родины.
  • § Должная оценка людей, внесших вклад в объединение родины, великодушие к тем, кто предал интересы нации, но раскаялся в содеянном.

Трехфазовая концепция объединения Ким Ен Сама. Свой вариант политики объединения был сформулирован президентом Ким Ен Самом 24 мая 1993 г. В нем предлагалось пройти три фазы: Первая фаза – примирение и сотрудничество, преодоление враждебности. Вторая фаза – корейское содружество, возникающее на основе опыта и достижений первой. Оба правительства согласуют структуру и функции корейского содружества: Совет президентов, Совет ми­нистров и другие необходимые органы. Третья фаза – создание единого корейского государства. Представители Севера и Юга принимают конституцию единой Кореи, на ее основе проводятся общие выборы, формируется еди­ный парламент и единое правительство.

Одновременно предлагались три «руководящих принципа» объединения. Первый из них предусматривал приоритет демокра­тического национального консенсуса над другими способами при­нятия решений. Второй принцип предусматривал сосуществование и сопроцветание по мере ослаб­ления конфронтации. Он исходит из того, что жизнь вместе в бедности и без свободы не может быть желанной целью единой нации. Третий принцип призван обеспечить всем корейцам рав­ный жизненный уровень и гарантии социального благосостояния.

Таким образом, в последних концепциях национального объединения, разработанных на Севере и Юге, прослеживается значительное совпадение целей и подходов обеих сторон, как в принципиальных вопросах, так и в деталях. Про­грамма содружества несет в себе некоторые черты программы консолидации, разработанной в КНДР, особенно в тех разделах, где речь идет о существе межкорейских отношений в переходный период.

Администрация Ким Ен Сама имела большие планы в отно­шении развертывания контактов с Севером, в том числе и на высшем уровне. Ожидались сенсационные договоренности на объявленной встрече Ким Ен Сама и Ким Ир Сена в 1994 г. Но развитие событий пошло по другому пути. США заподозрили Северную Корею в производстве ядерных материалов для военных целей и потребовали инспекции ее ядер­ных объектов. Одновременно США и РК объявили о возобновле­нии в марте 1993 г, крупномасштабных военных маневров «Тим спирит», что нарушало договоренности, достигнутые между сторонами в 1991 г. Поскольку речь шла о применении международных санкций в отношении КНДР, Пхеньян заявил о выходе из дого­вора о нераспространении. В очередной раз на полуострове воз­никла кризисная ситуация.

Политика «солнечного тепла» Ким Дэ Чжуна. Эта политика учла опыт прежних проектов, а также новые реалии в мире и в Корее. Она была ориентирована на то, чтобы вернуть проблемы Корейского полуострова в рамки межкорейско­го диалога. Отличительной особенностью этой политики было то, что она не затрагивала проблему объединения Севера и Юга, где противоречия наиболее очевидны. В Сеуле исходили из того, что объединение страны не актуально. Поэтому президент деклариро­вал только намерения: Юг не собирается поглощать Север; Юг строит отношения с Севером по принципу отделения политики от экономики. В программе Ким Дэ Чжуна не содержалось каких-либо предварительных условий. Она выглядела достаточно гиб­кой, приспособленной к разным ситуациям, которые могут воз­никнуть на полуострове в будущем.

В КНДР политика «солнечного тепла» Ким Дэ Чжуна была воспринята без энтузиазма. Отношение к ней в самой Южной Корее было неоднозначно. Одни считали, что если Север не готов к сотрудничеству, то Юг может и подождать, Другие же полагали, что Юг идет на слишком большие уступки Северу и что реализо­вать эту политику следует после того, как Север станет открытым обществом.

Центральным событием в Корее на пороге нового века стала встреча лидеров Севера и Юга Кореи на выс­шем уровне 13-15 июня 2000 г. в Пхеньяне. Историческое значе­ние встречи президента РК Ким Дэ Чжуна и председателя Госу­дарственного комитета обороны КНДР Ким Чен Ира предопреде­лено тем, что она состоялась впервые за 55 лет раздельного суще­ствования Севера и Юга Кореи. Безусловно, она способствовала созданию атмосферы большего взаимопонимания и доверия между Севером и Югом.

Впервые на высшем уровне обсуждался широкий круг вопросов двусторонних отношений, подписаны Совместная Декларация и другие соглашения. Главный результат саммита состоял в том, что Север и Юг договорились двигаться к решению вопроса объединения самостоятельно, соединив усилия всей корейской нации. Констатируя сходство предложений Севера о создании на перво­начальном этапе Конфедерации и предложений Юга о создании Содружества для объединения страны, стороны договорились и дальше продвигаться в этом направлении. Таким образом, лидеры Севера и Юга продемонстрировали способность договариваться практически по всем проблемам Корейского полуострова и наме­рение самим решать свои внутренние дела.

Основной критерий, определяющий степень готовности парт­неров к сотрудничеству, сводится к наличию общих интересов. Существует мнение, что если исключить интересы определенных политических группировок, то аргументы в пользу объединения Кореи недостаточно убедительны. Корейская культура имеет общие корни, но единой культуры сегодня нет. Часть населения хотела бы воссоединиться со своими родственниками в другом корейском государстве, но это незначительное меньшинство насе­ления. Экономические структуры мало зависимы друг от друга. Поэтому считается, что две Кореи могут сотрудничать и сопроцветать и без объединения. В ряде исследований делаются предположения, что при опре­деленных условиях развития обстановки в СВА для корейцев было бы предпочтительно раздельное сосуществование. Тем не менее, главной тенденцией развития общественного сознания на Севере и Юге является стремление к воссоединению.

Объединительные концепции Севера и Юга Кореи не отлича­ются друг от друга настолько, чтобы их невозможно было превра­тить в общекорейскую платформу по воссоединению страны. Их сравнение выявляет очевидную тенденцию – отодвинуть наиболее ответственный этап национального объединения на более отда­ленную перспективу. В этих условиях, перспективной может оказаться идея нейтрализации Севера и Юга Кореи в переходный период к объе­динению при наличии международных гарантий безопасности на полуострове. Возможности  выработки собственного пути, рассчитанного на естественное и бесконфликтное сближение на основе прагматизма и национализма, пока еще не исчерпаны.

Позиции держав по корейскому вопросу

Международный аспект корейской проблемы обусловлен тем, что обстановка на полуострове и тенденции ее развития в той или иной мере затрагивают интересы соседних государств и мирового сообщества в целом. Корейский полуостров, примыкающий к Китаю, России и находящийся вблизи от Япо­нии, всегда привлекал к себе внимание соседних государств, обеспокоенных, в первую очередь, обеспечением собственной безопасности. Нерешенность корейской проблемы остается дестабилизирую­щим элементом в регионе. В условиях растущей роли собствен­ных усилий корейцев Севера и Юга проблемы Кореи все еще требуют внимания соседних государств, а также усилий мирового со­общества.

Политика России претер­пела за последние 10 лет существенные изменения. Россия заин­тересована в сохранении стабильности и безопасности на Дальнем Востоке, где сконцентрирована значительная часть ее экономического и военного потенциала.  Значение России как гаранта безопасности в Корее было су­щественно ослаблено ее отказом пролонгировать срок действия Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, подпи­санного в 1961 г. между СССР и КНДР.

Мир в Корее обеспечивался, с одной стороны, благодаря присутствию там американских войск, а с другой – наличием союзных отношений Москвы и Пекина с Северной Кореей. Наличие договора между СССР и КНДР позволило в период холодной войны избегать раз­вязывания военного конфликта в Корее. После развала Советского Союза, России досталось тяжелое наследство и ей, по большому счету стало не проблем некогда «братских стран». США, Япония и Южная Корея, напротив, не уставали подтверждать верность своим союзническим обязательствам.  Со временем в Москве пришли к выводу, что свертывание от­ношений с Пхеньяном не пошло на пользу России и ее интересам на Дальнем Востоке. С 1994 г. Москва стала предпринимать шаги к возобновлению связей с КНДР. К этому ее стимулировала также происходившая нормализация американо-северокорейских отношений.

9 февраля 2000 г. между РФ и КНДР был подписан Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве. Документ предусматри­вает механизм консультаций в случае агрессии в отношении одной из них или возникновения ситуации, угрожающей миру и безопасности. По сути дела, в данном случае речь идет о своеоб­разной «мягкой» форме политических гарантий безопасности Се­верной Кореи.

Сохранение добрососедских отношений с КНДР дает России возможность упрочить свое влияние в регионе, где она имеет свои интересы – обеспечение безопасности дальневосточных рубежей нашего государства. Для Москвы важно, что КНДР проводит самостоятельный внешнеполитический курс, разделяет подходы России по важным для нее вопросам сохранения режима ПРО, ведущей роли ООН в международных делах, нерасширения НАТО. В ходе визита В.В. Путина в КНДР в июне 2000 г. и его переговоров с Ким Чен Иром выявилось совпадение интересов России и КНДР по такому принципиальному вопросу, как сниже­ние уровня военной напряженности на Корейском полуострове. Общность позиций открывает возможность взаимодействия двух стран в интересах мира и безопасности в СВА.

Во время визита В.В.Путина в Сеул в феврале 2001 г. были сформулированы основные элементы российской политики на Корейском полуострове, суть которых сводится к следующему:

  • § поддержка самостоятельного, без вмешательства извне, про­цесса примирения в Корее;
  • § решение проблем полуострова исключительно мирным путем;
  • § поддержка перспективы создания дружественного России
    единого корейского государства; безопасность на полуострове обеспечивается путем выработки международно-правовых гарантий;
  • § освобождение полуострова от оружия массового уничтожения, поддержка его безъядерного статуса, ракетное нераспространение;
  • § создание экономического фундамента стабильности путем
    осуществления многосторонних взаимовыгодных проектов с участием государств СВА, в том числе двух Корей.

Существенным элементом политики России является то, что она позитивно относится к перспективе объединения Кореи. Создание на Корейском полуострове единого государства выгодно для России, поскольку в этом случае устраняется очаг напряженности вблизи российских границ и стратегически важ­ных военно-морских баз России на Тихом океане.

Однако если единая Корея останется военным союзником США, то для России это будет означать то же самое, что и расширение НАТО на Восток в азиатском вари­анте исполнения. Включение территории единого корейского го­сударства в сферу военных интересов Вашингтона,  создаст непосредственно у границ России рубеж передового военного базирования, который будет ограничивать по­тенциал российской безопасности на Дальнем Востоке.

Геополитическое положение Кореи таково, что реальные га­рантии ее безопасности могут быть обеспечены, если она будет независимым и нейтральным государством. Однако такая точка зрения не встречает понимания в политических кругах ряда госу­дарств и, прежде всего, в Южной Корее. Позитивная роль России как одного из гарантов безопасности на полуострове справедлива лишь для той ситуации, если она будет поддерживать нормальные добрососедские отношения с двумя корейскими государствами. Перекосы в отношениях в сторону одного из них будут неизбежно снижать интерес к Рос­сии в регионе.  Российские политики убеждены, что углубление отношений партнерства с Республикой Корея отвечает интересам народов обеих стран и укрепления безопасности и стабильности в Северо-Восточной Азии. Эта точка зрения была высказана и южнокорейской стороной в ходе визита В.В.Путина в Сеул в фев­рале 2001 г. Руководители двух стран договорились об углублении диалога и сотрудничества по проблемам экономического развития в интересах дальнейшего расширения двусторонних связей в об­ласти торговли и инвестиций.

Политика Китая. Интере­сы Пекина к Корейскому полуострову заметно возросли после нормализации дипломатических отношений между Китаем и Рес­публикой Корея в августе 1992 года. Китай оказался единственной страной, сохранившей нормальные отношения и военный договор с КНДР. Когда в 1993 г. на полуострове сложилась кризисная си­туация в связи с решением Пхеньяна выйти из Договора о нерас­пространении ядерного оружия, Китай вместе с США, Японией и Южной Кореей участвовал в поисках компромиссных решений. Зарубежные исследователи склонны считать, что сохранение статус-кво на полуострове отвечает стратегическим интересам Китая. Пока Пекин не достигнет поставленных целей в экономи­ческом броске и не завершит модернизацию своих вооруженных сил, серьезные перемены в Корее для него нежелательны.

На протяжении последних 60 лет северокорейско-китайские отношения переживали разные этапы, но КНДР всегда рассматривала Китай в качестве «мощного» тыла на случай осложнения обстановки на Корейском полуострове и угрозы со стороны США и Южной Кореи. Китайские народные доброволь­цы отстояли независимость Северной Кореи в годы Корейской войны 1950-1953 гг. В 1961 г. Пхеньян и Пекин подписали До­говор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, который продолжает действовать и поныне.

Некоторое охлаждение в северокорейско-китайских отношениях наступило в 1991 г., когда Пекин установил дипломатические от­ношения с Сеулом. Однако спус­тя несколько лет обе стороны пошли на улучшение отношений. КНДР в условиях глубокого экономического кризиса была сильно заинтересована в помощи и поддержке Китая. Пхеньян возобно­вил контакты с Пекином на высшем уровне. Ким Чен Ир дважды посетил Китай – в 1999 г. и 2000 г.; в 2001 г. в КНДР с офици­альным визитом побывал председатель КНР Цзян Цзэминь.

Китай остается одним из немногих доноров Северной Кореи. Ежегодно Пекин предоставляет Пхеньяну гуманитарную помощь продовольствием, осуществляет поставки нефтепродуктов. Северокорейская задолженность Китаю составляет 4,5 млрд. долларов, однако Пхеньян пока не способен погасить ее. Китайская сторона на разных уровнях пытается подтолкнуть северных корейцев к проведению экономических реформ, убедить их на собственном примере в целесообразности реформирования существующей в КНДР директивной экономической системы. Со стороны Китая оказывается поддержка КНДР в вопросах межкорейских отношений. Пекин приветствовал мирный диалог между Севером и Югом, выразил солидарность с итогами первой встречи лидеров КНДР и РК в Пхеньяне в июне 2000 г. КНР поддерживает расширение внешнеполитических связей КНДР, нормализацию ее отношений с Европейским союзом. Китай вы­ступает за улучшение связей КНДР с США и Японией.

Политика США. В блоке высшего «социалистического лагеря» произошло свертывание военных союзов в треугольнике Россия-Китай-КНДР.  На «западном» фронте, напротив, система военных альянсов США с Южной Кореей и Япо­нией продолжает совершенствоваться в направлении создания «военного треугольника», где лидирующая роль принадлежит США. Главная задача политики США в Корее – сохранить свое военное присутствие, в том числе и после того, как Корея будет объединена. Американский военный корпус в Корее насчитывает 36,4 тыс. человек и является элементом передового базирования вооруженных сил США на азиатском материке.

Американцы с осторожностью относятся к перспективе сбли­жения между Севером и Югом Кореи, полагая, что на этом пути неизбежно возникнет проблема вывода американского военного контингента из Южной Кореи. В Вашингтоне существуют опасе­ния, что Сеул способен пойти на такие соглашения с Севером, которые могут причинить ущерб интересам США в регионе. Поэ­тому администрация президента Дж.Буша настаивает на том, чтобы крупным подвижкам в межкорейских отношениях предше­ствовали реальные изменения в политике КНДР. Фактически это означает, что США намерены контролировать, а если необходимо, то и сдерживать межкорейский диалог.

Политика США в отношении КНДР последовательностью не отличалась. Северная Корея выполнила свои обязательства по Ра­мочному соглашению, остановив работу реактора, способного производить плутоний. Вашингтон не торопился реализовывать соглашение в той его части, которая предусматривала установле­ние дипломатических отношений с КНДР и сооружение атомной электростанции. Американцы выдвинули новые условия – мора­торий на ракетные программы Северной Кореи. Поездка в США первого заместителя председателя Комитета обороны КНДР вице-маршала КНА Чо Мен Рока, а также визит в Пхеньян государст­венного секретаря США М.Олбрайт в 2000 г. создали условия для продолжения переговоров. США добивались от Пхеньяна отказа от запусков баллистических ракет и экспорта ракетных техноло­гий в страны Ближнего и Среднего Востока. На переговорах была обсуждался вопрос отказа Пхеньяна от испытаний ракет большой дальности в обмен на предоставление возможностей для запуска гражданских спутников.

Однако администрация президента Дж. Буша заподозрила КНДР в нарушении договоренностей по вопросам распростране­ния ядерного оружия и средств его доставки и решила пересмот­реть Рамочное соглашение в 1994 г. В марте 2001 г. Дж. Буш объя­вил, что США рассматривают Северную Корею в качестве угрозы, а в январе 2002 г., выступая перед конгрессом с ежегодным по­сланием, назвал КНДР, Иран и Ирак «осью зла». В итоге на полуострове возникла очередная конфликтная ситуация, наступи­ла пауза и в межкорейском диалоге.

Политика Японии ориентирована на сохранение статус-кво на Корейском полуострове. Радикальные перемены в Корее, чрева­тые обострением напряженности и вооруженными конфликтами, не отвечают ее интересам. Неоднозначная для Японии ситуация может сложиться лишь в том случае, если объединенная Корея превратится в сферу исключительного влияния США, России или Китая. Поэтому Японии сдержанно относится к перспективе объединения Кореи в одно государство.

В отношениях с обоими корейскими государствами у Японии существует ряд сложных проблем, связанных с ее прошлой коло­ниальной политикой. Причем, Север и Юг в данном случае вы­двигают порой идентичные претензии: их беспокоят, в частности, попытки японских политиков оправдать аннексию Кореи, тенден­ции к наращиванию Японией своей военной мощи и расширению сферы деятельности японских сил самообороны за пределами своей территории.

В свою очередь, Япония озабочена исходящими из Кореи уг­розами. Очевидно, например, что наличие крупных вооруженных сил, ракетно-ядерного оружия в расчлененной или в объединен­ной Корее – не лучшая стратегическая перспектива для Токио. Посредством системы военных альянсов между США и Японией, а также между США и Южной Кореей Токио все более втягива­ется в военное сотрудничество с Сеулом, создавая своеобразный стратегический «треугольник» в СВА.

Отношения между КНДР и Японией остаются неурегулиро­ванными. Северная Корея требовала от японского правительства извинений за колониальное прошлое, выплату компенсаций (20 млрд. долл.) и возвращение культурных реликвий, выве­зенных из Кореи в годы японского колониального господства. Со своей стороны японцы выдвигали перед Пхеньяном контрпретен­зии – прекращение ракетно-ядерных программ КНДР, возвраще­ние похищенных северокорейскими спецслужбами японских граждан.

В декабре 1999 г. Пхеньян посетила японская делегация во главе с премьер-министром Т. Муроямой. Была достигну­та договоренность о возобновлении переговоров о нормализации северокорейско-японских отношений. Однако этот визит пока не принес позитивных сдвигов. Японская сторона от­клонила требования компенсировать ущерб, нанесенный Север­ной Корее в колониальный период. КНДР не согласилась при­знать, что ее ракетная программа создает угрозу безопасности Японии, а также отклонила обвинения в похищении японских граждан.

На консультациях между обществами Красного Креста Япо­нии и КНДР, которые проходили в 2001 г. в Пекине, североко­рейская сторона выразила готовность продолжать поиски пропав­ших без вести японцев на своей территории. Япония, в свою очередь, согласи­лась провести расследование судеб корейцев, исчезнувших в пе­риод японского колониального правления в Корее до 1945 года. Япо­ния также объявила о намерении добиваться восстановления воз­душного сообщения с КНДР, отменить санкции в отношении Пхеньяна и возобновить оказание гуманитарной помощи. По состоянию на 2001 г., Япония предоставила КНДР 500 тыс. т. про­довольствия.

Определенную надежду на оздоровление северокорейско-японских отношений вызвал визит в Пхеньян в сентябре 2002 г. пре­мьер-министра Японии Коидзуми. Стороны пришли к договорен­ности приступить к переговорам о нормализации межгосударст­венных связей.

К началу XXI в. корейский вопрос продол­жает оставаться одним из узловых в международных отношениях. От его конструктивного решения  во многом зависят сотрудничество, безопасность и стабильность не только в Северо-Восточной Азии, но и во всем обширном Азиатско-Тихоокеанском регионе.

ГЛАВА 7. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

 

Внешние отношения Республики Корея

Республика Корея поддерживает отношения почти со всеми странами мира и активно действует на международной арене, стремясь наладить еще более тесное сотрудничество с каждой из них. Дипломатические отношения установлены со 186 странами мира, при этом 98 государств имеют свои постоянные дипломатические представительства на территории Южной Кореи. Республика Корея открыла 98 своих посольств, 38 консульств и 4 миссии. Республика Корея является членом 52 международных организаций, из которых 16 входят в состав ООН, а также многих международных неправительственных органов.

В первые годы существования государства  правительство Кореи, в связи с ограниченным участием страны в международной деятельности, вело дипломатическую деятельность в основном в рамках ООН и прилагало все усилия, чтобы стать полноправным и активным членом этой организации.  Однако попытки Кореи войти в состав ООН заходили в тупик, поскольку Советский Союз и Китай пользовались своим правом вето. Настойчивые усилия Сеула принесли плоды и в сентябре 1991 г. Южная и Северная Корея стали членами ООН.

Южная Корея, обретя к началу 1980-х годов значительный экономический потенциал, стремилась к более значительной роли в международном сообществе. Большую роль в расширении международных связей страны сыграли Олимпийские игры 1988 г., которые проводились в Сеуле. Корея удачно справилась с организацией самой представительной из всех проводившихся до того времени Олимпиад и внесла тем самым свой вклад в дело урегулирования отношений между Востоком и Западом и способствовала укреплению идеалов всеобщей гармонии и прогресса.

Дипломатическая деятельность Республики Корея в 1990-е гг. была акцентирована на достижение международной поддержки миру и стабильности в Северо-Восточной Азии, закладывая тем самым основу для объединения Корейского полуострова. В рамках достижения этой цели южнокорейское правительство старалось добиться урегулирования ядерной проблемы Северной Кореи путем тесного альянса  с США и Японией. Более того, Корея расширило сотрудничество и партнерские связи с КНР и Россией.  Республика Корея также стремится к расширению связей со странами-членами АСЕАН, Европейского Союза, с ООН и другими международными организациями.

Сеул активно проводит экономическую дипломатию, что позволит Корее войти в число развитых стран и играть такую роль на мировой арене, которая будет соответствовать ее укрепившемуся международному положению. Правительство Южной Кореи стремилось добиться  увеличения  экспорта товаров и привлечения зарубежных инвестиций. Оно прилагало усилия, чтобы укрепить торговые связи со своими основными торговыми партнерами, включая США, Японию, КНР, ЕС, Россию и государства Центральной Азии.

Другими приоритетными направлениями внешней политики Республики Корея являются развитие демократии, защита прав человека, многостороннее сотрудничество, культурная дипломатия, активизация консульской деятельности и продвижение интересов зарубежных корейцев.

Корея намерена и далее вносить свой вклад в решение важных глобальных вопросов в сотрудничестве с международными организациями. Правительство преисполнено решимости активно содействовать международным усилиям в борьбе против терроризма, нарушения прав человека, деле распространения демократических ценностей, и придает важное значение таким актуальным вопросам, как повышение равенства полов, защита детей, борьба против всех нелегальных видов трафика и др.

Южная Корея будет и в дальнейшем развивать культурные связи со многими зарубежными странами во имя укрепления взаимопонимания и дружбы между народами. Дипломатические и другие зарубежные миссии продолжат достойно представлять корейскую культуру и искусство за рубежом.

Корея также стремится к дальнейшему развитию сети зарубежных корейских бизнесменов, которые содействуют развитию международного экономического сотрудничества. Сила и влияние Южной Кореи на международной арене могут окрепнуть, если будут налажены прочные связи с зарубежной корейской диаспорой. Правительственный «Фонд по поддержке зарубежных корейцев» (OKF) проводит значительную работу по координации, планированию и развитию отношений с 7 миллионами корейцев, проживающих за рубежом.

 

Стратегические партнеры

США. Первоначально, когда Республика Корея сталкивалась с серьезными угрозами своему существованию, ее внешнеполитическая деятельность была сосредоточена на отношениях с государствами, поддержка которых была для нее жизненно важна. В годы становления Республики определяющую роль сыграли Соединенные Штаты, являясь основным источником политической, военной и экономической помощи.

Изначально интерес США в Южной Корее обуславливался рядом факторов. Во-первых, военно-стратегические интересы в Азии предполагали вовлеченность Южной Кореи в планы Вашингтона в азиатском райо­не. Во-вторых, весьма важным элементом корейской политики США являлся японский аспект. Внешнеполитические доктрины Вашингтона предусматривали треугольник отношений «США-Япония- Южная Корея» рамках единого военно-политического альянса. В-третьих, нестабильность южно-корейского режима вынуждала правящие круги США всемерно поддерживать его.

Вся система американо-южнокорейских отношений строилась на основе „Договора о взаимной обороне” (октябрь 1953 г.) и военно-экономического соглашения (но­ябрь 1954 г.). В конце 1960-х годов правительство Р. Никсона пересмотрело свою азиатскую политику, которая должна была соответствовать новому соотношению сил в мире.  Администрации Никсона предпочла отойти от жесткой „биполярной” дипломатии (СССР, КНР, с одной стороны, США – с другой) и приняла на вооружение „многополярную” дипломатию, ко­торая позволяла Вашингтону укреплять собственные позиции в АТР и одновременно избегать прямого вовлечения в региональные конфликты. Главными элементами „доктрины Никсона” были партнер­ство, переговоры, военная помощь, снижение уровня внешнепо­литических обязательств. Она также  предполагала постепенный вывод части американских вооруженных сил с территории азиатских союзников, в том числе и с юга Корейского полуострова. Вме­сте с тем США планировали предоставить крупные кредиты для укрепления военного потенциала своих союзников в Азии.

Соединенные Штаты на протяжении 1970-х годов корректировали свою корейскую политику с учетом изменений, происшедших в Азии в тот период. К концу 1970 года США вывели из Южной Кореи свою дивизию (20 тыс. военнослужащих), расположенную в районе демили­таризованной зоны (ДМЗ).  Соглашение между Вашингтоном и Сеу­лом по этому вопросу было подписано в феврале 1971 года. США предоставили 1,5 млрд. долл. сроком на пять лет на мо­дернизацию южно-корейской армии. Правящая элита Южной Кореи настаи­вала на том, чтобы американские войска продолжали оставаться на Юге. С выводом из Южной Кореи американских военнослужа­щих, заставил южнокорейский режим  приступил к созданию собственной воен­ной промышленности. Уже в начале 1970-х годов половина военного снаряжения производилось на южнокорейских заводах.

Президент Дж. Форд сформулировал но­вую доктрину для стран Азии, которая включало сох­ранение военного присутствия в Южной Корее. Пришедшая на смену администрация Дж. Картера продолжила линию на укрепление военно-политических связей с Японией, дальней­шее сближение с Китаем, всемерную поддержку южно-корей­ского режима.

Три американские администрации, находившиеся у власти в 1970-е годы, пытались выработать долговременную стратегию США в Азии. В корейском вопросе США отказались от первоначальных планов сокращения своего экспедиционного корпуса на юге Корейского полуостро­ва.

Отношения между Вашингтоном и Сеулом в 1980-е годы, строились на концепции „нового партнерства”, которое обеспечивалось путем более ак­тивного участия США в модернизации южнокорейской армии, тесной координации в военной области, всесторонней поддержки Сеула в корейском вопросе и развития  экономических связей. Широкая кампания, направленная на уси­ление американо-южнокорейского „зрелого партнерства”, была развернута в мае 1985 года, когда отмечалось „100-летие установления дипломатических отношений между США и Кореей”.

В контексте „зрелого партнерства” Соединенные Штаты  активно внедрились в экономику Южной Кореи и прямые американские инвестиции на начало 1985 года составили 662,3 млн. долл., или 31,2% всех частных иностранных вложений. Товарооборот между двумя странами увеличивался с каждым годом, причем Южная Корея имела активное сальдо. В 1983 году оно состави­ло 1,8 млрд. долл., а 1987 году – 10 млрд. долл.  Южнокорейская продукция: автомобили, телевизоры, сталь­ной прокат, текстиль и др. продавались на американском рынке по демпинговым ценам. Вашингтон ввиду огромного торгового дефицита потребовал от Сеула пойти на уступки и в июле 1986 года обе стороны достигли компромисса по торговым проблемам.

Между США и Южной Кореей при администрации Р. Рейгана осуществлялись широкие военно-политические связи. Администрация США увеличила к концу 1985 года свои войска на юге Корейского полуострова на 2,5 тыс. человек. Шла форсированная подготовка к развертыванию крылатых ракет и размещению нейтронного оружия. Южная Корея превращалась в важнейший район американского передового ядерного базирования на Дальнем Востоке.

США имели на Юге около 130 военных объектов и более 40 тыс. военнослужащих. В целях совершенствования военной подготовки южно-ко­рейской армии и координации действий вооруженных сил США и Южной Кореи ежегодно на Юге проводились совместные учения, среди которых особой масштабностью отличались военные маневры – „Тим спирит.”(“Team spirit»). Вопросы военно-политического сотрудничества между США и Южной Кореей ежегодно обсуждались на „консультативных совещаниях по безопасности”, проводившихся попеременно в Вашингтоне и Сеуле на уровне министров обороны.

Развитие американо-южно-корейских отношений в 1980-90-е годы показывает, что Вашингтону удалось добиться зрелого партнерства” с Сеулом. США по-прежнему оставались главным союзником и самым крупным торговым партнером Кореи. Республика Корея заключила с США договор о взаимной обороне, согласно которому на корейской территории размещены американские войска, численность которых в 1992 г. их численность составила 36.400 человек.

На южнокорейско-американском саммите, состоявшемся 14 мая 2003 г. в Вашингтоне, главы обоих государств подтвердили намерения сохранять прочный альянс Южной Кореи и США, а также согласились в том, что все вопросы, связанные с Корейским полуостровом, должны решаться путем диалога. Сеул проводит консультации с американской администрацией, предпринимает конкретные шаги и дипломатические усилия с целью заручиться международной поддержкой базовых принципов, выработанных на саммите. Однако не все так гладко в отношениях между партнерами и наиболее проблемными оказались торгово-экономические отношения.

Весной 2006 года  начались переговоры о заключении соглашения о свободной торговле  между Южной Кореей и США. Обе стороны должны были достичь согласия по 19 сегментам рынка и урегулировать более 160 вопросов – в том числе в таких областях как автомобилестроение, текстильная промышленность, сельское хозяйство, торговые субсидии, финансовая сфера и фармацевтическая промышленность. С тем чтобы решить все эти спорные вопросы, представителям Республики Корея и США потребовалось восемь раундов напряженных переговоров, а также целый ряд официальных и неофициальных встреч и консультаций.

Соглашение о свободной торговле подразумевает ликвидацию всех таможенных тарифов на товарную продукцию и дерегулирование инвестиционной деятельности в сфере услуг. Главный эффект от соглашения о свободной торговле будет наблюдаться в сфере экономики. Благодаря этому соглашению южнокорейский экспорт в США вырастет на 15%. Будут задействованы новые механизмы роста, что приведет к увеличению южнокорейского валового национального продукта, повышению уровня благосостояния и занятости. Смягчение многих институциональных ограничений в сфере торговли сделает Корею более привлекательной на мировом рынке. Соглашение о свободной торговле также еще больше укрепит дружественные отношения между РК и США.

Не все в Южной Корее приветствуют заключение соглашения о свободной торговле с США. Но с точки зрения общенациональных интересов либерализация южнокорейского рынка приведет к укреплению конкурентоспособности страны. Кроме того, опыт решения сложных проблем в разных областях, накопленный в ходе переговоров с США, поможет Корее ускорить процесс подписания подобных соглашений с Евросоюзом, Канадой, Китаем, Индией, странами ЮВА и Ближнего Востока, что опять-таки приведет к повышению статуса Южной Кореи в мировой торговле.

Япония. Отношения между Корей и Японией полностью разорванные в конце Второй мировой войны, были нормализованы в 1965 г. подписанием «Догово­ра об основах взаимоотношений». Корейский полуостров является одним из ключевых регионов  японской внешней политики, при этом Токио строил свою корейскую политику с учетом американского военного присутствия на Юге. После американского поражения во Вьетнаме Токио акти­визировал связи с южнокорейским режи­мом. Прямые японские инвестиции в Южной Корее в течение 1970-х годов постоянно увеличивались, что объяснялось следую­щими причинами. Во-первых, японские монополии планировали получать в Корее сверхприбыли, исходя из 4-х кратной разницы в заработной плате. Стоимость земельных участков для строительства японских предприятий была низкой. В-третьих, пробелы в законо­дательстве Южной Кореи позволяли японским компаниям размещать „грязное” производство, причиняющее ущерб экологии и здоровью людей. К кон­цу 1970-х годов японские ТНК занимали ключевые позиции во многих отраслях южно-корейской промышленности. Японский капитал почти полностью контролировал хими­ческую, алюминиевую, стекольную промышленность, производства стального проката и половину цементной промышлен­ности,  машиностроения, строительстве.

Отношения между Сеулом и Токио в 1970-е годы носили противоречивый ха­рактер. Выявились серьезные разногласия по  ряду экономических и территориальных вопросов, в том числе по правовому регулированию морских пространств, освоению континен­тального шельфа и т.д.  Намерение правительства Японии в 1977 году ввести 12-мильные территориальные воды и 200-мильную рыболовную зону привело к возобновлению многолетнего спора с Южной Ко­реей о принадлежности острова Токто (по-японски Такесима). До начала 1970-х годов скалистый и необитаемый островок не имел какого-либо экономического или стратегического значения, но в связи с обнаружением месторождений нефти на континентальном шельфе он вновь стал объектом спора.

Острые противоречия по ряду вопросов политического и экономического характера, однако, не оказали существенного влияния на политику сеульского режима в отношении Японии. Однако южнокорейские правящие круги выражали недовольство японской дипломатии „равной удаленности” в отношении Пхеньяна и Сеула. Правительство Японии, поддерживало связи с КНДР в области эко­номики и культуры, оно выступало также за продолжение и расширение диалога между Северной и Южной Кореей.

Ориентация южнокорейских правящих кругов на Японию в экономике и внешней политике, а также начало активного двухстороннего  военного сотрудничества отвечали замыслам Соеди­ненных Штатов о подключении Южной Кореи к оси „Вашин­гтон-Токио”. Японская позиция включала в себя попытки сыграть собственную роль в корейском вопросе, создать дополнительные возможности для политического маневрирования. Тем не менее, в главном – сохранении статус-кво на Корей­ском полуострове – Япония была едина с Соединенными Шта­тами и с южнокорейским режимом.

В 1980-е годы Япония и Южная Корея вступили в полосу охлаждения двусторонних отношений. Поводом послужили вынесение сеульским режимом смертного приговора Ким Дэ Чжуну,  выпуск новых японских  учеб­ников, в которых искажалась картина колониального правления Японии в Корее. Проблемой двусторонних отношений в этот период оберну­лось требование Сеула предоставить миллиардные займы для финансирования пятилетнего плана (1982-1986 ).

Приход к руководству страной в ноябре 1982 года правительства Я. Накасонэ означал наступление „новой эры” в двусторонних отношениях. Япония продолжала активно внед­ряться в экономику Южной Кореи, и к середине 1980-х годов в ней действовало более тысячи японских предприятий, охвативших все значимые секторы промышленности. В январе 1983 года под давлением США Япония предоставила Южной  Корее льготные займы  общую сумму 4 млрд. долл. сроком на семь лет.  Всего же с момента нормализации отношений в 1965 г. до 1985 года Токио предоставил Сеулу на правительственной и частной основе, включая прямые инвестиции, более 12 млрд. долл.

В свою очередь, сеульский режим настойчиво добивался допуска к передовой японской технологии и требовал расшире­ния сотрудничества в этой области. Испытывая на себе конкуренцию южнокорейских товаров на мировых рынках, японские правящие круги не желали делиться ею, однако в результате давления Южная Корея сумела добиться получения ряда современных разработок.

В последнее десятилетие акцент в южнокорейско-японских отношениях сместился в торгово-экономическую сферу. Все остальные вопросы, в том числе и нерешенный спор об острове  Токто  или новых учебниках носят спорадический и эмоциональный характер. Первый раунд переговоров о режиме свободной торговли между двумя странами состоялся в декабре 2003-го года в Сеуле, а шестой и последний прошел в Токио в ноябре 2006-го года. Нежелание японской стороны полностью открыть собственный рынок и стало причиной того, что переговоры зашли в тупик.

Сеул и Токио понимают, что заключение двустороннего соглашения о свободной торговле повлечет далеко идущие полследствия. Слияние рынков двух стран со сходной структурой промышленности и расположенных в географической близости друг от друга приведёт к тому, что появится ещё один объёмный рынок, который объединит 170 млн. чел. и составит почти 17 процентов мирового валового национального продукта. Этот новый торговый блок также сможет сдерживать экономический рост Китая, который постепенно превращается в экономическую супердержаву СВА. Кроме того, объединение потенциалов и тесное взаимное сотрудничество будут способствовать тому, что две страны станут мировыми лидерами в области технологий.

Сейчас в двухсторонней торговле у Южной Кореи дефицит,  составляющий примерно 20-30 млрд. долларов в год. Японская промышленность является более конкурентоспособной. Если соглашение о свободной торговле вступит в силу, японским компаниям будет легче проникнуть на южнокорейский внутренний рынок. С другой стороны, южнокорейская текстильная промышленность и сельское хозяйство находятся в лучшей форме, и это преимущество будет только увеличиваться после отмены импортных тарифов. Вот почему новый  южнокорейский президент отправился в Токио, чтобы сдвинуть с мертвой точки этот вопрос. 21 апреля 2008 г. президент Южной Кореи Ли Мён Бак провел переговоры с премьер-министром Японии Ясуо Фукудой, в ходе которых была достигнута договоренность о развитии южнокорейско-японских отношений, ориентированных на будущее, а также тесное сотрудничество, основанное на прагматической дипломатии. Стороны также договорились возобновить двустороннюю челночную дипломатию, восстановить регулярный диалог между соответствующими политиками, отвечающими за экономику, возобновить переговоры по двустороннему соглашению о свободной торговле и установить частные консультативные органы по инвестиционному и экономическому сотрудничеству.

Европейский Союз и Западная Европа. Республика Корея поддерживает дружеские отношения со странами Западной Европы и Европейским союзом (ЕС). По-прежнему большое значение имеют двусторонние отношения с западноевропейскими странами в области политики, экономики и культуры.

С тех пор как Южная Корея официально установила отношения с Европейским Экономическим Сообществом в 1963 году, товарооборот и инвестиции между ними постоянно росли. Особо активизировались европейские компании в южнокорейской экономике после азиатского финансового кризиса 1997 года.  Европейский Союз на данный момент является крупнейшим в мире торгово-экономическим объединением, объем рынка, которого составляет около 15 трлн. долларов. В 2007 году ЕС стал вторым по величине торговым партнером Республики Корея после КНР и объем торговли составил 79 млрд. 400 млн. долларов. Для европейских компаний южнокорейский рынок является чрезвычайно привлекательным. Южная Корея – это четвертый по объему торговли партнер ЕС, уступающий только США, Японии и Китаю.

Отраслевые структуры экономик Республики Корея и ЕС носят взаимодополняющий характер, тогда как экономика США чаще выступает как конкурент. Именно поэтому заключение Соглашения о свободной торговле будет выгодно многим предприятиям и в Европе, и в Южной Корее. Европейские компании стремятся получить доступ на южнокорейский рынок услуг, в особенности, они заинтересованы в либерализации финансовой сферы, юридического обслуживания и образования. ЕС не требует значительной либерализации сельского хозяйства, и проблема получения доступа на южнокорейский рынок риса не стоит на повестке дня. Возможно, однако, возникновение противоречий по поводу ввоза в Республику Корея свежемороженой свинины.

В переговорах по Соглашению о свободной торговле между Республикой Корея и ЕС, вероятнее всего, будут активно участвовать несколько европейских стран. Великобритания заинтересована в доступе на южнокорейский финансовый рынок, для Франции приоритетом является защита интеллектуальной собственности, а для Дании важна либерализация рынка молочных продуктов. В отличие от США, ЕС также настаивает на либерализации южнокорейского рынка образовательных услуг. Противоречия могут возникнуть при обсуждении снижения тарифов на косметику и парфюмерию.

Ожидается, что заключение Соглашения о свободной торговле принесет южнокорейской экономике много пользы: ВВП увеличится на 24 млрд. долларов, будет создано около 600 тыс. новых рабочих мест, а экспорт возрастет на 11 млрд. долларов. Корейское инвестиционное агентство недавно провело опрос европейских компаний и обнаружило, что около 64% его участников хотели бы импортировать южнокорейские товары в том случае, если Соглашение о свободной торговле вступит в силу. Итак, у Республики Корея и ЕС появился новый шанс вывести двустороннее торгово-инвестиционное сотрудничество на качественно более высокий уровень.

 

Региональные партнеры

 Отношения Южной Кореи с АСЕАН. Юго-Восточная Азия занимает стратегическое положение не только в Азии, но и в мире. Одной из самых прогрессирующих региональных международных организаций в развивающемся мире является Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), которая сейчас объединяет все 10 стран Юго-Восточной Азии (ЮВА). Суммарная численность населения АСЕАН  составляет более 522 млн. человек, совокупный ВВП  – 585 млрд. долл. и оборот внешней торговли 720 млрд. долл. По последним двум показателям АСЕАН занимает третье место среди экономических группировок в мире после Европейского Союза и НАФТА.*

Важнейшей тенденцией развития экономической интеграции в ЮВА является интенсификация экономического сотрудничества в четырехугольнике АСЕАН-Китай-Япония-Южная Корея. Сотрудничество по формуле АСЕАН+3 началось после кризиса 1997 г., когда страны пришли к выводу о необходимости усиления экономической устойчивости региона и его независимости от МВФ и США. В 2000 г. на втором саммите АСЕАН+3 прозвучало предложение о создании Восточноазиатской зоны свободной торговли (ВАЗСТ). Создание такой группировки будет означать формирование крупнейшего интеграционного блока с населением около 2 млрд. человек и суммарным ВВП, составляющим 18% от мирового ВВП.

Республика Корея установила первые официальные контакты   АСЕАН в ноябре 1989 г. , когда был создан «АСЕАН-Корея» совместный комитет по сотрудничеству. Корея получила статус полноправного регионального партнера на 24-ой встрече министров иностранных дел АСЕАН, состоявшейся в июле 1991 г. в Куала-Лумпуре.  Переговоры на уровне Генерального секретаря АСЕАН и вице-министра иностранных дел Республики Корея стали происходить на регулярной основе. Во время первых четырех встреч обсуждались пути совершенствования экономических и торговых отношений, а на 5-ой встрече, прошедшей в мае 2001 г. впервые были затронуты вопросы политического характера, касающиеся проблем безопасности в Юго-Восточной Азии.

Республика Корея поддерживает стремление АСЕАН создать в регионе зону мира, свободы и нейтралитета и без ядерного оружия. Сеул продемонстрировал также заинтересованность в сотрудничестве с АСЕАН в вопросах глобального разоружения и развития взаимного доверия путем постоянных консультаций. АСЕАН в свою очередь поддержала политику «солнечного тепла», проводимую президентом Ким Дэ Джуном, направленную на нормализацию отношений с Северной Кореей. АСЕАН  и Корея выступили за участие КНДР в 7-ом Асеановском региональном форуме, состоявшемся 27 июля 2000 г. в Бангкоке.  В настоящий момент девять из 10 стран-членов АСЕАН имеют дипломатические отношения с Северной Кореей, за исключением Мьянмы.

Экономические и торговые отношение между Кореей и АСEАН характеризовались постоянным  ростом. С 1988 по 1998 гг., то есть до наступления валютно-финансового кризиса, ежегодный прирост товарообмена составлял 22 процента. Объем экспорта из АСЕАН в Корею с 1993 по 2002 гг. вырос более чем в два раза: с 6, 125 млрд. долл. до 15,702 млрд. долларов. Импорт из Кореи в АСЕАН за этот период также увеличился более чем в два раза. Рост корейского экспорта в страны АСЕАН 1996 г. по сравнению с предыдущим годом – 21,7 процентов превзошел все остальные регионы.

Структура инвестиций в экономику АСЕАН претерпела некоторые изменения после валютно-финансового кризиса. В 1995-1997 гг. пять основных стран-доноров дали 86 процентов всех финансовых вливаний в АСЕАН общим объемом 112 млрд. долларов. В период 1995-1999 гг. 71 процент всех нетто инвестиций в АСЕАН происходили из 10 стран-доноров, включая Южную Корею, а доля 5 основных региональных стран-инвесторов ставила 76 процентов от всего иностранного капитала, привлеченного в экономику АСЕАН.

К середине 1990-х годов ЮВА стала главным регионом корейских инвестиционных проектов, число которых в 1995 г. достигло 5, 050 с общим объемом капитала 6,787 млрд. долларов, в 3 раза большего, чем в Европу, 8 с лишним раз, чем в Ближний и Средний Восток и 11 раз, чем в Латинскую Америку.  После валютно-финансового кризиса корейские инвестиции, согласованные по производственным проектам в АСЕАН, резко упали с 2,3 млрд. долл. в 1997 г. до 248 млн. долл. в 1998 году. Однако Корея сумела в относительно короткий срок преодолеть основные последствия кризиса и  в течение всего периода с 1995 по 1999 г. продолжала занимать 10 строчку наиболее важных стран-инвесторов в ЮВА, с общим объемом инвестиций в 3,3 млрд. долларов, что составило 3 процента от всего иностранного валютного притока в экономику региона.

Таким образом, отношения между Республикой Кореей и странами АСЕАН имеют сравнительно короткую, но насыщенную историю. Сотрудничество в экономической сфере, в особенности в торговле и инвестиционных программах развивалось по восходящей линии, за исключением спада в 1998-1999 гг. вследствие валютно-финансового кризиса, поразвившего многие страны региона.

Южная Корея и КНР. До августа 1992 г. Республика Корея не имела дипломатических отношений с КНР.  Установление официальных связей  привело в Южной Корее к настоящему «китайскому буму», к внезапному приступу интереса ко всему китайскому. В первую очередь Китай представлялся колоссальным неосвоенным рынком. К началу 1990-х годов южнокорейский бизнес столкнулся с серьезной проблемой внутри страны,  ибо заработная плата выросла во много раз, корейским фирмам стало гораздо труднее соперничать с конкурентами из других азиатских стран. Корейские компании стали активно выносить свое производство в Китай, где можно было существенным образом снизить себестоимость продукции. Большинство корейских проектов осуществлялось в трех провинциях Северо-Восточного Китая. Именно в этом регионе проживает основная масса китайских корейцев, которые стали работать на местных филиалах южнокорейских фирм. Сказалась и географическая близость к Корее, возможность быстрой и недорогой доставки оборудования и  необходимых материалов. В одном только 2000 г. корейские инвестиции в Китай составили 659 млн. дол. В последние годы Китай является вторым, после США, объектом корейских инвестиций, а по итогам первого полугодия 2001 года он оказался на первом месте. Примерно две трети капитала в Китай инвестировали малые и средние фирмы Южной Кореи, занятые в легкой промышленности. В 2000 г. продукция южнокорейских фирм составила 13,54% всего китайского  импорта.

В первый год после установления дипломатических связей между Сеулом и Пекином сальдо торгового баланса было не в пользу Южной Кореи, причем дефицит составлял не менее одного миллиарда долларов. Однако с тех пор южнокорейские компании заработали на торговле с Китаем почти 35 миллиардов долларов. В 1992-ом году Китай был шестым по значимости торговым партнёром Республики Корея. В 2003-ем году он занял первое место среди основных направлений южнокорейского экспорта, отодвинув США на второе место. Ежегодный объём экспорта из Южной Кореи в Китай увеличился в 26 раз и составил 70 миллиардов долларов. Конечно, быстрый рост товарооборота не может не вызывать определённых опасений. Растущий импорт дешёвых китайских товаров подрывает конкурентоспособность южнокорейских производителей, и многие предприниматели стали постепенно выводить производственные мощности из страны.

Корея смогла успешно воспользоваться экономическим бумом в Китае. Она экспортировала в Китай полуфабрикаты и комплектующие для последующей сборки и продажи готовой продукции. Именно поэтому, увеличение экспорта в Китай всегда способствовало столь же бурному росту импорта из Южной Кореи, который и приводил к образованию устойчивого профицита торгового баланса. Сейчас происходит постепенная трансформация установившейся структуры двусторонней торговли. Изменение структуры экспорта уже началось. Ежегодный прирост объёма ввозимого из Южной Кореи в Китай в 2003-ем и 2004-ом годах составлял до 40 процентов, однако в 2005-ом году этот показатель снизился, составив 24 процента, а в 2006 году – всего лишь 12 процентов. В прошлом году профицит южнокорейской торговли с Китаем составил почти 21 млрд. долларов, что является абсолютным снижением впервые с 2001-го года. От того, как Корея отреагирует на изменения в структуре торговли с Китаем, будут зависеть скорость и качество дальнейшего роста экономики страны.

Соглашение о свободной торговле с Китаем может привести к росту южнокорейского ВВП в диапазоне от двух с половиной до трех процентов. Объем южнокорейского экспорта в Китай вырастет на 14 млрд. долларов. Это положительно скажется на общем состоянии внешней торговли Южной Кореи. Кроме того, корейские предприниматели получат практически неограниченный доступ на китайский рынок, где уже работают почти 30 тысяч корейских компаний. Либерализация торговли между Сеулом и Пекином является необходимым условием для развития южнокорейской экономики в ближайшем будущем.

Самой большой проблемой на пути либерализации торговли между Республикой Корея и Китаем являются опасения по поводу состояния южнокорейского сельского хозяйства и рыболовства. Обе страны производят сходную продукцию, но в Китае ее стоимость составляет не более 20-ти процентов их цены в Республике Корея. Таким образом, южнокорейские фермерские хозяйства и рыболовецкие предприятия в первую очередь пострадают в результате либерализации торговли с Китаем. 70 процентов южнокорейского экспорта в Китай – это полуфабрикаты, которые проходят в Китае дальнейшую переработку, а затем экспортируются в другие страны. Хотя торговые пошлины в Китае выше, чем в Корее, эти полуфабрикаты освобождены от налогообложения, так что можно сказать, что южнокорейский экспорт в Китай уже получает все преимущества беспошлинной торговли. Вполне возможно, что Соглашение о свободной торговле с Китаем не будет для Республики Корея очень выгодным.

Эти полтора десятилетия с момента установления южнокорейско-китайских дипломатических отношений были периодом бурного развития двусторонних отношений, особенно на экономическом фронте. Приметой последних лет стало и культурное влияние Южной Кореи на Китай. Корейская поп-музыка, телевизионные драмы, кинофильмы, переводные корейские книги, корейский дизайн и модная одежда становятся все более популярными в Китае.

Отношения Южной Кореи с Австралией и Новой Зеландией. Торгово-экономические отношения между Южной Кореей и Австралией завязались в 1960-х годах, и объем товарообмена постоянно увеличивался. В 1994  Южная Корея вслед за США стала  второй по величине экспортным рынком Австралии. Двусторонняя торговля выросла с 6, 6 миллиона млн. австралийских долларов в 1965-66 до 10, 3 млрд. в пиковом 1998 и 6, 6 млрд. а. долларов в первой половине 2000-х годов. В течение почти 30 летнего периода,  экспорт Австралии в Корею увеличивался ежегодно на 25 процентов, что превышало национальный экспортный рост в целом. Импорт из Кореи также постоянно  увеличивался, хотя торговый баланс был в пользу Австралии.

В Южную Корею из Австралии ввозятся в основном уголь, сырая нефть, золото, железная руда и алюминий, а также шерсть, древесина, цинковая руда, сталь, пшеница, сахар и говядины, составляющие до 75 процентов всего  объема австралийского экспорта.

В 1997, Австралия стала третьей по рейтингу страной  после США и Японии, для зарубежных корейских студентов. Почти 20 тыс. студентов из Южной Кореи обучаются в учебных заведениях Австралии, в том числе около 12 тыс. на языковых курсах. В 1997, южнокорейские студенты оплатили свыше 350 миллионов австралийских долларов поставщиками  образования и примерно столько же они потратили на проживание в стране. До 1998, Южная Корея была шестым самым большим источником прибывающих в Австралию туристов. В 1997 году 233 тыс. южных корейцев посетили Австралию, в то время как в 1990 году таковых было всего 9 тысяч.

Южная Корея, в настоящее время, седьмой самый большой источник импорта в Австралию.  До 1998 произведенные товары  включали от 80 до 90 процентов корейского импорта Австралии, доля которых стала постепенно снижаться. В 2003 г. 74 процента импортных  товаров из Кореи относились к готовой продукции: автомобили, компьютеры, оборудование телесвязи, домашние электрические и электронные приборы. Для Австралии Южная Корея стала второй после Японии страной-экспортером легковых автомобилей. Импорт текстиля, одежды, обуви из Кореи упал, так как китайские товары выдавили эти товары из австралийского рынка.

К концу 1990-ых годов Южная Корея занимала всего лишь 18-ое место  среди списков стран, получающих австралийские инвестиции. Для корейских компаний Австралия была на 16 месте по зарубежным инвестиционным проектам. Корейский капитал предназначался в основном для развития туризма и добывающей промышленности.

Дипломатические связи между Южной Кореей и Новой Зеландией  на уровне посольств были установлены в конце 1960-х годов. В 1960-70-х годах внешнеэкономические отношения между Новой Зеландией и Кореей находились в стадии становления. В 1970 г. объем  новозеландского экспорта в Корею составил 1,6 млн. NZD,[1]  а импорта из Кореи – 0,5 млн. NZD.  Экономические успехи Южно