Ким Пен Хак в Музее истории эмиграции

Историк Ким Пен Хак. Дружеский шарж кукольника Сергея Сона в экспозиции Музея эмиграции г. Инчхона. Фото Виктора Ана

Из недавней истории (апрель 2013 г.):

“В Ташкенте в деловой поездке находится директор филиала “Эмиграция корейцев” Инчхонского краевого музея г-н Ким Санг-ёль и сопровождающие его лица – дизайнер Ким Джин Кук и поэт, писатель, переводчик Ким Пен Хак. Филиал музея располагает экспозицией об эмиграции корейцев на Гавайские острова и в Мексику, оставив пока без внимания такое направление корейской эмиграции, как Россия. И с целью расширения своей экспозиции, директор приехал в Ташкент, чтобы изучить обстановку, познакомиться с людьми”, – об этом я сообщал в прошлом году. В нынешнем, совсем недавно, Инчхонский Музей истории корейской эмиграции открыл экспозицию «Корё сарам»на открытии которого был и наш старый друг Ким Пен Хак

Заметку, написанную Владимиром Соном из “Корё ильбо”, о нашем герое предлагаю вашему вниманию:

Неутомимый труженик

В Корее два года назад широкий читательский мир впервые открыл для себя страну Абая сквозь поэтическую призму. А авторы нынешнего сборника ему уже знакомы – в след О.Сулейменову идут Евгений Курдаков, Бахыт Каирбеков, Валерий Михайлов, Бахытжан Канапьянов, Надежда Чернова, Кайрат Бакбергенов, Александр Шмидт. Оценку каждому, несомненно, высокую, вынесет далекий южнокорейский соотечественник. Ибо отбор произведений в казахстанский альманах, судя по всему, велся с особым пристрастием и вдохновением, и за это трудоемкое занятие мог взяться только человек с поэтическими дарованиями. Ведь еще древнеримским поэтом Овидием было сказано: «Стихи удаются, если созданы при душевной ясности».

Имя автора изумительно точных и утонченно изысканных переводов, человека удивительной душевной ясности – Ким Бен Хак. Он известен в литературной среде, его знают читатели «Корё ильбо». Вот уже почти два десятилетия он живет и творит в Алматы, прекрасно владеет русским языком. Чем и как оценить его писательскую деятельность? В двух словах – неутомимый труженик. Самым неоспоримым подтверждением тому является его многотрудная работа над выпуском (тоже в Сеуле) музыкального шедевра «Забытые песни о главном». Его создали три автора – Ким Бен Хак, Яков Хан и Татьяна Цой. Двухтомник в тысячу страниц, со стихами и нотами, в нем песни, которые пели советские корейцы после депортации 1937 года. Данный труд получил высокую оценку в Южной Корее.

И вот очередной вклад в культурное сотрудничество между Казахстаном и Республикой Корея – выпуск сборника «Перелистывая степные страницы». Вклад вдвойне достойный, потому что он получил второе рождение. Для поэта Кима стало приятной неожиданностью, когда узнал, что этот сборник был включен в число лучших переводов. В таких случаях решение о переиздании принимает Министерство культуры.

– Вот почему я с особой тщательностью готовил второй выпуск. Работа была очень нелегкой, потому что она очень ответственна, – признается Ким Бен Хак. – Мне с первых шагов освоения русского языка, её поэтов запомнились мучения пролетарского поэта Владимира Маяковского: «Изводишь единого слова ради тысячи тонн словесной руды». Ну, а что получилось, пусть рассудит читатель. Стихи опубликованы на корейском и русском языках. Скажу еще вот что: корейский язык тоже очень богат своей философской насыщенностью, житейскими сентенциями, потрясающей мудростью древних предков. И еще мой родной язык мелодичен, напевен. В этом он близок тюркскому, в частности казахскому языку.
Надо только полагать, как нелегко давались переводы Ким Бен Хаку. Причина одна: представленные в них поэты, их стихотворное творчество богаты многими гранями яркого таланта, блистающими узорами словесной вязи, глубокими философскими погружениями в душевный, духовный мир человека, полный сомнениями, протестов, исповедями, мольбами, – всем, что присуще настоящему таланту. Пример – восточно-казахстанский поэт Евгений Курдаков (1940-2002 г.г.) Одно лишь то, что он – лауреат Пушкинской премии, говорит о многом. Всего четыре строки из стиха «Поиск формы»: «О, тяжкий кап, клубок корней, тоска и взрыв, Омозговелый бред, надрыв, литой наплыв, – Исчадье тьмы, причуда мрака, блажь земли, Какие силы так скрутить тебя могли?». Сколько времени, раздумий, поисков самого верного, точного корейского слова для перевода потребовалось Ким Бен Хаку? Он вспоминает: Курдаков очень сложный, и, по моим ощущениям, самый сильный после Сулейменова поэт. Но я с благодарностью скажу и о другом: мне очень помогал мой большой друг, поэт Станислав Ли. Он внушал, что в переводе главное – не передача слова в слово, а мысли в мысль. Позже я встретил выражение одного писателя, что «переводчик должен быть аккомпаниатором, а не тапером». Кстати, в этом случае я обогатился новым словом «тапер», т.е. он исполнитель на каком-то инструменте, аккомпаниатор же главнее в этой связке.

В стихах поэтов этого сборника Степь является не однажды. Бахытжан Канапьянов: «Торим путь евразийского мира, Свод небес над ладонью Степи. От Хан-Тенгри до крыши Памира, До Стамбула, Дамаска, Каира». Видение Надежды Черновой: среди этих юрт в кизячном дыме, где рокочут домбры как ручьи – то же небо, что над южной Русью, та же степь с курганами вдали… В «Колыбельной» Кайрат Бакбергенов просит: «Укачай меня, степь, на качелях забытых кочевий». Степные мотивы ярким колоритом выписаны талантливым стихотворцем Станиславом Ли. «За тенью огромной тучки» его будоражит память – костер негасимый, над ним среди высоких трав степных орел тысячелетний кружит. Степь умиротворена в редкие часы, когда сама уснула, и свет разлит над рекой под названием – Жизнь, – провозглашает наш соотечественник.

Воздадим похвальное слово Ким Бен Хаку, Борису Николаевичу, как уважительно кличут его казахстанские поэты, удостоенные быть известными в Стране утренней свежести. Ему выразил сердечную благодарность Олжас Сулейменов. Поэтический альманах «Перелистывая степные страницы» распространен во многих библиотеках и университетах Кореи. Казахстан раскрывается для далекого читателя многими гранями своей жизни, ведь кроме лирической поэзии в сборнике звучит содрогающая правда о КАРЛАГе, АЛЖИРе, бывшем Семипалатинском ядерном полигоне, Голодоморе и т.д., – всем, что было в истории Великой Степи.

Владимир СОН,
Астана

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »