Ким Ёнгап: «помешанный на «Ариран»

Автор Им Чжоноп, штатный корреспондент газеты «Хангёрйе»
Фотографии: Ан Хонбом
 Arirang
Ким Ёнгап, движимый страстью к «Ариран»
«Ариран» — это главная народная песня корейской нации. Не только на Корейском полуострове, но в любой точке мира, где живут корейцы, вы можете услышать эту песню. Жизнь г-на Ким Ёнгапа, который, движимый своей страстью к «Ариран», посвятил многие годы поиску забытых версий этой песни, может служить не только пособием по современной истории «Ариран», но и, в некотором смысле, хрестоматией по новейшей истории Кореи.
На выставке «“Ариран”: песня дороги, песня перевала», которая прошла этой весной в Музее старых дорог в Мунгёне (провинция Кёнсан-пукто, т.е. Северная Кёнсан), публике были представлены две старые грампластинки на 78 об/мин. На них была записана песня «Ариран» в исполнении двух российских солдат, этнических корейцев во втором поколении, которые попали в плен к немцам во время Первой мировой войны. В том, что эти редкие записи в конечном итоге оказались на выставке в Корее, большую роль сыграл один человек, «помешанный на “Ариран”».
 Собирая всё об «Ариран»
Г-н Ким Ёнгап (59 лет) приступил к поиску этих грампластинок ещё в 1980-х годах. Началось всё с того, что однажды в ходе своих исследований «Ариран» корейский энтузиаст узнал, что во время Первой мировой войны немецкое правительство привлекло несколько лингвистов для проведения исследований в немецких лагерях для военнопленных, в результате чего на восковых валиках, которые использовались тогда для звукозаписи, были записаны песни или устные сообщения на 230 языках, в том числе вышеупомянутая версия «Ариран» в исполнении двух солдат. Ему также удалось выяснить, что в 1933 году записи с восковых носителей были перенесены на виниловые пластинки, которые хранятся где-то в Восточной Германии, после чего корейскому исследователю не оставалось ничего другого, кроме как ждать объединения двух Германий. Однако и после того, как состоялось это историческое событие, потребовалось ещё долгих 15 лет для того, чтобы выяснить точное местонахождение этих пластинок. И даже после этого, лишь спустя ещё несколько лет, в феврале этого года г-н Ким получил наконец возможность прикоснуться своими руками к артефактам, которые всё это время хранились в архиве звуковых записей (Laut Archive) Берлинского университета имени Гумбольдта, а также получить эти записи в цифровом виде для последующих исследований.
Г-н Ким Ёнгап вот уже 30 лет живёт в Сеуле, в районе Кйе-дон, расположенном к западу от дворца Чхандок-кун. И поселился он там не просто так, а с определённой целью. Дело в том, что прямо через дорогу от его дома находится Инса-дон — квартал, знаменитый своими арт-галереями, магазинами, торгующими предметами традиционных ремёсел, и антикварными лавками. Поэтому стоило нашему герою услышать о том, что на прилавках Инса-дона появилось что-нибудь, связанное с «Ариран», как он неизменно оказывался первым покупателем. Вещи, приобретённые учёным за все эти годы, заполняют доверху три склада, один из которых находится здесь же, в Сеуле, а два других — в Чонсоне и на острове Чин-до. Помимо предметов, имеющих непосредственное отношение к песне, например нот или пластинок с записями «Ариран», там собрана всякая всячина, несущая на себе слово «Ариран» в качестве торговой марки: сигареты, спички, журналы и т.д. А память исследователя хранит немало занимательных историй о том, как к нему в руки попал тот или иной объект из его коллекции. Вообще, если говорить о том, что так или иначе связано с «Ариран», то г-н Ким, безусловно, является богатейшим человеком в стране, поэтому любая выставка на тему этой песни, в том числе и те выставки, которые организует Национальный этнографический (фольклорный) музей Кореи, не обходится без предметов из его собрания.
Что же это за песня такая — «Ариран», которая свела с ума нашего героя? В Корее эту песню везде поют по-своему, поэтому существует бесчисленное количество версий «Ариран». Свои варианты этой песни есть в таких местах, как Чонсон, Чиндо, Мирян, Кёнчжу, Хэчжу, Танчхон, Мусан, Онсон… «Ариран» можно услышать везде, где живут корейцы. Только на Корейском полуострове насчитывается более 140 вариантов этой песни. И это число заметно увеличится, если к нему добавить те версии «Ариран», которые поют в корейских диаспорах за рубежом — в Японии, Китае, России и других уголках мира, где проживают представители корейской нации. Классической версией «Ариран» считается та, в названии которой нет упоминания конкретного региона, т.е. просто «Ариран». За припевом, в котором поётся «Ариран, ариран, арарио, / Переходит через перевал Ариран», следует ряд куплетов, построенных по единому принципу. Поэтому во время исполнения любой человек может, импровизируя, «досочинить» песню, добавив новые куплеты. Если посчитать все подобные индивидуальные версии «Ариран», то, наверное, количество вариантов этой песни будет сравнимо с численностью населения двух Корей.
Песня «Ариран» исполнялась на каждом переломе истории. Она звучала, когда восстанавливали дворец Кёнбок-кун в конце эпохи Чосон. Её пели, когда строили железную дорогу в период японской аннексии. С этой песней на устах корейцы боролись за независимость против японцев. Её исполняли демонстранты во время восстания в Кванчжу. Она гремела с трибун во время Олимпийских игр в Сеуле и на Чемпионате мира по футболу. Поэтому можно сказать, что эта песня, будучи вместилищем народного духа, неизменно сопровождала корейцев на всём протяжении их непростой истории. Если откуда-то доносится «Ариран», исполняемая на несколько голосов, будьте уверены, там собрались корейцы, которым именно в эту минуту требуется почувствовать уверенность в том, что они принадлежат к единой нации, и когда они хором поют эту песню, то ощущают единение и солидарность друг с другом.
Песня, «которая живёт полной жизнью»
Г-н Ким впервые познакомился с «Ариран» в 1978 году, когда проходил обязательную службу в армии. Стоя на посту у заграждения из колючей проволоки на линии прекращения огня, он услышал песню «Ариран», которая доносилась из северокорейского громкоговорителя, направленного в сторону Юга. Молодой человек записал текст песни, в которой оказались следующие слова: «Вон та гора, должно быть, Пэкту-сан, там даже в конце декабря цветут цветы». Один из сослуживцев, заглянув в текст, посоветовал рядовому Киму никогда не петь этих слов вслух, ибо «Пэкту-сан означает Ким Ильсона (Ким Ир Сена)». В те годы исполнение южнокорейским солдатом северокорейской песни, к тому же подрывной по содержанию, относилось к преступлениям, за которые можно было оказаться в тюрьме.
 Безымянный
Обложка винилового диска “Симфония Ариран”. Пхеньян 1972 (из коллекции Ким Ёнгапа)
Вернувшись после демобилизации к учёбе в вузе, молодой Ким Ёнгап начал изучать «Ариран». Первым делом новоиспечённый студент выяснил, что та версия «Ариран», которую он услышал на границе, существовала в таком виде ещё до установления северокорейского режима. Несмотря на то что в самой песне ничего не пелось о коммунизме, она считалась идеологически вредной просто по той причине, что её использовали в целях пропаганды среди служивших на границе южнокорейских солдат, для чего проигрывали её через громкоговорители, направленные в сторону Южной Кореи. Это было следствие разделения страны и не могло вызывать ничего, кроме сожаления.
— В конце 1970-х годов страна переживала бум «народной литературы» («минчжун мунхак») и путевых заметок, в которых описывались путешествия по стране. Эта атмосфера захватила и меня, тогда студента отделения родного языка и литературы Университета Тангук, и я отправился в путешествие в поисках народных песен. Я, конечно, посетил все места, подарившие наиболее известные версии «Ариран», — Чонсон, Мирян, остров Чин-до и др., но не ограничился этим: услышав, что где-то есть своя версия «Ариран», я тут же отправлялся туда со своим магнитофоном. Так я познакомился с народной песней, которая не стояла в углу пыльным чучелом, набитым песком, а жила полной жизнью. С песней, которая пелась людьми в их повседневной жизни, а не существовала только на страницах исследований историка И Бёндо и специалиста по корейской литературе Ян Чжудона.
В своём путешествии г-н Ким пришёл к убеждению, что народная песня «минё» — это живой организм, который обрастает плотью по мере того, как люди передают её из уст в уста. Воодушевлённый этим открытием, в 1979 году он создал из студентов и лично возглавил «Группу путевых заметок Ариран», участники которой, путешествуя по стране, занимались сбором и изучением народных песен на местах. В 1983 году, после окончания вуза, г-н Ким в качестве ответственного секретаря организовал «Общество Ариран», в котором, помимо него, состояли поэты Ко Ын и Пак Чэсам, а также драматург Хо Гю. В 1989 году общество расширилось и стало объединять исполнителей «Ариран» со всей страны, в результате чего оно стало Национальной ассоциацией по сохранению «Ариран». В 1994 году организация получила новое название — Ассоциация корейского народа Ариран, под которым существует и по сей день. Ассоциация занимается самой разнообразной деятельностью, в частности организует фестивали, посвящённые распространению и сохранению «Ариран», а также проводит исследования этой песни.
— Обычно, узнав, чем я занимаюсь, люди смотрели на меня с недоумением, мол, чего там изучать-то, в песне этой. Очень долгое время так ко мне относились и мои домочадцы, и люди вне семьи. Теперь у нас хотя бы стали осознавать, что «Ариран» — это здорово, что это наше культурное наследие; но и тогда, и сейчас изучение «Ариран» не приносит денег. Даже наша ассоциация — это просто организация, созданная для того, чтобы заниматься деятельностью, связанной с «Ариран». У нас нет членских взносов, и люди, которые входят в ассоциацию, крайне настороженно относятся к идее превращения её в серьёзную структуру. Они считают, что как только в дело вступают деньги, люди забывают, для чего собственно они этим делом занялись. У меня спрашивают: «Как вам удаётся держаться на плаву?» А я и сам не знаю. Просто прилежно пишу свои книги, а когда выпадает возможность, ещё читаю лекции…
Плоды своих изысканий г-н Ким издал в виде книг, таких как «Путешествие в поисках “Ариран” по 8 провинциям I» (1994 г.), «Ариран» (1998 г.), «Исследование теорий о происхождении “Ариран”: “Чонсон Ариран” и “Могын исэк”» (2006 г.) и др. Он также издал путём фотокопирования опубликованную в КНДР книгу «Корейская народная песня “Ариран”» (2011 г.) и бесплатно распространил её экземпляры среди южно-корейских учёных.
Происхождение «Ариран»
— В исторических документах «Ариран» впервые упоминается в историческом произведении «Мэчхон ярок» (1894 г.), написанном Хван Хёном, историком и поэтом позднего периода эпохи Чосон. Однако я считаю, что истоки «Ариран» восходят к бронзовому веку. Её пели в племенах йе, мэк и хан, известных как предки корейцев, с того времени, как они осели на Корейском полуострове.
Г-н Ким основывает свою теорию на музыкальных звуках, собранных в районах, расположенных вдоль горного хребта Пэкту-тэган, — в провинции Хамгён-до, Канвон-до, Кёнсан-пукто, и объединяемых под общим названием «мелодия менари». К этим звукам относится детский плач, звучание ивовых дудочек, песнопения людей, несущих гроб на похоронах, мотив, на который дети зазубривают таблицу умножения, и другие. Корейский учёный считает эту мелодию архетипом звуков, наиболее знакомых и приятных для слуха корейца, а распространялась она по территории полуострова в соответствии с маршрутами передвижения племён йе, мэк, и хан.
Стремясь найти подтверждение своей теории путём проведения исторических изысканий и полевых исследований, г-н Ким, очевидно, держит в уме так называемый «Северо-Восточный проект» Китая. В рамках этого проекта, целью которого является включение истории Древнего Чосона и Когурё в историю Китая, это соседнее государство, в котором корейцы являются одним из национальных меньшинств, некоторое время назад объявило «Ариран» своим культурным наследием. Китайская сторона обосновывает своё решение тем, что эту песню пели китайцы, думая о семьях, оставленных на родине, когда переходили через перевал Чаби-рён, отправляясь на новое место жительства в китайские округа, сложившиеся на территории Древнего Чосона примерно в I веке до н.э.
Г-н Ким считает, что «Ариран» выросла из мелодии «менари», к которой добавились новые истории и на которую с течением времени нанизались новые слова. В качестве примера он приводит строчки из песни «Чонсон Ариран»: «Пойдёт ли снег? / Пойдёт ли дождь? / Или нас ждёт череда дождей? На горе Мансу-сан собираются тучи». В этом тексте отражено душевное состояние 72 чиновников династии Корё, которые укрылись в горной деревушке в провинции Канвон-до, скрываясь от И Сонгйе, основателя династии Чосон (И). Согласно толкованию г-на Кима, гора Мансу-сан, о которой поётся в «Чонсон Ариран», — это гора-защитник столицы Корё, города Сондо (Кэсона), а тучи символизируют армию И Сонгйе.
По мнению северокорейских историков, «Ариран», появившись в начале эпохи Чосон, чёткую форму обрела в её первой половине, а во второй — распространилась по всей территории страны и закрепилась в каждом регионе.
Юн Судон, директор Института народной музыки КНДР, в своей книге «Корейская народная песня “Ариран”», изданной в КНДР, обнаруживает истоки «Ариран» в легенде о Сонбу и Риране. В начальный период Чосон в стране часто случались крестьянские бунты против деспотизма землевладельцев, которые жестоко подавляла правительственная армия. В один из таких бунтов молодой человек по имени Риран присоединился к восставшим, в связи с чем впоследствии был вынужден бежать, спасаясь от репрессий. И когда он отправился за перевал, его возлюбленная Сонбу пела ему вслед: «А-а, Риран, а-а, Риран, ананниё, / А-а, Риран переходит через перевал». Эта сочинённая на месте песня понравилась окружающим своей душевностью и вскоре широко распространилась. Эта теория явным образом отражает взгляд северокорейских учёных, которые имеют тенденцию рассматривать историю сквозь призму классовой борьбы. Кроме того, она также противоречит утверждению г-на Кима, который считает, что само слово «ариран» произошло от слова «ари», означающего «слово, звук, песню».
 Arirang1
Интересно, однако, что и Север, и Юг едины во мнении о том, что песня «Ариран» широко шагнула в народ после выхода на экраны в 1926 году одноимённого фильма режиссёра На Унгю. По сюжету главный герой картины, бедный студент, который учится в Сеуле, присоединяется к Первомартовскому движению за независимость Кореи, но вскоре попадает в руки японцев и, ослабленный духом и телом после пыток, перенесённых в застенках, возвращается на родину. Там его семья живёт в арендаторах у прояпонски настроенного землевладельца, а друг главного героя встречается с его младшей сестрой. Однако управляющий фермами арендаторов приспешник хозяина «положил глаз» на сестру героя и однажды, осенним днём, когда жители деревни праздновали сбор урожая, пытается изнасиловать девушку, застав её в одиночестве. Прибежавший на крик девушки друг главного героя завязывает борьбу с управляющим, к нему присоединяется главный герой и убивает подлеца. Когда главного героя уводит полиция, жители деревни, глядя ему вслед, поют «Ариран».
«Ариран», которая уже объединила страну
Г-н Ким считает, что «Ариран» — это «наше всё». — Корейцы дали имя «Ариран» и первым сигаретам с фильтром, и своему первому искусственному спутнику. Многие предлагали назвать так и нашу скоростную железную дорогу (КТХ). Когда за границей открывается корейское диппредставительство, первый ресторан, который появляется рядом с ним, непременно называется «Ариран». Популярный в 1970-х годах журнал для массового читателя тоже был назван в честь этой песни. «Ариран» также можно было часто встретить в названиях «норэбанов». Другими словами, когда корейцы задумываются над именем для нового предприятия, первое, что приходит им в голову, — это «Ариран». Это всем известный факт. «Ариран» для корейцев — это доказательство существования корейской нации.
Г-н Ким рассказывает мне одну историю времён японской аннексии, и к концу повествования его глаза наполняются слезами.
— В Японии проходил бейсбольный матч между старшеклассниками из японской и корейской школ. В корейском сопротивлении получили информацию, что на матче будет присутствовать влиятельный кореец из прояпонской фракции, поэтому послали на игру наёмного убийцу. И вот, когда матч закончился и на стадионе остались только корейцы и их болельщики, убийца приблизился к этому человеку, но тот, поняв, что он сейчас может лишиться жизни, вдруг запел «Ариран». И тогда наёмник сказал: «Так ты, оказывается, тоже кореец! Постарайся больше не попадаться мне на пути!» — и отпустил его. Говорят, что с тех пор тот человек больше никогда не был замечен в прояпонской деятельности.
Г-н Ким считает, что «Ариран» уже объединила корейский народ. В 1989 году РК и КНДР выбрали «Ариран» в качестве гимна для единой команды. 5 апреля 1991 года на Чемпионате мира по настольному теннису, который прошёл в Японии, в городе Чиба, впервые выступившие единой командой спортсменки из двух Корей, победив в финале китаянок, заняли первое место. И тогда не только спортсменки, но и зрители, приехавшие из обеих Корей, вместе пели «Ариран» и плакали.
— В мире существует огромное количество хороших народных песен. Но если попросить людей припомнить всего одну, самую любимую, наверное, нет другого народа или страны, где, как в Корее, все назовут одну и ту же песню. «Ариран», песня, которую любят и поют 99% корейцев, является идентификатором принадлежности к корейской нации и свидетельством её единства, и она вполне достойна стать в будущем гимном объединённой страны.
Мой собеседник протягивает мне свою визитку. На лицевой стороне — его имя, а на обратной вместо обычной информации напечатано предложение: «Корейцы! Каждое 25 июня в 6:25 утра давайте поднимем глаза к небу и все, кто бы где бы ни был, споём куплет “Ариран”!»
Для нашего героя сохранять и распространять «Ариран» означает приближать день, когда две Кореи снова станут единой страной. Несмотря на то что г-н Ким никогда не получал официальных должностей ни от правительства, ни от оппозиции, как и большинство людей, ратующих за объединение, в дни кризиса, когда обостряются отношения между Севером и Югом, он становится мишенью для критики как слева, так и справа. Левые называют его консерватором, отстаивающим закосневшие принципы, а правые обвиняют в прокоммунистических взглядах и симпатиях к КНДР. Может быть, эти испытания уготованы судьбой и песне «Ариран» — пока две Кореи не станут одной страной.
Источник: https://www.koreana.or.kr
Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »