Китайский бизнес в Северной Корее

корея(1)

Герман Ким, д.и.н., профессор,
заслуженный деятель РК,
Исполнительный секретарь
центрально-азиатской секции Консультативного Совета
по мирному и демократическому
объединению Кореи 17-ого созыва

Если есть бизнес в Северной Корее, то он, скорее всего, связан с иностранными инвестициями, а они, судя по всему, есть.  В рубрике уже прошли статьи о Кэсонской индустриальной зоне и Кымгансанском туристическом комплексе, которые были созданы в период потепления межкорейских отношений с участием частного капитала из Южной Кореи. Поэтому не о них пойдет речь, а о китайском бизнесе, активно внедряющемся в КНДР, несмотря на все риски. Отдельно отмечу некоторые проекты, осуществленные или планируемые российскими и западными компаниями и инвесторами. Отношение китайских бизнесменов к возможности получить прибыль в Северной Корее можно выразить известной русской приговоркой:  «Кто не рискует, тот не пьет шампанское!»  Сами китайцы, как отмечено в гонконговской  газете  «South China Morning Post», считают, что «риски есть, и они значительные. Но, если имеются связи (в Пхеньяне – прим. автора), и есть определенная доля везения, то прибыли будут таковыми, что окупят все затраты. А потому мы едем в Северную Корею».

Известно, что еще в конце прошлого века Северная Корея, хотя и без особого желания,  попыталась открыть свои двери  для иностранного капитала.  Пхеньян принял в 1984 году закон о совместных предприятиях,  чтобы побудить иностранных инвесторов вкладывать капитал в северокорейскую экономику.  В 1991 году регион   Раджин-Сонбон был объявлен свободной экономической и торговой  зоной, однако эта первая  попытка завершилась безуспешно.  В конце 1990-х гг. стал намечаться подъем во внешней  торговле КНДР в связи с улучшением межкорейских отношений в рамках политики  «солнечного тепла» президента  Ким Дэ Чжуна, однако второй ядерный кризис в октябре 2002 года привел к более жестким международным санкциям против Северной Кореи. Под давлением внутренних экономических проблем и международных  санкций Пхеньян вынужден был искать сотрудничество с  Китаем и Россией.

С другой стороны, Северная Корея всегда была важной частью геополитической и региональной экономической стратегии Пекина. Пятое поколение китайских лидеров решилось на переформатирование  сотрудничества с КНДР. Нынешнее руководство Поднебесной настроено освободиться от бремени «братской помощи» Пхеньяну и  через международную торговлю, инвестиции и экономическое сотрудничество обеспечить безопасность во всем североазиатском регионе.

Развитие экономического сотрудничества между двумя странами  происходит в большей степени в приграничных зонах, а именно между тремя северо-восточными провинциями Китая и Северной Кореей. Пекин  должен определиться с двумя приоритетами: первый – это проект развития округа Даньдон (Китай) и специального административного района Синыйджу (Северная Корея). Второй – по развитию Енбенского автономного округа (Китай) и города Расон (Северная Корея).  Оба проекта входят в пространство многостороннего международного сотрудничества в бассейне реки Туманган. В него, как известно,  входят три северо-восточных провинции КНР, специальная административная единица Расон (Северная Корея), три области восточной части Монголии, приграничная полоса северо-востока России и Сахалинская область.

Енбенский корейский автономный округ Китая активизировал реализацию проекта развития транспортной инфраструктуры Северной Кореи. Это касалось прокладки 48-километровой автодороги, связывающей китайский город Хуньчун и северокорейский Расон. В расонском морском порте ускорилась модернизация 3-его причала и строительство нового 4-ого причала. Китайские инвестиции и опыт помогли расширить логистические возможности порта Расон для обработки эскпортно-импортных товаров, таможенного складирования и  международной торговли.

Китай, преследуя свои цели, усиливает сотрудничество в строительстве железных и автомобильных дорог. В настоящее время несколько автомобильных и четыре железные дороги соединяют Китай с Северной Кореей, что составляет широкую транспортную сеть.

В течение последних двух десятилетий Китай постоянно наращивал товарооборот с Северной Кореей, превратившись в конце концов в  главного партнёра по международной торговле. Рост экономического  сотрудничества между Китаем и Северной Кореей наглядно виден на графике, в котором столбцами обозначены объемы прямых финансовых инвестиций, зафиксированные статистикой: сплошной линией – объемы двухсторонней торговли, а прерывистой линией – кумулятивные объемы прямых китайских инвестиций.

В 2012 г. товарооборот между Китаем и Северной Кореей достиг 6 млрд. долларов США.  В 2009 году 40%, а в 2010 уже 55% всей внешней торговли КНДР приходилось на Китай.  Зависимость Северной Кореи от торговли с Китаем непрерывно росла, тогда как доля Южной Кореи в сфере внешней торговли с КНДР сокращалась. Такое положение не могло  не беспокоить Сеул, который считает, что монополия Китая на рынке Северной Кореи препятствует развитию торговых возможностей Южной Кореи и тем самым может усложнить планы по воссоединению страны.

Потоки китайского капитала в северокорейскую экономику меняли свои объемы и направления, о чем свидетельствует нижеследующий график, в котором отмечены вошедшие в официальную статистику инвестиционные проекты в период с 2003 по 2014 годы.

Следует отметить, что более 80 % китайских инвесторов в КНДР не государственные (правительственные) предприятия или компании,  а частные физические лица: предприниматели и бизнесмены.  Эти представители малого и среднего бизнеса терпят убытки и банкротятся, что в итоге может привести к замедлению экономического роста в Северной Корее. В приграничном Китае действуют компании, которые используют более дешевую северокорейскую рабочую силу, вместо того чтобы создавать предприятия в самой Северной Корее.

Поэтому первоначально китайский бизнес сосредоточился на производстве потребительских товаров в легкой, пищевой и текстильной промышленности. Затем фокус китайских интересов сместился в добывающую промышленность.  По данным Института исследования Кореи университета Джона Хопкинса в Вашингтоне, более 40% из 138 китайских фирм, ведущих бизнес в Северной Корее, в 2010 году были вовлечены в горнодобывающую отрасль страны. Северная Корея обладает запасами редких элементов и полезных ископаемых, включая магнетит, цинк, уголь, медь и известняк на общую сумму примерно в 6 триллионов долларов США. Китайцы изначально доминировали в  развитии горнодобывающей отрасли,  и, судя по всему, не планируют оставлять наработанное.

Транспорт, строительный бизнес, сельское хозяйство, переработка сельхозпродуктов и изготовление промышленных товаров – все это и прочее входят в проекты развития свободных экономических зон, создаваемых по договоренности между Пекином и Пхеньяном.

В августе 2012 года Министерство торговли Китая сообщило о готовности развивать с КНДР две свободные экономические зоны. Первая зона расположена на островах в устье реки Ялуцзян.  В этой зоне планируется размещение компаний, занимающихся IT и туризмом. Другая СЭЗ находится в городе Расоне на границе России, Северной Кореи и Китая. Там будут вестись переработка сырья, производство оборудования и развитие технологий в земледелии. В Расоне также планируется разместить транспортные компании и превратить СЭЗ в «логистический центр».  В 2010 году Северная Корея и КНР подписали меморандум о взаимопонимании с китайской госкомпанией Shangdi Guanqun Investment. Компания обещала построить на территории экономической зоны завод по переработке угля, железную дорогу, автомобильную трассу и порт. Величина инвестиций оценивалась в 2 млрд. долларов.

Летом 2011 года сообщалось, что Северная Корея создаст две дополнительные свободные экономические зоны рядом с китайской границей. По информации Центрального телеграфного агентства Северной Кореи (ЦТАК), новые зоны появятся на островах Хвангымпхен и Вихвадо. Официально заявлено, что цели их создания – «укрепление дружбы с Китаем и развитие внешнеэкономических отношений».

Всего Северная Корея планирует создать шесть специальных экономических зон, в одну из которых войдет столица Пхеньян. Каждая из зон будет сконцентрирована на технологиях, производстве экспортной продукции, туризме, промышленном и сельскохозяйственном развитии. Специальные экономические зоны привлекают преимущественно китайские инвестиции, и бизнесу из соседней державы в таких зонах даются определенные  преимущества. Прежде всего это касается жесткого контроля и экономического регулирования.

В последние годы, в связи со списанием Москвой огромного долга Пхеньяну, много и громко говорилось о перспективах российского бизнеса в Северной Корее, однако ажиотаж как-то быстро спал.  В следующем очерке попробуем разобраться, почему бурный оптимизм в перспективах экономического сотрудничества между РФ и КНДР сменился на сдержанное разочарование.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »