Книга 16 из серии «Корейцы – жертвы политических репрессий в СССР, 1934-1938 гг.»

Владислав Викторович, здравствуйте.  Посылаю Вам 16-ю книгу  из серии “Корейцы – жертвы политических репрессий в СССР, 1934 – 38 гг.” автор-составитель Ку-Дегай С. Н., которая только что вышла из печати.

Бывший заключенный Сухановской тюрьмы, узника Гулага, поэт, общественный деятель, издатель почти всей серии  “Корейцы – жертвы политических репрессий в СССР, 1934 – 38 гг.” Семен Самуилович Виленский напишет: “…Люди позднейшего времени скажут, что это было и быльем поросло, и что вспоминать об этом не особенно полезно, но почему до сих пор это так ярко выступает перед глазами, а потому что в этом трагическом прошлом есть нечто такое, что продолжает доднесь тяготеть над нашей жизнью”.

С уважением Ку – Дегай Светлана

Предисловие

Книга 16 из серии «Корейцы – жертвы политических репрессий в СССР, 1934-1938 гг.», автор-составитель Ку-Дегай С. Н., продолжает публикацию кратких биографических справок и документальных материалов из архивно­следственных дел репрессированных корейцев в тридцатые годы двадцатого столетия.

Время сталинских репрессий – тяжелейшие годы жизни целого поколения людей. Очевидцев тех событий и самих жертв остались единицы. Но живы их восьмидесятилетние дети, и они не хотят, чтобы всё предавалось забвению. Они извлекают из небытия имена погибших отцов и дедов.

Публикация биографических справок и документальных материалов из архивно-следственных дел – это убедительные доказательства кровавых злодеяний той эпохи. За что? За что их убили? Сфабрикованные протоколы допросов, обвинительные заключения и даже материалы реабилитации оставляют в недоумении читателя. Нет ответа на эти вопросы. Но, тем не менее, архивно­следственное дело – это документ. Его нельзя проигнорировать, его нельзя заболтать. Убеждена, что, не вступая в полемику, надо говорить фактами. И всё это есть в шестнадцатой книге, как и в пятнадцати предыдущих.

По этим справкам можно проследить за судьбами многих корейцев – выходцев из Корейского полуострова. Надеюсь, что ныне живущие потомки на исторической родине в Корее, в России и в других странах найдут здесь имена своих отцов и дедов, которые когда-то ушли из дома и не вернулись.

Начало двадцатого века прошлого столетия – это период острейшей борьбы за независимость в порабощенной японцами Корее. Борцы за свободу Кореи действовали в основном за пределами Корейского полуострова. Опорные базы сопротивления корейских патриотов – это Северный Китай – район Кандо, Россия – Дальний Восток, Приморье.

Район Маньчжурии Кандо, китайское название Цзяндао, составлял около 100 км в ширину и 1000 км в длину между двумя реками – Ялу и Тумень… В книге шестнадцатой есть глава, которая называется «Лидеры из Кандо». Под таким названием идут архивно­следственные дела на группу лиц, корейцев, проживавших в Москве, их революционная деятельность проходила в Кандо и жизненный путь которых закончился в подвалах Лубянки и лагерях Гулага.

Это представители безымянной армии патриотов, революционеров Кореи, которые верили в революционные идеалы, мечтали об освобождении оккупированной японцами Кореи с помощью

России, это учащиеся Коммунистического университета трудящихся Востока, издательства «Иностранный рабочий», рабочие предприятий г. Москвы…

В книге шестнадцатой печатаются фрагменты из архивно­следственных дел Чин-Вона (он же Ким Хан, он же Тян Ок-Сан), 1893 года рождения, уроженца Кореи, члена компартии Кореи, в 1919 году был заведующим секретариатом Шанхайского временного правительства; Ли-Сан-Хи, 1904 года рождения, уроженца Кореи, принимавшего участие в Первомартовских революционных выступлениях в Сеуле, представителя организации комсомола в КИМе, на момент ареста референта колониального кабинета КУТВа в Москве; Ким-Гю-Ера, 1898 года рождения, уроженца Кореи, участника Первомартовского движения в Сеуле в 1919 году, за что просидел в японской тюрьме с октября 1919 до марта 1922 года…, его жены Пак Анисьи Даниловны, 1898 года рождении, уроженки села Адими Владивостокского округа; Ким Ен-Мана, 1898 года рождения, уроженца Кореи, организатора группы «Ло-Дон-Хве»; Тян-Дин-Вона, 1903 года рождения, уроженца Кореи, заведующего корейской секцией в издательстве «Иностранный рабочий» в Москве, участника Первомартовского выступления в Сеуле, который был послан в Москву, чтобы добиться признания в Коминтерне вновь созданной группы в качестве коммунистической партии; Ли Гуан Люси, 1909 года рождения, уроженки Кореи, из семьи потомственного революционера, на момент ареста студентки Коммунистического университета трудящихся Востока (КУТВ) в Москве; Ю-Дон-Сика, 1908 года рождения, одного из основателей группы «Цяген-Серхой», и др. …

Чтобы стали ближе и понятнее события тех лет – первой трети двадцатого века, о которых идет речь в публикуемых следственных материалах, привожу некоторые выдержки из газет того времени:

Газета «Известия» за 1920, 5 марта, № 15, из статьи «Пробуждающаяся Корея»:

«Корея лишилась своей национальной независимости в 1910 г. и с тех пор находится в тисках японского империализма. Опекуны сделали все, чтобы подавить всякое проявление национальных устремлений, сковав всю страну тяжелыми цепями гнуснейшей реакции. Стонущие под иноземным игом корейцы лелеяли мечту о своем освобождении. Но зоркое око микадовских сатрапов спешило всякий раз в корне удушить ростки общественного движения….»

«Начиная с 1-го марта (1919 г. – сост.) почти по всей Корее начались массовые демонстрации, явившиеся одним и звеньев организованного движения, имевшего целью борьбу за независимость Кореи. Движение это к половине марта разрослось и приняло форму восстания против Японии, сопровождавшееся многотысячными случаями кровавых столкновений с японскими войсками.

Корейский народ уже 15 лет борется с японскими разбойниками, которые отняли у него землю, лишили его независимости, казнили и рассадили по тюрьмам лучших его сынов.

Корейские революционеры должны были укрыться за границу, в Россию, Америку, Австралию, Китай…

Теперь единственным безопасным для корейцев местом стала Москва. В Советской России образовался корейский национальный союз, целью которого являются революция в Корее и восстановление независимости Кореи…»

Из статьи «Партизанское движение в Корее» в газете «Известия» №22 за 1920 год: «Со второй половины 19-го года внутри Кореи в горах, на границе по рекам Тумен Ула и Ялу группируются революционными организациями боевые силы, создаются партизанские отряды в 10-50 человек, которые делают неожиданные набеги на японские небольшие воинские части, терроризуют их, постоянно беспокоят … Увеличение Японией, в целях полного уничтожения партизанского движения, количества войск в Корее до трех дивизий заставило партизанские отряды, действовавшие внутри Кореи, перебираться через границу и сосредоточиться в Северном и Западном Кандо (Маньчжурия) и отчасти в Приморской области, оттуда они стали делать систематические набеги в пограничные места Кореи: Синыч-жу, Мусан, Хорен и Пуренг и, кроме того, на японские части, расположенные в Северном Китае (Маньчжурия) … Все попытки японцев окончательно ликвидировать партизанское движение дают обратные результаты. Всякая неудача в партизанах вызывает большой подъем духа и делает их до фанатизма непримиримыми, стойкими и храбрыми, и, таким образом, партизанское движение все более и более ширится, захватывая все слои населения, как собственно Кореи, так и корейцев-эмигрантов в Приморской области и Китае…

В конце 20-х годов в Северном Китае действовало довольно много партизанских отрядов, носящих название «Армии независимости» (Тоннипкун), однако, существовали и собственно Армия независимости (командир Хон Бом До ) и Гражданская Армия (командир Ан Му)…»

.Далее привожу показания самого участника партизанских событий того времени – моего отца Ку Чер-Сека из его архивно­следственного дела: «До 1920 года я проживал в Корее Хам Ген-Бук- то, Онсен, со своими родными, матерью Цой, братьями Ку-Чан-Ук и Ку- Чан-Хак, где занимался сельским хозяйством. В марте месяце 1920 года я из Кореи ушел в Китай. В Китае я прибыл в деревню Да-Хан-За, где были корейские партизанские отряды. Я вступил в отряд, где и служил до августа. Под нажимом китайских войск наш отряд во главе с командиром Ким-Ца-Дин решил уйти из Имама, мы были направлены в город Свободный…, а через месяц в Мазан под командованием Ли- Дян-Нен, Цой-Дин-Дон, Ан-Му…Когда наш партизанский отряд шел в Маньчжурию, то встретился с японскими войсками и был разбит. Оставшаяся часть партизан, в том числе и я, организовали новый партизанский отряд во главе с командиром Ли-Чан-Нен. Где он сейчас – я не знаю. Мы решили перейти на советскую территорию и присоединиться к Красной Армии. Наш отряд имел численность до 200 чел., направился в СССР через Маньчжурию, Каменный рыболов, Мумин, Ми Шанфу, Ех-Вахен и Имам…» …

На советской территории в конце ноября 1923 года отец поступает в Военную интернациональную школу в Ленинграде, где и учится по 1926 год. По окончании школы был назначен во 2-й Нерчинский полк. Служил на Дальнем Востоке – поселке Синельниково, острове Русском…

Органами НКВД СССР отец был арестован по обвинению в шпионаже 24 июня 1937 года, расстрелян 26 декабря 1937 года, реабилитирован 27 сентября 1957 года. Предположительное место захоронения – в шести километрах от Владивостока на Черной речке.

Семья наша узнала о его невиновности в 1995 году и с ознакомлением с его архивно-следственным делом (доступ к которому был открыт в середине девяностых) началась работа над серией «Корейцы – жертвы политических репрессий в СССР, 1934 – 38 гг.»

До настоящего времени остается неизвестным огромное количество невинно убиенных людей в годы сталинских репрессий в СССР, и потому работа продолжается.

Ку-Дегай Светлана

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Евгений Ан:

    С уважением авторам книги.
    Нет ли у вас интернетовского варианта книги.
    Евгений Ан.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »