Корейская слобода

Сергей Корнилов

В Корейской слободке Владивостока

В Корейской слободке Владивостока

До 1937 года, когда китайское и корейское население было выселено из Владивостока, корейцы играли весьма значительную роль в жизни Владивостока. Появились они, правда, позже, чем другие иностранцы, но их численность росла очень быстро, и к началу ХХ века корейцы составляли треть всего иностранного населения Владивостока.

В связи с тем что до 1860 года Уссурийский край входил в состав Маньчжурии (принадлежал Китаю), корейского присутствия здесь не было в принципе. Спустя четыре года после присоединения края к России корейцы начали переселяться сюда целыми семьями, чему способствовала политика российских властей, направленная на привлечение сюда новой рабочей силы.
Кроме вышеназванных причин, были и другие, стихийные. Так, в 1869 году в Корее случилось наводнение, после которого разразился страшный голод. Это заставило многих корейцев переселиться в Приморье в поисках куска хлеба. В это время первые корейские жители появились и во Владивостоке. Сначала их было несколько человек, но уже в середине 1870-х они исчислялись сотнями. Корейские поселенцы облюбовали себе место на окраине Миллионки – там, где сейчас проходит улица Пограничная. До революции эта улица получила вполне логичное название – Корейская, а местность вокруг нее – Корейская слобода.

Эта первая слобода не получила дальнейшего развития. Дело в том, что корейцы селились там незаконно. Без землеотвода, самозахватом они заняли пустующие, но не бесхозные земли, принадлежавшие городу и частным лицам. В конце 1870-х годов власти решили выделить им отдельную территорию и выделили место в районе нынешних улиц Садовой, Союзной, Амурской, Хабаровской. Так появилась новая Корейская слобода на Первой Речке, которую до сих пор помнят старожилы Владивостока.

Впрочем, корейцы саботировали это решение и не спешили переезжать на новое место. Так продолжалось более десяти лет, и, лишь после того как в 1886-м и начале 1890-х во Владивостоке вспыхнули эпидемии холеры и тифа, очагом и рассадником которых стала старая Корейка, полицией были предприняты решительные меры по ее насильственному переселению. С 1893 года вновь прибывавших во Владивосток корейцев селили только на Первой Речке.

Вот что писал о Корейке начала ХХ века путешественник Граве: “Внешний вид этого квартала ужасен – узкие, грязные улицы, преобладают маленькие дома корейского типа, построенные внутри дворов с глинобитными стенами. Кое-где попадаются дома русского типа, принадлежащие более зажиточным корейцам. Санитарное состояние слободки так же ужасно, как и китайской части города, что совершенно необъяснимо, так как корейцы по натуре чистоплотны и внутренность их жилищ в деревнях поражает своей аккуратностью…”

Корейцы в действительности были даже чистоплотнее китайцев, о чем говорит цвет их национальных одежд (у китайцев – темно-синий, у корейцев – белый). Объяснение же их положению во Владивостоке простое. Большинство корейцев, прибывавших в Россию, ехало на заработки и не собиралось устраиваться здесь всерьез и надолго. Трудолюбивые корейцы брались за любую, самую черную и малооплачиваемую работу, которой пренебрегали даже неприхотливые китайцы: были подсобными рабочими на стройках, в порту, на железной дороге и т.п.

На Корейке они строили из подручных средств временные жилища, которые хаотичным образом лепились друг к другу, не создавая даже намека на планировку улиц. Только в 1909 году, когда Корейку включили в территорию города, здесь была проведена разбивка по улицам.
Покровская церковь, построенная в 1902 году около городского кладбища, была вторым приходским храмом города.
(Справка:Сооружение Покровской церкви началось в 1900 году, торжественная закладка состоялась 3 мая. Строилась она бригадой китайских строителей под руководством Хэ-Ю-Шена, которая имела большой опыт подобных работ.)

Из остатков строительных материалов по благословению епископа Евсевия при церкви была построена школа для детей Корейской слободы. Церковно-приходская школа была освящена 5 ноября 1902 года. Заведовал школой священник Покровской церкви Василий Попов, кроме него в школе работали два учителя. В школе обучалось около 30 корейских мальчиков и девочек и несколько детей из русских семей. Каменное здание школы находилось на перекрестке улиц Китайской и Покровской (ныне Океанский проспект).

Во время русско-японской войны большинство корейцев, не имеющих российского гражданства, выехало на родину. В Корейской слободке поселили русских рабочих, прибывших из центральной России для строительства объектов крепости и работы на Дальзаводе. С тех пор Корейка уже никогда не была чисто корейской.

В первые годы советской власти для Корейки и ее жителей наступил настоящий расцвет. Дискриминация была уничтожена, и корейцы стали пользоваться всеми правами граждан СССР. В школах преподавался корейский язык, был открыт корейский институт, на национальном языке издавались газеты и журналы. На Корейке в это время были построены новые благоустроенные дома, открыты клуб им. Сталина, корейский театр и библиотека.

Тучи сгустились в 1937 году. Для того чтобы исключить претензии “желтой расы” на Приморье и закрыть вопрос об агентах влияния на “исконно русской земле”, было решено избавить край от потенциальных шпионов и диверсантов.

Китайцев отправили домой, а корейцев как менее опасную, но ценную рабочую силу, депортировали в Среднюю Азию выращивать хлопок.

По воспоминаниям старожилов Корейки, в сентябре 1937 года все корейцы должны были пройти спецрегистрацию в НКВД, в ходе которой каждому назначили дату и время, когда он должен был явиться на ст. Первая Речка с вещами. В октябре началась отправка эшелонов, и за две недели всех зарегистрировавшихся отправили в далекую Среднюю Азию. Но оказалось, что не все корейцы подчинились насильственному переселению. Тогда энкавэдэшники провели в Корейке несколько операций по поимке беглецов. Слободку оцепили отряды пограничников и краснофлотцев и всех пойманных отправили в тюрьму. Кого-то расстреляли, других отправили в лагеря. Опустевшие после депортации дома заселили вербованными из центральной части страны, но название района надолго пережило своих коренных обитателей. Многие старожилы до сих пор так его и зовут – Корейка.

Источник:сайт novostivl.ru, статья Сергея Корнилова

30-е годы г.Владивосток
….В Куперовой пади располагалась и Корейская слобода, тесно застроенная низенькими фанзами. У каждого дома – труба, только торчала она не из крыши, а из земли рядом. Трубы делали из крепких длинных досок – метров шесть, иногда и больше. И были они частенько выше самих фанз. Мне довелось побывать в гостях в корейской фанзе, и я поняла, что это за трубы. Фанза устроена очень интересно: нижняя часть вкопана в землю, там располагаются два котла, вокруг корчаги с водой и дрова, полки, на которых – обычная посуда и кухонные приспособления. Трубы от котлов идут под верхней частью, всё гладко замазано глиной, трубы выходят за стеной – в ту самую деревянную. Верхняя часть называется «кан», там всё застлано чистыми циновками, стоят сундучки и лежат свёрнутые одеяла, на полках – ярко начищенная медная посуда, стоят низенькие столики, за ними едят, стоя на коленях. В кане всегда очень тепло и чисто, и ходят там только босиком….
…В Семёновском ковше на берегу с лодок торговали рыбой, ракушками, крабами, там хозяйничали корейцы. По Авроровской они ходили на свою слободку. Выглядело это так: впереди идёт важный кореец, руки за спину, курит длинную тонкую трубку с маленькой шишечкой на конце. Сзади – жена, на спине у неё платком привязанный ребёнок – только головка чёрная мотается да ножки голые торчат. На голове женщина несёт большой тюк или глиняную корчагу с водой…(источник vladnews.ru,№2399)

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »