Корейский областной музыкально-драматический театр в Казахстане 1937—1968 годы, г. Кзыл-Орда, ст. Уш-Тобе, г. Кзыл-Орда

Статья из книги “История корейского театра”. Алматы, “Раритет”, 2007 г.

В результате депортации 1937 года Дальневосточный краевой корейский театр оказался в Казахстане, в г. Кзыл-Орде. В официальных директивах по «переселению» говорилось, что театру разрешалось брать с собой бутафорию для спектаклей, кроме декораций, и музыкальные инструменты, кроме пианино.

«Корейскую комиссию», т. е. комиссию по переселению корейцев, возглавил заместитель Председателя СНК СССР В. Чубарь. Им был разработан проект расселения корейцев на севере Казахстана. Но реальность сломала эти планы. Осенью 1937 года в невероятно тяжелых условиях путаницы, неразберихи, массы несчастных случаев, катастроф, начавшихся эпидемий инфекционных заболеваний, голода, цинги и т. п. почти 200 тысяч дальневосточных корейцев были перевезены в Казахстан и Узбекистан и буквально брошены на произвол судьбы. Их временно расселили, поскольку надвигалась зима, в клубах, складах, брошенных мечетях, конюшнях, свинарниках и т. д., а если не хватало и таких помещений, то корейцы селились в вырытых ими же землянках.

На состоянии социально-экономической и культурной жизни диаспоры негативно сказался ряд факторов и, прежде всего, сам стресс переселения, а также прямые потери при арестах на местах выселения, в пути, в Казахстане, потери от несчастных случаев, болезней.

В Казахстане корейцы попали в совершенно иную природно-климатическую срезу. Думается, нет необходимости особо распространяться о разительном отличии мягкого, влажного приморского муссонного климата Дальнего Востока от резко континентального, с жарким летом, суровой зимой, резкими переходами от тепла к холоду, небольшим количеством осадков, сухостью воздуха, преобладанием северных и северо-восточных ветров климата Казахстана.

На новом месте корейцы оказались в иной этно-хозяйственной, социокультурной, языковой среде. В некоторых районах расселения корейцев положение было настолько тяжелым, что, по сведениям самих работников НКВД, условий не выдерживали даже лошади, и они писали, что «необходимы волы», а вол, как известно, самое выносливое животное. В этом плане показательно письмо Наркома здравоохранения Казахстана в Казсовнарком и Переселенческий отдел НКВД КазССР о массовых заболеваниях корейцев-переселенцев опасными заболеваниями. Письмо заканчивалось смелым по тем временам заключением: «Считаю такое явление совершенно недопустимым, граничащим с преступлением».

Не меньшие потери понесли корейцы и в области образования. Судьбу образования переселенцев на корейском языке со всеми вытекающими отсюда последствиями решило постановление СНК КазССР от 13 апреля 1938 г. № 353 «О реорганизации национальных школ», которое было принято на основе соответствующего постановления ЦК ВКП(б) от 24 января 1938 г. В нем говорилось: «Совет Народных Комиссаров считает установленным, что буржуазные националисты, орудовавшие в органах народного образования Казахстана, насаждали особые национальные школы (немецкие, болгарские, дунганские, корейские, уйгурские и другие), превращая их в очаги буржуазно-националистического, антисоветского влияния на детей».

Признавая дальнейшее существование национальных школ и особых отделений при обычных шкалах вредным, их попросту закрыли, а учащихся расформировали по «близлежащим советским школам обычного типа» до 1 августа 1938 г. Вследствие чего 1 сентября 1938 г. учебный год для тысяч корейских детей депортированного поколения начался по «учебным планам и программам советских школ обычного типа». Так была перерезана образовательная артерия, питавшая культуру корейцев. В связи с закрытием корейских школ в том же году было закрыто и корейское педучилище в г. Казалинске. Была предрешена судьба корейского педагогического института в Кзыл-Орде, который тоже был вскоре закрыт.

В судьбе корейского образования, культуры и языка есть и такой печальный факт. 27 декабря 1939 г. на бюро ЦК КП(б)К были приняты специальные решения «О корейской литературе» и «Об изъятии литературы на корейском языке из книготорговой сети и библиотек». Этими решениями списывались в макулатуру и уничтожались десятки тысяч экземпляров книг самой разнообразной тематики на корейском языке, привезенных с собой корейцами во время депортации. Мероприятия властей по изъятию корейской литературы из пользования включали в себя следующие моменты. Во-первых, списание в макулатуру и уничтожение литературы, привезенной с собой переселенцами «как устаревшей и ненужной в условиях Казахстана». Во-вторых, отдельно указывалось на изъятие и уничтожение литературы на корейском языке «как политически невыдержанной». В-третьих, требовалось «списать в макулатуру все учебники на корейском языке». По некоторым данным, в то время было изъято и уничтожено 120 052 экземпляра учебников 134 наименований по всем предметам, в том числе 17 325 учебников по корейскому языку.

Поэтому, изучая историю Корейского театра, воздавая ему дань должного уважения и признательности, мы никогда не должны забывать, что с момента переселения корейцев в Казахстан на долгие годы и десятилетия единственными островками корейской национальной самобытности на государственном уровне были Корейский театр и корейская газета «Ленин кичи» («Ленинское знамя» — ныне «Коре ильбо»).

Весной 1938 года начался второй этап переселения — уже внутри Казахстана. Ему подверглись почти 60% уже поселенных здесь корейцев, а расстояние до нового места обитания на этот раз составляло от 20 до 3000 и более километров.

В Центральном Государственном архиве Республики Казахстан (ЦГА РК) имеется отдельный фонд № 2046, он так и называется — фонд Корейского театра. В предисловии к его описи сразу оговорено, что в связи с многочисленными переездами оказались утерянными все документы и материалы по истории театра 1930-х годов, а частично и документы и материалы 1940—1950-х годов.

По ряду очень важных событий в истории театра, например, сказано, что такое событие имело место, но документов, подтверждающих его, не найдено. У историков на этот счет есть достаточно ясное объяснение, поскольку в тот период было советское идеологизированное, тоталитарное общество. Подтверждением этому может служить тот факт, что многие дела о депортации корейцев в Центральном Государственном архиве Казахстана хранились в одной связке с секретными делами, такими как «О посевах опиумного мака», «Лошадь Рабоче-крестьянской Красной Армии» и т. п. Или, например, в 1954 году, т. е. сразу после смерти И. Сталина, в архиве были «обнаружены» десятки единиц хранения по истории корейцев в Казахстане.

Также в этих документах содержится наивное объяснение того, почему Корейский театр был переведен в Казахстан. Дословно сказано следующее: «В 1937 г. Дальневосточный корейский краевой театр по решению Правительства СССР ввиду того, что для его работы не было необходимой зрительской базы» был реорганизован. Основная часть сотрудников театра переехала в Кзыл-Орду, часть — в Ташкент, где были образованы самостоятельные областные корейские музыкально-драматические театры — Кзыл-Ординский и Ташкентский”.

Таким образом, осенью 1937 г. в период депортации основная часть сотрудников театра попала в Казахстан, в г. Кзыл-Орду, Здесь было решено «организовать из артистов Корейского театра разъездную театральную труппу для обслуживания корейского населения». Он так и назывался — «Колхозно-совхозный гастрольный корейский театр». А в 1940 г. он был преобразован в Кзыл- Ординский областной корейский музыкально-драматический театр 3-й категории.

Так начался очередной период в истории Корейского тетра — Кзыл-Ординский, который стал вторым пятилетием в его истории и охватывает 1937—1942 годы.

В первые годы пребывания в Казахстане на сцене Корейского театра была поставлена пьеса Тхай Дян Чуна «Счастливые люди» о корейских колхозах в Казахстане (1939 г.), осуществлена также постановка пьесы А. Корнейчука «Гибель эскадры» (1939 г.).

Жизнь театра неотделима от жизни корейцев и других народов Казахстана. Приведу несколько типичных эпизодов, свидетельствующих об этом. Например, 29 августа 1939 года приказом директора театра режиссеру Ен Сен Нену поручалось перевести с русского языка на корейский для обогащения концертных программ коллектива такие песни, как «Сулико» — грузинская народная; «Катюша»— текст М. Исаковского, муз. М. Блантера; «Дружба» — жанровая.

К празднованию 22-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции 7 ноября 1939 г. была организована постановка пьесы М. Горького «Враги».

В честь XVIII Всесоюзной конференции ВКП(б) 16 февраля 1941 года была выпущена пьеса «Егор Булычев и другие» М. Горького — с хорошим качеством, «как производственный подарок», подчеркивалось в отчете театра.

По инициативе коллектива театра «как производственный подарок» к Международному женскому дню 8 Марта готовилась пьеса «Тян Хян Монг» Цай Ена.

Трудно переоценить значение Корейского театра в жизни диаспоры, особенно в тяжелые годы депортации, когда он поистине был хранилищем корейской национальной культуры. Выше всяких рецензии и похвал в его адрес может служить письмо группы корейских рабочих, опубликованное в одном из номеров газеты «Ленин кичи» того времени. Оно следующего содержания. Группа корейцев-ра6очих из г. Кзыл-Орды писала, что вот уже несколько дней они ходят в Корейский театр. чтобы приобрести билеты на спектакль. Но работники театра продают билеты только своим знакомым, по блату. И они не могут попасть на спектакль. Письмо заканчивалось фразой: «Просим принять меры». Вот яркий пример того, какую огромную роль играл театр.

Корейский областной музыкально-драматический театр обслуживал колхозников во время посевных. прополки, уборочных и других кампаний, а также детей, особенно в дни школьных каникул. Например, с 10 по 20 октября 1940 г. Корейский театр выступал перед строителями Чиилийского канала.

Здесь надо пояснить, что когда корейцев поселили в Кзыл-Ординской области, то выяснилось, что в ней практически не было орошаемых земель. И тогда решили построить Чиилийскии канал. Это грандиозный по тем временам проект. В песках, в бесплодной пустыне началось строительство оросительного канала. Он был построен руками корейцев-переселенцев. Вода пришла на поля, стало развиваться земледелие и, в частности, рисоводство. Именно здесь образовались знаменитые на весь Советский Союз рисоводческие колхозы «Авангард», «Гигант», «Большевик» и другие. В одном только «Авангарде» было 12 Героев Социалистического Труда во главе с легендарным звеньевым Ким Ман Самом. И, как видно из приведенного факта, Корейский театр вместе с тружениками села вносил свой вклад в строительство Чиилийского канала.

По плану в 1941 году в дни школьных каникул театр предполагал дать для детей 10 концертов в шести районах Кзыл-Ординской области с охватом 2000 школьников. Но этому плану уже не суждено было сбыться. Как известно, 22 июни 1941 г. началась Великая Отечественная война. С ее началом театр перестроил свою работу. 7 июля 1941 г. в репертуар театра была включена «оборонная тематика», утверждена концертная программа, составленная из песен и стихов о войне.

В годы Великой Отечественной войны сотни тысяч сыновей и дочерей Казахстана ушли на фронт защищать Родину, многие из них геройски погибли. Сотни тысяч казахстанцев были призваны на трудовой фронт, и трудармию. Кроме того, Казахстан стал арсеналом фронта, сюда было эвакуировано около 1,5 млн. человек, сотни заводов, фабрик и цехов из прифронтовой полосы. Сюда шли сотни эшелонов с беженцами, ранеными бойцами. Героические труженики тыла давали фронту не только технику, оружие и боеприпасы, например, каждый советский человек знал ту истину, что девять из десяти нуль, выпущенных по фашистам, были отлиты из казахстанского свинца. Также Казахстан кормил, одевал, обувал фронтовиков. На добровольные пожертвования патриотов-казахстанцев были построены танковые колонны и эскадрильи самолетов: «Колхозник Казахстана», «Кзыл-Ординский колхозник», «Шахтер Караганды», «Пионер Казахстана» и другие. Фронтовикам отправлялись сотни вагонов с теплыми вещами, подарками, собранными добровольцами.

Во всей этой деятельности под общим лозунгом «Все для фронта, все для Победы!» самое активное участие принимал коллектив Корейского театра. Его артисты выступали перед эвакуированным населением и перед ранеными в госпиталях. Коллектив театра участвовал в работе по оказанию помощи Красной Армии. В архивном фонде Корейского театра есть отдельное дело № 8 «Материалы по оказанию помощи Красной Армии 1941—1942 гг.». Здесь содержатся сведения о сборе для Красной Армии как всем коллективом, так и отдельными его работниками обмундирования, теплых вещей, средств для строительства танков. Например, на 10 декабря 1941 г. в театре было собрано деньгами на вещи для бойцов Красной Армии 4270 руб.; проведен молодежный субботник; собрано теплых вещей и белья 67 штук; собрано на строительство танковой колонны 1570 руб. деньгами и 15 015 руб. облигациями.

Решением Казсовнаркома от 13 января 1942 г. Кзыл-Ординский областной корейский музыкально-драматический театр «в целях обеспечения зрительской базой и нормальными производственными условиями работы» переводился из г. Кзыл-Орды на станцию Уш-Тобе Каратальского района Талды-Курганской области. Театр стал именоваться Талды-Курганским областным корейским музыкально-драматическим театром.

На первый взгляд, вызывает недоумение переброска в начале 1942 г. Корейского театра из г. Кзыл-Орды на станцию Уш-Тобе — за 3 тысячи километров с запада на юго-восток Казахстана. Очевидна нелепость ее мотивировки: «В целях обеспечения Кзыл-Ординского областного Корейского театра зрительской базой и нормальными производственными условиями работы перевести Корейский театр из г. Кзыл-Орды в Каратальский район Алма-Атинской области с базой на станции Уш-Тобе».

Кроме того, в решении СНК КССР от 13 января 1942 г. говорилось: «При переброске имущества театра учесть загруженность железнодорожного транспорта и перебросить на ст. Уш-Тобе только имущество, крайне необходимое для работы театра. При переброске исходить из возможности приглашения ряда работников на месте (в Уш-Тобе), из имеющегося там корейского коллектива и лучших сил художественной самодеятельности».

Переброска театра была затруднена из-за отсутствия денег, вагонов. Штат работников театра был сокращен до 40 человек, были взяты реквизиты только для нескольких пьес и концертов.

Необходимо отметить, что это был один из труднейших периодов Великой Отечественной воины. Так почему же понадобилось перевозить Корейский театр из Кзыл-Орды в Уш-Тобе в то сложное для страны время, когда фашисты стояли у Москвы, еще не наступил перелом в войне, Ленинград находился в блокаде, готовилась Сталинградская битва? «В целях обеспечения театра зрительской базой»? Во-первых, накануне войны в Кзыл-Ординской области в 7 районах было 29 самостоятельных корейских колхозов, в них проживало 2678 семей, 12 569 человек, и в доприселенных 75 колхозах еще 1840 семей, 6878 человек, а также рабочих и служащих в городах и на промышленных предприятиях 2478 семей, 8 576 человек; итого 7005 семей, 27 823 человека. Между тем в Алма-Атинской области было лишь 19 самостоятельных колхозов в трех районах, где проживало 2550 семей, 11520 человек, в доприселенных 33 колхозах было 726 семей, 3639 человек, и рабочих и служащих в городах, на промпредприятиях и т. п. — 579 семей, 2542 человека; итого 3855 семей, 17 701 человек. Из изложенного видно, что накануне воины в Кзыл-Ординской области проживало корейцев на 3150 семей, 10 122 человека, больше, чем в Алма- Атинской области. Здесь явно не стыкуется стремление властей перевезти театр из Кзыл-Орды в Уш-Тобе в связи с необходимостью «обеспечения зрительской базой».

В качестве аргумента выдвигалось также обеспечение «нормальными производственными условиями». В Кзыл-Орде театр имел помещение, на капитальный ремонт и оборудование которого в 1938 г. было затрачено 271,8 тыс. руб. В Уш-Тобе же здание театра было построено только в 1946 г. Как уже упоминалось, из-за переезда театр оставил обжитое здание, пришлось еще сократить штаты, уволить многих работников, взять только «крайне необходимое из инвентаря, оборудования и т. п.». В дальнейшем Постановлением Совета Министров КазССР № 494 от 30 мая 1959 г. театр вновь был переведен в г. Кзыл-Орду.

Таким образом, все это позволяет полагать, что переброска театра отражала отношение властей к корейцам-переселенцам. Ведь война приближалась к границам Казахстана. В период Сталинградской битвы он стал прифронтовым районом. Западно-Казахстанская область была объявлена на военном положении, но стала плацдармом Сталинградского сражения, главного во II Мировой войне, ведь именно в его результате наступил перелом в войне в пользу СССР. В Западно-Казахстанской области был размещен личный состав, тыловые службы Сталинградского фронта. Не случайно в тот период фашистская авиация неоднократно бомбила станции Сайхин, Шунгай, Джанибек, расположенные на территории Казахстана. А Корейский театр был очагом культуры народа, насильственно переселенного «в целях пресечения проникновения японского шпионажа». В этом плане «внимание» к театру ощущалось постоянно. Уже 26 июня 1941 г., т. е. на пятый день войны, в приказе по Корейскому театру говорилось: «С 1 июля с. г. всем работникам будут выдавать служебные удостоверения, в связи с этим приказываю всем работникам театра представить фотокарточки — одну штуку размером 3 на 4 см».

27 августа 1941 г. помощник прокурора г. Кзыл-Орды Калужин направил письмо в Корейский театр, где говорилось: «Предлагаем Вам с получением сего представлять в городскую прокуратуру копии всех приказов, распоряжений и постановлений по вашему предприятию». Репертуар театра строго контролировался соответствующими органами.

Итак, с 1942 по 1959 годы наступил теперь уже семнадцатилетний Уштобинский период в истории Корейского театра. Здесь остается только добавить, что 1942 год был годом первого десятилетнего его юбилея.

В Уш-Тобе театр был размещен в здании районного клуба. Силами артистов и местных колхозников к нему были пристроены подсобные помещения из камыша и глины. Крыша его постоянно протекала, стены разваливались, отопление не работало. В зимнее время «артистам приходилось выходить на неотапливаемую сцену, зрителям сидеть в валенках и шубах». Но, несмотря на все перипетии, театр продолжал жить и действовать.

Показателен в этом плане приказ по Корейскому театру от 5 марта 1942 г., в котором говорилось, что драматурги и переводчики театра Ли Гер Су, Тхай Дян Чун, Пай Ен для усиления концертной программы и оборонно-патриотической идеи перевели на корейский язык песни и пьесы. Среди них были песни «В бой за Родину» (сл. Ошанина, муз. Компанейца), «В бой, сыны народа» (сл. Жарова, муз. Лисова), «8-я гвардейская дивизия» (сл. Михалкова, муз. Компанейца), одноактная пьеса Павлова “За Родину» и другие произведения. “За бесплатное выполнение вышеназванной работы объявить благодарность», — говорилось в нем. К 25-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, к 7 ноября 1942 театр организовал подарок трудящимся — постановку пьесы К. Симонова «Русские люди». А когда корейцев стали призывать и трудармию, театр провожал членов своего коллектива. Прика:« по театру от 23 ноября 1942 г; гласил:

«§1.В связи с уходом в ряды Красной Армии уволить бутафора Хе Хын Ден, помощника режиссера Ким Эе Гун, администратора Хе Чан Хя.

§2, Выдать им по одному метру материи для теплых портянок».

В годы войны в театре были осуществлены также постановки пьес Тхай Дян Чуна «Хон Бом До» (1942) о борьбе корейцев за установление Советской власти на Дальнем Востоке, о легендарном командире партизанского отряда Хон Бом До, «Петр Крымов» Финна (1942), «Синий платочек» Катаева (1943), «Дни и ночи» (1944), «Так и будет» (1944) Симонова.

После окончания Великой Отечественной войны драматург театра Цай Ен поставил на его сцене пьесу «Радостная жизнь» (1949) об успехах корейских колхозов в Казахстане, В то время также осуществлялась постановка «Грозы» Островского (1950). Важное место в работе театра проблемам развития Кореи. Был поставлен спектакль Тхай Дин Чуна «Южнее 38-й параллели»(1950).

В 1950 году в жизни Корейского театра произошло интересное событие. Как сказано в архивных документах в 1950 году Ташкентский и Талды-Курганский областные корейские музыкально-драматические театры были объединены, и местом пребывания объединенного Корейского театра стала станция Уш-Тобе. При этом отмечено, что само решение правительства об объединении театров не найдено.

1952 год — год 20-летия театра — был отмечен спектаклями «Ревизор» Гоголя, «Корея в огne» Ен Сен Нена. Заслуги театра в развитии искусства, культуры были высоко оценены руководством республики, он был удостоен Почетной грамоты Верховного Совета Казахской ССР.

После смерти И.В. Сталина 5 марта 1953 года и последовавшей смены руководства страны наступила так называемая «хрущевская оттепель». Началась критика культа личности Сталина и его последствий, предпринимались попытки демократизации политической жизни в СССР.

Корейцы начали «петиционную кампанию», т. е. стали писать в самые разные инстанции партийные, советские — о своем положении, о незаслуженных репрессиях и преследованиях в годы сталинского режима. Активно включился в эту деятельность и коллектив Корейского театра.

25 марта 1955 г. коллектив театра обратился с письмом в ЦК Компартии Казахстана на имя Первого секретаря ЦК П.К. Пономаренко. В нем подробно говорилось о заслугах театра и самоотверженном труде его работников. Тогда уже, как отмечалось выше, театр был награжден Почетной грамотой Верховного Совета КазССР, трем его работникам было присвоено звание «заслуженный деятель искусств КазССР», пяти — «заслуженный артист Казахской ССР», восемь человек были награждены Почетными грамотами Верховного Совета Казахстана.

Но несмотря на это, а также на неоднократные обращения в Министерство культуры КазССР и СССР, театр находился в 3-й категории, штат его был ограничен всего 24 артистами и 5 музыкантами. От 6 до 8 месяцев в году они разъезжали по гастролям, а база театра была в маленьком райцентре, где кроме театра (да и в области это был единственный театр) не было других культурно-просветительных учреждений». Далее авторы письма писали о том, что в Казахстане с момента переселения из Дальневосточного края театр работал уже на протяжении 18 лет, но за все эти годы, несмотря на неоднократные просьбы, он даже ни разу не был с гастролями в столице республики г. Алма-Ате и «не имел возможности показать свои спектакли перед трудящимися столицы». На просьбы о гастролях Корейского театра в столице республики Министерство культуры Казахстана отвечало отказом, ссылаясь на нехватку средств для их организации. Работники театра «варились в собственном соку», не имея возможности общения со своими коллегами в Алма-Ате, не говоря уже о Москве или Ленинграде, — говорилось в письме. Материальная база театра была чрезвычайно бедной, здание старое, без отопления, разваливалось. Грузовая машина, выделенная театру еще в 1948 г., прошла более 200 тысяч километров и пришла в негодность и т. п.

Все эти усилия коллектива Корейского театра и корейской общественности не прошли даром. 15 апреля 1955 г. руководством республики было принято решение перевести театр из 3-й категории во 2-ю, организовать в сентябре 1955 г. гастроли Корейского театра в Алма-Ате, предусмотреть в 1956 г. творческую командировку ведущих работников театра в Москву и Ленинград, планировалось включить в предстоящий пятилетний план капитального строительства строительство здания Корейского театра. Театру выделялся грузовик ГАЗ-51.

В 1956 г. Корейский театр начал подготовку к 25-летию своего образования и 20-летию пребывания в Казахстане. Итоги его деятельности были изложены в «Справке о работе театра», составленной его тогдашними директором Те Ден Гу и главным режиссером Цай Еном. В ней они писали, что на протяжении всех лет своего существования театр играет огромную роль в деле развития корейской национальной культуры среди корейских трудящихся. Перенимая богатейший опыт русской театральной культуры, передовых театров Союза ССР, молодой Корейский театр год за годом становился на ноги как профессиональный театр. На его сцене шли «Враги», «Eгор Булычев и другие» Горького, «Гроза» Островского, «Ревизор» Гоголя, «Любовь Яровая» Тренева, «Платон Кречет», «Калиновая роща» Корнейчука, «Русские люди» Симонова, «Козы-Корпеш и Баян-Сулу» Мусрепова, «Отелло» Шекспира, «Коварство и любовь» Шиллера и т. д. Оригинальные пьесы, созданные корейскими драматургами: «Хын Бу и Нор Бу», «Хон Бом До» — Тхаи Дян Чуна, «Сим Чен Ден», «Дори и Сун Тхан» — Цай Ена, «Сказание о Чун Хян» — Ли  Дена, являются основным фондом в репертуаре театра. Пьесы «Южнее 38-й параллели» Тхай Дян Чуна, «Корея в огне» Ен Сен Нена, написанные в период Отечественной войны, пользовались широкой популярностью не только среди корейского населения, но и во многих странах.

За годы деятельности театр выдвинул из своей среды свыше 10 драматургов и переводчиков, из них 3 члена Союза писателей Казахстана. Многие артисты и музыканты, выросшие в театре, в настоящее время работают руководителями домов культуры и коллективов художественной самодеятельности корейских колхозов в республиках Средней Азии и Казахстане, подчеркивалось в документе.

За время существования театра корейскими драматургами создано свыше 40 оригинальных пьес большого полотна, около 30 одноактных пьес и совместно с композиторами создано около 20 концертных программ. Десятки песен, рожденных в стенах театра, широко распространены среди корейских трудящихся. За успешную творческую работу в области театрального искусства Указом Президиума Верховного Совета Казахской республики было присвоено 4 работникам звание заслуженного деятеля искусств КазССР, 6 — звание заслуженного артиста КазССР, имеются заслуженные артисты Узбекской ССР, 18 человек награждены Почетной грамотой Верховного Совета.

Творческий отчет театра в столице Казахской республики в октябре 1955 г., дальние гастроли по Украине и закавказским республикам, встречи с видными деятелями искусства и литературы дали огромную пользу работникам театра.

Анализ репертуара театра наглядно показывает, что за время существования на казахской зеле он твердо выдерживал триединую линию синтеза тематики: советской, казахской, корейской. Первьми постановками пьес казахских драматургов были: «Козы-Корпеш и Баян-Сулу» Г. Мусрепова, «Волчонок под шапкой» К. Мухамеджнова, а затем «Карагоз», «Кобланды» М. Ауэзова, «Каракумская трагедия» О. Бодыкова, «Семья Аллана», «Я женюсь на бабушке» Г. Мухтарова, а также произведения других советских авторов: «Стрекоза» Бараташвили, «Бай и Батрак» Хамзы, «Судьба отца» Жалкиева, «Тополек мой в красной косынке», «Материнское поле» Айтматова, «Ночь лунного затмения» Карима и другие.

Итак, с 1942 по 1959 гг., т. е. на протяжении семнадцати лет, Корейский театр находился в Уш-Тобе. 30 мая 1959 г. вышло постановление Совета Министров КазССР о переводе областного Корейского театра со станции Уш-Тобе в г. Кзыл-Орду, теперь он вновь стал Кзыл-Ординским областным музыкально-драматическим театром.

1959 год был знаменательным в истории Корейского театра. Он принял активное участие в Декаде культуры и искусства Казахской ССР в Москве. За успешное выступление коллектива театра на этих мероприятиях его главный режиссер Цай Ен был награжден орденом «Знак Почета», а директор Те Ден Гу и народная артистка республики Ли Хам Дек — медалью «За трудовое отличие».

Ярким свидетельством его большого творческого потенциала стал тот факт, что в I960 году был заключен творческий союз между Корейским театром и Московским театром сатиры.

Наступил 1962 год — год 30-летия со дня образования театра. 22 марта 1962 г. ввиду того, что Кзыл-Ординский облстной Корейский театр обслуживал все корейское население СССР, он был переименован в Корейский музыкально-драматический театр. 7 декабря 1962 г. «за заслуги в развитии корейского театрального искусства» большой группе артистов и работников театра были присвоены почетные звания и вручены Почетные грамоты Верховного Совета КазССР. Почетного звания «народный артист КазССР» были удостоены заслуженные артисты КазССР Ким Дин и Ли Хам Дек, звание заслуженного артиста КазССР было присвоено артисту Ли Ен Су. Почетными грамотами Верховного Совета КазССР были награждены директор театра Те Ден Гу, заслуженная артистка КазССР Цой Бон До, главный режиссер театра, заслуженный деятель искусств Казахской ССР Цай Ен, заслуженный артист КазССР Пак Чун Себ, режиссер, заслуженный деятель искусств КазССР Ен Сен Нен, заслуженные артисты КазССР Н.П. Ли, Ли Гер Су, заслуженная артистка А. Ли (Ген Хи), заслуженный деятель искусств КазССР, главный художник Г.М. Кан, артисты Е.П. Ногай, Д.Е. Тян, заведующий цехом театра Пак Ден Хи, рабочий сцены Хе Хын Дек.

В 60-е годы труппа театра пополнилась молодыми артистами, выпускниками Ташкентского ГИТИСа им. А. Островского и Алма-Атинского театрально-художественного института.

Изучая историю Корейского театра в 1960-е годы, нельзя обойти вниманием тот факт, что именно тогда корейцы Казахстана чуть было не лишились своей гордости и достояния — национального театра. Напомним, что это был период «хрущевской декады», который достаточно символично называют «хрущевской оттепелью», и в то же время периодом «субъективизма и волюнтаризма» Н.С. Хрущева.

Именно в те годы на полном серьезе ставился вопрос о перебазировании Корейского театра со ст. Уш-Тобе в г. Ташкент. В пользу данного решения приводилась масса самых разных аргументов. Насколько серьезной была ситуация, позволяет судить тот факт, что Корейский театр планировалось разместить в Ташкенте, и в Куйлюке (район компактного проживания корейцев) уже даже была автобусная остановка «Корейский театр», о чем сообщала в одном из своих номеров за 1963 год газета «Ленин кичи». Но в последний момент руководству Казахстана все же удалось сохранить Корейский театр в своей республике. Сам факт попытки перевести Корейский театр из Казахстана в Узбекистан привел к тому, что ему стали уделять больше внимания.

В целях дальнейшего развития корейского музыкально-драматического искусства Совет Министров КазССР 25 ноября 1963 г. принял постановление с 1 января 1964 г. Корейский музыкально-драматический театр перевести из областного подчинения в республиканское. В1966 году был заключен творческий союз между Академическим казахским театром им. М. Ауэзова и Корейским театром. Конец 1960-х годов принес новые изменения в жизнь Корейского театра — он был переведен в столицу Казахстана г. Алма-Ату.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »