Корейский писатель Чо Мёнхи на Дальнем Востоке России (1928-1938). К проблеме воссоздания жизненного и творческого пути

Чо Мен Хи

Чо Мен Хи

В.А. КОРОЛЕВА, В.С. КАЮМОВ
(ДВФУ, Владивосток)

В статье на основе анализа новых источников и научной литературы делается попытка воссоздания творческого и жизненного пути Чо Мёнхи с момента вынужденного перехода границы и появления в советском Приморье в 1928 г. до ареста по доносу осенью 1937 г. и гибели в застенках НКВД весной 1938 г. Представлены новые грани его активной общественной деятельности: литературной, публицистической, педагогической, просветительской, идеологической и др., благодаря чему выявляется истинный масштаб его роли в процессе развития культуры корейцев в течение десятилетия пребывания писателя на Дальнем Востоке России, вплоть до начала их массовой депортации в Казахстан и советские республики Средней Азии осенью 1938 г.

 

Плодотворная общественная и культурная деятельность Чо Мёнхи, как сказано, охватывает десятилетие. Трагическая гибель в расцвете сил (на 44-м году жизни) и последующее многолетнее забвение привели к тому, что имя этого крупного деятеля культуры и искусства в Корее и на Дальнем Востоке России до недавнего времени было мало известно не только широкой научной и художественной общественности, но и многим специалистам. И лишь с постепенным воссозданием фактов биографии и творчества Чо Мёнхи выясняется подлинный масштаб многогранной личности писателя, поэта, драматурга, режиссера, журналиста, педагога, просветителя, общественного деятеля, его место в культурно-историческом процессе в Корее и на Дальнем Востоке России. Поистине, имя Чо Мёнхи переживает второе рождение.

Целью нашей работы является попытка воссоздания этапов жизненного пути Чо Мёнхи и выявления векторов его активной и многосторонней социокультурной деятельности в период пребывания на Дальнем Востоке России. Поэтому возникает необходимость критического изучения крупиц имеющейся информации, а также поиска и введения в научный оборот новых материалов на русском и корейском языках, т.е. расширения рамок источниковой базы.

Чо Мёнхи родился 10 августа 1894 г. в деревне Пёгамни уезда Чинчхон провинции Северная Чхунчхон на юге Кореи. Его отец был известным в Корее конфуцианским ученым второй половины XIX в. В 1899 г., когда Чо Мёнхи исполнилось пять лет, отец умер, поэтому решающее влияние на гражданское и творческое формирование личности мальчика оказал его старший брат Чо Гонхи, патриот, поэт, знаток китайской литературы[1]. Чо Мёнхи с раннего детства овладевал родным корейским и одновременно китайским языком, знаниями о корейской и китайской литературе, искусстве. Ввиду наличия обширной домашней библиотеки много читал.

После домашнего обучения Чо Мёнхи получил системное образование в учебных заведениях: окончил начальную школу в своей деревне Пёгамни, затем перешел в начальную школу в провинциальном центре — городе Чинчхон, после окончания которой поступил в сеульскую среднюю школу. И позже — в течение 1919-1923 гг. учился на философском факультете Восточного института в Токио. Обучение в Японии, знакомство с европейской и русской литературой (в переводах на английский язык) способствовало изучению японского и нового — английского языка. В результате, помимо родного корейского, Чо Мёнхи овладел китайским, японским и английским языками.

С детства привитая любовь к чтению, к литературе Кореи просветительского направления (повестям политического характера «синсосоль»), а также к литературе Китая и европейских стран сформировали в будущем литераторе патриотическое желание приобщить Корею к числу цивилизованных стран и тем самым способствовать независимости Родины. И как показало время, эта благородная просветительская идея, запавшая в душу романтичного и восприимчивого к социальной несправедливости юного героя, воплотилась в его дальнейшей невероятно сложной жизненной программе и активной гражданской позиции. Под впечатлением от прочтения романа Виктора Гюго «Отверженные» он написал несколько поэтических произведений и фрагменты повести, впервые задумавшись о литературном поприще[2].

1 марта 1919 г. в Корее, аннексированной Японией в 1910 г., вспыхнуло антияпон- ское национально-освободительное движение, получившее название «Первомартов-ского». Чо Мёнхи принял в нем самое активное участие, за что на несколько месяцев попал в тюрьму. После освобождения, переполненный просветительскими идеями, он создал драматический кружок, в котором ставил пьесы собственного сочинения и выезжал со спектаклями в родной уезд. В пьесах молодой драматург освещал про-блему, особенно волновавшую просветителей, — столкновение новых прогрессивных идей со старыми феодальными догмами традиционного корейского общества на фоне семейного конфликта между «детьми» и «отцами»[3].

Накопив немного денег для дальнейшей учебы и преодолев с помощью друзей дорогу до Токио, Чо Мёнхи наконец-то смог осуществить свою давнюю мечту — получить дальнейшее образование. Обучение на факультете философии токийского Восточного института ему приходилось сочетать с работой. Он испытал на себе все трудности жизни небогатых людей, получив жизненный опыт и необходимую закалку характера. За время обучения в Токио Чо Мёнхи участвовал в движении корейских студентов за развитие национального драматического искусства, писал стихи. Не имея более возможности оплачивать обучение, весной 1923 г. он вернулся на Родину. По настоянию родственников женился на девушке по имени Мин Сик.

Чо Мен Хи 001

Чо Мёнхи в своем доме на родине с родственниками. Слева направо: жена старшего брата (Чо Гонхи) И Гу, их маленькая дочь, племянница Чо Мёнхи Чо Сунсук, жена Мин Сик, сам Чо Мёнхи, старший брат Чо Гонхи, племянник Чо Пёгам (будущий поэт), мать Чонси[4].

Под влиянием творчества индийского писателя-гуманиста Рабиндраната Тагора, а также европейских, и в частности немецких писателей И.В. Гёте и Г. Гейне молодой поэт создал первый сборник стихов «На весеннем лугу», опубликованный в 1924 г.[5]. Позже Чо Мёнхи назвал этот поэтический сборник «историей своей души». В поэзии молодого автора явно ощущалось влияние эстетики западноевропейского романтизма, которое подтолкнуло поэта к созданию звучащего, эмоционального мира природы: яркая черта поэтического творчества Чо Мёнхи — обращение к звуковым образам. В его поэзии звуки природы в одном случае дополняются звучанием корейских музыкальных инструментов — колокольчика, скрипки, комунго, барабана. В другом же — он облекает природные звуки в формы музыкальных жанров — песня, элегия, симфония, — говорит о мелодии природных явлений…[6].

1924 год стал поворотным в творчестве Чо Мёнхи, он полностью погрузился в литературную жизнь Сеула и вошел в число молодых литераторов «Школы нового направления», искавших новые пути развития корейского искусства. Увлеченный марксистской литературой, Чо Мёнхи занялся публицистикой и вскоре сделал осознанный выбор между поэтикой и философией ненасильственного сопротивления Р. Тагора и реализмом М. Горького в пользу социальной проблематики и активного героя. С этого момента основными темами творчества Чо Мёнхи становится горькая судьба Родины, страдания корейцев и великая миссия героя — борца за освобождение народа.

Повесть «Река Нактонган», опубликованная в 1927 г., вошла в число лучших произведений корейской литературы ХХ в. «нового направления»[7]. А в 1925 г. вместе с несколькими соратниками он встал во главе Корейской федерации пролетарского искусства. Активная творческая и общественная деятельность Чо Мёнхи сопровождалась постоянными преследованиями со стороны японских властей. Под угрозой ареста в 1928 г. он был вынужден покинуть Корею и, по совету друзей перейдя границу, просить советского гражданства. В мемуарах Екатерины Цой (ученицы Чо Мёнхи) описан эпизод пересечения писателем границы. Пытаясь представиться советским пограничникам, писатель говорил на корейском, китайском, японском и английском языках, но не был понят. От офицера пограничной заставы поступило указание отвезти корейца на пограничный пост, а из Владивостока вызвали переводчика. Прибывший переводчик забрал изможденного писателя во Владивосток. Так закончилась жизнь на Родине и начался новый — российский — этап в жизни Чо Мёнхи.

В первые три года Чо Мёнхи работал преподавателем в корейской школе деревни Пуциловка близ Уссурийска и активно занимался литературным творчеством, публицистикой. Большое количество стихов, пьес и статей были опубликованы в издававшейся во Владивостоке корейской газете «Сонбон» («Авангард»)[8].

Талантливый педагог, Чо Мёнхи придавал своим стихам и пьесам методическую направленность. Ученики Чо Мёнхи охотно вспоминают о своем учителе как о человеке творческом и доброжелательном. Известно, что писатель ставил вместе с детьми спектакли по произведениям корейской литературы.

Следует подчеркнуть, что активная пропаганда Чо Мёнхи изучения национальной литературы оказала огромное влияние на корейцев Приморья, способствуя сохранению у них чувства неразрывной связи с исторической родиной. При этом нужно учитывать особое обстоятельство, что к концу 1920-х — началу 1930-х годов граница была окончательно перекрыта. И непосредственная связь с исторической родиной (в том числе и через многочисленных родственников, постоянно перемещавшихся ранее через границу) была потеряна.

Одна из учениц пуциловской школы, уже упомянутая Екатерина Цой, спустя много лет вспоминала, что учитель писал специально для них десятки стихотворений и пьес, которые служили школьникам на уроках своеобразной хрестоматией[9]. Такое учебное пособие, представленное в яркой художественной форме, несомненно, способствовало качественному усвоению учениками прорабатываемого материала.

В то же время одна из первых исследователей корейской поэзии 1920-х годов Л.В. Галкина утверждает, что в Пуциловке Чо Мёнхи «вел драмкружок (подчеркнуто нами. — Авт.), который впоследствии перерос в корейский национальный театр…»[10].

Не со всеми утверждениями этого автора можно полностью согласиться, поскольку создание корейского театра представляло собой весьма сложный и многоступенчатый процесс и лишь отчасти было связано с пуциловским драмкружком. Ведь И.Ф. Ким утверждает, что в труппу театра вошли лучшие участники нескольких театральных кружков из Владивостока, действовавших при клубе в корейской слободке, корейской школе на табачной фабрике[11].

В свою очередь историк корейского театра и режиссер И.Ф. Ким приводит сведения о том, что театральный кружок при школе в Пуциловке был создан в 1929 г.[12]. А как известно, Чо Мёнхи находился в данное время в этом месте, что подтверждает наше предположение.

Однако И.Ф. Ким упоминает только двух организаторов этого драмкружка. Один из них — Ким Дин, родившийся в 1902 г. в Пуциловке и окончивший там школу, а в 1930-х годах выдвинувшийся в ряд ведущих артистов корейского театра и получивший впоследствии звание народного артиста Казахской ССР. Другой — Пак Ир, ставший позже преподавателем в корейском педагогическом техникуме.

В то же время И.Ф. Ким указывает на то важное обстоятельство, что Чо Мёнхи редактировал пьесы, писал скетчи, фельетоны и сатирические куплеты на международные политические темы. А во время летних каникул группа молодежи выступала в стиле синеблузников с подготовленной программой, включавшей лекции о внешней и внутренней политике, дополнявшиеся чтением стихов, разыгрыванием пантомим и одноактных пьес на злобу дня: о Чемберлене, о японских милитаристах, нэпманах, кулаках, пьяницах, а также высмеивавших пережитки прошлого. Гастроли длились полтора-два месяца. Спектакли давались в клубах, красных уголках, избах-читальнях, на полевых станах, рыбацких шхунах, а иногда — на открытых полянах[13].

Очень важное дополнение к этим сведениям удалось получить совсем недавно от нашего современника, писателя Геннадия Лю, автора книги «Золотое перо Кореи» о жизни и творчестве Чо Мёнхи: «Насколько можно судить по скупым сведениям его современников, он был хорош собой и весьма привлекателен — статный, энергичный, задорный и щедрый до расточительности — словом, был артистической натурой, …не только писал пьесы, но и играл в них…»[14].

Таким образом, исходя из свидетельств Л.В. Галкиной и Г. Лю, можно считать наше первоначальное предположение об основополагающей роли Чо Мёнхи в организации и деятельности драмкружка при школе в Пуциловке верным. По- видимому, Чо Мёнхи не только был организатором, драматургом и режиссером, но и принимал непосредственное участие в спектаклях школяров-синеблузников в качестве актера.

Очевидно, что рождению в пуциловской школе крестьянской молодежи драматического кружка (о деятельности которого пишут Л.В. Галкина и И.Ф. Ким) способствовала организационная и творческая деятельность неутомимого просветителя Чо Мёнхи, уже имевшего опыт организатора, режиссера-постановщика, драматурга и актера. Фактически он создал ядро будущего театрального организма — актерскую труппу.

Понятно, что создание в 1932 г. во Владивостоке Корейского музыкально-драматического театра было бы невозможным без такого театрального коллектива, имевшего большой опыт работы. Но деятельность театра также была бы неосуществима без репертуара, созданного на основе национальной литературы и по законам драматургии нового времени. И решению этой проблемы Чо Мёнхи посвятил себя полностью.

Первое крупное произведение Чо Мёнхи, опубликованное в СССР, — «Попранное Корё», созданное в 1928 г. на основе личных впечатлений о тяжелой участи колониальной Кореи, полученных в период социального и творческого взросления на Родине, вызвало большой интерес и в Корее, и у российских корейцев. В этот момент писатель меняет свой прежний литературный псевдоним с антияпонским оттенком «Пхосок» — «артиллерийский камень» (в сторону японского узурпатора) — и подписывается новым именем Михаил Чон.

Находясь под сильным впечатлением от окружавшей его жизни, Чо Мёнхи в 1931 г. написал стихотворение, посвященное 14-й годовщине Октябрьской революции в России. А позже завершил роман «Под красным знаменем»[15]. Это произведение распространялось среди корейцев в списках — переписывалось в тетради. После ареста писателя рукопись была утеряна. В целом в Приморье Чо Мёнхи создал немало произведений и среди них стихи и поэмы «Попранное Корё» («Растоптанная Корея») (1928), «Песня Октября» (1931), «Большевистская весна» (1931), «Женская ударная бригада» (1931), «Клянемся!», «Первомайская демонстрация» (1934), стихи «Для самых маленьких» и многие другие произведения[16].

В августе 1933 г. была организована Корейская секция Приморского областного оргкомитета Союза советских писателей, объединившая на первых порах 13 молодых писателей и поэтов. Вошедшая в Корейскую секцию молодежь устраивала публичные литературные вечера, которые с удовольствием посещали самые разные слушатели, в том числе рабочие, студенты. И затем заинтересованные участники вечеров вовлекались в организуемые Корейской секцией литературные кружки, которые действовали во Владивостоке, Никольске-Уссурийском и других местах компактного проживания корейцев[17].

Уже осенью члены корейской секции открыли литературную страницу в самой популярной корейской газете «Сонбон» («Авангард»). Активная просветительская и пропагандистская деятельность корейских литераторов способствовала развитию литературного движения среди корейского населения Приморского края, что, в свою очередь, помогло выявить новых поэтов, писателей, драматургов.

В октябре 1933 г. корейская секция выпустила сборник, что само по себе явилось знаковым событием в массовом литературном движении. Известно, что в это время во Владивосток — город своей студенческой юности — прибыл А.А. Фадеев. Возможно, именно тогда состоялась первая встреча двух писателей с трудной и трагической судьбой, организаторов литературного процесса на Дальнем Востоке СССР.

В том же, 1933-м в Хабаровске при поддержке А.А. Фадеева был сформирован краевой оргкомитет Союза писателей, а его представители закреплены за основными городами в качестве кураторов. В составе оргкомитета была создана секция оборонной литературы и национальное бюро с рядом секций[18]. В состав национального бюро вошли писатель Василий Ким (ответственный секретарь Дальневосточного оргкомитета), редактор китайской газеты «Рабочий путь» Чжоу Да-вэнь, он же В.В. Чугунов, представитель краевого комитета латинизации Н.И. Любин и другие товарищи, хорошо знавшие жизнь, быт и культуру народностей, населяющих Дальневосточный край. Им было поручено оформить секции: китайскую, корейскую и малых народностей. Вероятно, в эту группу был включен и Чо Мёнхи.

4 февраля 1934 г. в Хабаровске состоялось общегородское собрание писателей, журналистов и редакционно-издательских работников, а 15 апреля открылся съезд советских писателей Дальнего Востока. Один из главных вопросов съезда звучал так — «О литературе национальностей ДВК». На съезде был избран Дальневосточный краевой комитет ССП и, по-видимому, состоялось предварительное рассмотрение кандидатур делегатов на Всесоюзный съезд советских писателей[19].

5 июня 1934 г. в Хабаровске в преддверии первого съезда писателей СССР начала работу Первая краевая конференция писателей и литкружковцев Дальневосточного края (ДВК), в которой приняли участие такие выдающееся личности, как знаменитый писатель-дальневосточник Александр Фадеев, китайский поэт Эми Сяо, внесший существенный вклад в работу национальных секций писателей — китайской и корейской. Делегатом на эту конференцию был послан и талантливый корейский писатель Чо Мёнхи[20]. Кроме того, в состав приморской делегации на краевую писательскую конференцию от корейской литературной секции вошли писатели и поэты Анатолий Хан и Тэ Дон-Гю, а от китайской секции — критик М. Смидович и драматург Тэнь Шань (Тинь-Шань). Созыв конференции имел важнейшее культурно-политическое значение и, как отмечала партийная газета «Красное знамя», стал «показателем выросшей культурной активности трудящихся Дальневосточного края, а также роста рядов литературной рабочей молодежи и развертывания литературного движения в крае»[21].

На расширенном заседании областного оргкомитета Союза советских писателей (ССП) с участием писательского актива была отмечена деятельность начинающих писателей и поэтов корейской и китайской секций. Были сформулированы требования к вступлению в Союз советских писателей СССР: «…такое право могло быть за-работано только длительной учебой, выучкой, хорошей литературной продукцией»[22].

Понятно, что создание новой корейской литературы, способствующей формированию советского мировоззрения у корейцев-дальневосточников, являлось задачей, требовавшей незамедлительного решения. Современных пьес требовал и оформившийся в 1932 г. во Владивостоке Корейский театр, остро нуждавшийся в актуальном репертуаре. В 1934 г. А.А. Фадеев посетил этот театр и после спектакля в беседе с руководителями театра отметил, что перед коллективом стоит сложная и ответственная задача «утвердить советский национальный театр, театр высокой гражданственности, отвечающий требованиям своего времени»[23]. И начинающие корейские литераторы, драматурги и театральные деятели, стремясь к решению проблемы, работали над произведениями, которые планировались Чо Мёнхи к редактированию и публикации.

Активная организационная, творческая, редакторская и наставническая деятельность Чо Мёнхи на любом уровне — и краевом (приморском), и региональном (ДВК) — была весьма плодотворной. А.А. Фадеев, уже знакомый с Чо Мёнхи и его деятельностью и творчеством по Владивостоку, рекомендовал его в члены Союза советских писателей и на работу в писательскую организацию Хабаровска.

Комиссией Дальневосточного правления ССП Чо Мёнхи был принят в члены Союза советских писателей и делегирован на I Всесоюзный съезд писателей. Однако сведения о его поездке в Москву отсутствуют. Более того, известно, что билет члена Союза писателей Дальневосточное правление ССП передало для вручения Чо Мёнхи ответственному секретарю и главе национального бюро Василию Киму. Но Чо Мёнхи находился в Пуциловке. Поэтому В. Ким билета писателю так и не вручил. В Хабаровском краевом архиве есть короткая записка репрессированного впоследствии писателя Ивана Шабанова, адресованная Чо Мёнхи, от 26 августа 1935 г.: «Получили ли Вы билет членский или нет? Сообщите. Билет документ важный, за подписью М. Горького, и к нему надо относиться очень бережно. Привет. Крепко жму руку. Ив. Шабанов»[24]. Но при аресте В. Кима билета Чо Мёнхи при нем не оказалось. Краевое правление ССП обратилось к Всесоюзному правлению с просьбой о выдаче Чо Мёнхи дубликата членского билета, но в просьбе было отказано.

(Позже, на первом краевом собрании писателей, состоявшемся 15-17 июня 1937 г., председателем правления Михаилом Алексеевым было высказано чудовищное «предположение», что «японский шпион Ким Василий якобы затерял союзный билет Чо Мёнхи; не исключена возможность, что он переслал этот писательский билет японской контрразведке»[25].)

Чо Мен Хи 002

Дом, в котором Чо Мёнхи жил с семьей в Хабаровске (1934-1937)

В начале 1935 г. редакции корейской газеты «Сонбон» («Авангард») и китайской «Рабочий путь» переехали из Приморья в Хабаровск. За ними последовал и Чо Мёнхи с семьей. Его поселили в «писательском доме», в помещении редакции журнала «На рубеже». В краевом центре ДВК — Хабаровске активность многогранной деятельности Чо Мёнхи в Дальневосточном отделении Союза советских писателей возросла еще более. Его считали «квалифицированным писателем», прислушивались к его мнению, ему поручали ответственные задания[26].

В 1935 г. в Хабаровске вышел альманах «Родина трудящихся» на корейском языке. Это стало знаменательным событием в жизни края: его обсуждали на читательских конференциях в Хабаровске, во Владивостоке, в Уссурийске. В альманах вошли и стихи Чо Мёнхи, в том числе «Выступим с клятвой»[27]. Там же была опубликована поэма талантливого поэта, прозаика и драматурга Цой Хорима «Сибериа чхольдохэнъ» («По Сибирской железной дороге»), состоявшая из 124 куплетов и написанная автором в поездке из Владивостока в Москву по Сибирской железной дороге на курсы «красной профессуры»[28].

В рецензии на альманах «Родина трудящихся», напечатанной в журнале «На рубеже», говорилось: «Темы произведений — это горячие будни, радостная практика социалистического строительства в крае: охрана колхозного добра, ударники на промыслах в колхозах, красноармейцы на обороне рубежей края, челюскинская эпопея, любовь к девушке — товарищу по труду…» Первый номер альманаха вышел тиражом 5200 экземпляров и, по свидетельствам современников, понравился читателям-корейцам[29].

В июле 1936 г. Чо Мёнхи утвердили инструктором национального сектора Дальневосточного краевого правления ССП. В том же году планировалось издание корейского сборника (авторы Чо Мёнхи, Цай Ен, Анатолий Хан, Цай Дон Чер и др.). Тираж каждого сборника должен был быть не менее 10 000 экземпляров[30]. Интерес вызывает упоминание среди авторов сборника имени режиссера Корейского театра, выпускника ВГИКа и ученика великого советского кинорежиссера, актера, сценариста, художника, педагога Всеволода Илларионовича Пудовкина — Цай Ена.

А на съезде приморских писателей все в том же, 1936-м во Владивостоке была отмечена важность творчества Чо Мёнхи и высокий идейный и художественный уровень его творчества[31].

Одновременно Чо Мёнхи работал над романом «Партизаны Маньчжурии», посвященным корейскому национально-освободительному движению на Северо-Востоке Китая[32].

К 1937 г. работа над рукописью романа в целом была завершена, и несколько друзей Чо Мёнхи успели с ней ознакомиться. Но роман не был опубликован: сначала рукопись забраковали в одном из издательств, а впоследствии «потеряли» в другом. По-видимому, этим литературным трудом заинтересовались репрессивные органы и в связи с развернувшейся политической кампанией «по разоблачению японских шпионов» творческим планам корейского писателя не дано было осуществиться…

По оценке исследователя истории художественной литературы на Дальнем Востоке России Л.Я. Иващенко, культурная жизнь в регионе в рассматриваемый период, как и вся обстановка в стране, определявшаяся идеологическими догмами и разраставшимися репрессиями, отличалась неустойчивостью. Многочисленные аресты среди интеллигенции меняли состав творческих организаций, отрицательно сказывались на их работе. За годы второй пятилетки, в частности, значительно изменился состав Дальневосточного отделения ССП. Так, на 1935 г. в списках принятых в члены Союза значатся: Афанасьев В.Н., Бытовой (Каган) С.М., Гай А. (Плешков А. А.), Кисин Б.О., Кобец Г.Я., Ким Б.А., Кулыгин П.Г., Сяо Эми, Титов Е.И., Чо Мёнхи, Тинь-Шань, Шабанов И.И., Эрдберг О. Кандидаты в члены ССП: Амурский Д.И., Добин Е.И., Савонов-Амурцев Н.И. В 1938 г. из названных лиц членами Союза остались: Афанасьев, Бытовой, Гай, Кобец, Тинь-Шань. Остальные исключены, арестованы или депортированы[33].

В отечественной историографии художественной культуры российских корейцев современного периода Чо Мёнхи заслуженно называют основоположником советской корейской литературы, а в Республике Корея — зачинателем литературы нового направления. Специалисты проводят параллели между его творчеством и творчеством М. Горького.

Идея социальной справедливости и призыв к борьбе за переустройство жизни, мысли о будущем своей страны, о человеке, его достоинстве и свободе ярко выразились в творчестве русского писателя. Эта же социальная проблематика не только стала основным стержнем творчества корейского писателя-демократа Чо Мёнхи, но была положена им и его единомышленниками в основу развития корейского театра и общей концепции развития советской корейской художественной культуры.

Музыковеды отмечают большую роль Чо Мёнхи в создании программы развития корейского песенного творчества[34]. Ее основные идеи были им изложены в 1935 г. на страницах самой массовой советской корейской газеты «Сонбон» («Авангард») в статье «Обновим корейскую песню»[35]. В этой статье автор приветствовал появление первого опубликованного редактором-составителем Тхай Ин Су сборника корейских песен. Чо Мёнхи отмечал, что потребность в таком сборнике была поистине насущной и с его выходом «корейские трудящиеся получили прекрасно переведенные на корейский язык революционные песни и первые советские массовые корейские песни». Он также выражал уверенность в том, что появление этого песенника оказало «глубокое воздействие на появление других массовых корейских песен» и способствовало распространению революционных песен «не только среди корейцев нашей страны, но и зарубежных».

Здесь необходимо обратить внимание на то, что в этом высказывании содержится его забота о воспитании из советских корейцев свободных и социально активных людей и полное признание новой Родиной — СССР (который в советский период считался родиной борцов за свободу и справедливость всех стран). Чо Мёнхи твердо верил, что Россия поможет корейцам добиться освобождения Кореи от японского владычества. Этой главной цели он посвящал свою жизнь и был убежден в том, что вернется в Корею и продолжит там свою просветительскую миссию.

Напомним, что многие появлявшиеся в это время корейские песни, созданные корейскими авторами-песенниками Ён Сён Нёном, Пак Ён Джином, Тхай Ин Су и др., служили музыкальными лейтмотивами в новых спектаклях Корейского театра, а затем получали долгую самостоятельную жизнь. И в этой истории много общего с песенным творчеством И. Дунаевского. Песни из первых советских звуковых кинофильмов после кинопремьеры получали широкое признание и самостоятельную жизнь.

Понимая важность корейской национальной песенной традиции и пытаясь зафиксировать ее локальные варианты, Чо Мёнхи собирал и обрабатывал корейский фольклор. В 1937 г. под его редакцией планировалось издание сборника «Народные песни Кореи»[36].

При рассмотрении активной общественной деятельности Чо Мёнхи, его многочисленных творческих встреч и концертов, лекций по литературе, выступлений в радиопередачах[37], не возникает сомнения в ведущей роли писателя в общем процессе «строительства советской корейской культуры» на Дальнем Востоке России, в незыблемости его авторитета среди российских корейцев и творческой общественности страны.

Новый рисунок

Жена писателя Хван Мёнхи[38]

Яркость личности и огромное человеческое обаяние отразились и на личной судьбе Чо Мёнхи. В свой самый счастливый (по его собственному заключению) период жизни в 1931 г. он встретился со своей женой Хван Мёнхи. Необходимо отметить удивительное созвучие имен этих молодых талантливых людей, возможную предначертанность этой встречи…

Благодаря воспоминаниям жены, записанным Екатериной Чхве, удается осветить неизвестные ранее страницы жизни семьи Чо Мёнхи[39].

Родители Хван Мёнхи принадлежали к знатному роду. Но разорение заставило их оставить Корею и искать лучшей доли в России. С получением российского подданства семья обрела земельный надел в деревне Пуциловка. При крещении Хван Мёнхи получила русское имя Мария Ивановна. Поскольку она рано потеряла мать, а отец постоянно и тяжело болел, Марии приходилось много работать в поле и присматривать за младшими братьями. Только когда братья подросли, Мария смогла отправиться на учебу во Владивосток, где успешно освоила программу на курсах ликбеза и выучила русский язык.

По свидетельствам современников, Мария часто выступала на различных собраниях. Эта простая сельская женщина явно обладала даром красноречия и поражала одухотворенностью мысли. Спустя несколько лет она вернулась в родную Пуциловку, в которой к тому времени уже третий год жил Чо Мёнхи.

Как-то прогуливаясь, Чо Мёнхи встретил младшего брата Марии. Они разговорились, и брат Марии Хван Донмин пригласил писателя к себе домой, где и произошла встреча будущих супругов.

После свадьбы молодожены переехали в Уссурийск, где Чо Мёнхи работал в педагогическом техникуме, партийной школе и сельскохозяйственном техникуме преподавателем рисоводства. Затем семья жила некоторое время во Владивостоке и с 1935 г. в Хабаровске. К осени 1937 г. в семье уже было трое детей — пятилетняя Сона (Валентина Мёнхиевна), Миша — четырех лет и только что родившийся Володя.

Чо Мен Хи 004

Последнее фото 1938 г. в тюрьме

Жена Чо Мёнхи вспоминала: «Однажды муж сказал мне, что если нам придется уезжать, то уедем на товарном поезде. Но уехать вместе с нами он не смог. Ночью 17 сентября 1937 г. пришли 3 человека в форме и сказали, чтобы муж быстрее одевался и уходил с ними. Я начала плакать, а муж сказал, что сотрудники НКВД потребовали взять с собой деньги и вещи на 3 дня. Он считал, что он чист перед советской властью и через 3 дня вернется. Я поискала по карманам, но нашла только 10 рублей. Тогда офицер НКВД очень удивился и сказал: „Странно, что в доме такого известного писателя нет денег“. Больше я никогда не видела мужа»[40].

Марию Ивановну с тремя детьми отправили на поезде в Казахстан в город Актюбинск. Дети часто болели, и ей помогала женщина-врач, семья которой также была выслана из Приморья. Затем Хван Мёнхи отправилась в поселок Славянка в Казахстане, куда был выслан старший из ее братьев. Жили в корейском колхозе. Единственная женщина в этом колхозе, без дома и без земли, с тремя детьми, она изо всех сил старалась выжить. Позже Мария Ивановна вспоминала, что самыми сложными были военные годы. И если бы не помощь соседей, то им было бы не суждено пережить то страшное время[41].

Впоследствии жизнь понемногу стала налаживаться. Мария работала на огороде и занималась рукоделием. Одежда, которую шила Мария, нравилась всем. Так в семье появились первые деньги. Позже Мария Ивановна заочно окончила институт, а старший сын Миша уехал в город учиться. Затем семья получила квартиру в Ташкенте. Пришло время Володе учиться в университете. Мария Ивановна скончалась в 1971 г. на 66-м году жизни и была похоронена в колхозе «Правда».

В 1956 г. Чо Мёнхи был реабилитирован. При Московском отделении Всероссийского союза писателей был создан комитет по изучению культурного наследия Чо Мёнхи[42].

Чо Мен Хи 005

Литературное наследие Чо Мёнхи

В него вошли ученики писателя — Цой Екатерина и Хван Иннокентий, которые, по рассказам дочери Чо Мёнхи Валентины Мёнхиевны, в течение года изучали в Библиотеке им. В.И. Ленина архивные материалы, газеты и т.д. В результате проведенной работы в СССР был издан сборник рассказов «Река Нактонган», а чуть позже сборник рассказов и стихов Чо Мёнхи на корейском языке.

Следует отметить, что до недавнего времени в корейской и российской историографии не было единого мнения относительно даты смерти писателя. По российским сведениям, содержащимся во всех справочных изданиях, он умер в заключении в 1942 г.[43], а по корейским — в 1938 г. Первые отечественные исследователи, например В.Н. Ли и Л.В. Галкина[44], в этом вопросе придерживались официальной позиции. Так, в работе «Корейская поэзия 20-х гг. XX в.» Л.В. Галкина пишет: «Здоровье писателя было непоправимо подорвано еще в пору проживания на родине. В феврале 1942 г. он ушел из жизни»[45]. Согласно свидетельству о смерти, которое после реабилитации в 1956 г. выдали Марии Ивановне, Чо Мёнхи умер от флегмоны 20 февраля 1942 г.[46]. Дочь Валентина Мёнхиевна и сын Михаил, искавший документы об отце в архивах КГБ, впоследствии добились выдачи нового свидетельства о его смерти.

Чо Мен Хи 006

Общая могила жертв репрессий в Хабаровске, где, по-видимому, похоронен Чо Мёнхи. Делегация родственников из Кореи

Чо Мен Хи 007

Памятник Чо Мёнхи во Владивостоке. Из личного архива В.А. Королевой

Валентине Мёнхиевне, дочери писателя, в Хабаровском КГБ выдали документ, в котором значилось: «Основанием для ареста послужило анонимное письмо, поступившее в НКВД в отношении Тё Мен Хи (Чо Мёнхи. — Авт.) и еще четырех лиц», в котором выдвигались обвинения в «шпионаже и японофильских настроениях». Чо Мёнхи был допрошен всего лишь два раза. На первом допросе 7 декабря 1937 г. ему вменялось участие в «Иркутской фракционной группировке „Хваёхве“ и контрреволюционной шпионской деятельности». Чо Мёнхи эти обвинения не признал. Второй допрос был проведен 8 декабря 1937 г. Чо Мёнхи вменяли нелегальный переход границы с ранее арестованными органами НКВД «врагами народа». На этом допросе он также не признал себя виновным. Несмотря на это, 15 апреля 1938 г. постановлением тройки УНКВД по Дальневосточному краю Чо Мёнхи был приговорён к расстрелу. 11 мая — расстрелян[47].

По настоянию родственников, прибывших из Узбекистана и Республики Корея на открытие памятника Чо Мёнхи во Владивостоке в 2006 г., датой смерти Чо Мёнхи на памятнике был обозначен 1938 год.

И сегодня исследователей продолжает волновать вопрос, что сыграло роковую роль в судьбе писателя: его учеба в Японии, связь с «врагами народа» (талантливыми прозаиками Василием Кимом и Цой Хоримом) или история с писательским билетом, который Чо Мёнхи так и не получил?

Подводя итоги, можно со всей ответственностью заявить, что активная, созидательная многосторонняя социокультурная деятельность талантливого корейского писателя Чо Мёнхи с полным основанием позволяет назвать его стратегом, идеологом, вдохновителем становления художественной корейской культуры в России советского периода. В то же время на рассматриваемом этапе жизни в советской стране писатель в полной мере проявил себя и как патриот Кореи, и как гражданин своего нового советского Отечества, в чем заключается его другая высокая миссия — укрепления духовной связи между Кореей и Россией.

Литература

На русском языке

  1. Большая Советская Энциклопедия / Под ред. А.М. Прохорова. М., Советская энциклопедия [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://alcala.ru/bse/izbrannoe/slovar-SH/CH11162.shtml (дата обращения: 05.01.2014).
  2. Галкина Л.В. Корейская поэзия 20-х годов ХХ века / Учебное пособие. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1988.
  3. Гребенюкова Наталья. Этот край — не наша Родина… Простая летопись [Электронный ре-сурс] // Словесница Искусств. Региональный культурно-просветительский журнал. 2012. № 2 (30). Режим доступа: https://www.slovoart.ru/node/1178 (дата обращения: 04.01. 2014).
  4. Иващенко Л.Я. Исторические аспекты создания и развития многонациональной художест-венной литературы на Дальнем Востоке России. 1917 — середина 1980-х годов: Очерки. Владивосток: Дальнаука, 1995.
  5. Ким И.Ф. Советский корейский театр. Алма-Ата: Изд-во «Онер», 1982.
  6. Корейцы — жертвы политических репрессий в СССР. 1934-1938 [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://arirang.ru/library/MB/book9.htm (дата обращения: 09.01.2014).
  7. Королева В.А. Музыка и театр корейцев на Дальнем Востоке России (1860-1937 гг.): диалог истории и искусства: монография. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2008.
  8. Королева В.А. Место и значение искусства корейцев в развитии художественной культуры России второй половины XIX — начала XXI в. // Материалы IV Международной российско-корейской конференции «Российско-корейский научный обмен и сотрудничество в историко-культурной сфере». Сеул, 2012. С. 57-76.
  9. Красное знамя (газ.). Владивосток. 1934. 3 июня.
  10. Ли В.Н. Взгляды прогрессивных писателей Кореи на литературу и искусство (20-30-е гг.) // Проблемы теории литературы и эстетики в странах Востока. М.: Наука, 1964. С. 87-99.
  11. Ли Су Кёнг. Изображение человека из народа в творчестве М. Горького и Чо Мён Хи. «Горьковские» мотивы в творчестве корейского писателя: автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1994.
  12. Лю Геннадий. К 120-летию со дня рождения Чо Мен Хи [Электронный ресурс]. Режим дос-тупа: https://koryo-saram.ru/gennadij-lyu-k-120-letiyu-so-dnya-rozhdeniya-cho-men-hi/ (дата об-ращения: 14.11.2014).
  13. Павпертова В.Б. Чо Мён Хи — поэт, писатель, публицист, учитель // Проблемы истории образования на Дальнем Востоке России: Материалы научной конференции. Выпуск 3 / Отв. ред. О.Б. Лынша, И.В. Пчела. Уссурийск: Изд-во ДВФУ (филиал в г. Уссурийске), 2013. С. 162-168.
  14. Сонбон (Авангард) (газ.). Хабаровск. 30.06.1935.
  15. Титов Елпидифор. Заметки о художественной литературе, посвященной ДВК. 1933 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://debri-dv.com/article/7950 (дата обращения: 10.08.2014).
  16. Толстокулаков И.А. Очерк истории корейской культуры / Учебное пособие. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2002.
  17. Тен Чу. Песенная культура советских корейцев: дис. … канд. искусствоведения. Алма-Ата, 1977.

На корейском языке

1.강상호. 조명희 선생을 추억함 // 고려사람 (Кан Сангхо. Вспоминая учителя Чо Мёнхи // Корё сарам) [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://blog.daum.net/kazns/10564127 (дата обращения: 08.06.2013).

  1. 강태수. 기억의 한 토막 — 조명희 선생을 회상하면서! // 조명희 선집 (Кан Тхэсу. Частичка памяти — вспоминая учителя Чо Мёнхи! // СС Чо Мёнхи). М.: Восточная литература, 1959. С. 552-562.
  2. 고려인 문학의 아바지, 조명희. 연보 // 고려사람. (Отец литературы корейцев за рубежом — Чо Мёнхи. Краткая биография // Корё сарам) [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://blog.daum.net/kazns/10564127 (дата обращения: 08.06.2013).
  3. 김호. 내가 만난 조명희 // 고려사람. (Ким Хо. Как я встретил Чо Мёнхи // Корё сарам) [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://blog.daum.net/kazns/10564127 (дата обращения: 08.06.2013).
  4. 리기영. 포석 조명희에 대하여 // 조명희 선집(Ли Гиён. О Пхосоке Чо Мёнхи // СС Чо Мён-хи). М.: Восточная литература, 1959. С. 524-534.
  5. 심비르쩨바 떼. 조명희 잃어버린 원고를 찾을 때까지 // 고려사람(Симбирцева Т. Когда найдется потерянная рукопись Чо Мёнхи // Корё сарам) [Электронный ресурс]. Режим дос-тупа: https://blog.daum.net/kazns/10564127 (дата обращения: 08.06.2013).
  6. 심비르쩨바 떼. 조명희의 귀환 // 고려사람(Симбирцева Т. Возвращение Чо Мёнхи // Корё сарам) [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://blog.daum.net/kazns/10564127 (дата об-ращения: 08.06.2013).
  7. 조명희. 생활 기록의 단편 // 조명희 선집(Чо Мёнхи. Записки о жизни // СС Чо Мёнхи). М.: Восточная литература, 1959. С. 253-262.
  8. 최 예까쩨리. 작가의 마지막 사진 // 고려사람 (Чхве Екатерина. Последняя фотография писателя // Корё сарам) [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://blog.daum.net/kazns/ 10564127 (дата обращения: 08.06.2013).
  9. 최 예까쩨리나. 자가의 부인 // 고려사람 (Чхве Екатерина. Жена писателя // Корё сарам) [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://blog.daum.net/kazns/10564127 (дата обращения: 08.06.2013).
  10. 한설야. 정열의 시인 조명희 // 조명희 선집 (Хан Соря. Страстный поэт Чо Мёнхи // СС Чо Мёнхи). М.: Восточная литература, 1959. С. 535-551.

_____

[1] Галкина Л.В. Корейская поэзия 20-х годов ХХ века / Учебное пособие. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1988. С. 59.

[2] Там же. С. 60.

[3] Там же. С. 61.

[4] Эта фотография, а также фото 2, 3, 5–7 взяты из: 기획 특집 1. 작가 연구. 시인 조명희의 삶과 작품세계 (Специальный сборник 1. Исследование [творчества] писателей. Жизнь и мир произведений поэта Чо

Мёнхи).

[5] Там же. С. 15, 32-33, 61-62.

[6] Там же. С. 64.

[7] Толстокулаков И.А. Очерк истории корейской культуры / Учебное пособие. Владивосток: Изд-во

[8] Галкина Л.В. Указ. соч. С. 66.

[9] Лю Геннадий. К 120-летию со дня рождения Чо Мен Хи [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://koryo-saram.ru/gennadij-lyu-k-120-letiyu-so-dnya-rozhdeniya-cho-men-hi

[10] Галкина Л.В. Указ. соч. С. 66.

[11] Ким И.Ф. Советский корейский театр. Алма-Ата: Изд-во «Онер», 1982. С. 8.

[12] Там же.

[13] Там же. С. 8.

[14] Лю Геннадий. Указ. соч.

[15] Галкина Л.В. Указ. соч. С. 66–67.

[16] Гребенюкова Н. Этот край — не наша Родина… [Электронный ресурс] // Словесница Искусств. Региональный культурно-просветительский журнал. 2012. № 2 (30). Режим доступа:
https://www.slovoart.ru/node/1178

[17] Красное знамя (газ). Владивосток. 03.06.1934.

[18] Иващенко Л.Я. Исторические аспекты создания и развития многонациональной художественной ли-

тературы на Дальнем Востоке России. 1917 — середина 1980-х годов: Очерки. Владивосток: Дальнаука,

  1. С. 65.

[19] Гребенюкова Н. Указ. соч.

[20] Там же.

[21] Красное знамя. 03.06.1934.

[22] Там же.

[23] Ким И.Ф. Указ. соч. С. 16, 110.

[24] Гребенюкова Н. Указ. соч.

[25] Там же.

[26] Там же.

[27] Гребенюкова Н. Указ. соч.

[28] Корейцы — жертвы политических репрессий в СССР. 1934–1938 [Электронный ресурс]. Режим дос-

тупа: https://arirang.ru/library/MB/book9.htm

[29] Гребенюкова Н. Указ. соч.

[30] Там же.

[31] Галкина Л.В. Указ. соч. С. 67.

[32] Там же.

[33] Иващенко Л.Я. Указ. соч. С. 67.

[34] Тен Чу. Указ. соч. С. 7, 19–20; Королева В.А. Музыка и театр корейцев на Дальнем Востоке России
(1860–1937 гг.): диалог истории и искусства: монография. Владивосток, 2008. С. 210–212, 220–221; она же.
Место и значение искусства корейцев в развитии художественной культуры России второй половины
XIX — начала XXI в. // Материалы IV Межд. российско-корейской конф. «Российско-корейский научный
обмен и сотрудничество в историко-культурной сфере». Сеул, 2012. С. 72–73.

[35] Сонбон (Авангард) (газ.). Хабаровск. 30.07.1935.

[36] Гребенюкова Н. Указ. соч.

[37] Галкина Л.В. Указ. соч. С. 66.

[38] Фотография взята из: 최 예까쩨리나남. 산 위에 저 소나무 (Чхве Екатерина. Сосна на Намсане) [Элек-

тронный ресурс]. Режим доступа: https://blog.daum.net/kazns/10564127

[39]최 예까쩨리나. 작가의 부인 // 고려사람 (Чхве Екатерина. Жена писателя // Корё сарам) [Электрон-

ный ресурс]. Режим доступа: https://blog.daum.net/kazns/10564127

[40] Там же.

[41] Там же.

[42] Гребенюкова Н. Указ. соч.

[43] Большая Советская Энциклопедия / Под ред. [акад.] А.М. Прохорова. М.: Советская энциклопедия

[Электронный ресурс]. Режим доступа: https://alcala.ru/bse/izbrannoe/slovar-SH/CH11162.shtml

[44] Ли В.Н. Указ. соч. С. 269; Галкина Л.В. Указ. соч. С. 67.

[45] Галкина Л.В. Указ. соч. С. 67.

[46]최 예까쩨리나. 작가의 부인 // 고려사람 (Чхве Екатерина. Жена писателя // Корё сарам) [Electronic

resource]. Режим доступа: https://blog.daum.net/kazns/10564127

[47] Павпертова В.Б. Чо Мён Хи — поэт, писатель, публицист, учитель // Проблемы истории образования

на Дальнем Востоке России: Материалы науч. конф. Вып. 3. Уссурийск, 2013. С. 165.

***

Источник: “Вестник российского корееведения” №6, 2014 

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.