Корейское кино XXI века: свет и тень

Более 1700 фанатов собрались в торговом комплексе «Times Square» в сеульском районе Ёндынпхо 18 июля, чтобы увидеть на ковровой дорожке звёзд, прибывших на VIP-показ фильма «Поезд в Пусан». Это мероприятие, проводимое накануне премьеры сверхмасштабного фильма-катастрофы, является своего рода срезом киноиндустрии Кореи XXI века.

Кадр из фильма Им Гвонтхэка «Легенда о Чхунхян» (2000 г.), первого корейского фильма, отобранного в конкурсную программу Каннского кинофестиваля.

С современной позиции корейского кино конец прошлого века кажется дремучей древностью — настолько кардинально изменилась киноиндустрия Кореи в XXI веке. Но на кинокарте мира место корейского кино всё ещё не определено.

До 1980-х годов в Корее ходить в кино считалось не модным — в силу стереотипа, что в Корее снимают только низкопробные слезливые мелодрамы. Фильмы 1960-х годов были по-своему яркими и изобильными, однако цензура и ограничения авторитаристского характера, введённые в 1970 е годы, а также распространение телевидения почти на 20 лет стали тормозом развития корейского кино. С середины 1990-х годов в корейском кинематографе наступил своего рода ренессанс: во главе новой волны встали интеллектуальные и дерзкие молодые продюсеры и новые талантливые и амбиционные режиссёры. Дальнейшая история корейского кино как коммерчески, так и эстетически представляла собой беспрерывное стремительное развитие.

Отношение к корейскому кино за рубежом тоже изменилось. Корейским студентам, изучавшим в сере дине 1990-х кино в Париже, нередко приходилось сталкиваться с удивлением окружающих, впервые узнавших, что в Корее, оказывается, тоже снимают кино. Дело в том, что долгое время, за исключением горстки специалистов, даже среди иностранных киноманов редко кто сталкивался с корейским кино. Ситуация резко изменилась в XXI веке. На ведущих международных кинофестивалях появление корейских фильмов в конкурсных программах и даже получение ими наград перестало быть редкостью, а корейские режиссёры новой эры, чей дебют пришёлся на 2-ю половину 1990-х годов, такие как Хон Сансу, Ким Гидок, Пак Чханук и Пон Чжунхо, обзавелись внуши тельной армией зарубежных фанатов.

Резкий рост

Кадр из фильма И Чхан дона «Оазис» (2002 г.) — истории любви изгоя и девушки, страдающей церебральным параличом.

Корея относится к странам, где в XXI веке быстрее всего росло кинопроизводство. Если в 2000 году корейские кинотеатры посетило 61 млн. 690 тыс. человек, то в 2015 году их число выросло до 217 млн. 290 тыс. За этот же период количество снятых в стране фильмов, а равно и кинозалов (экранов) выросло более чем в три раза — с 57 до 232 и с 720 до 2424 соответственно. Общий объём продаж в 2015 году составил 2 трлн. 113 млрд. 100 млн. вон (в 2005 — 1 трлн. 524 млрд. 600 млн. вон; более ранней статистики не существует).

Конечно, с точки зрения темпов роста никому не угнаться за Китаем. Китайская киноиндустрия, поразившая всех в 2010 году космическим темпом роста в 64,3%, после середины 2000-х годов продолжает расти примерно на 30% в год. При этом прогнозируется, что подобный шквальный рост в стране, где всё ещё приходится менее одного похода в кино в год на человека (0,92 по данным на 2015 год), продолжится ещё некоторое время. Однако, если не считать Китай, трудно найти страну, где в XXI веке кинопроизводство росло так же быстро, как в Корее.

Главный момент — рост числа походов в кинотеатр на человека. В 2000 году корейцы ходили в кино в среднем лишь 1,3 раза в год, но уже к 2005 году этот показатель вырос более чем в 2 раза и составил 2,95 раза, в 2013 году впервые пробил планку в 4 раза (4,17 раза), а в 2015 году подрос до 4,22 раза.

Кадр из фильма Им Гвонтхэка «Штрихи огня» (2002 г.), снятого по мотивам жизнео писания гениального художника позднего периода Чосон Чан Сынопа. За этот фильм Им Гвонтхэк получил приз за лучшую режиссуру на Каннском кинофестивале 2002 г.

Эта цифра заслуживает особого внимания: по данным на 2013 год число походов в кино театр на человека в год в США составляло в сред нем 4 раза, французы ходили в кино 3,14 раза в год, англичане — 2,61 раза, немцы — 1,59 раза, а японцы — 1,22 раза. Даже в Индии, где производится больше всего фильмов в мире (в 2013 году — 1602 фильма), этот показатель был всего 1,55 раза.

Что стоит за этим ростом? Один из ответов кроется в кинополитике правительства Кореи. Корейские кинотеатры в силу жёсткой системы квот должны не менее 73 дней в год показывать корейское фильмы, а кинодеятели получают различную финансовую поддержку от Корейского совета по кинематографии (KOFIC), региональных прокатных комитетов, местных органов самоуправления, зарубежных кинофестивалей и др. За исключением Китая с его жёстким ограничением импорта фильмов, в Корее проводят наиболее серьёзную политику содействия распространению своего кино в мире.

Эта политика обеспечила высокую долю корейских фильмов в объёмах продаж кинотеатров: в 2013 году этот показатель составил 59,7%, в 2014 — 50,1%, а в 2015 — 52%, т.е. стабильно превышал 50%. Судя по данным за 2013 год, за исключением стоящих особняком США (94,6%) и Индии (94,0%), вместе с Китаем (58,6%) и Японией (60,6%) Корея принадлежит к редким странам, где местное кино занимает равное положение с американским или даже превосходит его (в 2013 году во Франции доля местного кино в общих цифрах продаж составила 33,8%, а в Англии, включая фильмы совместного производства, — 22,1%).

Также, вероятно, росту корейского кинематографа способствовала отмена цензуры, приток талантливой молодёжи и т.д. Но теперь корейская киноиндустрия вошла в новую фазу развития. Приблизившееся к пороговой величине количество походов в кино и кинозалов на человека, истощение политики содействия развитию кино и другие факторы наводят на мысль, что впредь паттерн развития будет отличаться от того, что было раньше.

Кадр из фильма Хан Чжэрима «Читающий лица» (2013 г.). Актриса Ким Хесу, сыгравшая в этом фильме роль куртизанки Ёнхон, привлекла внимание своими чувственными нарядами.

Культовый кадр из фильма Чхве Донхуна «Воры» – главного кинособытия 2012 г. Это история о 10 ворах, задумавших фантастическое ограбление.

Место корейского кино

«Легенда о Чхунхян» Им Гвонтхэка, отобранная в конкурсную программу Каннского кинофестиваля в 2000 году, стала первым корейским фильмом, попавшим на этом кинофорум, проводящийся с 1946 года. Понятно, что отбор в Канны не является абсолютным критерием, однако этот факт свидетельствует, что в XX веке на мировой кино карте, созданной главным образом западными историками кино и кинокритиками, не существовало корейского кино. В «Оксфордской истории мирового кино» (1996 г.) нет ни слова о корейском кино, это же касается и других публикаций по истории мирового кинематографа.

1. Кадр из фильма На Хончжина «Преследователь» (2008 г.). Герои этого триллера – серийный убийца, его жертвы и преследующий убийцу сутенёр, в прошлом следователь.
2. Кадр из фильма Рю Сынвана «Ветеран» (2015 г.), в котором рассказывается о тёмных делишках внука главы могуще ственного чэболя.
3. Кадр из нашумевшего фильма Пак Чханука «Служанка» (2016 г.).
4. Кадр из фильма Чхве Донхуна «Даосский маг Чон Учхи» (2009 г.), героической комедии о приключениях даосского мудреца эпохи Чосон в современном Сеуле.

Но с 2000 года ситуация изменилась. В Каннах в 2002 году Им Гвонтхэк получил приз как лучший режиссёр за свой фильм «Штрихи огня» («취화선»), Пак Чхануку в 2004 году большой приз жюри принёс «Олдбой», а в 2009 году ещё один приз жюри фильм «Жажда» («박쥐»). И Чхандон своим фильмом «Тайное сияние» («밀양», 2007 г.) позволил актрисе Чон Доён удостоиться премии за лучшую женскую роль, а сам режиссёр в 2010 году получил награду «Лучший сценарий» за фильм «Поэзия» («시»). Не получили наград, но участвовали в конкурсной программе Каннов три фильма Хон Сансу и два фильма Им Сансу. «Оазис» (2002 г.) И Чхандона получил приза за режиссуру и приз за лучший актёрский дебют (исполнительница главной роли Мун Сори) на кинофестивале в Венеции. Ким Гидок за свою «Самаритянку» («사마리아», 2004 г.) был удостоен приза за режиссуру на Берлинском кинофестивале, ещё один приз за режиссуру, на этот раз на кинофестивале в Венеции, ему принёс «Пустой дом» («빈집», 2004 г.), а в 2012 году фильм «Пьета» добыл знаменитому корейцу «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля. Очевидно, что в XXI веке корейское кино получило на международных форумах оценку, о которой ещё в прошлом веке можно было только мечтать.

Но можно ли, опираясь на эти успехи, сказать, что корейское кино наконец заняло определённое место на кинокарте мира? На этот вопрос всё ещё трудно ответить положительно. Авторитетный британский журнал о кино «Sight & Sound» каждые десять лет на основе опроса кино критиков и режиссёров со всего мира составляет список «Величайших фильмов всех времён». В очередной сотне лучших фильмов (декабрь 2012 г.) не было ни одного корейского, и это вполне понятно. Но и среди 6 азиатских фильмов, которые после 2000 года попадали в десятку лучших фильмов года по мнению того же издания, нет ни одного корейского.

Вероятно, не стоит воспринимать этот список со всей серьёзностью. Его будут пересматривать, и, как это случалось раньше, многие фильмы, незамеченные в своё время, будут заново открыты позже. Но этот список свидетельствует о том, что мировые эксперты не видят современное корейское кино в авангарде киноэстетики.

Здесь нужно ещё раз задуматься о выражении «корейское кино». В определениях типа «корейское», «индийское» или «английское» применительно к кино присутствует некая двойственность — непонятно, обозначают ли они нечто большее, что объединяет эти фильмы, или просто принадлежность к стране. Поспешно обобщая характеристики фильмов, снятых в определённом регионе, и навешивая ярлыки, мы рискуем пройти мимо самобытных достоинств отдельной кинокартины. И всё-таки в фильмах, снятых в определённом регионе, на некотором уровне (иногда — довольно глубоко) залегает своего рода «местный колорит». В таком случае, что такое корейское кино? Какой местный колорит отличает фильмы Хон Сансу, Пон Чжунхо, И Чхандона, Пак Чханука и Ким Гидока?

На этот вопрос трудно ответить сразу, при этом на первый взгляд в работах этих режиссёров, напротив, вовсе нет никакого сходства:

Кадр из триллера Пак Чханука «Жажда» (2009 г.) о священнике, ставшем вампиром.

В фильмах, снятых в определённом регионе, на некотором уровне (иногда — довольно глубоко) залегает своего рода «местный колорит». В таком случае, что такое корейское кино? Какой местный колорит отличает фильмы Хон Сансу, Пон Чжунхо, И Чхандона, Пак Чханука и Ким Гидока?

Хон Сансу и Ким Гидока воспринимают как некое ответвление европейского модернистского кино, а фильмы Пак Чханука и Пон Чжунхо (иногда даже и Ким Гидока) считают эстетической вариацией так называемого «азиатского экстрима». Иначе говоря, корейское кино — это конгломерат настолько разных фильмов, что в них трудно вычленить некий единый местный колорит, и эта особенность как раз и есть причина того, что место корейского кино на мировой кинокарте остаётся неопределённым.

1. В мистическом трилле ре На Хончжина «Вопль» (2016 г.), повествующем о серии загадочных убийств в небольшой деревне, Хван Чжонмин потрясающе сыграл роль шамана Ильгвана.
2. Кадр из фильма Чхве Донхуна «Война цветов» (2006 г.), рассказываю щего о мире профес сиональных карточных игроков.
3. Кадр из фильма И Чжу ника «Король и шут» (2005 г.), заявленного как «первый дворцовый бурлеск» в истории корейского кино.

Режиссёрские тенденции

В сегодняшнем корейском кино сосуществует столько ответвлений, что свести их лишь к нескольким жанрам не представляется возможным. Но если попытаться это сделать, пусть и рискуя впасть в чрезмерное упрощение, можно выделить 4 направления.

Первое — это национальный реализм во главе с Им Гвонтхэком. Этот ветеран корейского кино и долгое время главный его представитель в молодые годы увлекался мейнстримом, но с середины 1970-х годов в одиночку боролся за эстетическое просвещение национального кино; в 2014 году увидел свет его 102-й фильм «Вторая жизнь» («화장»). Вторым по важности, вероятно, можно назвать моралиста И Чхандона, который хранит молчание после фильма «Поэзия». Им Сансу, снявший «Служанку» («하녀», 2010 г.) и «Вкус денег» («돈의 맛», 2012 г.), отличается более свободным характером, но и его можно отнести к этому жанру. Эти режиссёры, фокусируясь на местном колорите, в то же время обращались к историческим событиям и абсурду реальности. Ещё одно сходство между ними — главенство темы над формой и стилем. Молодых режиссёров, способных продолжить эту традицию, пока не видно.

Актриса Чон Чжихён сыграла главную роль в фильме Чхве Донху на «Убийство» (2015 г.). Картина получила положительные отзывы критиков, поскольку в ней впервые был выведен женский персонаж в качестве центральной фигуры повествования о борьбе за независимость Кореи от Японской империи.

Второе направление можно определить как модернизм и отнести к нему Хон Сансу и Ким Гидока, между которыми, однако, больше разницы, чем сходства: если Хон Сансу через инновацию формы пытается прийти к новому восприятию реальности, то Ким Гидок погружён в пробле му спасения через страдания плоти. Из молодых некоторые снимают похожие картины, однако мало кто из них широко известен.

Третье направление — новаторское кино. Это Пак Чханук, Пон Чжунхо, Ким Чжиун, Рю Сынван, режиссёры, которых любят и критики, и широкая публика. Все они бывшие киноманы, прошедшие через этап очарованности фильмами кате гории «Б». Они снимают для широкой публики, в основном — триллеры и боевики, но с примесью хоррора, комедии и т.д., однако иногда упрямо выдерживают собственный стиль. При этом каждый из них вполне самобытен. Пак Чханук пытается воспроизвести в виде жанровых фильмов классические трагедии, в то время как Пон Чжунхо соединяет региональную политику с динамикой жанрового кино. Рю Сынван и Ким Чжиун, даже обращаясь к актуальным проблемам, снимают фильмы, словно резвящиеся кинофанаты. «Монстр» («괴물», 2006 г.) Пон Чжунхо и «Ветеран» («베테랑», 2015 г.) Рю Сынвана собрали больше 10 млн. зрителей. Многие будущие режиссёры рав няются на эти кинокартины. Из молодых сюда можно отнести На Хончжина, привлёкшего внима ние своими фильмами «Преследователь» («추격자», 2008 г.), «Жёлтое море» («황해», 2010 г.) и «Вопль» («곡성», 2016 г.).

Четвёртое направление — мейнстрим, сюда можно отнести наибольшее количество режиссёров. Ранее лидером-долгожителем в этой категории был Кан Усок, но после середины 2000 годов его сменил Чхве Донхун, снявший два фильма-десятимиллионника, и Юн Чжегюн. Чхве Дон хун сумел обеспечить успех в прокате всем пяти своим фильмам, начиная с дебютной «Большой аферы» («범죄의 재구성», 2004 г.) и вплоть до недавней кинокартины «Убийство» («암살», 2015 г.), что принесло ему титул главного мейнстримового режиссёра Кореи.

Какое из этих направлений наиболее полно представляет корейское кино — сказать трудно. Но очевидно, что в этом жанровом разнообразии продолжает проявляться всё ещё не обретшее чётких черт, но отличающееся динамизмом лицо корейского кинематографа.

Хо Мунён кинокритик

Фотографии: Cine21

***

Источник: https://www.koreana.or.kr

Наши новости в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »