Корейцы Казахстана

Рецензия И. А. Петрова на книгу: Кан Г. В. Корейцы Казахстана. Исторический очерк. Научно-популярное издание. Алма-Аты, 1994.

Кан Георгий Васильевич - доктор исторических наук, профессор, автор около 200 научных трудов, в том числе 15 монографий, учебников и учебных пособий. Среди них «История корейцев Казахстана», «Рассказы о родной истории», «Ассамблея народа Казахстана: исторический очерк» (в соавторстве), «Модель межнационального согласия Первого Президента Казахстана».

Кан Георгий Васильевич – доктор исторических наук, профессор.

А.И. ПЕТРОВ,
кандидат исторических наук.

КОРЕЙЦЫ КАЗАХСТАНА[*]

lib67Историография истории корейцев в России и СССР (СНГ) в последние годы получила мощный импульс развития. Объективно этому способствовали два фактора: 1) открывшийся с перестройкой доступ к огромному количеству архивных материалов и 2) установление дипломатических отношений и их быстрое развитие с Республикой Кореей, поразившей воображение советских людей своими успехами за исторически небывало короткий промежуток времени. Тема, являвшаяся до недавнего времени фактически закрытой, привлекла значительные силы историков почти со всех центров исторической науки СНГ.

Монография Г.В. Кана посвящена описанию истории корейцев Казахстана за 55 лет, т.е. с момента их насильственного переселения туда с дальневосточных областей СССР в 1937 г. вплоть до 1993 г. Им собраны в большом объеме документальные архивные материалы из примерно 100 дел более полутора десятков фондов. К сожалению, автор нигде не отметил, проживали ли корейцы в Казахстане до 1937 г., хотя это далеко не праздный вопрос.

Георгий Васильевич Кан родился в 1956 г. в Казахской советской социа- листической республике (КазССР), ныне Республика Казахстан. За его плечами Казахский педагогический институт имени Абая. Он является кандидатом философских наук и доцентом. Им опубликован целый ряд работ по проблемам социальной структуры общества, а также по вопросам межнациональных отношений и по истории корейского населения Казахстана.

Рецензируемая книга состоит из обращения «К читателям», написанного президентом Республиканской ассоциации корейских культурных центров Ка­захстана, профессором Г.Б. Ханом, введения и двух глав: «Переселение» (с. 10 — 129) и «Устройство корейцев в Казахстане» (с. 130—238). Первая глава включает в себя три параграфа: 1) Первый этап переселения; 2) Второй этап переселения; 3) Управление переселением корейцев. Глава вторая также делится на три параграфа: 1) Строительство для корейцев и их хозяйственная деятельность; 2) Медицинское обслуживание переселенцев. Образование. Корейский театр; и 3) Надежды на возрождение (вместо заключения).

Автор так определяет задачи своей работы: 1. «последовательно, строго на основе документов проследить историю корейской диаспоры в Казахстане», 2. «показать, какой была эта история на самом деле», 3. «восстановить картину событий, связанных непосредственно с переселением корейцев в Казахстан, раскрыть его последствия», 4. «проследить, как корейцы расселялись на местах поселений, приживались в новых условиях, как складывалась система использования их труда, их правовой статус, как строились взаимоотношения с коренным населением» (с.7).

В методологическом плане автор «пытался по мере возможности избегать комментирования и толкования смысла того или иного эпизода истории корейцев- переселенцев с целью сделать читателя автором, не навязывая своего мнения», а также «стремился сохранить дух и стилистику документов того времени, многие из них приводятся полностью» (там же).

Доктор Кан подчеркивает, что переселение корейцев в Казахстан прошло в два этапа: первый — когда их насильно перевезли из Дальневосточного края в эту республику, и с осени 1937 г. до весны следующего года корейцы находились в местах временного проживания. К концу 1937 г. в основном заверши – лась перевозка корейцев с ДВК в Казахстан (с.51). Второй этап начался весной 1938 г. и проходил внутри Казахстана. Корейцы «всеми силами боролись за свою судьбу» (с.8), поэтому второй этап характеризовался также их само­вольным уходом с мест поселения вследствие невозможности ведения хозяйства и проживания, а также «самовольным расселением в пределах Казахстана и Узбекистана» (с. 110).

Встречей и расселением корейцев в Казахстане непосредственно занимался Отдел лагерей, трудопоселений и мест заключения НКВД КазССР (с. 111), который руководствовался решениями Совета Народных Комиссаров респуб­лики. Партийные органы различных уровней осуществляли общее руководство переселением и почти не принимали конкретных решений (с. 129). Одним из первых постановлений СНК КССР было «О расселении и хозяйственном устройстве корейских переселенцев» от 9 октября 1937 г. (с. 111). Строитель – ство во вновь учрежденных корейских колхозах велось специально утвержден­ной организацией «Спецстрой»- за счет авансирования и кредитов, отпущенных колхозам на жилищное строительство и в неделимые фонды колхозов (с. 137).

В январе 1938 г. правительство Казахстана подготовило справку «Корей­ские вопросы, требующие срочного разрешения» (с.131 —135), которая стала своего рода планом работы с переселенцами. В 1937 г. на приспособление, ремонт и строительство временных жилищ для переселенцев-корейцев в рес­публике было израсходовано 754975 руб. (с.145), а на 1 апреля 1938 г. респуб – ликанская контора Сельхозбанка на различные расчетные счета перечислила 4337 тыс. рублей на обустройство корейцев (с. 150).

Второй параграф второй главы насыщен документами, показывающими, в частности, неудовлетворительное медицинское обслуживание корейских пе- реселенцев на местах поселений, плохое санитарное состояние жилищ и тер – ритории проживания. Здесь же подчеркивается, что смертность среди корейс – кого населения в Казахстане была высокой особенно на первом и в начале второго этапа переселения и падала в основном на детей и женщин (с.203).

В отношении народного образования публикуется, например, постанов­ление СНК КазССР от 13 апреля 1938 г. «О реорганизации национальных школ», в соответствии с которым было принято решение «реорганизовать существующие в КазССР особые национальные школы: немецкие, корейские, дунганские, тюркские, болгарские, татарские, чувашские, армянские и другие в советские школы обычного типа, а также ликвидировать существующие при обычных советских школах особые национальные отделения» (с.208—209). Далее также документально показаны результаты осуществления такой политики.

На страницах 216—226 дается краткая история корейского национального театра как «очага языка, искусства и культуры», приведены данные о репер туаре, составе труппы, показаны трудности становления театра на новом месте. Театр был создан во Владивостоке в 1932 г. и полностью разделил судьбу корейцев советского Дальнего Востока.

Последний параграф посвящен в основном постперестроечному периоду жизни корейцев Казахстана. Написанный в качестве заключения, он открывается статистическими данными о численности корейцев Казахстана в различные годы по официальным переписям населения СССР, а также другими демографическими характеристиками корейцев республики. Много места уделено работе первого (учредительного) (1990 год) и второго (1992 год) съездов Республиканской ассоциации корейских культурных центров Казахстана (РАККЦК) по возрождению национальной культуры и пробуждению национального самосознания, а также по налаживанию контактов с Южной и Северной Кореями. Завершает Г.В. Кан свою книгу словами надежды на то, что «возрождение советских корейцев состоится» (с.238).

Автор успешно справился с задачами, поставленными во введении. Перед глазами читателя предстает широкое многокрасочное историческое полотно трагической судьбы корейской диаспоры в Советском Союзе сталинской эпохи. Переселившиеся в пределы русского Дальнего Востока во второй половине XIX — начале XX в. корейцы открыто и всем сердцем признали в России, а затем в СССР свою вторую родину. Они никак не представляли, что могут стать для нее нежелательным элементом в этом регионе, и тем более, что будут выселены далеко отсюда самым жестоким образом. Поэтому при описании даже периода обустройства корейцев в Казахстане мы не встречаем положительных оценок автора происходящего или проводимых правительством республики мероприятий, хотя, возможно, это не всегда справедливо.

Не умаляя достоинств монографии, хотелось бы сказать о некоторых недостатках. В тексте монографии, например, цитируется около ста документов, большинство из которых дается в полном или почти полном объеме, включая все грифы и другие пометки. Многие документы, таким образом, занимают одну-две и даже несколько страниц. Различный стиль, масса подробностей затрудняют чтение и не всегда способствуют пониманию проблемы, автор иногда идет за документом, забывая от него отвлечься, переходит в новый документ, пытаясь убедить нас, что цитируемые документы и реальная жизнь корейцев того времени — это одно и то же. Действительно, такое повествование убедительно, но не всегда. А ведь мы читаем научное издание, хотя в то же время и популярное, поэтому хотелось, чтобы эмоции удерживались до определенной степени, не вытесняя того, что надлежит сказать науке.

Думается, что в монографии основное место уделено вопросам переселения с Дальнего Востока и обустройства корейцев в Казахстане. При этом упор сделан на негативных моментах политики сталинского режима и на мероприятиях, проводимых на местах. Поэтому, на мой взгляд, название книги не вполне соответствует содержанию, оно в определенной степени шире.

В монографии встречаются стилистико-грамматические погрешности, есть пропуски букв, что, конечно, является недоработкой технического характера. Понятийный аппарат автора несколько ограничен. Например, я ни разу не встретил слова «депортация», которое давно широко употребляется для такого вида «переселений». В этом плане оно сравнимо с переселением в Казахстан немцев, чеченцев, ингушей, калмыков, татар и других народов, вывезенных с мест постоянного проживания уже в годы войны с германским фашизмом. К слову сказать, в книге почти совсем не используется сравнительный метод исследования, что затрудняет понимание масштабов происходившего.

Г.В. Кан попытался охватить в своей книге огромный исторический период и в то же время показать самые разные стороны переселения, обустройства и жизни корейцев в Казахстане от международных причин их насильственного выселения с дальневосточной окраины России до жилищно-бытовых условий проживания в Казахстане. Однако перегруженность монографии официальными документами, на мой взгляд, несколько затруднила эту задачу. Автор не анализирует документы, опираясь на факты из реальной жизни (хотя следует признать, что многие факты приводятся в самих документах), а судит и делает выводы прямо из документа. Это неминуемо приводит к определенной декларативности заявлений и выводов.

Книга, несомненно, нужная, она стоит того, чтобы ее внимательно прочитать и перечитать. Документы большей частью введены в научный оборот впервые, и тот факт, что многие из них опубликованы в полном или почти в полном объеме, делает эту книгу чрезвычайно полезной для всех, кто исследует проблемы корейцев в России и Советском Союзе (СНГ), а также для тех, кто интересуется или занимается проблемами национальной политики в бывшем СССР в страшные годы сталинских экспериментов, за которые страна расплачивается по сей день Чечней, Буденновском, Кизляром. Монография Георгия Васильевича Кана «Корейцы Казахстана» помогает также лучше понять, что было «сотворено» с целыми этническими группами в нашей стране в относительно недалеком прошлом, что мы делаем и что должны делать сейчас.

***

[*] Кан Г.В. Корейцы Казахстана. Исторический очерк. Научно-популярное издание. Алма- Ата. 1994.

Источник: РАУК – Петров А.И. Корейцы Казахстана // Россия и АТР. 1997, № 1. С. 116–119.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »