Корейцы с. Новопетровка и Виноградовка Магдалиновского района Днепропетровской области

Григорий Глоба

Большинство публикаций о корейской диаспоре в Украине освещают в основном сегодняшнюю жизнь городских корейцев, занимающих определенное положение в обществе, в бизнесе, иногда даже в местном самоуправлении, ориентирующихся на современную южнокорейскую культуру. Приходится констатировать, что корейский крестьянин в сегодняшней Украине остается человеком-невидимкой. А ведь именно деревня является консервативной средой, наиболее способствующей сохранению традиционного уклада жизни, быта, фольклора.

DSCN3393

В селах Виноградовка и Новопетровка (Магдалиновский район Днепропетровской области) насчитывается двадцать пять корейских семей. Корейцы из двух соседних сел живут единой общиной, собираются вместе на праздники. Обращает внимание, что названия некоторых из них здесь существенно отличаются от тех, которые приняты в литературных диалектах корейского языка.

Село Новопетровка, центр одноименного сельского совета, основано в 1927 году. Население – 749 человек. В селе Виноградовка, входящем в этот же сельсовет, проживает чуть менее трехсот человек. Корейцы, большая часть которых приехала уже в годы независимости, составляют приблизительно 7% населения обоих сел – около семидесяти человек. Хотя точно поделить их на сельских и городских не всегда возможно – почти все дети и внуки крестьян сегодня учатся в днепропетровских ВУЗах, а некоторые городские жители в сезон занимаются именно сельским хозяйством, а зиму проводят в городе. Сегодня низкие цены на недвижимость в украинском селе делают покупку дома с землей более выгодной, чем ежегодную аренду. На собственных или арендованных участках выращивают капусту, перец, помидоры, баклажаны, огурцы, бахчевые культуры, лук, кукурузу, которые осенью-зимой продают на рынках. В зимнее время выращивают овощи в теплицах.

Среди корейской молодежи ок. 80% людей, имеющих или получающих высшее образование. Среди старшего поколения корё сарам он не столь высок, но тоже составляет больше половины.

Корейцы – одно из немногих нацменьшинств, которое практически никогда не жалуется на конфликты и нетерпимость со стороны коренного населения. Особенно это касается небольших сел, где почти все жители знают друг друга и живут дружно, занимаясь одним делом. Дети здесь гуляют и играют вместе, не обращая внимания на национальные различия. Около 20% этнических корейцев заключили браки с украинцами и представителями других национальностей, создав смешанные семьи, и сегодня этот показатель продолжает увеличиваться. Интересно, что в деревне межнациональных браков меньше, чем в городе, хотя в целом корейцы отмечают большую толерантность селян по сравнению с городскими.

До 2013 года корейская диаспора в Украине переживала стремительный рост численности. Сегодня ухудшение политической и экономической ситуации в стране заставило многих корейцев искать лучшей доли в России, в меньшей степени – возвращаться в Среднюю Азию, еще меньшее количество выезжает в Южную Корею, куда в прошлом году было выдано рекордное количество виз. Село этот процесс затронул в меньшей степени, из Новопетровки и Виноградовки уехали только единицы.

Здесь прилежно соблюдаются национальные традиции, отмечаются корейские праздники годового и жизненного цикла. Поддерживаются контакты с Корейским обществом «Асадаль» в Днепропетровске, многие студенты из сел являются активистами молодежной секции общества. Начиная с середины 90-х годов в результате христианизации корейскими миссионерами из Южной Кореи и США многие корейцы перестали соблюдать традиции и обычаи, в которых имеются элементы язычества или то, что противоречит христианскому учению. Сегодня в Новопетровке действует церковь пастора Сегрея Чанбаевича Кима, который ранее возглавлял днепропетровское корейское общество. Ее прихожанами являются как несколько корейцев, так и украинцы. Около пятнадцати человек ходит православную церковь. Студенческая молодежь также посещает протестантские церкви в Днепропетровске.

Диалект корейской диаспоры «корё мар» имеет хождение среди пожилых корейцев (старше 55 лет) и практически не встречается среди молодежи.

Большую часть кухни составляют корейские блюда, а также узбекские, с которыми корейцы познакомились за десятилетия жизни в Средней Азии.

Подробнее о своей жизни рассказали сами кобондя в ходе выезда, организованного обществом Асадаль 22 февраля 2015 г. для сбора информации о сельских корейцах и воспоминаний корейских старожилов.

***

Старейшины

Григорий Николаевич Нигай из Виноградовки – уважаемый человек не только в своем селе, но и в других районах. Его, как знатока и хранителя корейских национальных обычаев, приглашают проводить похороны и другие обряды. Он родился 10 апреля 1941 года в с. Приморец Алма-Атинской области. В 1946 семья переехала в Узбекистан. Окончил Новосибирское высшее военное командное училище, служил во внутренних войсках, комиссован в 1964 году по состоянию здоровья в звании лейтенанта. В 1979 году мобилизован из запаса в мотострелковые части, несшие службу на усилении государственной границы с Афганистаном в районе г. Кушка, получил звание старшего лейтенанта. На гражданке работал главным бухгалтером в 38 стройуправлении 9 строительного треста, затем – заместителем управляющего по финансово-экономическим вопросам и главным консультантом треста «Гордорстрой» (Ташкент), оттуда ушел на пенсию.

Вырастил трёх сыновей, средний остался в Ташкенте, двое сейчас проживают в Украине. Две внучки и четыре внука.

Григорий Николаевич – один из немногих корейцев, кто помнит свой род до 1868 года – первой волны переселения в Россию.

– Мой прадед, Нигай Син-Дар, был управляющим корабельной верфью в Пусане. В 1868 году переехал в Россию по политическим причинам – он сам был богач, но стоял за бедняков. Тогда фамилия прадеда была Ни, но когда он крестился, как крещеный добавил «гай». От него родился мой дед, Никифор, в 1869 году. Отец, Николай Никифорович Нигай (1909 – 1969), работал главным врачом в городе Сучан, а после 1936 года – в депортации. Мама Хан Ен Сун (1910 – 1997) – главный бухгалтер. Из Ташкента я переехал в Украину в 2001 году к сыну, который уже жил здесь и был гражданином Украины.

– Григорий Николаевич, какие корейские праздники сейчас принято отмечать в вашей семье, и вашем селе?

– Хансик отмечаем 4 апреля. Это праздник начала посевов. Обращаемся к предкам и родителям на корейском языке, просим у них хорошие погоду и урожай. Овор-Тано – летом, по лунному календарю, после посевов, чтобы был хороший урожай. В этот день идем в первую очередь на кладбище, отдаем дань усопшим, потом празднуем дома, поём. В Узбекистане, по обычаю, в этот день катались на качелях. Сейчас тоже празднуем, только качелей здесь нету. Чусок – праздник сбора урожая.

Хангеби – 60-летний юбилей. На этот праздник мы одеваемся в национальные костюмы – ханбоки, танцуем.

Рождение ребенка, сто дней от рождения, Асянди (год) – это для ребенка считается юбилей. В этот день ставится большой стол, на него кладется много разных предметов – книга, ручка, рис, деньги. Что ребенок первое возьмет – то считается его будущим. Обычно берут книги и ручки. Это наука и творческая работа. Рис и деньги считаются признаком богатства. Второй большой праздник – когда человек женится, затем –  60 лет. Затем Хеле – но его справляют редко, в 80 лет, если живы жена и все дети.

– Какие корейские песни у вас поют на праздники?

– «Ариран», «Расцветающая столетняя жизнь» – это общая песня, её и на Севере и на Юге Кореи поют, и на День рождения, и на другие праздники. Много знаем. Корейские традиции и обычаи мы все знаем и соблюдаем, а вот молодежь мало знает. Когда провожаем в последний путь, я читаю корейские молитвы, пишу Ен дёй – «паспорт» усопшего с его именем, который пишется на ткани. Молодежь не знает корейских букв, поэтому сама писать не может. Сейчас  передаю это молодежи.

– То есть у вас хоронят по корейскому обряду?

– И по корейскому, и по православному. Сначала мы берем что-то из одежды усопшего, выходим на улицу и трижды кричим его имя и фамилию со словами: «берите усопшего, такого-то числа умершего». Белыми простынями занавешиваются зеркала, телевизор, все светящееся, также место, где лежит усопший. Когда выносят гроб, читают молитву, точнее, это собственно не молитва, а напутствие усопшему, чтобы он в раю хорошо жил. Старший сын трижды обходит вокруг гроба и кладет подношение – свинину и водку. Это может сделать и дочь, если у покойного не было сыновей, хотя тут идет дискуссия. Вообще в каждом районе, в каждом месте есть свои различия в обряде, и когда меня приглашают провести похороны в другие села, я спрашиваю: а как делается у вас, и не противоречу.

– В семье вы обычно говорите на каком языке?

– На корейском. Хотя я учил корейский язык только три класса, но запомнил его.

– В быту у вас используют какие-то корейские предметы, инструменты, посуду?

– Кушаем палочками. Я так привык, вилкой мне неудобно. У меня есть книги на корейском языке, по сельскому хозяйству, как строить теплицы, учебники, буквари. Я в религию не верю, но Библия на корейском у меня есть.

Из сельскохозяйственных инструментов используем хоми – вроде маленькой мотыги, для прополки междурядий луковых грядок, нади – серп, в том числе для травы. Кытшень – это узбекский инструмент, мотыга для копания, мы им тоже пользуемся. Вообще, когда мы жили в Узбекистане, там культура во многом похожа на нашу.

– Вы помните корейские сказки?

– Да. Но большинство из них при переводе на русский теряют складность. А когда я рассказываю внукам на корейском – им интересно, они смеются.

– Передавались ли в вашей семье предания об исторических событиях, которые коснулись мест вашего проживания?

– Мы помним национального героя Хон Бон До. Для нашего поколения он был кумиром. В начале ХХ века он был командиром партизанского отряда, как и Ким Ир Сен, они воевали против японцев. В 1937 году его депортировали, он умер в Казахстане. Помним корейского поэта Чо Мен Хи – его расстреляли в 1938, его могила на Дальнем Востоке.

– Как сейчас живут корейцы в вашем селе?

– Корейцев здесь много, все дружные. Живем, занимаемся сельским хозяйством. Свой огород, своя птица. У каждого здесь почти гектар земли, в Украине с этим хорошо, в Узбекистане столько не было.

– Корейцы всегда славились высокой урожайностью своих хозяйств – и на Дальнем Востоке, и в Средней Азии, и в Украине…

– У нас свои секреты. Например, траву при прополке мы не выбрасываем, а закапываем, она становится удобрением. Также используем золу, птичий помет, у каждой семьи свои рецепты удобрений. Благодаря этому мы добавляем меньше селитры, хотя при виде нашего урожая все говорят, что корейцы кладут много селитры. Урожайность кукурузы выше, потому что мы вовремя делаем пикировку. Используем капельные системы полива. Но и труды, конечно, адские. С конца марта мы начинаем, и до осени друг друга почти не видим. Только на дни рождения – тут уже обязаны собираться.

– Большое спасибо за рассказ, Григорий Николаевич! Крепкого вам здоровья!

***

Ли Галина Алексеевна, 1943 г.р.

Родилась на руднике Джеламбет в Акмолинской области Казахстана. Родители до депортации жили в Хасанском районе Приморского края. Отец – Шегай Алексей Ильхонович (1909-1943), умер от болезни за месяц до рождения младшей дочери, и мать, Ким Чюн Ха (1909 – 2000, похоронена на Украине) растила детей сама. Старший брат – Петр Шегай, 1927 – 1987. Училась в Заочном полиграфическом московском техникуме, Ангренском политехническом институте (неоконченное в/о) и строительном техникуме. Вырастила двух сыновей – Ли Виктор Михайлович (1967) и Ли Владимир Михайлович. Бабушка четырех внуков, два из которых сейчас получают высшее образование в Днепропетровске.

– Нас было четверо – три сестры и брат. Осталось две сестры. В 1949 году семья переехала в Узбекистан, к родственникам отца, в колхоз Энгельс Нижнечерчикского района Ташкентской области, затем в г. Ангрен. В 1970 году я окончила Ангренский строительный техникум, работала начальником ЖЭКа в Ангренском горжилуправлении до 1988 года, когда переехала на Украину. До этого никогда раньше не занималась сельским хозяйством и не жила в частном доме.

 – Галина Алексеевна, как сегодня живут корейцы в Новопетровке?

– На два села – 25 корейских семей. Живем дружно, бабушки часто собираются. Было двенадцать бабушек,  осталось шесть, и один дедушка. Самая старая – Нюра Ким, ей 86 лет, о ней была статья в газете Магдалиновского района «Наше життя». Летом, когда начинается сезон сельхозработ, друг друга почти не видим, встречаемся только осенью. У нас работал иглотерапевт  из КНДР – доктор Ли. Он приехал в Украину по контракту, раньше тоже работал за границей, в Уругвае. В Киеве достаточно высокая конкуренция, а в Днепропетровске высокие цены на недвижимость, поэтому мы здесь открыли ему кабинет в пустовавшем доме, я работала у него регистратором, он жил у нас,  как член семьи, лечил всех наших бабушек. В прошлом году вернулся в КНДР. Меня до сих пор спрашивают: Галина Алексеевна, где ваш доктор?

– Какие блюда корейской кухни вы обычно готовите?

– В повседневной кухне – и корейские, и европейские, потому что у меня муж русский. Хе, хе из кальмара, катиче, чирвунче (салат из проросшей фасоли), мегиче – салат из морской капусты, минтудя, чиримвуби – блины из рисовой муки, кадюри – рисовый хворост.

– Вы знаете корейские песни, сказки?

– «Торади», «Тебига» (Ласточки), застольная «Чонгумне курумде» («Чистые облака», или «Голубое небо»), детские, например «Андыри нодя». Но больше поём русские или украинские. Корейские сказки по сюжетам похожи на русские – например, «Два брата», «Жадный Пак».

– Как у вас празднуются корейские праздники?

– На следующей неделе как раз будет первый день рождения ребенка – Асянди. Его будут отмечать в ресторане в райцентре, корейцы девают ханбкоки, проводятся принятые обряды, поются корейские песни. В шестидесятилетний юбилей имениннице делают поклон почтения, ей выбираются «подружки», потому что этот праздник – «вторая свадьба».

***

Светлана Пак считается среди соседей лучшей мастерицей по огородничеству. Пикировку, которую остальные делают два-три дня, она по собственной методике выполняет за пару часов. Вырастила трёх детей – Марину, Александра и Геннадия Ким (по отцу). Александр Сергеевич Ким работает сушистом в Ростове, Марина , 1971 .г.р., там же растит двоих детей, Геннадий работает на полях. Старший из внуков учится в институте, а младшая внучка пошла в первый класс. Сохранившиеся старые семейные фотографии большей частью хранится у детей в Ростове.

– Меня зовут Пак Светлана, а отчества у меня нет, потому что у моего отца было только корейское имя – Сун-Хен. Я родилась в 1947 году в бараках села Ташлак Ферганской области, где родители жили после депортации. Окончила педучилище в г. Ленинск Андижанской области, работала в детском садике, но зарплаты не хватало, поэтому с 1977 г. начала работать на полях. В Украину приезжала с 1980 года на полевые работы. 1998 году поселилась здесь уже на ПМЖ.

Мои родители, Пак Сун Хен (1919 – 1986) и Варвара Те (1921 – 1992) до депортации жили в г. Артем. Наш род переселился из Кореи на русский Дальний Восток достаточно давно, потому что дедушка и бабушка уже родились в России. Дед был рыбаком, бабушка – домохозяйкой. Отец деда был партизаном, воевал на Дальнем Востоке, но его имени я уже не помню.

У родителей было шестеро детей, а у дяди – ни одного. Вообще у поколения корейцев, родившихся в 1904-1913 годах, почему-то часто встречалась эта проблема, они не могли зачать детей. Он даже женился на женщине, которая уже рожала детей, но это все равно не помогло. И когда у моих родителей родился очередей ребенок, они отдали его брату и сказали: брат, это твой сын, заботься о нём.

– Как ваше здоровье сейчас, аджумони Светлана?

–  Ревматизм, плечо болит. А надо работать…

– На каком языке вы говорите в быту?

– И по-русски, и по-корейски. Сейчас больше по-русски. Дети по-корейски говорить уже не умеют, хотя понимают.

– Что в вашей семье готовят из корейских блюд?

Готовим чимпени (лепешки из риса), киби – соевый сырок, чаркади – рисовый хлеб, пибоди – пареные пирожки. Сунде – кровяная колбаса, но по-нашему: добавляется и рис, и соя, и сиряги (сушеная пекинская капуста). Из повседневных блюд – паби (каша), чай (соя), салаты: кадиче, кимчи, мороковку. Из русских – винигрет, особенно зимой, потому что в нем есть все витамины.

Аджумони Светлана, вы используете что-нибудь из корейских инструментов, утвари?

– Осталась старая посуда от свекрови. Тоньми – деревянный молоток, которым бьют чартоги (рисовый хлеб).

– Вы знаете корейские сказки?

– У меня папа рассказывал, но короткие. Мы говорили: папа, давай дальше! А он: уже закончилась!

Записал Григорий Глоба

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »