Корейцы в СССР. Часть I

31b23916-b884-497e-ab15-670c63fb7cf6

Серия «Российские корейцы»

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ КОРЕИ (КУКСА ПХЁНЧХАН ВИВОНХВЕ)

РЕСПУБЛИКА КОРЕЯ

Редакционный совет серии

Я. Ф. Бугай
Ю. В. Ванин
Л. Р. Концевич
В. Н. Ли
В. Ф. Ли
Б. Д Пак
М. И. Пак
В. К. Цо
А. Д. Цой

КОРЕЙЦЫ В СССР

МАТЕРИАЛЫ СОВЕТСКОЙ ПЕЧАТИ 1918-1937 гг.

Москва

ИВ РАН

2004

Ответственный редактор Ю.В.Ванин

Составители: Ю.В. Ванин, Б.Б. Пак, Б.Д. Пак

К66 Корейцы в СССР. Материалы советской печати 1918-1937 гг. -М.: Институт востоковедения РАН, 2004. – 344 с.

ISBN 5-89282-246-Х

Сборник материалов советской печати 1918-1937 гг. о корейцах в СССР состоит из двух частей. Первая часть посвящена участию корейцев в гражданской войне и революционном движении на русском Дальнем Востоке. Вторая часть освещает социально-экономическое , культурное и правовое положение корейцев в СССР до их депортации в Казахстан и Среднюю Азию в 1937 г.

ББК 60. 55

Издание осуществлено при спонсорской поддержке

Государственного института истории Кореи,

Республика Корея

На обложке: типичная корейская фанза в районе Владивостока, 1931 г.; здание Корейского педагогического института в г. Владивостоке, 1935 г.

ISBN 5-89282-246-Х

© Институт востоковедения

РАН, 2004 © Ю.В. Ванин (составитель), 2004 © Б.Д. Пак (составитель), 2004 © Б.Б. Пак (составитель), 2004 © Государственный институт

истории Кореи, 2004

Содержание

№ 1. А. Алек. Наши восточные друзья

№ 2. Выступление корейского социалиста Ана на международном митинге в Петрограде 19 декабря 1918 г

№ 3. Из статьи «Объединение китайского и корейского пролетариата» 25

№ 4. Из приветствия представителя корейского рабочего союза в России Ка Ина I Конгрессу Коминтерна 25

№ 5. Всероссийский съезд корейских рабочих организаций 26

№ 6. Вл. Виленский (Сибиряков). Революционное движение в Корее 28

№ 7. Митинг корейцев в Москве 31

№ 8. Корейцы-коммунисты об «автономии» Кореи 34

№ 9. На Дальнем Востоке. Съезд корейских социалистов 35

№ 10. Джинсун Пак. Социалистическое движение в Корее 36

№ 11. Выступление ПакЧинсуна на VII Всероссийском съезде советов 43

№ 12. Восстание в Корее 44

№ 13. Пак Диншун. Реформа в Корее и Корейская социалистическая партия 45

№ 14. Пак Диншун. Итоги революционного движения в Корее с 1-го марта 1919 г. по 1-е марта 1920 г 46

№ 15. Из статьи «Пробуждающаяся Корея» 47

№ 16. Манифестация корейцев 50

№ 17. Вопль корейцев 50

№ 18. Приветствия 50

№ 19. Посол революционной Кореи 51

№ 20. Причины интервенции 51

№21. Съезд корейских революционных и рабочих организаций в Омске 52

№ 22. Из статьи «Партизанское движение в Корее» 52

№ 23. Из ответа штаба Корейского революционного отряда на Сучане белогвардейскому генералу Ястребову 55

№ 24. Порядок проекта программы Учредительного съезда Корейской компартии 15 марта 1921 г 56

№ 25. Встреча делегатов съезда Корейской компартии 57

№ 26. Корейский коммунистический съезд 58

№ 27. Из доклада Б.З.Шумяцкого «Международное положение Кореи и наши очередные задачи» на Учредительном съезде Корейской коммунистической партии 5 мая 1921 г 59

№ 28. Тезисы доклада Б.З.Шумяцкого «Своевременно ли создание единой Корейской компартии» на Учредительном съезде Корейской компартии 7 мая 1921 г 63

№ 29. Выступление Чхве Коре по докладу Б.З.Шумяцкого «Своевременно ли создание единой

Корейской компартии» на Учредительном съезде Корейской компартии 7 мая 1921 г 65

№ 30. Выступления делегатов от Иохенской, Харбинской, Пекинской, Шанхайской, Сеульской коммунистических организаций на Учредительном съезде Корейской компартии 8-10 мая 1921 г 66

№ 31. Из тезисов по аграрному вопросу Учредительного съезда Корейской компартии 11 мая 1921 г 69

№ 32. Тезисы по докладу Нам Манчхуна «Об отношении к национальным и буржуазным организациям» 11 мая 1921 г71

№ 33. Резолюция об отношении к социалистическим группам в Корее Учредительного съезда Корейской компартии 73

№ 34. «Тезисы по рабочему вопросу» Учредительного съезда Корейской компартии 74

№ 35. «Устав Корейской коммунистической партии». Принят Учредительным съездом Корейской компартии 12 мая 1921 г 75

№ 36. Резолюция Учредительного съезда Корейской компартии об организации Корейского коммунистического союза молодежи 81

№ 37. Из доклада ЦК Корейских коммунистических организаций и Корейской секции Дальневосточного секретариата Коминтерна Учредительному съезду Корейской компартии 81

№ 38. Торжественное закрытие Учредительного съезда Корейской коммунистической партии 84

№ 39. Из «Доклада Корейской коммунистической партии III Конгрессу Коминтерна» 88

№ 40. Из «Доклада представителей Корейской федерации лиги молодежи и представителей корейских коммунистических ячеек молодежи, представленного II Конгрессу Коммунистического Интернационала молодежи в Москве» 94

№ 41. Из выступления представителя Коммунистической партии Кореи Нам Манчхуна на III Конгрессе Коминтерна по восточному вопросу 99

№ 42. Манифест Съезда коммунистических и революционных организаций Дальнего Востока «К народам Дальнего Востока» 101

№ 43. Из Манифеста Дальневосточного съезда революционной молодежи «Ко всем труженикам Кореи, Китая, Японии и Монголии» 106

№ 44. Ар. Гольдштейн. Каландарашвили и корейский пролетариат 109

№ 45. Объединительный съезд корейских коммунистов НО

№ 46. Ли-чен. Организация корейской молодежи 112

№47. Из статьи Ив. Гоженского «Участие корейской эмиграции в революционном

движении на Дальнем Востоке» 113

№ 48. Празднование 4-й годовщины восстания в Корее 122

№ 49. Среди корейцев 123

№ 50. В корейских ячейках 124

№51. Выступление Ким Ина – корейского делегата на V Конгрессе Коминтерна – на встрече с рабочими корреспондентами газеты «Правда»: «Как работают корейские рабкоры» 125

№ 52. Губернское совещание корейских работников. Доклад о работе Кор [ейской] секции Губкома РЛКСМ 126

№ 53. Из отчетного доклада Приморского губернского комитета РКП (б) 127

№ 54. Из статьи Пака «Корейские письма» 129

№ 55. М. Мовицкий. Из статьи «В Приморье (Владивосток)» 130

№ 56. Корейцы в день 7-й годовщины восстания 131

№ 57. Костылев. О партработе среди корейцев 132

№ 58. Смерть корейского революционера 136

№ 59. Против суда над корейскими революционерами. Митинг в клубе корейских рабочих 136

№ 60. Из статьи Хин-Бо «В тюрьмах Кореи» 137

№ 61. Корейские рабочие – Коминтерну 138

№ 62. Встреча узников сеульской тюрьмы 138

№ 63. В борьбе с японским империализмом 139

№ 64, Из книги С. Д. Аносова “«Корейцы в Уссурийском крае» 140

№ 65. Из книги Н. Ильюхова и М. Титова «Партизанское движение в Приморье» 147

№ 66. Воспоминания А А Кима. «Корейская делегация беседует с В. И.Лениным» 150

№ 67. Политзаключенным] Италии 153

№ 68. Из выступления делегата от Дальневосточного края Кима Афанасия на XVII съезде ВКП(б) 155

№ 69. Из статьи «Фашистским тюремщикам не сломить волю революционных рабочих» 157

№70.ЛиПяк-чо 158

№ 71. Из статьи В. Попова «На подступах к Волочаевке» 159

Предисловие

Сто сорок лет минуло с начала переселения корейцев в пределы российского Дальнего Востока. Их гнали сюда горькая нужда, безземелье, эксплуатация, поборы и притеснения со стороны помещиков и чиновников. Затем к этому добавилась еще более тягостная причина – захват Кореи Японией в 1910 году, невыносимый и унизительный колониальный гнет. Со временем часть корейцев перебралась в другие районы России, вплоть до крайнего Северо-Запада (Кольский полуостров). Но основным районом их обитания до 1937 года оставался Дальний Восток, главным образом – Приморье. Сюда все это время не прекращался приток переселенцев из самой Кореи и Маньчжурии.

Более половины из прошедших ста сорока лет пришлись на эпоху существования СССР. Вместе с другими народами многонациональной страны корейцы пережили все, что выпало на долю советской истории. К октябрю 1917 года, когда возникла власть Советов, их в России было примерно 100 тысяч человек (точных данных нет). Выросли уже поколения корейцев, для которых Россия, СССР в полном смысле слова стали родиной. Но и об исторической родине – Корее – они никогда не забывали, стремясь всеми силами способствовать ее избавлению от колониальной неволи.

В основной своей массе корейцы приняли и поддержали Советскую власть. Многие из них активно участвовали в Гражданской войне на Дальнем Востоке (1918-1922), совместно с русским и другими народами России сражаясь против японских оккупантов и примкнувших к ним местных антисоветских вооруженных сил за свободу и независимость и своего нового отечества, и родины предков. В последующие десятилетия они заняли достаточно заметное место в социально-экономической и культурной жизни региона. Корейцы – зачинатели рисосеяния на русском Дальнем Востоке; они сыграли весьма существенную роль в развитии здесь сельского хозяйства. Наряду с тем корейцы плодотворно трудились в рыболовстве, горном и лесном промыслах, строительстве, других сферах советской экономики. Нарождалась и корейская интеллигенция. В частности, корейцы-ученые, преподаватели и публицисты Н.Ким, Нам Манчхун, Ли Канг, Цой Шену (Чхве Сону) и др. внесли немалый вклад в советское корееведение 1920 – 1930-х гг.

Советские корейцы жили тогда той же жизнью, что и остальные народы СССР. Как и у всех, в их жизни было всякое. Был повседневный, напряженный труд, приносивший более чем скромный материальный достаток. Наравне с другими корейцы втягивались в новый быт, в коллективные формы труда, хозяйствования, общественного устройства, участвовали в строительстве социализма, каким его в ту пору представляли себе в СССР. Сравнительно быстрыми темпами велась культурно-просветительная работа среди корейцев, происходили их приобщение к русской и мировой культуре и развитие в тесной связи с ними собственной национальной культуры, росли национальное самосознание корейцев и общий для всех народов СССР советский патриотизм. Корейцы активно включались в бурно и противоречиво протекавшую общественно-политическую жизнь страны.

Вместе с тем нередко корейцам приходилось сталкиваться с пережитками отсталых взглядов и настроений дореволюционного времени, не преодоленных за два десятилетия существования Со¬ветской власти, бюрократизмом и пренебрежением к отдельным их запросам со стороны местных властей, частичными нарушениями провозглашенной в СССР национальной политики, нацеленной на общий подъем, равноправие и дружбу народов. В этом смысле положение корейцев также мало чем отличалось от положения других народов Советского Союза.

В чем участь корейцев действительно была не такой, как у всех, так это в том, что осенью 1937 года они подверглись насильственной массовой депортации с Дальнего Востока в республики Средней Азии и Казахстан. С нашей точки зрения, случившееся тогда ни в коей мере не являлось следствием какого-то особо негативного отношения к корейцам высшего партийного и государственного руководства СССР.

Решение о депортации было связано с изменением военно-политической обстановки на Дальнем Востоке, вызванным началом в июле 1937 г. японо-китайской войны, усилением приготовлений в связи с этим к возможному столкновению СССР с Японией. Напомним, что оно на самом деле произошло вскоре, в июле-августе 1938 года, неподалеку от границы с Кореей (вооруженный конфликт у озера Хасан). Встречаются в современной литературе и другие для тех, кто ей незаслуженно подвергся. С тех пор свою историю советского периода многие российские корейцы делят на «до» и «после» депортации. трактовки причин депортации корейцев. Но чем бы ни объяснялась депортация, она, безусловно, была крайне мучительна и обидна для корейцев.

Постановление № 1429-36 Совета Народных Комиссаров Союза ССР и Центрального Комитета ВКП(б) «О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края» от 21 августа 1937 г., подписанное И. Сталиным и В. Молотовым, было незаконным и несправедливым. Эта историческая несправедливость была исправлена Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 1 апреля 1993 года «о реабилитации российских корейцев», признавшим незаконными акты, принятые начиная с 1937 года в отношении российских корейцев и послужившие основанием для политических репрессий против них.

Предлагаемая вниманию читателей книга содержит материалы о жизни и труде советских корейцев, их социально-экономическом, политическом и культурном положении, проблемах их национального развития с начала 1918 года (через несколько месяцев после Октябрьской революции 1917 года) и до лета 1937 года (до депортации). В нее включены статьи, корреспонденции, информационные заметки из центральных («Правда», «Известия») и дальневосточных газет («Власть труда», «Красное знамя», «Тихоокеанская звезда»), а также из ряда журналов и других печатных изданий указанного периода. Естественно, что один сборник не в состоянии вместить в себя все, что было тогда опубликовано в СССР о советских корейцах. В частности, вне его остались некоторые материалы сугубо производственного характера (конкретные вопросы рисосеяния и т.д.). Вероятно, много интересного будет найдено впоследствии в не охваченных нами изданиях. Но и то, что вошло в данный сборник, как представляется, наглядно показывает, что корейцы наравне с другими малыми народами СССР постоянно находились в поле зрения центральных и местных властей, советской общественности.

Публикации органов печати, несомненно, далеко не в полной мере отражали все многообразие и сложность проблем, переживаемых корейцами в СССР, противоречивых перемен в их собственной среде и в окружающем мире. Понятно, что предпочтение отдавалось прежде всего позитивным явлениям, которые в действительности имели место, причем в достаточно крупных для того времени масштабах, и воплощали на практике проводимую в стране национальную политику. Однако справедливости ради следует отметить, что в газетных и журнальных статьях, особенно 1920-х гг., неоднократно высказывались критические суждения по поводу некоторых теневых сторон ситуации, в которой находились тогда советские корейцы.

Сборник состоит из двух частей. В каждой из них материалы расположены в хронологическом порядке (по времени публикации). По мере необходимости они снабжались комментариями составителей. Некоторые пояснения и уточнения даны непосредственно в тексте (в круглых скобках). Пропуски в текстах (как правило, фрагментов, не относящихся к теме сборника) обозначены многоточиями. Материалы воспроизведены в их первозданном виде, с незначительной правкой в соответствии с требованиями современного русского языка.

Первая часть посвящена участию корейцев в гражданской войне на русском Дальнем Востоке и в революционном движении, а также в акциях солидарности советских людей с освободительной борьбой народа Кореи. Непосредственно в годы Гражданской войны, когда Дальний Восток был длительное время отрезан от центра России и регулярная советская печать там практически отсутствовала, сведения о боевой активности корейцев по этой причине просто не могли быть известны. Лишь иногда преимущественно в кратких сообщениях центральных газет о действиях дальневосточных партизан упоминались и корейские отряды. Более или менее содержательные публикации об участии корейцев в гражданской войне относятся к середине 1930-х гг. Выдержки из них приведены в первой части сборника.

Материалы об участии советских корейцев в революционном движении довольно подробно показывают их первые шаги на этом пути. Основное место среди них занимают речи делегатов и документы съезда корейских (российских и зарубежных) революционных организаций, состоявшегося в Иркутске в мае 1921 года и провозгласившего создание Корейской коммунистической партии. Она известна в истории как «Иркутская», потому что параллельно, в то же самое время, возникла еще одна корейская компартия – «Шанхайская», учредителями которой были также главным образом советские корейцы (Ли Донхви, Пак Чинсун и др.). Соперничавшая с «Иркутской», «Шанхайская» компартия не получила тогда освещения в печати СССР, мало известно о ней до сих пор. В первую часть сборника включены также опубликованные в советской печати материалы о деятельности корейцев в международных революционных организациях (Коминтерн, Коммунистический Интернационал молодежи), о попытках преодоления групповых противоречий в среде корейских коммунистов. После образования в апреле 1925 года компартии в самой Корее корейских коммунистов, живших на территории СССР, обязали войти в состав ВКП(б), и на этом самостоятельное существование их отдельных организаций прекратилось.

С первых лет своего существования СССР постоянно поддерживал национально-освободительное движение корейского народа. В советской печати (особенно в «Правде»), в журналах международных организаций, издававшихся на русском языке в СССР, ежегодно публиковались десятки статей и информационных сообщений, осуждавших японский колониальный режим в Корее, рассказывавших о тяжелом положении корейских трудящихся и их мужественном со¬противлении угнетателям. Авторами их часто являлись советские корейцы. В знак солидарности с борьбой народа Кореи советская общественность периодически устраивала политические мероприятия при активном участии корейского населения. Информация о них (видимо, не обо всех), попадавшая на страницы печати, представлена в сборнике. Необходимо иметь в виду, что патриотическим силам Кореи, помимо моральной, оказывалась и материальная поддержка (содействие подпольным антияпонским организациям, помощь партизанам и т.д.), к осуществлению которой привлекались советские корейцы. По вполне понятным причинам их деятельность такого рода не нашла отражения в печати.

Содержание второй части сборника видно из ее названия: «Социально-экономическое, культурное и правовое положение корейцев в СССР». В ней преобладают материалы о земледельческом труде корейцев, преимущественно в рисоводстве, которое они принесли на русский Дальний Восток, а также в рыбном промысле и золотодобыче. Показаны переживавшиеся корейцами трудности в сфере земельных отношений, процесс их коллективизации, работа корейских колхозов. Часть публикаций касается положительных изменений в быте и традициях корейцев, повышения их материального и культурного уровня, роста общественно-политической активности (прежде всего женщин), развития корейского искусства. Все в целом они свидетельствуют о том, что в 1920-х – первой половине 1930-х гг. корейцы играли весьма ощутимую роль в жизни Дальнего Востока и даже вне его (распространение опыта выращивания риса на Кубани). Наряду с этим помещены критические статьи о неизжитых проявлениях великодержавного шовинизма, нарушениях провозглашенных в СССР принципов национальной политики, больно задевавших корейское население. Само их появление в печати, тем более центральной, означало, что таким негативным явлениям старались в ту пору противодействовать, пусть и не всегда последовательно и эффективно.

Знакомясь по советской печати с положением корейцев в СССР в 1920 – 1930-х гг., нельзя забывать о воздействии расширявшей и усиливавшей свое присутствие у советских дальневосточных границ Японии. Как явствует из содержащихся в данном сборнике статей, она сумела внести отчуждение между корейцами и другими народами Дальнего Востока во время оккупации региона в 1918-1922 гг. После захвата Маньчжурии в 1931 году, и это также просматривается в опубликованных материалах (см.: № 148, № 155, № 157), она пыталась использовать корейцев в подрывной работе против СССР. К сожалению, японские провокационные происки советская пропаганда использовала, как повод, чтобы развернуть в середине 1930-х гг. кампанию необоснованных репрессий против корейцев, как, впрочем, и против представителей других народов СССР.

В результате прошедших тогда многочисленных судебных процессов (информация об одном из них представлена в № 123 и 125 данного сборника) пострадали тысячи корейцев, впоследствии, как правило, реабилитированных. Их трагическая участь запечатлена в изданном Московской региональной организацией «Перове марта» в 2000-2004 гг. трехтомном мартирологе «Корейцы – жертвы политических репрессий в СССР 1934-1938 гг.».

В своей книге составители пытались представить весь спектр материалов, появившихся в печати тех лет, о российских корейцах. Составители стремились отразить объективно настроения тех лет. Статьи, представленные в сборнике, появились в обстановке, когда в стране царили шквал необоснованных репрессий, клеветнических доносов, сфабрикованных политических процессов.

В результате репрессий были обвинены целые народы, в том числе и корейцы, сосланные единственно по признаку крови – участники Гражданской войны и революционного движения, герои труда, члены партии, стар и млад.

Со своей стороны, СССР, озабоченный безопасностью дальневосточных рубежей, не мог не считаться с протестами Японии против воздействовавшей на их колониальный режим в Корее общественно-политической активности советских корейцев. Вероятно, поэтому не вся деятельность корейских организаций в СССР освещалась на страницах печати, да и саму эту деятельность приходилось в известной мере ограничивать. Приведем такой пример. В советской печати не сообщалось о создании Союза корейцев, проживающих в СССР. Его Устав был утвержден Советским правительством в июне 1924 года. Оно же в марте 1926 года приняло решение о ликвидации этого Союза. Такое решение диктовалось необходимостью выполнять подписанную в январе 1925 года «Концепцию об основных принципах взаимоотношении между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией», по которой ее участники обязались не содействовать находившимся на их территории организациям, враждебным другой стороне. В антияпонской направленности Союза корейцев, проживающих в СССР, не приходилось сомневаться. Советскому Союзу упомянутая выше Конвенция давала возможность требовать от Японии ликвидации на подконтрольной ей территории расплодившихся там антисоветских организаций.

К сказанному добавим, что со второй половины 1920-х гг. в СССР вообще не поощрялось создание общественных организаций по национальному принципу. Считалось, что народы СССР, в том числе корейцы, вполне могут отстаивать свои права и интересы в рамках сложившейся в стране политической системы: через органы ВКП(б) и советской власти, комсомол, профсоюзы, женские советы и т.д. Участие корейцев в работе некоторых из перечисленных общественно-политических структур отражено в материалах сборника.

В заключение составители настоящею сборника выражают надежду, что его издание поможет российским и зарубежным ученым более объективно и глубоко изучать историю российских, советских корейцев, россиянам – ознакомиться с историей одного из малых народов своей страны, а современной корейской молодежи России – лучше знать и понимать жизнь и судьбу предшествующих поколений.

Ю. В. Ванин

Часть I

УЧАСТИЕ КОРЕЙЦЕВ

В РЕВОЛЮЦИОННОМ

ДВИЖЕНИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ

НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ .

СОЛИДАРНОСТЬ С ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ

БОРЬБОЙ НАРОДА КОРЕИ

№ 1

А. Алек

Наши восточные друзья

«В год 4251 1 от создания корейского государства в декабре месяце, мы, рабочие Кореи в России, постановили объединиться и образовать союз Кук-мин-хэ (Кунминхве. – Сост.) 2 для поднятия трудящихся масс Кореи против наших угнетателей – японцев и для борьбы против капиталистов, рука об руку с Российским пролетариатом». Так начинается протокол организационного собрания корейских рабочих в России, насчитывающих в своих рядах 20 тыс. человек…

Уже более полугода в среде наших друзей с Востока, китайцев, корейцев, персов, турок, идет тихая, кропотливая работа по созданию мощных рабочих организаций. Теперь впервые появляются плоды нашей работы. В Петрограде только что закончились совещания китайских и корейских групп. Они объединились в два союза: «Союз китайских рабочих» и «Корейскую национальную организацию». У них уже завязаны тесные связи со своими товарищами на Дальнем Востоке. Они уже издают свой орган, и тысячи брошюр и воззваний распространяются по России и проникают в Сибирь. Один из корейских эмигрантов привез из Америки издающуюся там корейцами газету «Новая Корея» – орган корейской национальной ассоциации Северной Америки в Сан-Франциско. Эта ассоциация на днях была закрыта Вильсоном 3. Но она будет продолжать свое существо¬вание нелегально. Корейский журнал дает адреса более чем 16 фи¬лиальных отделений корейской организации в Америке и Сибири. Революционная работа их теперь формально запрещена союзниками, и корейские эмигранты должны скрываться или бежать в единственную страну в мире, где им не угрожает арест или выдача своим поработителям – в Россию. Сюда, по образному выражению одного индийского товарища, «как мусульмане шли на поклонение в Мекку, так трудящиеся восточных стран идут в Москву»… Известия. 1918, 15 декабря.

1 4251 – по традиционному корейскому календарю 1918 год.

2 Кунминхве (Национальное общество) – организации с таким названием

создавались корейской эмиграцией в ряде стран, в том числе и в России.

3 В.Вильсон – президент США в 1913-1921 гг.

№ 2

Выступление корейского социалиста Ана на международном митинге в Петрограде

19 декабря 1918 г.

Товарищи, до вас редко доходят слухи о Корее. А между тем там, на Дальнем Востоке, 20-миллионный народ корейский так же, как и народы Индии и Южного Китая, борется со своими поработителями. С тех пор как японцы завладели нашей страной, выгнав оттуда китайцев и русских, все наши цели направлены к освобождению нашей земли от захватчиков. Как раньше мы боролись против китайских захватчиков, как потом боролись против царских чиновников, так теперь мы боремся с японцами. Корея когда-то была богатейшей страной Азии и привлекала к себе жадные взоры азиатских империалистов. Наша старинная культура существует уже около 5 тысяч лет и считалась высшей культурой Восточной Азии. Теперь мы разорены, разграблены, превращены в батраков японцев. Наши богатства вывезены из Кореи, наша земля в руках у завоевателей. Режим япон¬цев так деспотичен, что несколько лет тому назад целый отдел японской администрации подал в отставку в виде протеста против насилий и бесчеловечности японского генерала Тераучи (Тэраути. – Сост.), того самого, который задумал совместно с англичанами и американцами погасить и вашу Советскую Республику. Высшее сословие Кореи куплено японцами. Революционные организации раздавлены. Царское правительство, а потом и правительство Керенского (1) вошло в соглашение с японцами, чтобы выдавать наших эмигрантов и революционеров, укрывшихся в Сибири, японским палачам. Я сам видел в архиве восточного отдела народного комиссариата по иностран¬ным делам документы, из которых видно, что правительство Керенского само пригласило японских шпионов и провокаторов для того, чтобы вызвать террористические акты в России, совершенные якобы корейскими руками, и оправдать выдачу наших товарищей в руки японцев. Да, товарищи, вы должны знать, что с нами делали не только в Корее, но и в России. У вас белогвардейцы убивают каждого рабочего, через десятого, у нас японцы вешают поголовно всех, кого заподозрят лишь в любви к своей земле. И эти жертвы увеличивались теми, кого продавали еще Керенский и Терещенко (2) японцам. Да, товарищи, нам остается одно средство – террор. И мы его применяем и будем применять. Так, мой родственник (3) убил собственноручно японского премьера, князя Ито, когда он возвращался из России, сговорившись с царским правительством, как бы лучше расправиться с нами. Вы не знаете, что не проходит недели, чтобы то тут, то там мы не убивали кого-нибудь из японских чиновников. Когда стало невозможно работать в Сибири, мы п

еренесли свою деятельность !–more–в Америку. Десятки тысяч корейских рабочих органи¬зовали там наш революционный комитет. Мы имели свои газеты и дышали свободно. Но Вильсон вовлек американской народ во всемирную бойню, и когда американские банкиры-разбойники нашли нужным сговориться с японскими бандитами, нас выгнали из Америки. Единственная страна, в которой мы можем укрыться, есть Советская Республика. Россия перестала быть для нас мачехой. Она теперь наша любимая мать. Под ее покровом создается наша революция, на вашем социалистическом учении воспитывается новое корейское поколение. Вне связи с вами нет у нас свободы. Ваше счастье – наше счастье, ваша гибель – наша гибель. Тяжелые опасности надвигаются на нас с севера, с юга, с востока и с запада. И в этот грозный час мы, корейские рабочие и крестьяне, пришли к вам, чтобы вместе с вами либо умереть, либо победить. Это чувствуют все до единого 20 тысяч наших рабочих в Сибири. И от имени нашего революционного национального Совета я говорю: мы должны победить, ибо в этой победе – освобождение и спасение всей Азии.

Да здравствует объединенный трудовой класс России и Азии!

Да здравствует пролетариат всего мира!

Вперед – на победу или смерть!

Советская Россия и народы мира. Издание Петроградского Совета Рабочих и Красноармейских Депутатов. Петроград, 1919, с. 21-22.

(1) Керенский А.Ф. – русский политический деятель, с июля 1917 г. возглавлял

Временное правительство России.

(2) Терещенко М.И. – русский капиталист, сахарозаводчик. Во Временном правительстве Керенского А.Ф. занимал пост министра финансов, затем – министра

иностранных дел.

(3) Имеется в виду корейский патриот Ан Джунгын, который в октябре 1909 г.

на харбинском вокзале выстрелами из револьвера убил первого японского генерал-резидента в Корее Ито Хиробуми.

№ 3

Из статьи «Объединение китайского и корейского пролетариата»

… В Петрограде образовался… организационный комитет корейских рабочих. Он носит название «Кук мин хэ» (корейская национальная организация). Отделения образовались уже в Перми, Москве, Вологде, нелегально в Екатеринбурге, Уфе и в Сибири. Корейская организация созывает всероссийский съезд корейцев трудящихся и получила заверение Народного Комиссариата по иностранным делам, что за ней будет признано право по охране интересов корейс¬ких граждан в России, хотя бы они номинально и числились в японском подданстве.

Восточным отделом изданы на китайском и корейском языках: «Конституция Советской Республики», «Обращение к трудящимся», «Программа коммунистической партии» тов. Бухарина и «Нота Советского правительства к президенту Вильсону».

Пока корейским центром является гор. Пермь. Число корейских рабочих в России достигает до 20 тысяч.

Известия. 1919, 4 января.

№ 4

Из приветствия представителя корейского рабочего союза в России Ка Ина (1) I Конгрессу Коминтерна

От имени корейского пролетариата и корейского крестьянства приветствую III Интернационал… Сотни наших братьев заплатили своей жизнью за вызов, брошенный нами японским угнетателям. Мы эмигрировали в Россию и Америку, но палачи Керенского и палачи Вильсона выдавали нас японцам.

Только Советская Россия дала нам приют и помогла нам стать на ноги. Отсюда, из России, мы начали свою работу рука об руку с русским и всемирным пролетариатом. Я послан сюда для того, чтобы передать Вам, что вне союза всех трудящихся мы не видим освобождения корейского крестьянства, корейского рабочего от ига японских хищников и стоящего за ними европейского капитала.

Да здравствует всемирное братство рабочих, да здравствует III Интернационал!

Председатель Корейского Союза в России Ка Ин.

Известия. 1919, 1 марта.

(1) Ка Ин (Кан Санджу) – председатель Союза корейских рабочих в Москве (1918 г.). Как представитель этого Союза принял участие в работе I (Учредительного) Конгресса Коммунистического Интернационала в марте 1919 г. Член Российской Коммунистической партии (большевиков) с 1919 г. Служил в Красной Армии и органах Всероссийской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией. Награжден орденом Ленина и другими советскими наградами.

№ 5

Всероссийский съезд корейских рабочих организаций

20 апреля в доме восточных союзов, Богословский пер., 6, открылся первый съезд корейских рабочих организаций в России.

На съезде участвуют 55 представителей корейских рабочих ячеек, объединяющих до 20000 корейских рабочих России и Украины. С решающим голосом признано 9 делегатов от Москвы, Петрограда, Казани, Вологды, Украины, Саратова и других крупных центров; остальные с совещательным голосом.

Председателем съезда избран тов. Ким-Ки-Сен. Почетными членами президиума избраны: тов. Ленин, Троцкий и Балабанова 1. Кроме того, по предложению тов. Шен-У-Тэни (Сон Удон. – Сост.) (агитатора союза), в число президиума включены: японский социалист Катаяма-Сен 2, китайский социалист Сун-Ят-сен 3 и лидер американской социалистической рабочей партии Дебс 4. Съезд постановил приветствовать по радио корейских революционеров Ли-Се- Мана (Ли Сынмана. – Сост.), ныне эмигранта на острове Гаити, издателя корейской газеты «Кун-Мин-Бао» («Кунминбо». – Сост.), другого корейского революционера Ан-Цин-Хо (Ан Чханхо. – Сост.), издателя корейской газеты «Кони-Син-Бао» («Кони синбо». – Сост.) в Сан-Франциско (Америка) и стоящего ныне во главе корейского движения Ли-Тон-Хая (Ли Донхви. – Сост.), бежавшего в 1914 году из японской тюрьмы и руководящего корейскими революционными организациями в Сибири.

После докладов с мест, обрисовавших ход организации корейских рабочих ячеек по всей России, тов. Шен-У-Тен дал картину

корейского движения против японцев. Он указал, как безуспешны были все попытки корейского народа в борьбе сначала с китайским, потом с русским и. наконец, с японским империализмом. Теперь корейцы знают, что победить угнетателей-империалистов, буржуев и банкиров можно только в союзе с такими же угнетенными элемен¬тами других стран, т.е. совместными усилиями с китайским кули, японским рабочим, русским пролетариатом. Для нас не должно быть больше врагов японцев, англичан, американцев как целою народа; наш враг – богачи и буржуи, а наш союзник – бедняк, крестьянин, пролетарий, будь он японец, китаец, американец, индус. Весь мир из¬менил свои границы. Теперь граница прошла не по национальностям, а по классам, т.е. между теми, кто эксплуатирует, и теми, кого эксплуатируют. Эту простую истину как будто сначала трудно по¬нять человеку, который привык сулить все со своей национальной, расовой точки зрения. Но когда туман расовых предрассудков падет, тогда все бедняки объединятся и свергнут тиранию царей, генералов, попов и банкиров, как сделали это русские и венгры. Только тогда возможно полное освобождение всей Азии и 20-миллионного ко¬рейского народа от японских угнетателей и тех корейских помещи¬ков, которые продали себя японцам.

Тов. Вознесенский приветствовал съезд от имени Народного Комиссариата по Иностранным Делам.

Тов. Каин, представитель корейского союза в III Интернационале сделал доклад о своих впечатлениях от последней Конференции Интернационала.

Собрание закончилось пением корейской песни «Джон-Джин-Га» – в переводе «Вперед». Заключительная строфа этой песни гласит:

«Так неужели же ты, народ страны Утреннего Спокойствия, не сбросишь с себя ига кровопийцы-японца и не выметешь из своего дома разжиревшего от корейской крови угнетателя».

Известия. 1919, 27апреля.

1 Балабанова А. – деятельница международного социалистического движе¬ния, в 1919 г. – секретарь Коминтерна.

2 Катаяма Сен деятель японского и международною коммунистического движения.

3 Сунь Ятсен – китайский революционер-демократ.

4 Дебс Ю. – деятель социалистического движения в США.

№ 6

Вл. Виленский (Сибиряков)

Революционное движение в Корее

Если азиатские народы Дальнего Востока имеют основания относиться подозрительно к пронырливому дальневосточному хищнику Японии, то корейский народ имеет право до глубины души ненавидеть этого палача и насильника, поработившего 20-миллионный народ страны Утреннего спокойствия. Японцы самым беззастенчивым образом глумятся над корейским народом и высасывают все соки из этого угнетенного народа.

Еще в конце прошлого столетия едва народившийся тогда японский милитаризм обрек страну Утреннего спокойствия на участь жертвы, которая должна была быть принесена на алтарь японо-азиатской великодержавности. Рядом войн с Китаем и Россией Япония добилась своей цели и проглотила самостоятельность Кореи, превра¬тив ее в чосен (полуостров) 1, одну из своих провинций-колоний, где вся власть управления находится в руках назначенного из Токио генерал-губернатора.

Японский империализм мало считался со средствами, при помощи которых ему удалось подчинить себе корейский народ. Убийство энергичной корейской королевы 2, заточение корейского короля, откровенный подкуп корейских помещиков, кровавые расправы с корейским народом – вот тот путь, по которому Япония шла на протяжении всего начала этого столетия для достижения своих целей. В своей кровавой расправе с корейцами Япония делала все, чтобы навсегда убить в обитателях страны Утреннего спокойствия даже мечты о возврате былой независимости, и одно время, по крайней мере, наружно казалось, что она успела в этом.

Но это только казалось. На самом деле корейский народ, затаив злобу против Японии, ждал только удобного момента, чтобы заявить о своем непреклонном стремлении во что бы то ни стало возвратить свою самостоятельность, и когда мировая война всколыхнула народ, а начавшаяся вслед за ней мировая социальная революция своими искрами начата зажигать одну страну за другой, в горючую массу недовольства корейского народа также попали революционные искры, и она загорелась в огне революционной борьбы.

Начиная с 1-го марта (1919 г. – Сост.) почти по всей Корее начались массовые демонстрации, явившиеся одним и ззвеньев организованного движения, имевшего целью борьбу за независимость Кореи. Движение это к половине марта разрослось и приняло форму восстания против Японии, сопровождавшееся многотысячными случаями кровавых столкновений с японскими войсками.

По существу, движение было, главным образом, национальным и базировалось на обостренной национальной ненависти корейских масс к японцам. В предварительной работе организации этого движения принимали участие пестрые группировки корейской общественности: здесь были и секты «небопоклонников» 3, и корейские христиане и т.п., но самую большую роль сыграло так называемое «Общество независимости Кореи». Организованное еще в 1905 году, главным образом, корейским студенчеством и долгое время носившее характер подпольной революционной организации (интересно при этом отметить, что с начала движения из Японии в Корею сразу же приехали почти все корейские студенты, которые затем приняли участие в движении), это общество имеет в своих рядах известных революционеров, разбросанных японской реакцией в разные места земного шара, – так, например, Ан-Цин-Хо, издающий в Сан-Франциско корейскую газету «Кони-Син-Бао». Ли-Се-Мана, тоже издатель корейской газеты в Гаити «Кун-Мин-Бао», и др.

Эти вожди корейского народа еще в конце прошлого года развили за границей, особенно в Америке, широкую кампанию за независимость Кореи. В самой Корее, но особенно в Сибири, на Дальнем Востоке, шла работа более непосредственного, боевого характера. Во главе этих организаций стоял Ли-Тон-Хай, тоже один из известных корейских революционеров, побывавший в японских тюрьмах и счастливо бежавший из них.

Неудивительно, что соприкасаясь с русской революцией, корейские повстанцы во многом использовали опыт русской Октябрьской революции. Так, например, в местах, захваченных повстанцами, корейцы изгоняли японских и корейских чиновников и организовали советы корейской бедноты. В момент наивысшего подъема движе¬ния образовался даже Центральный Комитет Советов бедноты, имевший свою резиденцию в г. Сен-Коре. Этот комитет действовал параллельно с «Национальным комитетом союза независимости», находившимся в г. Сеуле.

В манифесте, изданном Национальным комитетом, пути корейского движения определялись как «полное освобождение Кореи от ига японцев и движение страны Утреннего Спокойствия по лучезарному пути свободы».

Однако и на этот раз японский империализм оказался победителем в борьбе с восставшим корейским народом. Из Японии были двинуты войска и жандармерия, и после кровавых столкновений в Сеуле, Викшу, Шамонпо, Фокоянпо корейские повстанцы были раздавлены. Арестованы тысячи корейцев, в числе которых одних студентов свыше 400.

Еще больше было расстреляно.

Японская рептильная печать с нескрываемым ожесточением и злобой вопила о «восстании рабов», требуя самых жестоких мер наказания для повстанцев. Не в меньшей мере революционная вспышка в Корее обеспокоила и правящие круги монархической Японии. Чтобы судить об этом, достаточно познакомиться с одним из превентивных мероприятий японского главного политического управления.

«Джапан Кроникл» приводит следующее циркулярное письмо, полученное ею 28-го января от японского главного полицейского управления:

«Всем газетам и журналам. Пользуясь случаем, предоставленным мирной конференцией, некоторые малые и слабые народы пытаются поднять движение за независимость в согласии с принципами самоопределения народа; в связи с этим сообщают, что некоторые корейцы поднимают подобное же движение. Всякое газетное сообщение об этом движении способно породить в умах корейцев мечтание о независимости, тем самым создавая в Корее опасность для сохране¬ния порядка . Нам известно, что генерал-губернатор Кореи был принужден воспретить подобного рода сообщения и допускать в Корею те органы печати, которые содержат в себе такие сведения . Если подобные сведения публикуются в самой Японии, то они могут вызвать осуждение в умах корейцев, жительствующих в этой стране. В глазах японской администрации подобное положение чревато серьезными неприятностями. Поэтому мы просим вас быть особенно осторожными в распространении подобных сведений».

Японские империалисты остаются пока верными себе, стараясь железом и кровью вытравить из умов корейского народа мечтания о независимости. Но у нас налицо имеются все основания быть уверенными, что и в не меньшей мере останется верным себе и корейский трудовой народ, начавший бороться за свое освобождение.

Правда, сегодня японский кнут как будто торжествует, хотя движение в Корее до сего времени еще не ликвидировано окончательно. Но если говорить о завтрашнем дне, то он, несомненно, принадлежит корейскому пролетариату, который через борьбу за национальную независимость неизбежно перейдет к борьбе за свое социальное раскрепощение от цепей капитала. И здесь в братском союзе с пролетариатом всего мира он будет победителем.

Известия. 1919, 11 июля.

1 Ошибка автора. Чосон – наименование Кореи.

2 В октябре 1895 г. представители Японии в Корее организовали зверское убийство королевы Мин Мёнсон.

3 «Небопоклонники» – сторонники корейской национальной религии Чхондогё (Учение небесного пути).

№ 7

Митинг корейцев в Москве

12-го августа в здании восточных союзов (Богословский пер., 6) состоялся митинг Корейской колонии по случаю провозглашения независимости Кореи. Присутствовало около 200 человек. После исполнения революционных песен докладчиком выступил возвратившийся из Сибири старый корейский революционер Шен-У-Тен. Он ознакомил собрание с опубликованными уже в «Известиях» данными корейской печати о провозглашении независимости Кореи и о революционном движении. Оратор предложил, не теряя минуты, организовать всех корейцев в России на борьбу с общим врагом.

Т.Тенхай трогательно рассказал об угнетении японцами корейского народа за последние три года. Среди корейцев многие начали плакать навзрыд. Оратор указал на то, что единственной страной, где корейцы имеют приют, является Советская Россия, и призвал ко¬ рейцев совместно с русскими братьями отомстить японцам.

По предложению председателя т.Чен-Хон-Юн, заведующий отделом Востока Наркоминдела т. Вознесенский оглашает следующее обращение Советского правительства к корейскому народу от 26-го июля 1919 г.:

Корейской революционной организации Кук-Мин-Хэ и всему корейскому народу.

«Победоносные войска Рабоче-крестьянского правительства в России после двухлетней борьбы разбили царских генералов в Сибири и вступили на Сибирскую равнину, неся помощь и свободу крестьянам и рабочим Сибири и корейцам.

В этот момент Советское правительство обращается ко всем тем корейским революционерам, которые борются против угнетателей- японцев, со следующими словами:

Корейский народ уже 15 лет борется с японскими разбойниками, которые отняли у него землю, лишили его независимости, казнили и рассадили по тюрьмам лучших его сынов.

Корейские революционеры должны были укрыться за границу, в Россию, Америку, Австралию, Китай. Но Япония с 1914 г. заключила союз с этими странами, во главе которых стояли такие же, как в Японии, правительства царей, королей, богачей и крупных хищников, и все эти правительства, по соглашению с Японией, лишили у себя приюта корейских революционеров, а царское правительство и его холопы, Колчак 1 и Хорват 2, стали даже выдавать корейских революционеров японцам для издевательства и казни.

Теперь единственным безопасным для корейцев местом стала Москва. В Советской России образовался корейский национальный союз, целью которого являются революция в Корее и восстановление независимости Кореи. Корейские революционеры вступили в ряды нашей Красной армии и образовали свои полки, которые теперь идут к вам на помощь. Корейские рабочие в России вошли в III Интернационал в Москве, т.е. во всемирный союз рабочих и трудящихся против капиталистов и угнетателей, и работают рука об руку с угнетенными классами других стран.

В то время как Красная армия и корейские солдаты будут бороться с японцами со стороны Урала, корейский народ должен восстать в своей стране и сделать все усилия, чтобы войти в сношения с Рабоче-Крестьянским правительством в России.

Тогда только соединенными усилиями мы сможем прогнать японцев из Владивостока и из страны Утреннего Спокойствия. Час освобождения близок. Корейские революционеры, напрягите ваши последние усилия».

Далее т. Вознесенский оглашает американское радио о заявлении, сделанном корейским народом Лиге Наций. В заявлении, между прочим, говорится: «Со времени провозглашения независимости Кореи состоялось более 300 манифестаций, но японская цензура не пропускает никаких сообщений в Европу. Японцы борются с нашим народным движением тем, что поджигают храмы и другие помещения, в которых собираются манифестанты, или расстреливают их пулеметами, как зверей, когда они собираются под открытым небом. Несмотря на все это, мы будем бороться за нашу свободу, хотя бы для этого потребовалось целое столетие».

При большом подъеме собрания красный офицер-кореец тов. И (Уй-Чжон) 3, начальник пулеметной команды N -ского стрелкового полка, отличившийся при взятии Уфы, а до эмиграции в Россию стоявший во главе корейских партизан с 1908 г., предлагает обратиться к Советскому правительству с просьбой мобилизовать всех находящихся в России и Сибири корейцев, – в одной Европейской России зарегистрировано корейским союзом до 20000 человек, – сформировать из них корейские части и направить их в первую голову для изгнания японцев из Сибири и Кореи. Товарищ И заканчивает свою речь призывом сплотиться в братский союз с русским пролетариатом, так как помощь извне может принести только свободный русский народ, который действительно борется за освобождение угнетенных, а не преследует корыстные цели, как это делают американцы. Для осуществления этого плана он предлагает немедленно же образовать центральный орган «Корейский ЦИК» для организации корейских красных войск на территории Советской республики.

При бурных овациях и пении революционных песен предложение тов. И единогласно принимается. Собрание уполномочивает корейский национальный союз в России предпринять необходимые шаги перед Советским правительством и образовать первое ядро будущей корейской пролетарской Красной армии.

Известия. 1919, 15 августа.

1 Колчак А.В. – адмирал, «Верховный правитель Российского государства»,

один из главных организаторов борьбы против Советской власти в годы Гражданской войны.

2 Хорват Д.Л. – генерал, один из организаторов борьбы против Советской

власти на Дальнем Востоке.

3 И (Уй-Чжон) – вероятно, речь идет о Ли Виджоне, сыне и помощнике Ли

Бомджина, главы дипломатической миссии Кореи в России в 1900-1905 гг.,

участвовавшем в организации антияпонской вооруженной борьбы и в Гражданской войне на Дальнем Востоке.

№ 8

Корейцы-коммунисты об «автономии» Кореи (1)

(В комитет Коммунистической партии Городского района /Москвы/)

Мы, нижеподписавшиеся корейские граждане, члены революционной организации «Кук-мин-хэ» и члены Корейского Национального Союза Рабочих в России, постановили образовать коммунистическую ячейку корейцев в России. Наша задача вести пропаганду и агитацию среди корейских рабочих в России и Сибири за установление в Корее Советского режима, формировать отряды корейцев для освобождения Кореи от империалистического ига Японии и для участия, плечом к плечу, с русским и международным пролетариатом во всемирной социалистической революции. Наш лозунг – «Освобождение корейского народа должно быть делом корейского пролетариата». Наше средство к этому – немедленное активное выступление против империалистических хищников.

Мы ни минуты не верим в обещание Японии даровать Корее автономию. Мы раньше боролись за автономию. Но в 1907 г. наших делегатов на 2-ю конференцию мира не только не хотели слушать, но даже не допустили на конференцию. Таков же был результат попытки корейского народа обратить на себя внимание европейских и американских держав на мирной конференции в Версале 2. Мы предсказывали эту неудачу, потому что мы знали, что все слова о корейской автономии со стороны Америки и ее союзницы Японии есть грубая ложь с целью временно успокоить страну для того, чтобы потом эксплуатировать народ еще с большей жестокостью, чтобы снова водворить военный режим и восстановить японскую жандармерию. Нас не обманут красивые слова японской и европейско-американской буржуазии. Мы с презрением отвергаем японскую так называемую автономию. Мы знаем, что мы получим, завоюем полную независимость не путем милости, а путем революции.

В надежде на помощь русского пролетариата мы хотим влить свои, пока может быть и скромные, силы в ряды российского пролетариата, в ряды коммунистической партии, и просим принять нас в партию и помочь нам организовать первую корейскую коммунистическую ячейку.

Дом Восточных Союзов. Петровка, Богословский пер., 6, тел. 1-95.

Следует 14 подписей, в том числе председатель и товарищ председателя Корейского Ц.И.К. в России.

Известия. 1919, 5 сентября.

1 После подавления Первомартовского движения 1919 г. в Корее японские

империалисты пришли к выводу о необходимости изменить методы управления колонией. Они приступили к проведению ряда реформ, которые предусматривали видимость предоставления корейцам одинаковых прав с японцами, свободы слова, собраний и печати, уважения корейской культуры и обычаев и т.д. Предусматривались и некоторые изменения в области административного управления Кореей. Реформы коснулись и политической сферы. Была создана, например, система «местного самоуправления». Все эти реформы колонизаторы

изображали как начало «эры культурного управления» и дарования Корее автономии.

2 Речь идет о Парижской мирной конференции 1919-1920 гг., созванной

державами-победительницами в 1-й Мировой войне для выработки мирных договоров с побежденными странами. Корейские делегации не были допущены

на конференцию.

№ 9

На Дальнем Востоке Съезд корейских социалистов

Челябинск, 15 ноября. Прибывшая в Челябинск корейская делегация сообщила о состоявшемся в конце апреля в одном из городов Восточной Сибири объединенном съезде корейских социалистических организаций. На съезде победило левое крыло. Признаны необходимость разрыва с корейской буржуазией и тесная связь с мировым пролетариатом. Избран Ц.К Корейский народ с надеждой смотрит на Советскую Россию. Корея объявлена на военном положении. Новый революционный взрыв неизбежен…’

Корейская делегация на днях отправляется в Москву для присутствия на съезде Советов.

Известия. 1919, 18 ноября.

№ 10

Джинсун Пак

(Пак Чинсун.- Сост.)

Социалистическое движение в Корее

От редакции. С особенным удовольствием печатаем отчет корейского коммуниста.

В своем устном докладе Исполнительному Комитету (Коминтерна. – Сост.) тов. Пак сказал: корейские рабочие хотят принадлежать к такому Интернационалу, который не поддерживает колониальную политику великих империалистических держав, – поэтому они присоединяются к III Интернационалу.

Это сказано превосходно.

В этих словах выражена вся суть дела. II , желтый Интернационал, прикрываясь фразами о «цивилизации» и «прогрессе», поддерживает империалистские государства в их разбойничьих походах против «колониальных» народов. Коммунистический Интернационал провозглашает лозунг – «вон из колоний» и поддерживает освободительно-революционное движение во всех колониях против империалистических грабителей. Вот почему миллионы трудящихся Кореи, Китая, Индии, Персии, Афганистана и т.д., пробуждаясь к борьбе против своих угнетателей, с надеждой смотрят на Коммунистический Интернационал.

Всем им – пламенный привет от международного революционного пролетариата, организованного в Коммунистический Интернационал.

В Корее – одной из самых отсталых стран Востока – лишь совсем недавно началось массовое социалистическое движение, и поэтому представители ее не в состоянии дать о своей революционной борьбе такой содержательный ответ, как товарищи-делегаты других стран.

С осени 1910 года, т.е. после потери Кореей независимости, в Корее наступил период реакции и общественного застоя. Японский империализм, подчинив своей власти корейский народ, – в целях окончательного порабощения его, отменил в стране всякую свободу печати и союзов. Невыразимо страдая под жестоким гнетом завоевателей, массы корейского народа стремились к освобождению. Стремлениям этим, однако, нелегко было развиваться в атмосфере варварских репрессий, введенных японскими империалистами: всякая собственная инициатива в области просвещения, организации и самодеятельности масс встречала упорное сопротивление со стороны японских властей, не допускавших легального существования не только политических, но даже культурно-просветительских организаций. В таких ужасных условиях находилось все корейское общественное движение, в таких условиях возникла и развивалась наша организация «Союз Освобождения». В 1910 году съезд организаторов заложил основу первой социалистической ячейки в Корее, создав Исполнительное Бюро Союза. Но, под давлением все усиливающейся реакции, Исполнительное Бюро эмигрировало сначала в Маньчжурию, а затем в Сибирь. С первых же дней возникновения Союза на него обрушилась с резкой критикой вся национально-патриотическая часть общества; социальные условия также не благоприятствовали росту и укреплению нашей организации: идеи классовой борьбы не могли вдохновлять корейские трудящиеся массы, так как самая классовая борьба была явлением, известным в Корее лишь понаслышке. Либерально-реформаторская политика правительства в период 1897-1907 гг. на время почти совершенно изгладила се сословные различия, а крайне медленное развитие капитализма не создало почвы для острого проявления классовых противоположностей. Дворянство и буржуазия, удаленные от власти железной метлой японского империализма, шли рука об руку с беднотой, дружно неся общее тяжелое бремя национально-освободительной борьбы. В народных массах наблюдалось широкое развитие патриотических воззрений, вызванное повседневной борьбой с насилием заморских завоевателей. Но с каждым годом число членов Союза увеличивалось; лучшая часть молодежи решительно становилась под наше знамя. Союз был единственной организацией, исходившей из того, что самостоятельность Кореи может быть обеспечена лишь торжеством революции в Японии. Искренние протесты японских социалистов против политики правительства микадо, аннексировавшего Корею, и гонения на социалистов со стороны правительства дали первый толчок к расколу в среде корейского движения: «единый национальный фронт» против Японии с этого момента распался. Идеологи нового течения, возникшего из этого раскола, стремилp style=”text-align: justifp style=”text-align: justify;”y;”ись к сотрудничеству с левыми элементами Японии, но не могли достичь в этом направлении существенных результатов: взаимное непонимание и недоверие делали невозможным всякое сотрудничество. Руководители корейского левого течения видели во всем корейском народе вообще носителя демократических идей. Они полагали, что под гнетом японской бюрократии корейское дворянство и рождающаяся на их глазах буржуазия превратятся в истинных демократов. В этом была их главная ошибка.

Они не верили в правильность законов общественного развития, открытых основоположниками экономического материализма. Но весь ход политической и экономической жизни Кореи в 1912-17 гг. разбил утопические взгляды левых, а Великая Русская Революция заставила их признать свои ошибки. Она окончательно рассеяла иллюзии «Единой корейской демократии», и все увеличивающееся разногласие в среде Союза кончилось неизбежным расколом. Хабаровская конференция 1918 года установила этот раскол как совершившийся факт. На этой конференции был основан Союз Корейских социалистов «Ханин-Сахве-Дан» 1, и с его основанием корейское левое течение влилось в общий поток мирового социалистического движения. В Сибири до чехословацкого переворота 2 Союз корейских социалистов, получивший возможность легального существования, издавал свои листовки и положил начало тесному сближению всех социалистических партий Восточной Азии для совместной борьбы с японским империализмом; кроме того, наш союз старался сделать все, что было в его силах, для выполнения долга солидарности по отношению к русским товарищам.

Между тем как китайская революция 3, в сущности бывшая дворцовым переворотом, прошла совершенно незаметно для широких корейских масс, русская революция, с самых первых дней своих нанесшая непоправимый удар разлагающемуся буржуазному строю, напротив того, пробудила корейские массы, к которым призывы русского пролетариата и великие лозунги революции долетали из Уссурийских долин, и вдохновила их стремлением к новой жизни.

«Рисовые бунты» в Японии 4, исход мировой войны с ее результатами – Версальской мирной конференцией и Лигой Наций, на которых строили свои иллюзии наши национал-патриоты и отчасти правая часть нашего союза, поражение социалистов во вновь создаваемых государствах и мартовские волнения в Корее – все это дало новое содержание нашей общественной жизни, колесо которой, вертясь с головокружительной быстротой, рождало новые события, новые вопросы, требующие от общества сознательного ответа. И вот, в апреле сего года в районе г. Владивостока состоялся объединенный съезд 2-х общественных организаций: Союза корейских социалистов – «Ханин-Сахве-Дин» и «Шин-Мин-Дан» – Союза новых граждан; в съезде участвовало 49 делегатов, представлявших 30000 избирателей, 1/3 этого числа составляли члены первой организации и 2/3 – второй организации.

Левая часть съезда отстаивала чисто классовый принцип, связывая свои надежды с движением всего мирового пролетариата и, в частности, с японским рабочим движением, тогда как правая часть считала необходимым тесный контакт с отечественной буржуазией и дворянством, считая их группами революционными в данный момент. Она советовала левому крылу держаться подальше от шовинистически настроенного японского пролетариата. Победу одержала на съезде левая часть, считавшая нужным вести борьбу за национальное освобождение Кореи при поддержке рабочего класса Японии и других стран и рассматривавшая эту борьбу не как национально- шовинистическое движение против Японии вообще, а лишь как движение против японского империализма.

В порядке дня съезда стоял целый ряд вопросов. Вопросы международной политики были тем центральным пунктом, на котором сосредоточилось все внимание делегатов съезда.

На съезде состоялось объединение обоих союзов в одну партию под названием «Корейская Социалистическая партия» – «Ханин- Сахве-Дан». Фактически деятели обоих союзов и раньше проявляли единодушное согласие по всем почти вопросам и действовали с товарищеской солидарностью. Теперь это единение было оформлено организационно.

Съездом была принята программа, содержавшая следующие основные тезисы:

– Для обеспечения нормального духовного и физического развития корейских трудящихся масс необходимо освобождение Кореи от ига японского империализма и от капиталистической эксплуатации.

– Принимая во внимание, что интересы трудящихся масс Японии и Кореи родственны друг другу и гнет японского империализма и капитала одинаково тягостен для них, необходима тесная связь между революционными организациями обеих стран.

– Ввиду того, что Корея вступает в эпоху капитализма, партия должна сорганизовать пролетарские и батрацкие элементы, воспитать их в духе революционного марксизма и руководить их повседневной борьбой с капиталом.

– Опыт революционного движения всего мира, также как и опыт нашей собственной революции, вылившейся в форму аграрных беспорядков в девяностых годах прошлого столетия, показывает, что в острые моменты классовых столкновений для торжества равенства и справедливости необходимо насилие эксплуатируемых над эксплуататорами. Поэтому наиболее целесообразной формой власти партия считает советскую власть.

На этой программе объединился весь съезд, за исключением пяти Делегатов, не согласившихся с приведенными тезисами и покинувших съезд.

Затем съезд перешел к рассмотрению вопроса о текущем моменте. Несмотря на то что начавшееся в первых числах марта и продолжающееся до сих пор восстание в Корее, руководимое национал-патриотами и направляемое ими на ложный путь национального антагонизма, при таких условиях не может привести к желательным результатам, съезд считал нецелесообразным противодействовать революционному движению, какую бы форму оно ни принимало, и постановил: путем широкой пропаганды постараться направить движение в русло классовой борьбы и установить тесную связь с японскими социалистами для совместной борьбы против отечественных и японских дворян и банкиров.

О Версальской мирной конференции съезд принял резолюцию следующего содержания: так как на Версальскую мирную конференцию представители держав Согласия собрались для дележа плодов своей победы и для раздела всего остального мира и так как на этой конференции малые угнетенные национальности представлены ничтожным меньшинством, то не может быть сомнения в том, что справедливые требования их не будут удовлетворены и что та же участь ждет и «корейский вопрос», поэтому съезд считает необходимым бороться против пропаганды в массах авторитета Мирной Конференции.

Лига Наций, по мнению съезда, является тем же, чем был Священный Союз после наполеоновских войн; она отнюдь не может обеспечить свободу развития малым национальностям, которые и в ней будут представлять собою меньшинство. Съезд постановил поэтому вести усиленную агитацию и пропаганду в массах за отозвание корейских делегатов с Мирной Конференции и из Лиги Наций, если они окажутся участниками этой последней.

Далее, на съезде обсуждался вопрос о III Интернационале. Лихорадочная деятельность по вооружению, проявляемая Японией и «обиженной» победителями Германией, с одной стороны, и хищнические аппетиты англо-франко-американских империалистов – с другой, в связи со все обостряющимися расовыми антагонизмами могут снова привести к столкновению народов всего мира, если революционные социалисты всех стран на встанут дружно против новой мировой войны. Признавая все это, съезд постановил: начать переговоры с социалистическими партиями Восточной Азии о мерах для объединения общей борьбы с панмонголизмом 5 и войти в III Интернационал, долженствующий сорганизоваться в Европе для борьбы с мировым злом – империализмом.

Резолюция вместе с тем отмечала, что «мы, социалисты Востока, ни в коем случае не можем работать в контакте с большинством II Интернационала, поддерживающим колониальную политику своих империалистических правительств».

В то время, когда происходил съезд, мы еще ничего не знали об основанном в Москве III Коммунистическом Интернационале.

Считая Сибирь базой своей политической деятельности и с горечью наблюдая все усиливающееся японское влияние на Дальнем Востоке, съезд по вопросу о Сибири и Российской Советской Республике постановил: так как торжество Российской Советской Республики на Дальнем Востоке и свободы Кореи тесно связаны с судьбами японского империализма и ввиду того, что для нашей партии, признающей необходимым положить в основу государственного строительства в будущей Корейской Республике принципы Советской власти, особенно важно близкое соседство с Советской Россией, богатой революционным опытом, который окажет нам неоценимые услуги не только в совместной борьбе с японским империализмом, но и в борьбе с буржуазией и дворянством нашей собственной страны, то поручить ЦК партии предпринять немедленно же соответствующие шаги.

Свое отношение к Корейскому Национальному Совету 6 съезд выразил в резолюции, предлагающей членам партии в том случае, если Совет по-прежнему будет вести политику, противоречащую тактике нашей партии, – оставить ответственные места в организации Союза (Совета. – Сост.). Решение вопроса об окончательном отозвании членов партии из Союза (Совета. – Сост.) съезд решил предоставить ЦК партии.

Наконец, на съезде были освещены такие вопросы о Японии, Китае и обо всем Дальнем Востоке и произведены выборы в ЦК партии.

Наша отечественная буржуазия твердила нам, что сейчас не время для классовой грызни, что необходимо мобилизовать все живые силы наши для совместной борьбы с японским игом, угнетающим всех нас в одинаковой степени, но сознательная часть трудящихся, представленная партией корейских социалистов, решила не поддаваться лицемерным и лживым уверениям буржуазных политиков, ибо трудящийся народ будет так же страдать под гнетом корейской буржуазии, как он теперь страдает от произвола хищников японского империализма.

С момента своего последнего съезда корейская социалистическая партия окончательно порвала с отечественной буржуазией и дворянством, стала на платформу классовой борьбы и провозгласила лозунг «Свободной Корейской Республики». Вступив таким образом на путь революционной борьбы, наша партия энергично и смело идет вперед к светлому будущему, уверенная в товарищеском сотрудничестве японской и китайской социал-демократии, которые вместе с ней поведут борьбу с восточноазиатской реакцией за окончательное освобождение трудящихся, за мировую революцию.

Таковы воззрения Корейской Социалистической Партии, и всюду, где корейский пролетариат и крестьянство еще не повернули к ней, мы путем агитации стараемся привлечь их на нашу сторону.

Еще никогда в истории мирового социалистического движения так явственно не ощущалась потребность тесного единства и твердой сплоченности трудящихся масс всех стран для совместной борь¬бы с мировым империализмом, как в настоящий момент, после европейской войны. В сознании этой необходимости наша партия с радостью откликается на призыв III Интернационала, и я убежден, что мы в ближайшем будущем плечом к плечу с пролетариатом Европы, Америки и всей остальной Азии будем бороться за мировую революцию и за осуществление задач революции в Корее.

Член Корейской Делегации, член ЦК Партии Корейских Социалистов

Джинсун Пак.

Коммунистический Интернационал. № 7-8, ноябрь – декабрь 1919, с. 1171-1176.

1 Ошибки автора. Правильнее – «Ханин Сахве Тонмэн».

2 Контрреволюционное выступление чехословацких войск (около 45 тыс. человек) из бывших военнопленных, находившихся в России в мае – августе 1918 г. в Поволжье, на Урале и в Сибири.

3 Китайская революция 1911-1913 гг. (Синьхайская революция) свергла правившую Китаем цинскую династию и провозгласила Китай республикой.

4 Массовые революционные выступления японских трудящихся в 1918 г.

Причиной «рисовых бунтов» явилось спекулятивное взвинчивание цен на рис.

5 Панмонголизм – идейно-политическое течение, направленное на объединение монгольских народов в единое государство. В период Гражданской войны

на Дальнем Востоке Япония пыталась использовать его в агрессивных целях.

6 В мае 1917 г. в Никольск-Уссурийском был созван I Всероссийский съезд корейских общественных организаций, который учредил Всероссийский центральный исполнительный комитет корейских национальных обществ (ВЦИК).

В марте 1919 г. ВЦИК переименовал себя в Корейский Национальный Совет.

№ 11

Выступление Пак Чинсуна на VII Всероссийском съезде советов

Председатель. Товарищи, с большими затруднениями и препятствиями приехал к нам представитель от Корейской социалистической партии. Ему предоставляется слово.

Представитель Корейской социалистической партии. Товарищи! Приветствую Вас, делегатов 7-го съезда Советов, представителей первого социалистического государства и авангарда мировой революции, от имени корейского пролетариата. (Аплодисменты) Корейский пролетариат стонет под гнетом европейского и японского капитала. Но, когда Ваш фронт продвинется далее, когда Ваш фронт будет около Амура, когда Красная Армия будет на Дальнем Востоке, мы восстанем и будем бороться вместе с Вами под знаменем Третьего Коммунистического Интернационала. Мы будем бороться вместе с Вами за наши идеалы, за свою родину – за родину в смысле пролетарского государства. (Аплодисменты).

Корейский пролетариат и все трудовое крестьянство в течение 10 лет борются за национальную независимость и за корейскую пролетарскую республику. Товарищи, прежде у нас правое течение всегда было в большинстве. Мы, меньшинство, не имели решающего голоса среди корейских масс. Но в последнее время картина изменилась: русская революция дала нашему движению могучий толчок. Как среди корейских масс, так и среди японских масс теперь левое течение преобладает… У нас в апреле месяце в городе Владивостоке состоялся съезд. Мы не могли этот съезд собрать в Корее, потому что там давление насильников очень сильное и там нельзя созвать даже консервативного съезда. Правда, были затруднения и во Владивостоке. Колчаковское правительство в Сибири давит не только русских коммунистов, но и корейцев, которые ведут антияпонскую агитацию. Ведь Колчак держится на японском штыке! И вот на этом съезде мы постановили отправить к Вам трех делегатов и сказать, что корейский пролетариат будет бороться в одних рядах с русским пролетариатом. (Аплодисменты)

Представители Востока, как ближнего, так и дальнего, представители мусульманского мира говорили, что Советская Россия и Советская Москва для них являются тем оазисом, из которого жаждущий путник берет живительную влагу. Мы знаем, что не только социалистические партии, но и буржуазия Востока и, в особенности, Китая и Кореи – смотрят на русскую Советскую революцию и русский пролетариат как на своих освободителей. (Аплодисменты) Мы очень рады, что Ваш фронт продвигается все дальше вперед – к Дальнему Востоку. Я должен сказать, что у нас имеются организованные массы, которые ждут Вашего прихода. И если фронт будет около Владивостока, около корейской границы, я утверждаю, что корейский пролетариат тоже встанет под знамя Третьего Интернационала.

Мы сейчас не можем начать революцию, потому что у корейского пролетариата нет ни одного револьвера и ни одной винтовки. И мы не можем идти с голыми руками против вооруженных до зубов японских солдат. Но, когда Вы появитесь на Востоке, я уверен, что корейский пролетариат будет с Вами. (Аплодисменты) Если Вы близко всмотритесь в то, что делается внутри Японии, Вы увидите, какое разложение идет внутри японской армии, и тогда Вы скажете, что японский империализм так же шаток, как Антанта на Западе. Все это говорит за то, что мы должны бороться все вместе – все трудящиеся и угнетенные.

Товарищи, не падайте духом. На Востоке есть огромные массы, целые народы, которые ждут Вашего прихода. Мы надеемся, товарищи, что мы обязательно победим. Ибо мы – носители нового, пролетарского течения, которое никогда не может быть победимо. Мы есть носители прогресса, а прогресс не может быть победим. Верьте, товарищи, что полная победа коммунистов близка. (Аплодисменты. Возгласы: «Да здравствует революционный корейский пролетариат!» Продолжительные аплодисменты)

7-й всероссийский съезд Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов. Стенографический отчет. (5-9 декабря 1919 года, в Москве). М., 1920, с.273-274.

№12

Восстание в Корее

Челябинск, 11 декабря. Прибывшие из Владивостока товарищи сообщают подробности мартовского восстания, вспыхнувшего в связи с известием об отравлении бывшего корейского императора. В целях поддержки движения в Шанхае образовалось временное ко¬рейское правительство. В районе Владивостока действуют корейские национальные отряды. От Владивостока до Благовещенска все корейские социалистические организации находятся в контакте с большевиками за границей.

Известия. 1919, 17 декабря.

№ 13

Пак Диншун

Реформа в Корее и Корейская социалистическая партия

Каждый день мы получаем новые известия о революционных движениях народов Востока, в частности корейцев, томящихся под владычеством японских штыков.

По-видимому, Япония под влиянием волнений, охвативших всю страну, готова сделать маленькую уступку обществу, даруя некоторые «свободы» и «самоуправления» корейцам. По сообщениям пекинской газеты «Тинцани Тайме», генерал-губернатор созвал в Сеуле представителей разных провинций полуострова с целью ознакомления их со своими реформами, которые японское правительство предлагает даровать Корее.

Японские империалисты покорили Корею путем подкупов важных сановников и групп дворянской аристократии. Дворянство свалило свою вину на лидеров японофилов: Сен-Бенгдюн (Сон Бёнджун. – Сост.) и Ли-Ванен (Ли Ванъён. – Сост.). Оно не хотело объяснять народу, что причиной всех бедствий, постигших их, являются царский деспотизм, безответственность министров и варварская эксплуатация трудящихся масс.

Многие из членов «Союза независимости», основанного в конце 90-х годов прошлого столетия, были охвачены искренним порывом к идее национальной независимости, но люди мелкобуржуазного и дворянского пошиба не умели подойти к массе с действительными запросами жизни. Всякие звонкие фразы о «свободе» и «независимости» доводились только до предела их священной собственности.

Вероятно, в результате «широкой реформы», предполагаемой японским правительством для Кореи, японские империалисты «поделят» власть с корейским дворянством, и оно опять под благословением японского микадо очутится у власти. Улучшится ли от этого тяжелая жизнь корейского пролетария и землероба? Конечно, нет! И корейское дворянство, и буржуазия бесконечно будут рады этой «победе», но мы, корейские социалисты, тоже беспредельно будем радоваться случившемуся, но только не настоящему, как либеральная буржуазия, а будущему, ибо это событие развязывает до известной степени нам руки, дает нам возможность приблизить день социальной революции в Японии и Корее. Теперь, быть может, не понадобится эмигрировать ЦК нашей партии в Маньчжурию или в Сибирь, а, возвращаясь в среду понимающей ее массы, скоро осуществит революционные задачи в Корее.

Корейское дворянство и буржуазия’, получив долю власти, несомненно, потеряют свою былую революционность; они дальше и дальше будут отходить от «бунтующей черни», став твердыней японской бюрократии. И «единая корейская демократия» скоро прикажет долго жить и уступит место более боевой, более реальной, непримиримо-революционной партии, объединяющей городскую и деревенскую бедноту.

И корейская социалистическая партия приложит все усилия к подготовке эксплуатируемого класса к массовому выступлению, самодеятельности и государственному строительству, чтобы избежать обмана со стороны буржуазных и соглашательских политиканов в процессе грядущей социальной революции в Японии и Корее.

Известия. 1920, 12 февраля.

№ 14

Пак Диншун

Итоги революционного движения в Корее с 1-го марта 1919 г. по 1-е марта 1920 г.

Текущие дни – начало марта, как об этом вспоминает вся революционная Корея, связаны с годовщиной события первейшей важности в истории корейского освободительного движения.

Первый раз в последнем десятилетии сеульские улицы встречали многочисленных демонстрантов с разнородными плакатами, в которых вырисовывались лозунги: «Долой японское насилие», «Да здравствует независимость Кореи». Полиция старалась рассеять демонстрантов, но не имела успеха. Были жертвы, ибо жандармы стреляли в безоружную толпу. Весть о демонстрации в Сеуле набатным звоном разнеслась по стране; не было даже такого уездного городка, где бы не происходили демонстрации протеста против японского насилия. Все области Кореи были объявлены на осадном положении, репрессии усилились, и тюрьмы были переполнены.

И, по мере озверения японской буржуазной юстиции, в руках которой находится вся власть в стране, из мирных демонстраций движение мало-помалу перешло в вооруженное восстание.

Во внутренней Корее движением руководил «Комитет борьбы за независимость Кореи», члены которого были пойманы и заключены в тюрьму, а в пограничных частях Кореи с Россией и Китаем – «Корейский Национальный Совет». Вскоре оба центра корейского революционного движения создали «Временный Совет Комиссаров», который находится в Шанхае.

Так в муках и страданиях родилось и крепнет в Корее революционное движение.

Под влиянием революционных бурь в Корее японское правительство, как сообщает пекинская газета «Тиннани Тайме», готово дать корейцам самоуправление; с этой целью в Сеуле генерал-губернатором даже было (проведено) совещание из представителей всех провинций полуострова с целью ознакомления их с его реформами.

Недавно довольно крупные силы повстанцев, оперирующие в северных провинциях, даже одержали победу над регулярными японскими войсками. И вот, подводя итоги пройденному в течение года пути, нужно отметить, что корейский народ еще не достиг блестящих результатов, каких нам было бы желательно, и что революционное движение только что в процессе развития, требующего разумной тактики в дальнейшей борьбе с японским империализмом, окончательная победа над которым невозможна без участия рабочего класса самой Японии.

Но каковы бы ни были временные результаты, в конце концов трудовой класс Кореи выйдет победителем из этой борьбы. В установлении такого прогноза нами отнюдь не руководит чувство чрезмерного оптимизма, а исключительно историческое предвидение, ибо он соглашает свою борьбу с революционным движением мирового пролетариата. Мрачные тучи, окутавшие Корею, начинают рассеиваться, а скоро под красным солнцем свободы вновь расцветет «Де- шен» (Чосон. – Сост.) – страна «Утренней прелести».

Известия. 1920, 5 марта.

№ 15

Из статьи «Пробуждающаяся Корея»

Корея лишилась своей национальной независимости в 1910 г. и с тех пор находится в тисках японского империализма. Опекуны сделали все, чтобы подавить всякое проявление национальных устремлений, сковав всю страну тяжелыми цепями гнуснейшей реакции. Стонущие под иноземным игом корейцы лелеяли мечту о своем освобождении. Но зоркое око микадовских сатрапов спешило всякий раз в корне удушить ростки общественного движения. Носителями национальных идеалов являлись буржуазия, дворянство и мелкобуржуазная интеллигенция, правда, не расстающиеся с революционной и демократической фразеологией, но не способные на главное революционное дело. Только в 1910 году возникают социалистические организации, создавшие вскоре на съезде представителей групп руководящий центр организаций, принявших название «Союз освобождения».

Но объективные условия экономического развития Кореи мало благоприятствовали дальнейшему росту социалистического движения. Капитализм получил здесь слабое развитие, классовые противоречия недостаточно проявились в жизни и не могли служить источником революционной классовой энергии трудящихся масс.

Большую популярность в массах завоевывали лозунги освобождения страны от непрошеных опекунов, лозунги, воодушевляющие на борьбу не только трудящиеся слои, но буржуазию и дворянство, недовольные политикой угнетателей, не давших простора для проявления инициативы буржуазии и дворянства.

Вскоре в среде корейского демократического общества возникает течение, направленное на установление известного сотрудничества с радикальными элементами Японии, но впоследствии, не встретив с их стороны отклика, оно бросается в объятия националистической идеологии, выдвинув лозунги единого патриотического фронта для борьбы с притеснениями.

Между тем по мере прогрессивного экономического развития стали все резче выявляться социальные противоречия и принципиальные разногласия в едином некогда стане корейской демократии, и на хабаровской конференции 1918 года произошел раскол, давший начало образовавшемуся союзу корейских социалистов «Ханин Сахве Дан» и «Шин-Мин-Дан» («Синминдан». – Сост.), представляющего до 30 тыс. организованных членов. Русская революция, особенно октябрьский переворот, была переломным моментом в корейском социалистическом движении.

Впечатление от русской пролетарской революции было, бесспорно, огромное. В то время как одну часть она вдохновляла с неудержимой силой на революционное дело, проникая классовым революционным мероприятием и связывая судьбы корейских рабочих с судьбой мирового пролетариата и, в частности, с судьбами социалистического движения в Японии, другая часть, представляющая собой меньшинство, потащилась в хвосте либеральных и демократических групп, провозглашая лозунг сотрудничества с либерально и оппозиционно настроенными буржуазными и дворянскими группами.

Следует отметить, что съезд определенно высказался за Советскую власть как лучшую форму правления, наиболее соответствующую жизненным интересам трудящихся классов Кореи. Вместе с тем съезд постановил войти в III Интернационал, начать рука об руку с другими социалистическими организациями Восточной Азии последовательную борьбу с националистическими и шовинистическими тенденциями, отравляющими своей мелкобуржуазной идеологией трудящиеся классы.

«Мы, социалисты Востока, – говорится в принятой резолюции, – ни в коем случае не можем работать в контакте с большинством II Интернационала, поддерживающим колониальную политику своих империалистических правительств».

Корейские социалисты не только на словах, но и на деле стараются доказать свою приверженность к красному знамени социальной революции и солидарность с Советской Россией, принимая все возможные меры для ее поддержки и борьбы с ее явными и скрытыми врагами, с империалистическими хищниками – Японией, Антантой 1 и пр. Они решительно отмежевались от патриотических тенденций, став теперь на классовую точку зрения, нашедшую свое лучшее выражение в положениях революционного марксизма.

Не в мире, не в сотрудничестве и совместной борьбе с отечественной буржуазией за национальную независимость Кореи, а в решительной последовательной борьбе в союзе с японским и мировым пролетариатом видит она путь к осуществлению заветных чаяний трудящихся масс порабощенной Кореи.

Уступки Японии и заигрывание ее с отечественной буржуазией и дворянством, замечающиеся в последнее время, не ослабляют ни на минуту темпа революционной борьбы корейских рабочих и не заменяют классового самосознания. Не реформы, а грядущая социальная революция – путь к классовому и национальному освобождению Кореи.

Жизнь национальностей. 1920, 7марта.

1 Антанта – блок США, Англии, Франции и других стран, организовавший в 1918-1922 г. борьбу против Советской России.

№ 16

Манифестация корейцев

Благовещенск, 20 марта. Состоялся многолюдный митинг корейских граждан. Корейцы стройным порядком двигались по улицам города с национальными флагами и плакатами с лозунгами, призывающими корейский народ к освобождению своей страны. Были произнесены горячие приветствия. Корейцы, отвечая, обещали идти рука об руку с русскими пролетариями. Настроение присутствующих на митинге восторженное.

Известия. 1920, 2 апреля.

№ 17

Вопль корейцев

Корейцы, проживающие в Новокорейской слободке (Владивостока. – Сост.), 9 апреля подали местным иностранным консулам следующее заявление: «Мы, жители Новокорейской слободки, уже в продолжении нескольких дней испытываем репрессии со стороны японцев. Японцы сожгли дома мирных жителей, магазин, школу и редакцию корейской газеты. Японцами были арестованы наши дети и молодежь, подвергнуты избиению и уведены неизвестно куда. Несмотря на все эти факты, никто не берет нас под защиту, никто не поддерживает нас. Где справедливость, где истина? Мы просим произвести расследование действий японских солдат, и в будущем защитить нас от всевозможных репрессий со стороны японцев».

Красное знамя. 1920, 22 апреля.

<strongПредставители Востока, как ближнего, так и дальнего, представители мусульманского мира говорили, что Советская Россия и Советская Москва для них являются тем оазисом, из которого жаждущий путник берет живительную влагу. Мы знаем, что не только социалистические партии, но и буржуазия Востока и, в особенности, Китая и Кореи – смотрят на русскую Советскую революцию и русский пролетариат как на своих освободителей. (Аплодисменты) Мы очень рады, что Ваш фронт продвигается все дальше вперед – к Дальнему Востоку. Я должен сказать, что у нас имеются организованные массы, которые ждут Вашего прихода. И если фронт будет около Владивостока, около корейской границы, я утверждаю, что корейский пролетариат тоже встанет под знамя Третьего Интернационала.>№ 18

Приветствия

Революционные организации и рабочие союзы Востока обратились к товарищу Ленину со следующим адресом:

«p style=”text-align: justify;”Председатель. Товарищи, с большими затруднениями и препятствиями приехал к нам представитель от Корейской социалистической партии. Ему предоставляется слово.
В пятидесятилетнюю годовщину со дня рождения Вашего от имени корейских, китайских и японских трудящихся масс поздравляем Вас, маститого борца революционного марксизма, гениального вождя международного борющегося пролетариата, и желаем видеть Вас в будущем во главе освободительного движения народных масс Ази/pи, победа которого приближает вожделенный день освобождения человечества.

ЦК корейских союзов в России Тянь-Шунь.

ЦК китайских рабочих организаций в России Тан-Ши-Шен.

Группа японских революционеров Рио Накахира.

Группа корейских революционных социалистов Пак Дин-шун.

Известия. 1920, 27апреля.

№ 19

Посол революционной Кореи

В Москву прибыл представитель корейского временного революционного правительства, социалист Хем-Хен-Куон (Хан Хёнк- вон. – Сост.). В состав корейского правительства входят 9 человек, в том числе 2 социалиста.

Известия. 1920, 17 июня.

№20

Причины интервенции

По словам «Осака Майничи» от 5-го апреля, военный министр Танака объяснил, что японское правительство не может пока отозвать свои войска из Сибири, так как политические общественные круги России подстрекают корейцев, обостряют антияпонское движение среди них, снабжая боевыми припасами неспокойных корейцев, и укрывают их на своей территории, помогая таким образом нападать на пограничные части Кореи. До тех пор, пока в соседних с нами странах общественная жизнь не вольется в нормальное русло, а в Корее и Маньчжурии не исчезнет опасность для жизненных интересов японских подданных, проживающих там, Япония не может отозвать свои войска из Сибири.

Известия. 1920, 15 июля.

№ 21

Съезд корейских революционных и рабочих организаций в Омске

В Омске недавно закончился съезд корейских революционных организаций, на котором присутствовало 52 делегата от ряда революционных организаций, рассеянных по городам Советской России. На съезде были зачитаны доклады по текущему моменту, колониальной политике и ряду организационных вопросов.

Съезд принял резолюцию по текущему моменту:

«Японские милитаристы хищнически захватили в 1910 г. Корею, и в течение десяти лет беспощадно грабят ее, закрывают школы, заключают в тюрьму и расстреливают лучших передовых людей. Теперь они захватывают Дальний Восток и пытаются окончательно закрепить за собой беспредельное господство над малыми народами Дальнего Востока. Они во всем следуют примеру мировых капиталистов, безнаказанно грабящих колониальные страны, расстреливающих тысячи туземного населения.

Съезд считает своей первой основной задачей объявить беспощадную борьбу японскому и мировому капиталу, борьбу за освобождение угнетенного корейского народа, порабощенных народов и эксплуатируемых рабочих и крестьян всего мира. Он призывает трудовые массы Кореи восстать на борьбу с японским капиталом, призывает их объединиться с трудящимися угнетенного Востока и западным пролетариатом и под руководством мирового революционного III Коммунистического Интернационала добиться свержения мирового капитализма.

Смерть мировому капитализму! Да здравствует единение угнетенных народов Востока и пролетариата Запада! Да здравствует мировая социальная революция и III Коммунистический Интернационал! Да здравствует освобожденный Восток и свободная Корея!»

Известия. 1920, 30 октября.

№ 22

Из статьи «Партизанское движение в Корее»

…Со второй половины 19-го года внутри Кореи в горах, на границе по рекам Тумен Ула (Туманган. – Сост.) и Ялу (Амноккан. – Сост.) группируются революционными организациями боевые силы, создаются партизанские отряды в 10-50 человек, которые делают неожиданные набеги на японские небольшие воинские части, терроризуют их, постоянно беспокоят. Эти отряды вначале почти не были вооружены, оружие приходилось захватывать у самих же японских солдат при столкновениях с ними. Впоследствии удалось связаться с русскими партизанскими отрядами, действовавшими в Приморской области, и от них, а отчасти и от чехов добыли небольшое количество винтовок, патронов и бомб. Некоторые отряды сливались с русскими партизанскими отрядами и действовали совместно с ними. Деятельность партизанских отрядов усилилась с осени прошлого года. К этому времени они приобрели боевой опыт, возросли в своей численности, а некоторые [например, отряд Хон-помдо (Хон Бомдо. – Сост.)] стали представлять для японцев уже довольно-таки серьезную опасность, вступая в открытые бои с японскими регулярными войсками и нанося им чувствительные уроны.

Постепенно мелкие отряды, раньше действовавшие самостоятельно, связываются между собой, а некоторые даже соединяются для совместных боевых операций. Таким образом, действия отрядов носят более организационный характер. Внутри отрядов вводится железная революционная дисциплина, карающая строго за всякий поступок.

Ряды бойцов пополняются все вновь прибывающими добровольцами, но недостаток оружия не дает возможности принять всех желающих вступить добровольцами. Поэтому всех записавшихся, в случае невозможности вооружить их, зачисляют, после предварительного обучения, в резерв и выдают им на руки воинские билеты, обязуя их во всякий момент стать под ружье.

Увеличение Японией в целях полного уничтожения партизанского движения количества войск в Корее до трех дивизий заставило партизанские отряды, действовавшие внутри Кореи, перебираться через границу и сосредоточиться в Северном и Западном Кандо (Маньчжурия) и отчасти в Приморской области, оттуда они стали Делать систематические набеги в пограничные места Кореи: Синыч- жу, Мусан, Хорен (Хверён. – Сост.) и Пуренг (Пурён. – Сост.) и, кроме того, на японские части, расположенные в Северном Китае (Маньчжурия).

Во второй половине октября 1920 г. отряды устроили целый ряд набегов на Северную Корею и даже в одно время было захватили города: Синычжу, Мусан и Пуренг. Во время этих набегов отряды вступали в бои с японскими войсками. Потери, однако, на этот раз с обеих сторон были незначительны.

На китайской же территории, прилегающей к Корее и населенной корейцами, бои носили более упорный характер, продолжаясь в некоторых местах до 5 дней. Здесь участвовало до 3 полков партизан, которые, несмотря на плохое вооружение и недостаток боевых припасов, нанесли значительный урон японцам. Потери японцев – свыше 1500 чел. убитых и много раненых, число которых точно не установлено. Трофеи партизан – 1 орудие, 4 пулемета, 200 винтовок и 5 двуколок с патронами. Японцы,”потерпев такое поражение, серьезно всполошились и послали, воспользовавшись Хунчунским инцидентом 1, новые силы в Маньчжурию, которые занялись уничтожением партизанских отрядов. Партизаны при столкновениях с японцами здесь потерпели крупную неудачу. Со стороны партизан оказалось много раненых и убитых, погибло несколько видных деятелей партизанского движения и командиры некоторых отрядов, партизаны вынуждены были удалиться в сопки. А японские офицеры выместили всю свою злобу на мирных корейских эмигрантах, сжигая целые селения, грабя и убивая беззащитных жителей.

Все попытки японцев окончательно ликвидировать партизанское движение дают обратные результаты. Всякая неудача в партизанах вызывает большой подъем духа и делает их до фанатизма непримиримыми, стойкими и храбрыми, и, таким образом, партизанское движение все более и более ширится, захватывая все слои населения как собственно Кореи, так и корейцев-эмигрантов в Приморской области и Китае. В последней создаются черсадай (хёльсадэ – отряды смерти. – Сост.), пробирающиеся с бомбами внутрь Кореи и ведущие террористическую борьбу, уничтожая видных японских деятелей, разрушая японские правительственные здания и т.д.

Насколько партизанское движение в первое время носило неорганизованный характер, настолько теперь оно становится организованным. Стихийное движение, вылившееся в результате общей ненависти к японцам, постепенно становится более осмысленным, с определенными политическими заданиями и целями.

В заключение необходимо отметить одну наиболее светлую и отрадную сторону в этом движении: в нем принимают также участие корейские женщины. Освободительное движение пробудило корейскую женщину и вынудило ее работать рядом с мужчиной, как с товарищем, соратником. В отрядах находится несколько сот женщин, переносящих наравне с мужчинами все лишения, будучи всегда впереди и подвергая себя опасности… Это обстоятельство, внося новый яркий штрих в корейское партизанское движение, дает

новую уверенность партизанам в правоте и конечном успехе начатого ими дела.

Бюллетени Дальне-Восточного секретариата Коминтерна. 1921. №2, с. 12-14.

1 Имеется в виду восстание корейского населения осенью 1920 г. в районе Хуньчуня (Северо-Восточный Китай).

№ 23

Из ответа штаба Корейского революционного отряда на Сучане белогвардейскому генералу Ястребову

Вы разъясняете нам, корейским революционерам, что такое коммунисты и что-де, мол, корейцам на русской земле не следовало бы воевать с меркуловцами 1, борющимися против коммунистов, и предлагаете бороться против японцев там, в Корее, за свое освобождение. Мы отлично знаем, кто такие коммунисты, и отлично разбираемся в ходе мировых событий… Великая советская Российская республика – друг и могущественный союзник всех малых и порабощенных народов, и мы знаем, что великие лозунги коммуни¬стов – всемирный союз и братство народов, несмотря на перебои в ходе борьбы, не за горами…

Мы знаем, западные правители бессильны вовлечь свои народы в борьбу против Советской России. Остается одна Япония, наш враг и враг Советской России, которая хочет поработить Дальний Восток, как поработила нашу Корею. Вы находитесь под японским крылышком и воюете против русских, защищавших свой край от захвата его Японией. Мы, корейцы, никогда не были и не будем врагами русского народа, а всегда – друзьями. Вы – союзники японцев, работаете на пользу Японии, прикрываясь лозунгами борьбы с коммунистами, а потому вы враги также и наши.

Мы знаем, чем скорее мы вас выбьем, тем меньше надежд на успех у Японии, тем скорее станет Российская республика сильнее, тем скорее будет свободная Корея.

Вы предлагаете уничтожить коммунистов, да разве можно уничтожить идею. Убить можно одного-двух коммунистов, на их место появятся сотни – их идеи вечны. Угрозами нас не запугаете: на войне, как на войне.

Да здравствует Великая коммунистическая партия – друг и вождь трудящихся!

Да здравствует Российская Советская Республика! Да здравствует всемирная социальная революция!

Штаб корейского революционного отдела 2

Из кн.: С.Цыпкин, А.Шурыгин, С.Булыгин. «Октябрьская революция

и гражданская война на Дальнем Востоке»,

Хроника события 1917-1922гг. М. -Хабаровск, 1933, с.304-305.

1 Меркуловцы – сторонники крупных торговцев братьев Меркуловых, создавших в 1921 г. «правительство» Приморья и пытавшихся бороться с Советской властью.

2 Точная дата послания не указана.

№ 24

Порядок проекта программы

Учредительного съезда Корейской компартии

15 марта 1921 г.

ВВЕДЕНИЕ

I . В области политической.

а) Наши очередные задачи в связи с международным положением.

б) Национально-колониальная политика Японии в Корее.

в) Советское строительство.

II . В области экономической.

а) Аграрный вопрос.

б) Рабочий вопрос.

– В области партийного строительства, а) Организационный вопрос.

– Приложение к программе:

а) Устав партии.

б) Отношение к национально-революционным и социалистическим организациям.

в) Организация корейских партизанских отрядов.

Народы Дальнего Востока. 1921, № 2, с. 246.

№25

Встреча делегатов съезда Корейской компартии

19 марта при большом стечении публики, с музыкой и почетными караулами были встречены на вокзале Иркутска прибывшие из разных мест Кореи, Китая, Дальнего Востока и Сибири 70 делегатов первого объединенного съезда корейской компартии. Вокзал был декорирован знаменами.

В приветственной речи уполномоченный Дальвостока Шумяцкий 1 указал на ту радость, которую представительство Коминтерна испытывает, встречая представителей одного из звеньев цепи международного коммунистического товарищества. Россия, говорит он, как центр ком(мунистического) движения, давая вам приют, исполняет лишь свой классовый долг в отношении целого народа-беженца, изгнанного империалистами Японии из своих мест, преданных ныне японскими золотопогонниками 2 грабежам и насилию, огню и мечу.

Отвечая на речь уполномоченного Коминтерна, тов. Цейтире-Гори (Чхве Горе. – Сост.) говорит: «Мы рвались сюда за тем, чтобы получить факел, которым дома у себя сумели поджечь уже давно готовые костры восстания против поработителей. Мы знаем про нужду, холод, голод, которые русский пролетариат испытывает по милости мировых империалистов, но мы с наслаждением разделим так понятные нам, пролетариям порабощенной Кореи, его страдания, ибо сами сейчас пребываем в состоянии постоянной борьбы и лишений».

Сильную приветственную речь сказали красноармеец одной из частей корейской красной армии и 11-летняя девочка-кореянка, ученица иркутской корейской трудовой школы. Затем, после взаимных приветствий, делегаты, приняв прошедший церемониальным маршем почетный караул, пошли вместе с публикой в город, где мани¬фестировали свою солидарность с III Коммунистическим Интернационалом.

Власть труда. 1921, 23 марта.

1 Шумяцкий Б.З. – советский государственный и партийный деятель.

2 Золотопогонники (носители золотых погон) – офицеры российских иностранных армий, воевавших в 1918-1922 гг. против Советской власти.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.