Куда ведут санкции против Пхеньяна?

661737CentralAfrica-800x534

Герман Ким, профессор кафедры истории,
директор Центра по исследованию и сотрудничеству
с Центральной Азией Университета Конгук (Сеул),
исполнительный секретарь центрально-азиатской секции
Консультативного Совета по мирному
и демократическому объединению Кореи 17-ого созыва

После непредсказуемых действий северокорейского руководства вначале текущего года весь мир ополчился против Пхеньяна. Меры против Северной Кореи оказались беспрецедентными как по своему масштабу, так и по согласованности позиций всех ведущих стран в ответ на новое испытание ядерного оружия и запуск баллистических (космических) ракет. Если игра происходила бы за столом шестисторонних переговоров, то соотношение сил составило бы пять к одному. То есть консенсус в оценке проводимой Пхеньяном политики оказался также беспрецедентным. Меры, направленные на сдерживание и сворачивание ракетно-ядерной программы кажутся всеобъемлющими и охватывают блоки политических, военных, экономических санкций. Их, по моему мнению, правильнее назвать репрессалиями – то есть принудительными по своей направленности действиями (за исключением вооруженных). Окажутся ли ответные шаги Северной Кореи такими же беспрецедентными или все пройдет по накатанной схеме: шум поутихнет, пар будет спущен, и все постепенно вернется в той или иной степени на круги своя? Оценки на этот счет разные. Диаметрально противоположно отличаются от всех остальных те, которые исходят от официального Пхеньяна.

Сразу вслед за проведенным ядерным испытанием президент Южной Кореи Пак Кын Хе пре-дупредила: «Если жесткие и эффективные меры не будут приняты на этот раз, то международное сообщество может послать неверный сигнал Северной Корее, и он не помешает ей провести и пятое, и шестое испытание».

В ответ на негативную международную реакцию Посол КНДР в Российской Федерации Ким Хен Чжун в своем в эксклюзивном интервью газете «Труд» сказал, что «санкции – это самая примитивная и зловещая форма международной политики. С помощью санкций ничего невозможно добиться. Наша принципиальная позиция: любые санкции должны быть отменены. Мы уже более полувека живем под санкциями, которые ввели США, но за это время КНДР разработала собственное ядерное оружие, вырвалась в космос, накопила мощный научно-технический потенциал. Иностранные санкции сплачивают народ, укрепляют страну».

Что же думают мои российские коллеги об этих санкциях и прежде чем перейти к некоторым пассажам из их публикаций, отмечу, что практически все российские корееведы, занимающиеся исследованиями современной Южной или Северной Кореи, опубликовали газетно-журнальные статьи или дали интервью. Отмечу лишь самые яркие и адекватные мнения. На мой субъективный взгляд, разумеется.

Что касается блока политических репрессалий, то они сводятся к дальнейшей изоляции Северной Кореи от окружающего мира, хотя именно к закрытости своего общества всегда стремилось ее руководство. Однако одно дело, когда дверь запирают изнутри, и совсем другое – когда снаружи ставят подпорки, препятствующие ее открытию, или хуже – баррикадируют полностью. Георгий Толорая – руководитель Центра стратегии России в Азии Института экономики РАН – подчеркивает, что «северокорейский руководитель превысил пределы терпения даже невраждебно настроенных к КНДР стран, создавая своими действиями предлог для препятствования продвижению их национальных интересов в регионе. Так в связи с вызывающими действиями КНДР в начале 2016 г. изменился общий градус подхода России к взаимодействию с Пхеньяном. На смену благожелательно-нейтральному подходу пришел негативный настрой со стороны как официальных кругов, так и общественного мнения».

Дело не дошло пока до крайних форм политических репрессалий, как-то: денонсации действующих межгосударственных договоров с Северной Кореей, разрыва дипломатических отношений, высылки послов и прочее. Однако санкциями предусматриваются запрет во въезд в США, ЕС, Японию, Южную Корею и многие другие страны высокопоставленных северокорейских чиновников и высылка дипломатов, причастных к «незаконной активности» Пхеньяна.

Самыми болезненными для Северной Кореи станут не те экономические санкции, включавшие, как правило, ограничение импорта некоторых видов северокорейского сырья и экспорта технологической продукции, а нечто большее. Резолюцией ООН и решениями правительств западных стран, Японии и Южной Кореи предусмотрен целый арсенал экономических репрессалий против Пхеньяна: эмбарго – полный запрет продавать товары и технологии, бойкот северокорейских товаров, замораживание вкладов в западных банках.

Согласно принятой 2 марта резолюции Совета Безопасности ООН, всем государствам- членам всемирной организации запрещено закупать у КНДР уголь, железную руду, редкоземельные металлы, золото, ванадий и титан. Все это вместе, по данным Observatory of Economic Complexity при Массачусетском технологическом университете, составляет 47% северокорейского экспорта. В страну также запретили поставки ракетного и авиационного топлива, любых видов оружия вплоть до легкого стрелкового, а также предметов роскоши, в частности, хрусталя и гидроциклов. Резолюция запрещает всем странам ООН открывать у себя филиалы северокорейских банков и создавать с компаниями из КНДР совместные предприятия. Уже существующие организации необходимо закрыть в течение 90 дней. Все северокорейские суда отныне должны при первой же возможности досматриваться на предмет контрабанды элементов вооружений.

Эффективная реализация репрессивных экономических мер приведет, как считают некоторые южнокорейские аналитики, к сокращению роста экономики Северной Кореи на 4,3 процента, так как на добывающую отрасль приходится 13 процентов всей промышленности страны. В 2014 году поставки в Китай минеральных ресурсов из КНДР составили 1, 32 млрд. долларов, что составило более половины всего северокорейского экспорта в Китай. Следовательно, запрет на импорт сырья нанесёт по экономике Севера сильнейший удар.

Андрей Ланьков в «тезисно» изложенных мыслях по поводу резолюции Совета Безопасности» отмечает, что «к санкциям Совета Безопасности необходимо еще добавить набор санкций, принятых Южной Кореей (закрытие Кэсонской зоны – первый такой шаг, будут и другие) и Соединенными Штатами. Эти односторонние санкции сами по себе способны нанести ощутимый вред северокорейской экономике – а они не сами по себе, а в пакете с санкциями ООН».

Сеул утверждает, что санкции направлены не против рядовых северных корейцев, а режима в стране и проводимой политики эскалации напряженности на Корейском полуострове. Северокорейское руководство обвиняется в том, что Пхеньян использует валюту, вырученную в Кэсоне для развития своей ракетно-ядерной программы. Кэсонская зона была на особом счету в политике Сеула, направленной на сотрудничество с Севером, и она пережила несколько кризисов в двухсторонних отношениях.

В середине февраля южнокорейский министр по делам воссоединения Хон Ён Пхё заявил, что 70 процентов зарплаты северокорейских работников Кэсонского индустриального комплекса забирались в кассу ЦК Трудовой Партии, а затем эти средства поступали на развитие ядерной программы. Затем в ответ на острую критику со стороны оппозиционной он признал, что однозначных доказательств истинности приведенной цифры нет. Но от своего предположения, что Север использовал деньги подобным образом, министр не отказался. То есть суть первоначального выступления осталась, и Сеул решил перекрыть все источники валютных поступлений в северокорейскую казну, из которой львиная доля перекачивалась в военно-промышленный комплекс. Поэтому южнокорейское правительство призвало граждан не посещать северокорейские рестораны в зарубежных странах. Соответствующая письменная рекомендация была направлена в южнокорейские дипломатические представительства в тех странах, где есть северокорейские рестораны. Правительство исходит из того, что рестораны могут являться одним из источников валюты для северокорейского режима. Южнокорейская сторона заморозила также реализацию 17 неправительственных межкорейских проектов. Сеул предусмотрел закрытие доступа к южнокорейским портам для иностранных судов, следующих из Северной Кореи. Подобные меры 10 февраля были официально приняты Японией.

Окончание следует.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Кореец Рамиль:

    Это очень грустно, что из-за политики жители Корейского полуострова разделены демаркационной линией. Разделены целые семьи. По непонятным причинам, все попытки примирения заканчиваются неудачей. Даже если в мирном процессе участвовуют другие страны, все благие начинания сходят на нет. И ни кто не может сказать, когда противостояние Северной и Южной Кореи закончится.

Translate »