Курас Л.В. Корейцы в Забайкалье

Pictures10

Судьба корейской эмиграции в России и ее отдельных регионах драматична и вместе с тем не исследована.

Складывание корейской диаспоры в России начинается в 50-х годах XIX века на Дальнем Востоке. Появление представителей корейского этноса в Уссурийском крае связано с отходничеством корейских крестьян, прибывавших на русский Дальний Восток на сезонные работы. Развитие отхожего промысла было обусловлено частыми неурожаями в Корее, жесткой налоговой политикой, произволом чиновников. В то же время на востоке России имелись свободные земли, а власти Приморской области Восточной Сибири весьма лояльно относились к переселенцам.

Вопрос о статусе корейской эмиграции неоднократно поднимался русской стороной. Однако заключению договора между Россией и Кореей долгое время мешали Китай и Япония.

Поражение России в русско-японской войне 1904-1905 гг. привело к тому, что на Дальнем Востоке резко усилились позиции Японии. К этому же времени относится появление корейцев в Забайкальской области. По переписи 1910 г. в Забайкалье проживал 381 кореец. По населенным пунктам1:

г.Чита 53
Читинский уезд 1
Шилко-Аргунский горно-полицейский округ 28
Хорогочинский стан золотых приисков 165
Усть-Карийский стан 14
Баргузинский горный округ 70
Нерчинско-Заводской уезд 2
Нерчинский уезд 46
Акшинский уезд 2

Тяготы Первой мировой войны отразились и на корейцах. Кроме того, национальная политика царизма не жаловала иноверцев. Поэтому не случайно, что собрание корейских граждан г.Читы в апреле 1917 г. приветствовало свержение царизма2 Особенно корейцы прониклись революционными идеями после октября 1917 г., когда одним из основных лозунгов большевиков был лозунг “мировой революции”. В этой идее они усматривали возможность создания Восточной Красной Армии, которая направила бы свои силы против Японии. Поэтому не случайно, что корейские граждане выступили на стороне большевиков в партизанских отрядах, частях особого назначения и в регулярной Красной Армии. Уже весной 1918 г. корейцы сражались на Забайкальском фронте против атамана Семенова. В 1919 г. были созданы корейские коммунистические секции в Верхнеудинске (Улан-Удэ) и Чите, стоявшие на платформе 3-го Интернационала. В марте 1920 г. на станции Могоча был сформирован корейский партизанский отряд в количестве 180 человек3 Отряд под командованием Хван Хаира принимал активное участие в ликвидации формирований атамана Семенова в Забайкалье. В рядах 5-й армии Восточного фронта, которая воевала в Сибири с Колчаком, находилась корейская дружина числом в 28 человек. Кроме того, в иностранном отделе политотдела армии имелась корейская коммунистическая секция, которая была передана в ведение Иркутского губернского партийного комитета. Секция, состоявшая из 21 человека, имела ячейку в Верхнеудинске, издавала газету на корейском языке.

В январе 1920 г. в Иркутске формируется 1-я Интернациональная дивизия им. 3-го Интернационала в количестве двух тысяч человек. Начальником штаба был назначен кореец Нам Манчхун.

Особенно корейские граждане активизировались в период образования Дальневосточной республики (ДВР). Они вступали в части регулярной Народно-Революционной армии (НРА). В частности, в пригороде Верхнеудинска был сформирован корейский полк (700 человек), который был направлен в распоряжение командующего НРА ДВР В.К.Блюхера. Бойцами полка была принята резолюция: “Интересы рабочих и крестьян, товарищей русских считаем нашим общим делом. Завоевания революционного российского пролетариата считаем нужным защищать, для чего в контакте с рабочими и крестьянами России и Сибири будем бороться плечом к плечу для защиты прав трудящихся всего мира”4 Тогда же с Дальнего Востока в Иркутск была переброшена отдельная Корейская бригада. Была создана школа подготовки командиров из числа корейцев. Идеологические органы постоянно подогревали горячее желание корейцев воевать против Японии. В этой связи руководство РКП(б) и 3-го Интернационала обращали особое внимание на идеологическую подготовку корейских граждан, на их постоянную готовность быть ударной силой в далеко идущих планах коммунистических лидеров. Эго находило определенный отклик среди корейцев в силу существования в Корее репрессивного режима. Уже к концу 1920 г. на территории Советской России существовало 16 корейских коммунистических организаций. В июне 1920 г. в Иркутске состоялся съезд корейских коммунистических организаций России, который прошел на платформе Коминтерна. Избранный ЦК подготовил учредительный съезд Корейской компартии, который состоялся в мае 1920 г. в Иркутске. Съезд приветствовали представители Монгольской народной партии, мадьярской, бурятской и польской секций РКП(б).

Одновременно с созданием корейской компартии в Иркутске такое же объединение корейской коммунистической организации произошло в мае 1920 г. в Китае (г. Шанхай).

Возникновение двух центров корейского коммунистического движения привело к разногласиям между иркутской и шанхайской группами, обострению борьбы за право представлять корейское коммунистическое движение в целом. С помощью Коминтерна разногласия удалось временно погасить. В октябре 1922 г. в Верхнеудинске состоялся объединенный съезд иркутской и шанхайской коммунистических групп, который, однако, не решил задач ликвидации фракционной борьбы внутри корейского коммунистического движения. Поэтому ни одна из группировок не стала партией в подлинном смысле этого слова. Оторванность от родины, от народа, фракционность привели к тому, что обе группы не вышли за рамки кружковой деятельности, допуская к тому же крупные ошибки в оценке перспектив и задач корейской революции. Попытка Коминтерна создать коммунистические группы на территории самой Кореи не дали положительного результата.

В конце 1922 г. “буферное” государство ДВР перестает существовать. В мае 1923 г. на территории Западного Забайкалья была создана Бурят-Монгольская автономная советская социалистическая республика (ныне Республика Бурятия) со столицей в Верхнеудинске.

Корейская диаспора в Бурятии в течение 15 лет жила надеждой на возможное возвращение на родину. Однако 1937 год эти надежды уничтожил. Органами внутренних дел была проведена депортация компактно проживавших на всей территории СССР корейских групп. Оставшиеся в Бурятии 37 корейцев (избежавших депортации) были репрессированы в течение 1937-1938 гг.

По данным Управления Федеральной службы контрразведки Российской Федерации по Республике Бурятия к 9 марта 1993 г. все 37 человек были реабилитированы. В настоящее время в

г. Улан-Удэ действует Корейский культурный национальный центр, созданный в 1991 г. Его задачи: изучение языка, возрождение культуры, обычаев и традиций народа. Организация стремится к сотрудничеству и покровительству со стороны Сеула.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1.  Граве В.В. Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье. – СПб., 1912. – С.416.
  2.  См.: Забайкальский рабочий.- 1917.- 30 апр.
  3.  Ким Сын Хва. Очерки истории советских корейцев.- Алма-Ата, 1965.- С.122.
  4.  Исторический архив.- 1957.- № 4.- С.34.

Источник: https://mion.isu.ru/filearchive/mion_publcations/sib_kor/9.htm

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »