Лилия Ким: “Дорогие соотечественники – stay awesome!”

Лилия Ким

Андрей Шегай,
ИСК “Корё”

Знаете ли вы, что одной из самых успешных современных российских писательниц и сценаристов является Лилия Ким? Ее перу принадлежат множество различных книг и сценариев. Среди показанных на ТВ числятся «Крем», «Мама будет против», «Деньги» и «Попытка Веры». Не так давно Лилия переехала в Америку, но благодаря социальным сетям, мы имели возможность связаться с ней и взять интервью.

– Лилия, здравствуйте! Расскажите о своих корнях. Известна ли вам биография вашего деда?

– Здравствуйте! Моего деда звали Ким Ун-Гер. Он не очень хорошо говорил по-русски, а бабушка почти вообще не говорила. Историю своей жизни они обсуждали по корейски. Меня учили языку, есть запись где я в пять лет говорю с дедом – но сейчас уже вообще ничего не помню.

Мы жили в Североморске (база Северного флота рядом с Мурманском), они под Ташкентом – виделись очень редко. Поэтому до меня все дошло позже, в пересказе других родственников. Вроде бы он бежал из Северной Кореи на Дальний Восток. Вроде бы его мать была шаманом рода. Вроде бы когда я родилась – ей уже было 102 года и когда меня впервые привезли – она стала проводить всякие обряды, от чего моя ленинградская мама была в таком шоке, что схватив меня на руки пыталась среди ночи убежать в аэропорт, а потом всю жизнь плакала и говорила, что если бы она все это увидела до свадьбы, или хотя бы до моего рождения – то ни за что бы замуж за отца не пошла.

С Дальнего Востока деда депортировали в Узбекистан. Мой отец родился в товарном вагоне 30 ноября, а был зарегистрирован только 2 мая. Это столько времени поезд катался туда-сюда, потому что он вообще-то грузы доставлял, а депортированные корейцы просто жили в нем, разгружая-загружая, пока не добрались до Узбекистана. Там им повезло – узбеки приняли хорошо, помогли построить дома, завести хозяйство. Я уже увидела большой дом с огромным садом. Помню что там были какие-то проблемы между узбеками и татарами, поэтому корейскую улицу построили между их кварталами. Помню, что деда все очень уважали, он был кем-то вроде судьи, а прабабушку вообще все боялись как огня и постоянно несли ей какие-то подарки. Запомнила поднос с каким-то невероятным пловом и варенье, где в каждый абрикос была вложена вишня, а в каждую вишню – абрикосовая косточка.

– С чего началась ваша писательская карьера? Почему вы решили стать писателем, сценаристом?

– Я научилась читать в три года, с этого возраста меня можно было оставить со стопкой книжек где угодно и найти там же спустя пару дней. Мы жили в Североморске, отец был по 9 месяцев на боевой службе, телевизора у нас долго не было – поэтому к семи годам я прочитала все книги из североморской детской библиотеки, к десяти все что было в школьной библиотеке, включая учебники по всем предметам, а к 12 – все содержимое взрослой библиотеки. Родителям говорили, что меня надо отдать на журналистику или филфак, но у нас в семье уже был один филолог – поэтому меня решили спасти от такой судьбы и зарплаты, жестко отправив учиться финансовый учет, анализ и контроль. Там я играла в КВН и писала на заказ курсовые, дипломы, кандидатские всем, кто заказывал. Как раз тогда затеяли переаттестацию госслужащих, а среди предпринимателей вдруг пошла мода на ученые степени – так я потеряла всякую веру в официальное образование, перевелась на экстернат, закончила и после выпуска меня одолела жуткая депрессия, потому что от работы бухгалтером хотелось повеситься, а что еще делать – было неясно.

Депрессия была такая сильная, что я оказалась в клинике неврозов имени Павлова. Мой будущий бывший муж работал там психотерапевтом. Я в него влюбилась и стала думать, как бы ему тоже понравиться. А он очень любил читать. Поэтому я все время напрашивалась с ним в книжный магазин, мне тоже много книжек всегда было надо. Присмотрелась что он читает – всякие серьезные опусы по философии, культурологии. И я поняла – надо что-то понаглее, чтобы оторопь брала. И переписала весь Ветхий завет, сохранив фабулу, но полностью транспонировав все в наши дни и спальные районы. Все библейские истории, но с обычными людьми, здесь и сейчас. Мол, бытие – всегда и вечно. Потому что будущий бывший муж сказал, что Ветхий завет содержит все возможные примеры интеракций между близкими людьми, это альфа и омега архетипических моделей отношений. Написала два рассказа – отдала ему трясущейся рукой. Потом страшно переживала, думала – боже, что я наделала, меня больше никогда в книжный магазин не позовут. А он зачитался сначала сам, затем решил на всякий случай показать кому-то с взыскательным художественным вкусом. Показал Роману Виктюку – тогда самому модному театральному режиссеру. И Роман Григорьевич выдал рецензию: “Передай тому, кто это написал, что имеет смысл продолжать”. Я из этого услышала только, что теперь у меня столько поводов для встреч, сколько сюжетов в Ветхом завете. Через год я переписала их все и будущий бывший муж на мне женился. Книгу издали как “Библию Миллениум” и предложили писать, что хочу для коммерческих серий. Так я стала писателем и была им 8 лет. Поскольку большую часть профессиональной работы давали разные детективные серии, то вопрос перехода в телевизионные сценаристы был просто делом времени. Это по сути тоже самое – только платят гораздо больше. Я написала сериал “Крем”, он стал франшизой, после этого меня первый раз позвали попробовать работать в Лос-Анжелесе, но в 2012 году я не согласилась, это показалось безумной затеей пытаться писать на неродном языке. За четыре года многое изменилось как в моей личной жизни, так и в окружающем мире – и я передумала. Решила попробовать, пока предлагают. Подумала, что возможно буду сильно сожалеть, если не попытаюсь. И мы с дочкой (Софья Ким) уехали.

Генерал медицинской службы Антон Бадмаевич Зонданов -дедушка Софьи Ким, дочери Лилии

– Что является источником вдохновения для вас, заставляющее взяться за перо?

– Я по этому поводу всегда шучу, что мои главные источники вдохновения это gun to my head and fire under my ass. Серьезно. Я пишу только в двух случаях, если кого-то люблю и хочу впечатлить, либо мне очень срочно нужны деньги, причем в больших количествах. Все прорывы в творчестве были сделаны, потому что надо было отдавать долги. Мой любимый писатель – Достоевский. Я его дневник читаю прямо как собственный: “Отчего я не пишу как Тургенев, ему платят по 17 копеек за строчку”, “Роман просят сократить, а мне меньше 500 страниц никак нельзя, чтоб отдать кредиторам” и т.д.

– Как можете охарактеризовать жанр в котором вы пишете? Или какой жанр является для вас любимым?

– Данелия. Комедия, которая на самом деле трагедия. Люди смотрят – смеются и плачут одновременно, их отпускает и настроение поднимается, надежда появляется, силы пережить хаос постоянных перемен от рождения до могилы. Потому что это все так грустно, но при этом невозможно смешно. В этом вся суть жизни, как мне кажется. Трагикомедия, или dramedy в целом могут быть в любом жанре – ну, разве что, кроме триллера. Потому что трагикомичные хоррор фильмы иногда случаются, иногда даже удачные. “Невеста Франкенштейна”. Трагикомичным может быть даже нуар “Бульвар Сансет”.

– Знаете ли вы о том, что являетесь носителем самой распространенной корейской фамилии?

– Да. Ким – Ли – Пак. Иванов – Петров – Сидоров.

– Корейцы. Первые ассоциации, которые приходят в голову? )

– Странные имена! Мою тетку зовут Венера Унгеровна. Кошмар моего детства – жена доктора Пака: Снежана Бабаевна. Но чемпион в моем личном списке – Цхай Христофор Декабристович.

– Можете рассказать случаи из жизни, когда вам приходилось ощущать непосредственную причастность к нашему этносу?

– В школе меня дразнили чукчей, потом в Москве полиция задолбала “Регистрацию показываем!”. Поэтому я больше ощущала причастность ко всем “нерусским”. Страшно бесило, когда меня называли “корейкой” и спрашивали “а правда, что вы собак едите?”. Столько повседневного бытового расизма как в России я ни в одной стране мира не видела потом. Но когда мы переехали в Америку – началось удивительное. Медицинское обследование для гринкарты мы проходили в клинике в Кореятауне. И там врач заметил, что в Москве мне неправильно оформили прививочный сертификат для дочери. А это огромная проблема. Я знаю людей, которые обратно в Москву летали это исправлять, и еще людей с которых за решение этого вопроса в русском районе взяли 2 тысячи долларов. Потому что с неправильно оформленным прививочным сертификатом ребенка не возьмут ни в какую школу. И доктор кореец исправил мне все по личной инициативе, не взял за это денег – потому что я Ким. В этот момент я первый раз почувствовала свою причастность. Затем, когда нам понадобилось переехать – возникла еще проблема. В Америке хорошая public school поднимает стоимость жилья в округе в два раза минимум. И даже по такой цене сложно что-то найти. А у меня, поскольку мы только-только приехали, еще маленькая кредитная история, низкий credit score, неподтвержденный доход, еще я мать одиночка, еще у нас мелкая, но шумная собака – в общем, я знала, что найти квартиру будет тяжело, но насколько тяжело близко не представляла. Я три недели бегала по всем вариантам, нас никто не утверждал. И в конце концов мои мучения прекратил лендлорд кореец Хэнк Чой, который глянув в мое непроходное совершенно резюме, решил только что понаехавшим Кимам помочь, дав мне договор с фиксированной платой (не поднимать все время пока мы живем), без двойного депозита, без предоплаты за полгода и т.д. И я подумала – может нам в Кореятауне лучше жить? Там недорого, чисто, вкусно, абсолютно безопасно.

– Готовите ли вы корейские блюда и нравится ли наша кухня?

– Кукси и морковку. В Америке я поняла, что в детстве меня кормили слегка стилизованной узбекской кухней, а корейская – это совсем другое. Да, нравится.

– Ваши пожелания соотечественникам.

– До Америки я жила немного в Израиле, Германии и Греции. Корейцы, практически, единственные кого в любой стране принимают без конфликтов. Поэтому, дорогие соотечественники – stay awesome!

В свою очередь, желаем Лилии больших творческих успехов, за чем мы будем теперь пристально следить, легкости и бодрости жизни и огромного счастья!

март 2017

***

Наши новости в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментария 2

  • Эрос:

    С трёх лет посещать библиотеку и
    в 8 стать писателем – это что-то
    необычное. Интересно было бы
    почитать что-нибудь, написанное
    в зрелом возрасте.

  • Владимир:

    Удачи и благополучия Вам !!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>