Листая страницы семейного архива: «Советский кореец» Нам Бон Сик

Фотодокументы, материалы «устной истории», а также аудио и текстовые записи из домашних архивов хотя и не являются основными при работе историка, но выполняют важную роль, особенно в тех случаях, когда официальные источники, как опубликованные, так и неопубликованные, не дают полного представления о тех или иных исторических событиях. Особенно это касается тех случаев, когда речь идет о «человеческом измерении» в истории развития отдельных государств и народов.

В настоящей публикации мы попытаемся на примере  одной корейской семьи, члены которой ныне проживают на территории Российской Федерации и Узбекистана (а ранее –  в Советском Союзе и Северной Корее), показать важность и научную ценность такого рода источников информации.

Нам Бон Сик, 1945 г. Северная Корея.

Нам Бон Сик, 1945 г.
Северная Корея.

И.Н. Селиванов

Значительная часть советских корейцев, после августа 1945 г. направленных в Северную Корею, связали свою жизнь с работой в сфере средств массовой информации. Одним из их ярких представителей был Нам Бон Сик, с 1948 по 1958 гг. занимавший должность председателя радиокомитета КНДР. Прошло уже много лет с того момента, как этот скромный и незаурядный человек покинул наш мир, но память о нем бережно хранят его родственники, коллеги по работе и друзья.

В нашем небольшом очерке, основанном на материалах семейного архива, мы постараемся рассказать о нем, его родственниках и той противоречивой эпохе, в которой им пришлось жить.

ОСНОВНЫЕ ВЕХИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ

На основании материалов семейного архива, включающих личные воспоминания главы семьи и его детей: Афанасия и Виктории, нам удалось воссоздать основные этапы жизни и деятельности Нам Бон Сика[1].

Нам Бон Сик родился 6 июля 1910 г. в селе Бонсандок корейской провинции Северный Хамбук в семье крестьян Нам Сен Бо и Ли Ён Сун. В том же году Корея на 35 лет утратила свою государственность, став провинцией императорской Японии. После этого многие корейцы стали переселяться в соседние Китай и Россию. В 1916 г. глава семьи с супругой и детьми переехал на российский Дальний Восток в село Тяпхигоу Суйфунской волости Никольск-Уссурийского уезда Приморского края. Старшие члены семьи батрачили на местного корейского богача. Когда через год в их краях установилась Советская власть, Нам Сен Бо стал ее активным сторонником. После окончания гражданской войны на Дальнем Востоке он был выбран односельчанами первым председателем сельсовета Тяпхигоу, потом длительное время занимал  различные должности в «Тихоокеанском совхозе», вступил в ряды ВКП(б). Осенью 1934 г. Нам Сен Бо, по официальной версии, направили на лесозаготовки, но вскоре он бесследно исчез. Осенью следующего года отец семейства ненадолго вернулся домой, но потом сразу уехал и больше уже не вернулся.

Из личного архива Афанасия Нама  – свидетельства о деде:   

«Летом 1954 году отец участвовал в международном совещании радиовещания в Варшаве. Однажды его пригласил на ужин посол КНДР в Варшаве Хэ Гук Бон, на ужине присутствовал советник Ким Чан Су. Во время ужина Ким Чан Су сообщил отцу, что до освобождения Кореи встречался с Нам Сен Бо, они выполняли задания советских разведывательных органов. Отец был счастлив встретиться с соратником деда, и беседа прошла в очень дружеской обстановке»… В 1977 г. мой отец обратился к начальнику Управления КГБ по Хабаровскому краю с просьбой найти следы своего отца. Через некоторое время ему сообщили, что Нам Сен Бо выполнял задание органов разведки, но погиб при возвращении на Родину. Могилу дедушки найти не удалось».

Два поколения: слева направо: Вера Ли, Нам Бон Сик, Ли Ён Сун, Нам Сен Бо, Уссурийск, 1935 г.

Два поколения: слева направо: Вера Ли, Нам Бон Сик, Ли Ён Сун, Нам Сен Бо,
Уссурийск, 1935 г.

Как известно, в 1920-1930-е гг. советскими спецслужбами неоднократно засылались разведывательные группы из числа советских корейцев на территорию Кореи и Северо-Восточного Китая (Маньчжурию), где проживала большая корейская диаспора. О том, что Нам Сен Бо относился именно к этой категории, косвенно свидетельствует тот факт, что вплоть до своей кончины его супруга получала денежные средства на материальное содержание семьи.

По окончании семилетки, в 1924 г. Нам Бон Сик поступил в корейский в Никольск-Уссурийский педагогический техникум. После его окончания он до 1928 г. учился на рабфаке в украинском Николаеве и после его окончания был зачислен в николаевский кораблестроительный институт.

Проучившись всего два года, он из-за болезни возвратился домой и начал учительскую деятельность в селе Ляличи. Именно там он встретил свою жену Ли Веру Павловну.

Осенью 1937 г. все жители этого корейского села были депортированы в Среднюю Азию. Нам Бон Сик, у которого к тому моменту уже была маленькая дочь Виктория, оказался с семьей в Средне-Чирчикском районе Ташкентской области в колхозе «Полярная звезда», которым стал руководить с 1940 г. легендарный Ким Пен Хва, незадолго до этого изгнанный из Красной Армии по надуманному обвинению. Вскоре этот колхоз стал одним из самых передовых в Узбекистане.

Ему пришлось трудиться не по специальности – заведующим клубом, а жена работала в детских яслях. В начале 1940 г. в семье произошло пополнение – родился сын Афанасий.

На отдыхе, 1939 г., Железноводск

На отдыхе, 1939 г., Железноводск

В 1941 году Нам Бон Сик стал членом ВКП(б). За свой труд позднее был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

В Северной Корее

 В 1945 г. жизнь Нам Бон Сика круто изменилась после того, как он был призван  Средне-Чирчикским военкоматом в Северную Корею и получил назначение переводчиком в политотдел 25-й армии. В том знаменательном году семья пополнилась еще одним сыном – Валерием.

Из воспоминаний Нам Бон Сика:

«Получив повестку, я был рад по двум причинам. Во-первых, призыв в армию означал, что корейцы стали полноправными членами общества. Во-вторых, я надеялся, что если отправят в Корею, то возможно найду следы отца.

Из Ташкентской области собралось 29 корейцев-призывников. Мы отправились из Ташкента и прибыли в Уссурийск Приморского края 15 августа. Где-то 2-3 дня мы занимались физической подготовкой, затем одели в форму и по распоряжению военного командования определили в какую-то артиллерийскую часть и поездом поехали в Китай. Мы проехали Хунчун, Рёнсон, Гиллим, Рюмин и затем вступили в Корею. Наш эшелон остановился на станции Чонсон. Это было совсем рядом с моей родиной Бонсандон. Как человек может забыть свою родину, где родился? Очень хотелось побывать в родном Бонсандоне. Но я был в военной форме, и только глазами посмотрел в сторону родины. Наш эшелон пошел дальше, миновали Хэрён, Пурён, Чендин, Чуул, Сондин, Танчен, Хунвон, Хыннам, Хамхын, Ковон и многие другие станции – и везде нас встречали восторженные жители. Многие жители выносили нам корейские блюда и угощали нас. Часть населения встречала нас со слезами на глазах, встречали радостные дети. Многие спрашивали нас: «Могут ли служить в вашей армии нерусские люди?», «Как вы не забыли корейский язык?», «Есть ли в СССР корейские школы?», «А, как вы там питаетесь?». Наш эшелон прибыл в Пхеньян 27 августа. Жители встречали нас с плакатами «Красная Армия – наш освободитель», «Да здравствует Красная Армия», «Да здравствует дружба между Кореей и СССР»[2].

Нам Бон Сик позднее за участие в этих военных операциях был награжден медалью «За победу над Японией».

Вскоре Нам Бон Сику было дано новое поручение: начать подготовку к созданию в Северной Корее собственного радиокомитета. По его воспоминаниям, отраженным в семейном архиве, для этого пришлось приложить много усилий. Прежняя радиостанция была взорвана японцами при отступлении из Пхеньяна, поэтому пришлось привозить из Советского Союза новое оборудование и налаживать его работу. Местное население получило возможность слушать новостные программы, выступления руководства, развлекательные передачи.

После образования КНДР Нам Бон Сик стал председателем радиокомитета и проработал в этой должности до возвращения в Советский Союз.

В последние годы в среде российских историков вновь поднимается вопрос о том, кто все же первым начал корейскую войну[3]. Одним из весомых аргументов является следующее свидетельство.

Из домашнего архива семьи. Нам Бон Сик вспоминал:

«За три дня до начала войны в июне 1950 года меня вызвал к себе начальник отдела пропаганды ЦК ТПК Пак Чан Ок. Он строгим голосом дал указание: «Слушайте меня внимательно. Через три дня может случиться что-то важное. Организуйте строгую работу, никуда не отпускайте особо важных дикторов. Это надо держать в строгом секрете и не сообщайте никому это известие».

В пять часов утра 25 июня прибыл посыльный из ЦК ТПК. В пакете было указание, чтобы вскрыть пакет и зачитать сообщение в 6 часов утра. В конверте было известие: «Сегодня в 5 часов утра лисымановские войска атаковали наши границы. Северокорейские народные войска дали контрудар».

Можно уже сказать, как секретарь ЦК по пропаганде мог узнать о начале войны за три до этого. Уже понятно, что не мы начали войну, это пустые слова».

Большой интерес вызывает рассказ Нам Бон Сика о том, как в первые месяцы корейской войны работал радиокомитет КНДР.

Из домашнего архива: Нам Бон Сик свидетельствует:

«Пхеньян пал 10 ноября. До этого наши работники не выезжали из Пхеньяна, хотя министерство пропаганды и другие ведомства покинули город. Но мы не получали из ЦК никаких известий об эвакуации. В 11 часов вечера позвонил Хо Га И[4]: «Вы что, с ума сошли? Собирайте людей и выезжайте, я вышлю вам две машины». Погрузив людей и необходимые документы, мы выехали в путь. Вдали уже были слышны залпы орудий». Группа сотрудников прошла с трудностями большой путь до города Кэсона, потеряв в дороге две машины. В Кэсоне устроились во временных зданиях и начали работу. Однако, из-за налетов американской авиации пришлось переместиться в пограничный город Манпхо, где продолжили работу. В мае 1951 года вновь вернулись в Пхеньян».

Пхеньян, 1953 год. Сотрудники радиокомитета КНДР. Нам Бон Сик в центре в первом ряду. На заднем плане находится здание, в подвале которого во время войны проходили заседания высшего руководства страны, а также общественно-политические и культурные мероприятия (в народе получил название «подземный театр»).

Пхеньян, 1953 год. Сотрудники радиокомитета КНДР. Нам Бон Сик в центре в первом ряду. На заднем плане находится здание, в подвале которого во время войны проходили заседания высшего руководства страны, а также общественно-политические и культурные мероприятия (в народе получил название «подземный театр»).

Нам Бон Сик за заслуги перед своей исторической родиной был награжден северокорейскими орденами: «Государственного знамени П степени» и «Орден труда».

Работа Нам Бон Сика не ограничивалась территорией КНДР. Он часто выезжал в зарубежные командировки в страны социализма для обмена опытом работы и развития сотрудничества с местными радиокомитетами. Об этом свидетельствуют фотографии его семейного архива.

В служебной командировке в ГДР. Берлин, 1954 г.

В служебной командировке в ГДР. Берлин, 1954 г.

Болгария, 1954 год. Подписание договора о сотрудничестве между Радиокомитетами Болгарии и КНДР.

Болгария, 1954 год. Подписание договора о сотрудничестве между Радиокомитетами Болгарии и КНДР.

Нам Бон Сик все эти годы старался не порывать связей с Советским Союзом, выезжал туда на отдых, общался с коллегами. Конечно, с определенного времени это обстоятельство не могло не настораживать сторонников Ким Ир Сена, требовавших от советских корейцев максимально ограничить такие контакты. К 1955 г. единицы из них решались даже посещать советское посольство в Пхеньяне. Можно себе представить, какие чувства при этом мог испытывать Нам Бон Сик, видя, как одни советские корейцы полностью переходили на сторону Ким Ир Сена (Нам Ир, Пак Ден Ай, Пан Хак Се), а другие стремились стать в оппозицию к проводимому им курсу (Пак Чан Ок, Пак Ы Ван и др.).

На отдыхе в Помосковье, 1955 г.

На отдыхе в Помосковье, 1955 г.

После ХХ съезда КПСС

Ситуация усугубилась в феврале 1956 г. когда состоялся ХХ съезд КПСС, вызвавший в Пхеньяне весьма неоднозначную реакцию. Ким Ир Сен почувствовал опасность для режима своей личной власти, поскольку понимал, что вслед за разоблачением преступлений Сталина могут начать критиковать и создаваемый в Северной Корее его собственный культ личности. А этого он допустить никак не мог.

Из домашнего архива Афанасия Нама – свидетельство Нам Бон Сика:

«В августе 1956 года состоялся Пленум ЦК ТПК, после которого политика Ким Ир Сена на 180 градусов повернулась против Советского Союза. Началось откровенное, беззастенчивое, тенденциозное антисоветское проявление. Здесь была одна причина. В 1953 году умер диктатор Сталин и его место занял Хрущев. С первых дней Хрущев стал разоблачать злодеяния Сталина. Боясь своих разоблачений и прикрываясь Мао Цзэдуном, Ким Ир Сен стал проводить «идеологическую проверку», под которую попали советские, ёнанские[5], южнокорейские деятели. В результате многие погибли, отправлены в ссылку, изгнаны из страны. Ким Ир Сен, используя махинации, лесть и прочее смог разгромить выходцев из СССР, среди которых были люди прошедшие комсомол, партийную жизнь в Советском Союзе».

После августовского пленума без приглашения в Пхеньян нагрянули посланцы Москвы и Пекина, обеспокоенные возможностью потери влияния на режим Ким Ир Сена[6]. Но тот сумел их убедить в своей лояльности. После отъезда делегации, Ким Ир Сен взялся за людей, которые, по его мнению, мешали ему строить собственную модель социализма. К этой категории в первую очередь относились выходцы из СССР и Китая.

Из личного архива Афанасия Нама:

«10 января 1957 года состоялся актив членов ТПК города Пхеньяна. На этом собрании был вынесен вопрос об антипартийной деятельности Пак Чан Ока, Ки Сек Бока, Чен Дон Хёка. За несколько дней до этого отцу позвонил один человек из горкома ТПК и сказал, что он должен выступить. Отец отказался от выступления, сказал, что не может сказать ничего против них, т.к. не знает об их антипартийной деятельности, и он не может выступить по какому-либо указанию. Актив продолжался около пяти часов. Докладчик и выступающие вылили на Пак Чан Ока, Ки Сек Бока и Чен Дон Хёка столько грязи, которые они не заслужили.

27 февраля 1957 года состоялось общее партийное собрание Радиокомитета. На собрании присутствовали ответственный работник Ким Чун Ги и Ким Ён Чжу – младший брат Ким Ир Сена. Открывая собрание, секретарь парткома сказал, что мы должны обсудить поведение товарища Нам Бон Сик. Он сказал «тхонму», хотя в Корее к старшему по должности обращались «тхочжи». Это означало «идеологическую критику» в адрес отца. Выступивший Ким Чун Ги сказал, что я выступаю с антипартийных позиций, отказался выступить против группы Пак Чан Ока, скрыл, что водитель отца убежал во время войны в Южную Корею. Секретарь парткома и другие выступившие требовали, чтобы отца исключили из партии…

Отец несколько раз ходил по этому поводу к завотделом кадров ТПК Ли Хё Суну. Он сказал, что сейчас неспокойное время и надо иметь терпение все это выдержать, выгнать отца из партии никто не позволит. В мае 1958 года, учитывая, что отца продолжают проверять, он обратился в Секретариат кабинета министров с просьбой отпустить по болезни в СССР. По этому поводу его приглашал Секретарь ЦК Пак Кым Чер, он уговаривал отца остаться в Корее, говорил, что направит его на лечение в СССР. Но отец сослался на плохое здоровье и настоял на выезде в Советский Союз».

В Советском Союзе

Нам Бон Сик 1 июня 1958 г. вместе с семьей выехал из КНДР. Восстанавливаться в советском гражданстве[7] им не пришлось поскольку, несмотря на давление северокорейских властей, они все эти годы от него не отказывались.

После собеседования в ЦК КПСС, где в то время пристально изучали внутриполитическую ситуацию в КНДР и свидетельства «изнутри» на Старой площади оценивались как весьма важные, он был направлен в иностранное вещание г. Хабаровска, где проработал следующие 12 лет.

Сотрудники отдела иновещания. Нам Бон Сик – первый слева. Хабаровск, 1967 г.

Сотрудники отдела иновещания. Нам Бон Сик – первый слева.
Хабаровск, 1967 г.

В 1970 г. Нам Бон Сик ушел на заслуженный отдых, получал персональную пенсию союзного значения. Умер в Хабаровске в 1996 г.

СЕМЬЯ

Свидетельство Афанасия Нама:

«В 1946 году наша семья… выехала к отцу. В Корее в 1949 г. родился братишка Володя. Мама не получила никакого образования, но научила нас любить близких, уважать старших. Она никогда не позволяла нам свысока относиться к окружающим. Даже сейчас, трудно представить, что пришлось ей пережить в военное время, годы эвакуации, первые годы жизни по прибытии в СССР. Мама умерла в Хабаровске в 1983 году».  

1947 г. Урок чистописания в пхеньянской школе Афанасию 7 лет.

1947 г. Урок чистописания в пхеньянской школе
Афанасию 7 лет.

В связи с началом Корейской войны семья была эвакуирована в Харбин, где Афанасий и Виктория продолжили обучение в русской средней школе при Китайско-Чанчуньской железной дороге.

Семейное фото, 1952 г. Первый ряд слева направо: Вера Павловна, Володя, Валера, Нам Бон Сик. Стоят: Виктория и Афанасий.

Семейное фото, 1952 г. Первый ряд слева направо: Вера Павловна, Володя, Валера, Нам Бон Сик. Стоят: Виктория и Афанасий.

В 1953 г. произошло возвращение в Пхеньян и воссоединение семьи. Афанасий в 1957 г. завершил обучение в школе.

Афанасий Нам с классным руководителем Ли Марией Васильевной, Пхеньян, 1957 г.

Афанасий Нам с классным руководителем
Ли Марией Васильевной, Пхеньян, 1957 г.

В том же году в статусе студента из КНДР приехал на учебу в Советский Союз, поступив в Московский институт цветных металлов и золота. Через год родители с двумя младшими детьми вернулись из КНДР и Афанасий поехал с ними в Хабаровск.

Многие годы служил в системе органов госбезопасности. Ныне – военный пенсионер.

Подмосковье, 1971 г. На курсах по подготовке спецназа КГБ СССР. Крайний справа – Афанасий Нам.

Подмосковье, 1971 г. На курсах по подготовке спецназа КГБ СССР.
Крайний справа – Афанасий Нам.

Фото из семейного архива, 1980 г. Слева направо: внуки Андрей, Дмитрий, Нам Бон Сик, внучки Татьяна, Вера, Вера Павловна, внук Алексей.

Фото из семейного архива, 1980 г. Слева направо: внуки Андрей, Дмитрий, Нам Бон Сик, внучки Татьяна, Вера, Вера Павловна, внук Алексей.

Фото из семейного архива, 2016 г.: Первый ряд слева направо: Афанасий Бонсикович Нам, внук Юрий, жена Клавдия Сергеевна. Стоят слева направо: сын Андрей, невестка Ирина, сын Алексей.

Фото из семейного архива, 2016 г.: Первый ряд слева направо: Афанасий Бонсикович Нам, внук Юрий, жена Клавдия Сергеевна. Стоят слева направо: сын Андрей, невестка Ирина, сын Алексей.

Виктория Нам свидетельствует:

«Когда началась война (в 1950 г.) нас с мамой и братишками эвакуировали в Харбин. Мы жили в доме, где разместились 15 семей. Училась в школе для работников КЧЖД. После войны вернулась в Корею, где окончила 6-ю среднюю школу. В 1955 г. троих из нашего класса (Неллю Пак, Тамару Ким и меня) направили в Польшу учиться. В Польше я поступила в Краковскую медицинскую академию. В 1958 г. родители вернулись в Советский Союз и переехали жить а Хабаровск, и я вынуждена была вернуться в Советский Союз. По возвращении поступила и в 1964 году окончила Хабаровский медицинский институт по специальности педиатрия. После института работала до 1967 г. в поликлинике №9. В 1967 г. поехала в гости к тете в Ташкент и познакомилась с будущим мужем, вышла замуж и переехала в Ташкент. В 1971 г. родилась дочь. Работала до 1993 г. в детской поликлинике №8. Сейчас на пенсии и живу в Ташкенте».

Виктория Нам, 1954 г.

Виктория Нам, 1954 г.

***

Пролистав страницы личного архива семьи Нам Бон Сика не перестаешь удивляться, сколько испытаний в жизни пришлось пережить представителям ее старшего поколения. И, самое главное, выходить с достоинством из самых трудных жизненных ситуаций.

Не перестаешь удивляться личной порядочности и благородству Нам Бон Сика, постоянно проявлявшихся в самые сложные для него времена. Нетрудно себе представить, как бы сложилась его дальнейшая жизнь, если бы он остался в Северной Корее после 1958 г., поддавшись на лицемерные уговоры сторонников Ким Ир Сена. Трагическая судьба таких же честных и принципиальных людей, как генерал Ким Вон Гир  (его сын Роберт был одноклассником Афанасия Нама) или управляющий делами Кабинета Министров КНДР Дмитрий Иванович Цой – наглядное тому подтверждение.

Конечно, с высоты наших сегодняшних знаний о той противоречивой эпохе, можно снисходительно относиться к некоторой политической наивности и идеализму Нам Бон Сика в период работы в Северной Корее, о которых он сам позднее с досадой вспоминал, но не подлежит сомнению одно: его искренность и бескорыстие в стремлении делать добро для своей исторической родины и для страны, где ему пришлось прожить значительную часть жизни.

_____

[1] Автор выражает большую благодарность детям Нам Бон Сика – Афанасию Бонсиковичу (г. Благовещенск) и Виктории Бонсиковне (г. Ташкент) за предоставленные материалы, без которых данная публикация была бы просто невозможна.

[2] В книге: Тян Хан Пон. Корейцы, построившие Северную Корею. Сеул, 2006. С. 163. Перевод с корейского приведенного фрагмента А.Б. Нама. Часть материалов из личного архива Нам Бон Сика ранее была использована при написании книги Чен Дон Чжу «Еще одна история о корейцах», опубликованной в 1995 г. на корейском языке издательством «Ури мунхак» (Глава 5). Автор книги особо отмечал, что предоставленная Нам Бон Сиком информация хорошо описывает события, связанные с повседневной жизнью корейцев в 1920-1930 гг. и является важным материалом для изучения корейской темы. К сожалению, эти два издания до сих пор недоступны для русскоязычного читателя и настоящая публикация призвана хотя бы частично восполнить данный пробел.

[3] См., например: Ванин Ю.В. История Кореи. М., 2016. С. 415-420, 439-441, 506-508.

[4] Русское имя – Алексей Иванович Хегай. Приехал в Северную Корею в 1946 г. В тот период фактически второй человек в руководстве КНДР.

[5] Выходцы из Китая.

[6] В сентябре 1956 г. без приглашения Ким Ир Сена в КНДР прибыли делегации КПСС во главе с А.И. Микояном и КПК во главе с Пэн Дэхуаем, которые попытались заставить Ким Ир Сена отменить решения августовского пленума ЦК ТПК и восстановить на руководящих должностях выходцев из СССР и Китая.

[7] В 1955 г. Ким Ир Сен потребовал от советских корейцев определиться, какое гражданство они будут иметь: советское или северокорейское.

***

Наши новости в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментария 3