Люди-растения в романе Ли Сыну “Тайная жизнь растений” (2000)*

이승우

이승우

И. В. Цой. СПбГУ

1031940-coverВ 2013 г. в Санкт- Петербургском издательстве «Гиперион» вышел перевод романа корейского писателя Ли Сыну «Тайная жизнь растений»[1].  Надо сказать, что это сложное произведение с философским подтекстом, которое, по мнению автора статьи, представляет значительное явление в современной корейской литературе.

Роман требует многих размышлений. Речь в нем идет о необыкновенной любви. После прочтения этого произведения захотелось поделиться своими первыми впечатлениями, высказать реакцию на первое знакомство с текстом. Конечно же, в данном случае мы не претендуем на детальный анализ, но осветить проблему в целом и предложить свою точку зрения представляется нам посильной задачей. Тем более что много лет назад, когда автор статьи находился на языковой стажировке в Южной Корее, ему посчастливилось присутствовать на творческом вечере этого писателя и послушать его вживую. На тот момент Ли Сыну только начинал работать над этим романом, и речь на творческом вечере в основном шла о его ранних романах и рассказах.

В 2000 г. Ли Сыну (род. 1959) написал роман под названием «Тайная жизнь растений»[2] (Синмульдыр-ый сасэнхвапъ)[3].  Автор принадлежит к поколению молодых писателей, дебютировавших в 1980-е гг., в период политических репрессий, студенческого движения и социальной нестабильности, на фоне которых человек терял ощущение целостности мира и душевное равновесие. Корейские литературоведы называют Ли Сыну «писателем внутреннего мира»[4].  Многие отмечают его безупречный художественный стиль и чувство слова. В ранних произведениях автора герои ищут спасения от внутренней неустроенности и психологических потрясений. Ли Сыну представляет поколение литераторов, которые обращаются к теме семьи, видят и обсуждают признаки перемен в связи с тем, что модель традиционной корейской семьи с приходом 1990-х гг. оказалась в критическом состоянии и утратила свою силу[5].

В романе «Тайная жизнь растений» показана традиционная корейская семья: отец, мать и два сына — старший и младший. Но в реальности у каждого своя жизнь, свой мир, и между этими «внутренними мирами» нет никаких связей. Отец, глава семьи, занят своим садом — своими деревьями и цветами. У матери — ресторан, где она проводит все свое время. У старшего сына случилась трагедия: во время армейских учений он подорвался на мине и лишился ног.

Младший сын предоставлен самому себе и чувствует себя никому не нужным, часто уходит из дома. Весь уклад и до этого не слишком дружной семейной жизни рушится, между членами семьи появляется еще большее отчуждение («А вообще мы жили как посторонние люди…»)[6]. Старший брат разрывает отношения с любимой девушкой после того, как становится инвалидом, а девушка связывает свою судьбу с подлым человеком, скрывшим от нее правду о ее возлюбленном. Младший брат тоже влюблен в девушку старшего брата, однако вынужден скрывать свои чувства. А у матери есть тайный возлюбленный, с которым она встречается в глухом и уединенном месте под названием Намчхон. Именно последняя любовная коллизия и является ключевой сюжетообразующей линией в произведении; она раскрывается в ходе повествования как детективная история, расследовать которую приходится младшему сыну (в данном случае герою-рассказчику).

Если говорить об актуальности поднятых проблем, то роман Ли Сыну —- пример произведения, написанного в жанре семейной истории, рассказывающей о переоценке традиционных семейных ценностей и возможности/невозможности любить по-настоящему в современных условиях. Все эти вопросы так или иначе обсуждаются и в этом романе. Однако в данной статье нам бы хотелось обратить особое внимание на другую сторону романа, а именно на постоянное присутствие другого плана — мира природы и связи людей и растений.

Жизнь этой странной семьи, где каждый как бы существует «сам в себе», постоянно переплетается с растениями.

Старший брат, который увлекается собиранием мифов о людях-растениях, пишет свою историю несчастной любви («Даже став деревьямиони не теряют свою любовь и нежность. Даже теперь их чувства живы. Наоборот, только теперь, став деревьями, они смогли свободно выразить все, что было у них на сердце. Только теперь они могут достичь той полноты любви, которой не смогли достичь, когда были людьми… Это чувство — вот что привело их в царство растений»)[7].

Растения появляются здесь в виде реального сада, за которым ухаживает отец («Наверное, отец знал, что говорит, ведь он целыми днями только и делал, что возился с растениями»[8].  «Растения читают, что в душе у людей… Растения — чувствующие живые существа. Они знают, что такое боль, печаль, счастье. Они инстинктивно понимают, лжет человек или говорит правду… Казалось, отец стал одним из садовых деревьев, к которым он прикасался»[9]).

Мир растений представлен в виде разных деревьев — символов неразлучности — в мечтах старшего брата, где он и его девушка превращаются в сосну и стиракс и реализуют свою любовь, но уже в образе деревьев («Каждое дерево — это воплощение чьей-то несчастливой любви»)[10].  Стиракс и сосна, которую он обвивает, существуют в реальности, они растут неподалеку от того места, где живет семья и куда любит приходить старший брат («Все было в точности так, как говорил брат. Растение напоминало стройное и нежное обнаженное девичье тело. Как девушка нежными тонкими руками обнимает любимого, так ветви стиракса, будто в чувственном порыве, обвивали ствол сосны»)[11].

Герои романа видят сны, и некоторые из них становятся вещими. Так, деревья снятся любимой девушке старшего брата. Она видит сон о том, как она и ее возлюбленный (старший брат) превращаются в зернышки пальмы и прорастают на разных берегах моря; их корни сплетаются, проходя сквозь толщу воды и соединяясь посреди моря («Когда на землю опускались ночи… деревья удивительным образом приближались друг к другу. Изо всех сил они тянулись корнями, как стрелами, через море… Наконец, встретившись посередине моря, они сплетались в одно целое. Как руки двух любящих людей, они гладили и ласкали друг друга»)[12].  Также и младший сын видит сон об отце, где отец предстает в образе высокой пальмы («На его теле появились корни и ветви, из которых пробивалась наружу листва. Корни отца-де- рева пронзали плотную почву и уходили глубоко вниз… Ствол венчали листья, напоминавшие крылья ветряной мельницы. Это была пальма, которая стояла на самой вершине крутого утеса, нависшего над холодной поверхностью моря»)[13].  Именно любовь отца к растениям помогает младшему сыну испытать настоящие искренние чувства к отцу, которых до этого он не осознавал и не ощущал («Просто тогда я еще не знал, что мой отец душой так же велик, как высокое дерево в Намчхоне, обнимающее корнями море… Я был очень далек от понимания истины. До того, как узнал, что это отец вдохнул жизнь в то дерево»)[14].

Это нереальное, не корейское дерево из сна оказывается вполне реальным. Пальма растет в глухом, уединенном месте, на горе над морем, куда приезжали на свидания мать и ее тайный возлюбленный. Пальма — это знак их счастливой любви.

Место, где растет пальма, впервые открыло младшему сыну истинную сущность его матери. Он вдруг увидел живую, искренне любящую женщину, способную раскрыть свое сердце, сбросившую все условности. Увидеть именно Женщину с большой буквы («Когда она вышла из-за пальмы… на ней не было ничего, она была совершенно голой… Ее поступь была легкой, будто она шла, не касаясь земли, будто она танцевала… Их тела слились в согласии и стали одним целым… стали стволом дерева… Небо и земля, море, подземный мир внимали явлению нового дерева, которое все состояло из чувств и эмоций, поэтому тут не было ничего такого, что пробуждает стыд или отвращение»)[15].

Таким образом, растения связаны с пространством живых чувств, с естественностью. Только в том пространстве, где живут эти растения, и может реализоваться истинная любовь («Они были за пределами реальности, а я был в ней. Мир вне реальности был непорочным а мой реальный, мир — уродливым. Я чувствовал, что этому не найти материального объяснения, что тут действуют законы другого измерения, которых я не могу понять»)[16]  в отличие от города, где обитают люди, чужие друг другу, неспособные открыться и попытаться понять ближнего.

Писатель показывает, что разбить стену непонимания может только человек, близкий к природе и понимающий естественную гармонию жизни растений. Эту роль выполняет отец. Он единственный в семье помогает старшему сыну обрести душевное равновесие в лесу, рядом с его любимыми растениями-символами — сосной и стираксом («Отец сидел, опершись о толстый ствол дерева. Брат лежал, положив голову отцу на колени. Отец гладил его волосы… — “Он сказал, что хочет стать деревом”, — повторил отец. — “Ты хочешь стать деревом, значит, ты уже одно из них”, — сказал я ему. “Тот, кто мечтает соединиться с миром природы, душой уже стал частью этого мира; тот, кто душой приблизился к этим созданиям, — уже стал одним из них”»)[17].  И именно отец приходит на помощь матери в самый отчаянный и безнадежный момент ее жизни. Спасает ее и поддерживает (выхаживает) пальму — знак ее любви («Намчхон — незабываемое место и для меня, и для матери, ведь ее самые дорогие воспоминания, как и мои, связаны с ним… Я начал ухаживать за пальмой на вершине холма, и то, что она адаптировалась к чуждому ей климату, почве и дала всходы, было похоже на чудо»)[18].

Надо сказать, что именно вокруг пальмы разворачиваются основные события романа. Возникает вопрос: почему автор выбрал именно это экзотическое для Кореи дерево для того, чтобы соединить судьбы героев и сплотить их души?

Пальма, чужеродное и непонятное на корейской почве дерево, напоминает место отца в семье — тоже непонятного (занимается всякими травами-растениями) и как бы чужого (не принимает никакого участия в делах семьи). Складывается ощущение, что отец — чужеродный элемент в этой семье. Однако именно отец в отличие от матери, которая заботится о старшем сыне-инвалиде с позиции рационального, а не сердечного, по-настоящему понимает муки старшего сына и признает тайную любовь матери. В самые критические и ответственные моменты отец оказывается единственным, кто принимает правильные решения и «спасает ситуацию». Несмотря на то, что он немногословен, внешне никак не проявляет себя главой семьи и устраняется от решения бытовых вопросов, именно его внутренняя теплота и сострадание помогают героям обрести себя, друг друга и не впасть в отчаяние. Иными словами, как и пальма, отец берет на себя объединяющую функцию («Тень от нее [пальмы] простиралась до самого края земли. А под деревом лежали обнаженные мужнина и женщина… Упавший с пальмы лист накрыл их»)[19].

Что же касается матери, то в произведении Ли Сыну героиня, несмотря на свою «потаенную любовь», все же остается в рамках официальной семейной жизни. Ведь она все время окружена мужчинами (два сына, муж), она все время «под прикрытием» семьи и не уходит от мужа. Героиня не выстраивает свой собственный мир, где есть только ее любовь и ребенок — плод этой любви. У нее всегда есть опора в трудных ситуациях — нелюбимый муж, с которым она, в конце концов, и остается — их семья становится естественной и гармоничной («Ваш отец удивительный человек. Не знаю, что стало бы со мной, не встреть я его… Не знаю, смогла ли бы я жить дальше. Он мой спаситель. Иногда я думаю, что это Господь его послал, чтобы меня направить»)[20].  Только семья, истинные семейные узы могут стать почвой, на которой выстраивается, в конце концов, гармония, гармоничные отношения между людьми[21].

В связи с этим обратим внимание на роль дерева в древней корейской культуре. Дерево мыслилось как растительное воплощение облика старшего[22].  Традиционно такое дерево всегда представлялось высоким и не изменяющим свой вид (было вечнозеленым), если облик старшего был идеален. «Старший», правитель, глава рода, семьи не должен менять свои решения по воле случая и своими действиями должен поддерживать порядок в государстве (семье) и гармонию в космосе. Так же и в романе: отец всегда оказывается там, где требуется его поддержка, и без лишнего шума (незаметно для окружающих) наводит порядок. В результате в семье устанавливаются естественные гармоничные отношения («Отец отличный повар — так почему бы не задействовать его талант? Я надеялся, что приготовленный им обед соберет нас всех за одним столом впервые за долгие годы»)[23].

Пальма соответствует корейским культурным представлениям о «дереве-старшем» — очень высокая и вечнозеленая. Однако в корейской культуре в роли такого дерева всегда выступало хвойное растение. Здесь же — пальма, дерево весьма экзотическое. Но ведь речь идет вовсе не о древних событиях, а о душевных исканиях, об искренности и любви. Знаком любви, хранителем пространства любви, конечно же, должно быть растение необычное. Кстати, вспомним, что в романе рядом с пальмой стоит и древний образ сосны как знак неизменности, постоянства в чувстве.

Автор романа подводит читателя к мысли о том, что современный человек оброс скорлупой собственного эгоизма и потому не замечает и не стремится заметить другого. Только тот, кто не утратил связи с природой, способен к состраданию и пониманию душевного состояния другого человека. Известная идея «естественного человека», который обрел внутреннюю гармонию, ушел от людей в мир природы, в романе представлена уже в современном образе «садовника — любителя растений».

Некоторые исследователи корейской литературы говорят о христианских мотивах в произведениях Ли Сыну, в частности в романе «Тайная жизнь растений», по-видимому, учитывая тот факт, что писатель является выпускником теологического факультета университета Ёнсе. Кроме того, и сам автор в качестве своих основных творческих принципов называет христианство, психологизм и простоту повествования[24].  Например, М. Кузнецова пишет о том, что «это роман о том, как страсть делает из человека животное, живущее в диких джунглях по звериным законам, и о том, как любовь помогает человеку стать самим собой. Любовь и страсть, эгоизм и жертвенность в романе идут рядом, и героям подчас сложно отличить одно от другого»[25].  Иначе говоря, автор, по-видимому, говорит о том, что христианский слой проявляется в преодолении страсти и приобщении к духовному началу в человеке, отсюда и возникает настоящая любовь.

Однако, по нашему мнению, акцент в романе сделан все же на традиционном дальневосточном представлении о любви. Действительно, речь идет о плотской любви, но дело в том, что в корейской культуре (как и вообще в дальневосточной) не было оппозиции «плотская любовь (страсть) — платоническая любовь». Любовь всегда плотская и всегда страсть. В романе нет осуждения «незаконной, плотской» любви героини (матери). Наоборот, все персонажи ее поняли и приняли, любовь матери перестала быть тайной и стала открытой, как бы «узаконенной» (для семьи, ведь речь идет о ситуации именно в семье). В конце концов, именно открытие всех тайн, в первую очередь тайны матери, приводит к установлению гармонии в семье. Именно гармонии, а не христианской духовности. Там нет преодоления страстей, «низменных плотских удовольствий» и «торжества» духовности — в соответствии с христианскими понятиями. Там есть традиционный «изначальный хаос», его преодоление (тайна — открытость) и установление гармонии в семье. Если в романе и присутствует христианский взгляд, то он представлен в значительно преобразованном виде и целиком подчинен традиционным представлениям о «присущей миру гармонии», к которой этот мир всегда, в конце концов, возвращается после «временных помрачений (хаоса)». А почему растения? Наверное, потому, что у растений нет тайн, они открыты, у них все на виду; жизнь их гармонична, ведь они живут в гармонии с миром. Это, по сути, тоже изначально дальневосточная мысль, а не христианская[26].

Как нам кажется, смысл романа в том, что люди в современном мире страдают, разобщены, утратили естественные связи, предоставлены сами себе, потому им и плохо. Но нашелся отец — «старший», который вернул им понимание красоты искренних чувств и отношений — тех, что свойственны природе, миру растений. Можно сказать, что роман Ли Сыну — это еще один пример истинно корейского традиционного понимания гармоничных отношений в семье и в целом в государстве: когда наступает хаос, появляется «устроитель», который спасает ситуацию и способствует установлению гармоничных отношений.

***

Аннотация. В 2013 г. санкт-петербургское издательство «Гиперион» опуб-ликовало перевод романа корейского писателя Ли Сыну «Тайная жизнь растений» (пер. с кор. Марии Кузнецовой). Примечательно, что этот же роман в 2006 г. был переведен на французский язык и издан в одном из известных французских издательств. Рассказывать о людях как о растениях — в традициях корейской литературы. Еще в VIII в. Соль Чхон (660-730) упрекнул своего государя в несправедливости иносказательной притчей о царе цветов. А через восемь веков к «цветочной аллегории» обратился Лим Че (1549-1587), изобразив правящую элиту в виде цветов, занятых борьбой за выживание. И вот теперь, в XXI в., писатель Ли Сыну (род. 1959) сравнил с растениями уже частную жизнь людей. В романе два плана: 1) жизнь семьи и отношения между людьми; 2) растения как живые существа, которые связаны с людьми невидимыми и не-понятными человеку нитями. Раскрыть связи и соединить эти два плана может только посредник. В качестве такого посредника в романе выступает отец семьи. С ним связаны многие философские размышления. Семья разобщена, у каждого своя жизнь и свои тайны. Отношения матери и отца — это пример «безответной» любви со стороны отца и любви «по долгу и из чувства уважения» со стороны матери. На первый взгляд, глава семьи — отец — ведет себя пассивно, не принимая участия в семейных делах, он лишь усердно поливает деревья и траву в саду. Почти все свое время он посвящает уходу за растениями, разговаривая с ними и прислушиваясь к их жизни. Это внутреннее чутье помогает ему понять чувства старшего (неродного ему) сына. Любовь отца к растениям в критический момент сближает его и с младшим сыном, которому снится сон про отца-пальму. И именно отец оказывается «защитником» любви матери и ее возлюбленного, вырастив их ребенка и их пальму. Иначе говоря, отец выполняет здесь функцию «спасителя». Автор романа подводит читателя к мысли о том, что современный человек оброс скорлупой собственного эгоизма и потому не замечает и не стремится заметить другого. Только тот, кто не утратил связи с природой, способен к состраданию и пониманию душевного состояния другого человека. Известная идея «естественного человека», который обрел внутреннюю гармонию, ушел от людей в мир природы, в романе представлена уже в современном образе «садовника — любителя растений».

Ключевые слова. Ли Сыну, модель традиционной корейской семьи, мир природы (растений), образ дерева, внутренняя гармония, гармония в семье.

Summary. People-Plants in the Novel by Lee Seung-Woo “The Secret Life of Plants” (2000). In 2013 Saint Petersburg Publishing house “Hyperion” published a translation of the novel by Lee Seung-Woo “The Secret Life of Plants” (translated from Korean by Maria Kuznetsova). It is notable that in 2006 this novel has been translated into French and published in one of the famous French publishing houses. It is in the tradition of Korean literature to tell about people as about plants. In the 8th century Seol Cheon (660-730) rebuked his sovereign for injustice through an allegory about the King of flowers. And eight centuries later Lim Che (1549-1587) again appealed to a “flower allegory”, depicting the ruling elite in the form of flowers involved in the struggle for survival. And now, in the 21st century a writer Lee Seung-Woo (born in 1959) also compares the private life of people with plants. There are two plans in the novel: one is family life and relationships between people and the other is plants as living beings, which are connected with people by threads that are invisible and incomprehensible to a human. Only a mediator can discover these links and connect these two plans. In the novel it is only the father who plays the role of the mediator. At the same time, in this novel the father is associated with many philosophical reflections. The family is dissociated and each of the family members has his or her own life and mysteries. The relationship of the mother and the lather is an example of “unrequited love of the father” and love “as a must and out of respect” of the mother. At first glance, the head of the family — the father — acts passively, without taking part in family matters. He only waters trees and grass in the garden with affection. He spends most of his time caring for plants, talking with them and listening to their inner lives. But this is exactly this inner sense which helps him to understand the feelings of the older son (not his biological son). The father’s love to plants at critical moments brings him closer also to the younger son who had a dream about a “Father-Palm-(tree)”. And at the same time, the father is a “protector” of love between the mother and her lover as he raised their child and took care of their palm-(tree). In other words, in the novel the father has a function of the “savior”. Lee Seung-Woo brings a reader to the idea that a contemporary man has acquired a ‘shell made out of his egoism and therefore does not care and does not seek to care for others. Only those who do not lose their relations with nature are capable of compassion and able to understand the mind of another person. A well-known idea of a “natural man”, who gained the inner harmony, went away from the people into the world of nature, is presented in this novel in a contemporary way of “a gardener who is caring of plants”.

Keywords. Lee Seung-Woo, the model of traditional Korean family, the world of nature (plants), the image of a tree, inner harmony, harmony in the family.

* Настоящее исследование выполнено в рамках гранта Академии корееве- дения (Республика Корея) в 2014 г. (AKS-2010-CAA-2101).

***

[1] См. также текст доклада: Цой И. В, Неземная любовь в мире обыденности (роман Ли Сыну «Тайная жизнь растений» и роман Каори Экуни «Божественная лодка») // Проблемы литератур Дальнего Востока. Сб. мат-лов VI межд. науч. конф. (25-29 июня 2014 г.). СПб., 2014. С. 433-446.

[2] Ли Сын У. Тайная жизнь растений / пер. с кор. М. Кузнецовой. СПб., 2013.

[3] В 2006 г. роман был переведен на французский язык и издан в одном из известных французских издательств. Роман вызвал большой интерес у французского читателя, и первый тираж в количестве 2500 экземпляров был сразу же распродан. Примечательно, что Ли Сыну более известен за пределами Кореи, нежели внутри страны, а некоторые европейские литераторы говорят о нем как о возможном кандидате на получение Нобелевской премии в области литературы наряду с таким корейским автором, как Хван Согён. Ср. с рассказом «Древо возможного» (2002) французского писателя Бернарда Вербера (род. 1961), в котором автор выдвигает гипотезу о том, как изменится мир, если окажется, что деревья — это мыслящие разумные существа (к слову, Бернард Вербер в 1993 г. посетил Южную Корею и влюбился в эту страну с первого взгляда).

[4] Who’s Who in Korean Literature. The Korean Culture and Arts Foundation. Seoul, 1996. P. 347.

[5] Kim Hyoung-Joong. Towards a New Family // List Books from Korea. Vol. I. Autumn 2008. P. 12.

[6] Ли Сын У. Тайная жизнь растений. С. 25

[7] Там же. С. 170

[8] Там же. С. 95

[9] Там же С. 96

[10] Там же. С. 153

[11] Там же. С. 36

[12] Там же. С. 152

[13] Там же. С. 97

[14] Там же. С. 180

[15] Там же. С. 90

[16] Там же

[17] Там же. С. 176

[18] Там же. С. 179 – 180

[19] Там же. С. 97

[20] Там же. С. 182

[21] См. сюжеты корейских традиционных повестей и романов, в которых герои, пройдя через череду испытаний, в конце концов вновь обретают семью, и в мире восстанавливается гармония.

[22] Никитина М. И. Древня я корейская поэзия в связи с ритуалом и мифом. М., 1982; Троцевич А. Ф. Миф и сюжетная проза Кореи. СПб., 1996.

[23] Ли Сыну. Тайная жизнь растений. С. 185

[24] Кузнецова М. Художественный мир и творческий метод корейского писателя Ли Сын У (на примере романа «Тайная жизнь растений») // Проблемы литератур Дальнего Востока. Сб. мат-лов VI межд. науч. конф. (25-29 июня 2014 г.). С. 320-325.

[25] Там же. С. 323

[26] История цветов // Наставление царю цветов. Высокая проза Кореи XI- XVIII веков / пер. с кит.; сост. и отв. ред. серии А. Ф. Троцевич. СПб., 2010. С. 105-139.

Источник: Вестник Центра корейского языка и культуры. Выпуск 6. 2014 г.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »