Максим Цхай. Папа

Раздалось характерное шарканье, я уронил ноутбук и путаясь в шлепках помчался на звук. Но не успел.

Обычно между шарканьем и вскриком есть секунда когда папа еще сохраняет равновесие, но теперь я не успел даже на вскрик.

Так и есть, папа лежал на спине, головой в цветочный горшок и смотрел на меня виноватыми глазами.

– Подними, подними меня…

Я, уже привычно, приподнял отца за подмышки.

– Посиди немного.

– Опять, блин, я упал. На собственных ногах как на ходулях…

– Да это нормально, у всех нас что-то болит.

Папа молчал, полусидя, облокотившись спиной на мои колени и переводя дух. Он всегда очень пугается, когда падает.

– Подыхать пора…

– Еще лет тридцать можно подождать.

Я чувствовал коленями как тяжело дышит отец и гладил его макушку, когда мы испуганы, все мы дети. И когда лежим, а кто-то сидит рядом с нами, тоже. Тогда можно легко погладить по голове кого угодно, это будет естественно.

– А как я упал, а?

– Не знаю, папа, я был в другой комнате.

– А сколько времени прошло, как я упал?

– Минуты три…

Папа растеряно смотрел вокруг себя, а я гладил его мягкие, белые волосы и чувствовал как он успокаивается.

– Ты меня не поймал…

– Не поймал.

– А почему?

– Я был в другой комнате.

Папа хмурится.

– Значит так, мы поужинали, макарошки с курицей, ты пошел мыть посуду…

– Да.

– А потом, потом что было?

– Ты сел смотреть сериал.

– А какой сериал?

– Я не знаю, как он называется.

– И я… не помню.

Папа сидит на полу, я стою над ним и осматриваю комнату. Перевернутое кресло, отброшенная палка, наверное встал для чего-то.

Папа вздыхает.

– Не помню ничего…

– Это нормально, это аффект.

– Какой дефект?

– Аффект. Ты испугался и все забыл.

– А сколько прошло времени, как я упал?

– Минут десять.

Я помню, как вылетел щучкой через руль мотоцикла, летящего на скорости под сто.

Момент взлета помню, момент приземления нет.

Оп! – и стоят уже люди надо мной. Незнакомые немцы, с понятным, русским выражением лиц. Все мы одной нации, если беда…

– Ты тоже ничего не помнил?

– Тоже. И не больно было.

– И мне, не больно…

Поднимаю отца, ставлю на ножки кресло.

– Держи, держи меня!

– Папа, не бойся, если я рядом, уже не упадешь

– Упаду!

– Не получится.

– А сколько времени прошло, как…

– Минут двадцать, папа.

У отца все тоже растерянное лицо. Мне нравится оно, я чувствую тогда что нужен ему.

– Я сидел в кресле… потом вроде встал.

– Папа, я принес земляных орехов, погрызи лучше и зачем тебе вспоминать.

– Ну, а как же, я же нормальный человек?

– Конечно. Вот, ешь орешки, они без соли…

– А сколько времени…

– Минут двадцать пять, папа.

Иду заваривать чай. После орехов наверняка пересохнет в горле.

– Пап, я еще пирог купил, наш, крымский.

– Это хорошо…

– Конечно хорошо. Жизнь вообще, слава богу, налаживается.

– Только я опять упал.

– Ну, упал. И я падаю иногда.

– Ты с мотоцикла падал, я помню.

Папа теперь все время на мотоцикле. Мчится жизнь, ревет безжалостный мотор, а он сидит испуганный, вцепившийся в руль, как в подлокотник кресла сейчас и…

– А сколько времени прошло?

– Минут сорок…

… и сорок минут назад в мою руку и не знает, что делать теперь, как это остановить.

Скоро папа вылетит из седла. И прошу у жизни одного, пусть приземляясь, он будет видеть мое лицо, склонившееся над ним. Корейское лицо своего сына, с русским выражением на нем. Или казахским. Немецким, тоже хорошо и понятно.

Все мы одной нации, смертные люди, когда беда рядом. А она рядом всегда…

Я упустил мать, находясь в двух метрах от нее, сменив уставшую сестру и забывшись всего минут на пять.

Не больше, тело ее было еще живо, когда я подбежал, но душой она уже ушла. Рука ее была тепла и даже пахла так же, как в моем детстве. Она словно глубоко уснула, так глубоко, что уже и дышать было лишним. Но что видела она, в последние мгновения жизни? Я этого не узнаю уже никогда.

Пусть этого не случится с папой. Я буду улыбаться ему, до конца показывая что все хорошо, что все под контролем.

И еще. Погладить. Пусть отец до конца чувствует мои пальцы у себя на макушке. Буду гладить ее и говорить: “Не бойся, папа, не бойся. Я с тобой, а когда я рядом, ты не упадешь никогда…”

***

Источник: Максим Цхай

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • елена ли:

    Спасибо, Максим!!! Очень, очень хорошо…)))

Translate »