Марианна Ивановна Никитина

nikitina1

М. И. Никитина

Марианна Ивановна
Никитина
доктор филологических наук
(15.10.1930 — 29.10.1999)

Марианна Ивановна Никитина – Мара Кудряшова, родилась в г. Ленинграде и надолго покидала город только на время войны, когда ее, ребенком, увезли к родственникам на Волгу. Мара была старшей в семье, где, кроме нее были еще младшие брат и сестра. Вернувшись после войны в Ленинград, семья Кудряшовых поселилась возле Финляндского вокзала в одном из двухэтажных деревянных домов, которые стояли на ул. Лебедева – там, где сейчас выстроена станция метро. В 1947 г., окончив женскую среднюю школу (в те времена у нас было раздельное обучение), она поступила в Ленинградский университет на Корейское отделение Восточного факультета.

Корейское отделение открылось на Восточном факультете в 1947 г., впервые после большого перерыва снова начали изучать Корею, и Мара Кудряшова была в числе студентов первой корейской группы. У нас не было учебников, словарей, не было переводов памятников литературы. Мы все очень мало знали о Корее. Нас учил Александр Алексеевич Холодович – учил всему, что он знал сам. Когда нам давали задание перевести учебный текст, мы шли в общежитие к студентам и аспирантам из Корейской Народно-демократической республики, которые впервые приехали к нам учиться в конце 40-х годов. Так у Мары Кудряшовой появился собственный словарь-картотека. А. А. Холодович любил отпускать студентов в «самостоятельное плавание». Ценил он тех, кто умел «добираться до берега» сам, и Мара всегда выдерживала этот экзамен на самостоятельность.

О корейской литературе мы не знали ничего, и рассказать нам об этом было некому, поэтому А. А. Холодович раздавал курсовые работы: перевести художественный текст или корейскую статью по истории литературы, которые ему удавалось раздобыть. Мара Кудряшова начала изучение корейской литературы с перевода романа современного корейского писателя Ли Киёна «Земля». А дальше была аспирантура и новая тема – корейская традиционная поэзия в жанре сичжо (работа была защищена как кандидатская диссертация в 1962 г.).

Уже в аспирантуре Марианна Ивановна начала учить новое поколение студентов – надо было ставить курс по истории корейской литературы. К этому времени появились кое-какие книги из КНДР, но их по-прежнему было мало. И вот тогда мы вдвоем, собрав свои скудные знания, сели и написали наш первый курс по истории корейской литературы, конечно, очень и очень несовершенный. Отпечатанные листки этого курса до сих пор у меня хранятся и напоминают о наших совместных сидениях за пишущей машинкой до позднего вечера на улице Лебедева, где тогда жила М. И.

Три года аспирантуры – это время первого знакомства с памятниками традиционной литературы, тогда же М. И. сделала первые шаги как переводчик: она перевела «Повесть о Хон Кильдоне» для сборника корейских средневековых повестей, которые впервые в России составил и издал А. А. Холодович (1954). Одновременно М. И. занималась сичжо – исследованием и подстрочными переводами для А. А. Ахматовой, имя которой как поэтического переводчика стоит на первом сборнике корейской традиционной поэзии (1956).

В 50-е годы Россия открывала для себя Корею, интерес к переводам ее литературных памятников был велик. М. И. работала с ленинградским поэтом А. И. Гитовичем над переводами корейской поэзии 20-х годов, которые публиковались в журналах. В журнале «Восточный альманах» вышла и первая статья М. И. о рифме в сичжо (1958). Это было открытие, до нее никто из исследователей такой проблемой в корейской поэзии не занимался.

После поступления в 1957 г. в Институт востоковедения Марианне Ивановне открылся мир корейских рукописей и ксилографов. Можно сказать, она заново училась читать по-корейски, разбирать почерки, а через три года сделала первый доклад о рукописи романа «Счастливое соединение двух браслетов» на Международном конгрессе востоковедов в Москве. В 1962 г. работа над рукописью была опубликована, это – факсимильное издание текста и перевод первой книги романа. М. И. сделала перевод и другой книги, но он остался в рукописи.

Работая в Институте, М. И. продолжала чтение лекций в университете, руководила курсовыми работами студентов. В процессе изучения корейских рукописных памятников и подготовки лекций была выработана методика изучения корейской литературы, когда литературное явление описывается вне его связей с мировым литературным процессом и принятыми в традиционном литературоведении рамками жанров и периодизации: произведения и жанры рассматриваются «изнутри», как явление данной культуры. Эта методика была реализована в главах книги «Очерки истории корейской литературы до XIV в.» (1969), посвященных буддийской биографии и древней поэзии хянга, а также в статье «Периодизация корейской средневековой литературы» (1968). Принципы периодизации традиционной литературы, предложенные в этой статье, легли затем в основу разделов, посвященных литературе Кореи, в «Истории всемирной литературы» (тт. 2-5, 1984-1988).

Изучение рукописей, написание статей по истории литературы не увели Марианну Ивановну в сторону от главного исследовательского интереса – корейской поэзии на родном языке. М. И. написала книгу о поэтическом жанре сичжо, в которой поставила задачу ответить на вопрос, почему современному корейцу сочинить сичжо гораздо труднее, чем написать стихи на китайском языке. Ее исследование посвящено проблеме воссоздания системы представлений о мире, свойственной классическим сичжо. Книга пролежала в издательстве долго – более десяти лет, и когда работа, наконец, была опубликована, М. И. на моем экземпляре сделала пророческую надпись: «В нашем деле самое главное – дожить». Издания своей последней большой работы, посвященной мифу о Женщине-Солнце, она не увидела.

Исследование традиционных поэтических жанров привели Марианну Ивановну к необходимости разобраться в истоках корейской культуры. Изучая древние поэтические тексты хянга, М. И. реконструировала основные мифы и ритуалы, с ними связанные. Так появилось уникальное исследование основ корейской культуры – монография «Древняя корейская поэзия в связи с ритуалом и мифом» и докторская диссертация на эту же тему (1982). До нее никто в мировом корееведении таких исследований не проводил.

Марианна Ивановна продолжила свою работу, анализировала корейские мифологические тексты, привлекая материалы Японии и Китая. Это позволило ей подойти к исследованию истоков культуры всего Дальневосточного региона. М. И. не успела довести до конца свою работу, оформил и издал книгу ее муж В. П. Никитин в 2001 г. («Миф о Женщине-Солнце и ее родителях и его спутники в ритуальной традиции Древней Кореи и соседних стран»).

Работы Марианны Ивановны высоко ценили зарубежные коллеги. О результатах своих исследований она успешно докладывала на конференциях, посвященных изучению литератур Востока, которые были организованы в Восточной Европе (бывшие страны народной демократии) в 70-х годах. С 1984 г. открылись возможности участия в конференциях Ассоциации корееведческих исследований в Европе (AKSE). И здесь коллеги из стран Западной Европы сразу высоко оценили незаурядность ее работ в области корейской мифологии. М. И. читала лекции в Берлинском университете, ее статьи появились в зарубежных публикациях. Только под конец жизни Марианне Ивановне удалось побывать в изучаемой стране – в «двух Кореях», Северной и Южной, где она выступала с докладами на конференциях, работала в университетских библиотеках и просто знакомилась с «обликом страны».

Наряду с большой исследовательской деятельностью Марианна Ивановна занималась художественными переводами, писала статьи о корейской литературе для широкого читателя и много времени отдавала воспитанию младшего поколения. Она вырастила трех аспирантов – специалистов в области современной корейской поэзии (Л. Галкина), традиционной поэзии на китайском языке (Л. Жданова) и памятников культуры Кореи XV-XVI вв. (С. Хойслер), которые преподавали и занимались исследованиями в С.-Петербурге, Владивостоке и в Берлине. Под ее руководством работал студенческий семинар в Центре корейского языка и культуры при С.-Петербургском университете. Благодаря ее личным связям с зарубежными коллегами и корейскими фондами поддержки ученых, изучающих корейскую культуру, библиотека Института пополнилась многими трудами корейских и западных ученых в области литературы, языка, истории, этнографии.

О роли Марианны Ивановны Никитиной в изучении Кореи можно говорить и говорить – ведь она стояла у самого начала и была «основоположником» в полном смысле этого слова. М. И. училась в группе, которая стала первым выпуском ленинградских кореистов. С этим выпуском связано начало систематического изучения корейской литературы и культуры в России. Мы были «детством» и «юностью» нашего корееведения, и вместе с нами всегда была Мара, острая на язык, мудрая и сдержанная. «Indeed, it is part of both an epoch and a fine school that passes along with her» – так сказал о Марианне Ивановне ее коллега и друг из Швеции профессор Стаффан Русен.

д.ф.н. А. Ф. ТРОЦЕВИЧ

Публикации:

(  cписок всех публикаций)

[2001]

Никитина М.И. Миф о Женщине-Солнце и ее родителях и его «спутники» в ритуальной традиции древней Кореи и соседних стран / Составитель и редактор В. П. Никитин. СПб.: «Петербургское Востоковедение», 2001. 560 с. («Мифы, эпос, религии Востока. Bibliotheca Universalia»).

[1996]

Nikitina M. The St. Petersburg Collection of Drawings by Korean Artist Kim Jungyn (Kisan) // Manuscripta Orientalia. International Journal for Oriental Manuscript Research. Vol. 2, No 3, September 1996. P. 54-68.

[1994]

Никитина М.И. Корейская поэзия XVI–XIX вв. в жанре сиджо: (Семантическая структура жанра. Образ. Пространство. Время). СПб.: Центр «Петербургское Востоковедение», 1994, 312 с.

[1991]

Бурман А.Д. Театр и драматургия в традиционной культуре Бирмы / Ответственный редактор М.И.Никитина. М.: «Наука», ГРВЛ, 1991.304 с: илл.

История цветов: Корейская классическая проза / Пер. с ханмуна А.Ф.Троцевич, М.И.Никитиной, Д.Д.Елисеева, Л.Ждановой, С.Сухачева, Г.Рачкова; сост., вступ. ст. А.Ф.Троцевич; Коммент. Д.Д.Елисеева, Л.Н.Меньшикова. Л.: «Художественная литература», 1990. 656 с.

[1982]

Никитина М.И. Древняя корейская поэзия в связи с ритуалом и мифом / Ответственный редактор Л.Р.Концевич. М.: «Наука», ГРВЛ, 1982. 327 с.

[1978]

Никитина М.И. Представление об “облике” “старшего” и “младшего” в хянга “Песня Чхоёна” (IX в.) и обрядах “хождения по мостам” // Теоретические проблемы изучения литератур Дальнего Востока. Тезисы и доклады восьмой научной конференции. Ленинград, 1978 год. М.: «Наука», 1978. С. 239-250.

[1972]

Азиатский музей – Ленинградское отделение Института востоковедения АН СССР / Редакционная коллегия: А.П.Базиянц, Д.Е.Бертельс (отв. секретарь), Б.Г.Гафуров, А.Н.Кононов (председатель), Е.И.Кычанов, И.М.Оранский, Ю.А.Петросян, Э.Н.Тёмкин, О.Л.Фишман, А.Б.Халидов, И.Ш.Шифман. М.: «Наука», 1972.

[1969]

Никитина М.И., Троцевич А.Ф. Очерки истории корейской литературы до XIV в. / Ответственный редактор А.А.Холодович. М.: «Наука», ГРВЛ. 1969.

[1963]

Троцевич А.Ф., Никитина М.И. Корейский роман «Удивительное соединение двух браслетов» // Труды Двадцать пятого Международного Конгресса востоковедов. Москва: 9-16 августа 1960 г. Том V. Заседания секций XVI-XX. М.: ИВЛ, 1963.

[1962]

Ссянъчхон кыйбонъ (Удивительное соединение двух браслетов) / Изд. текста, пер. и предисл. М.И.Никитиной и А.Ф.Троцевич. М.: ИВЛ, 1962. 78 с.; факс. 124 с. (Памятники литературы народов Востока. Тексты. Малая серия, XV).

Источник: https://www.orientalstudies.ru/rus/index.php?option=com_personalities&Itemid=74&person=91

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »