Михаил Назаров. Немного правды и интересные факты о Корейской войне

Корейское соглашение о перемирии, подписанное в 10 ча­сов утра в Пханмунджоме 27 июля 1953 года, положило конец боевым действиям Корейской войны

Корейское соглашение о перемирии, подписанное в 10 ча­сов утра в Пханмунджоме 27 июля 1953 года, положило конец боевым действиям Корейской войны

Недавно мы отметили 63 годовщину Победы над фашизмом. Однако, 9 мая 1945 года война окончилась не для всех. После этого была еще капитуляция Японии 2 сентября 1945 года, а несколько десятков тысяч советских солдат и офицеров ждало новое испытание в 1950 году в “неизвестной” и “забытой” многими Корейской войне, которая унесла свыше 2 миллионов жизней. Неизвестная и забытая, потому что об этой войне врали и скрывали правду все, кому не лень. Партия и правительство СССР, пославшая на войну 40 000 советских военнослужащих, Первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев в своей книге “Время. Люди. Власть”, который не помнит точно, были или нет там наши военнослужащие, а если и были, то в военных действиях они участия не принимали. Интересно тогда, за что же 3504 военнослужащих только одного 64-го истребительного авиакорпуса были награждены указом Президиума Верховного Совета СССР орденами и медалями, а 22 летчика получили звание Героя Советского Союза? Врали и американцы, которые достоверно знали об участии в войне советских военнослужащих, но при этом официально объявляли, что русские стоят за спиной северокорейцев и китайцев, но сами не воюют. Так им было выгодно! Что же было на самом деле в 1950-1953 годах на Корейском полуострове?

Полвека назад, 27 июля 1953 года, завершилась трехлетняя война в Корее. В этот день в местечке Пханмунджом вблизи 38-й параллели было подписано соглашение о прекращении огня. Об этом событии из истории я знал не очень много. Во-первых, в то время я был маленький и тогда политикой не интересовался вообще, да и о Корее, наверно, еще ничего не знал. А когда стал старше, то правда о корейской войне почему-то от нас тщательно скрывалась. Официально Советский Союз никакого участия в этой войне не принимал, так, во всяком случае, записано в нашей истории. Войну 1950-1953 гг. в Корее принято считать “локальной”, хотя это был самый масштабный и кровопролитный конфликт после второй мировой, в котором приняли участие более пятидесяти стран. Об этой войне у нас молчали более трети века, хотя через нее прошли около 40 тысяч советских военнослужащих. Ее историю спрятали в спецхраны, ее герои пребывают в безвестности, а павшие похоронены тайно в чужой земле. Значительно позже стали просачиваться в прессе сообщения о том, что оказывается многие граждане Советского Союза были награждены боевыми медалями и орденами за участие в войне, в которой мы не участвовали!? Любопытно получается. Как я узнал позже, у нас любые упоминания о корейской войне были запрещены, а с участников этой войны брали подписку “о неразглашении”!

Здесь в Корее та же история написана по-другому, и я с этим столкнулся совсем недавно. На улице часто подходят ко мне незнакомые люди иногда помочь, если видят, что испытываешь какие-то трудности, иногда просто поговорить, особенно это свойственно корейцам старшего поколения. Некоторые из них вполне прилично говорят по-английски. Когда узнают, что я из России, вспоминают русские слова из своего арсенала 50-летней давности. Они-то мне и поведали много интересного, а потом я уже прочитал в “Сеульском вестнике” статью, выдержки из которой мне хочется здесь привести:

“Корейская война началась 25 июня 1950 года неспровоцированной агрессией Северной Кореи, возглавлявшейся коммунистическим лидером Ким Ир Сеном, против Южной Кореи, во главе которой стоял президент Ли Сын Ман. Последний получил свой пост в результате выборов, пусть и не вполне демократичных. Ким Ир Сен же был назначен советской военной администрацией и за время своего почти полувекового правления на проведение свободных выборов так и не пошел. Северокорейская агрессия была предпринята при поддержке и с одобрения Советского Союза. Ким Ир Сен и Сталин рассчитывали, что им удастся быстро оккупировать Корейский полуостров, до того как успеют эффективно вмешаться американцы. Кроме того, не исключалось, что США вообще не будут ввязываться в войну между двумя Кореями, а предпочтут отдать полуостров, как не представляющий жизненной важности для американских интересов, под власть коммунистов. И действительно, подобные настроения были в Соединенных Штатах довольно сильны. Госсекретарь Дин Ачесон 12 января 1950 года заявил, что США исключили Южную Корею из своего “периметра обороны”. Это заявление, возможно, сыграло свою роль в провоцировании северокорейской агрессии.

Но Сталин и Ким Ир Сен просчитались. Администрация президента Гарри Трумэна твердо придерживалась курса на “сдерживание коммунизма” и немедленно санкционировала отправку в Корею американских войск. По инициативе США Совет Безопасности ООН в отсутствие советского представителя принял резолюцию, призывающую государства – члены ООН использовать свои войска для отражения агрессии. В Корею были переброшены американские войска, составившие основу войск ООН. Кроме того, сюда направили свои контингенты Великобритания, Турция, Бельгия, Греция, Колумбия, Индия, Филиппины и Таиланд. Австралия выделила несколько военно-морских судов и эскадрилью истребителей, а Канада, Нидерланды и Новая Зеландия направили к корейским берегам отряды ВМФ.

Американская авиация сразу же завоевала господство в воздухе, а флот – на море. С помощью американских соединений южнокорейцам удалось удержать плацдарм на юге полуострова в районе Пусана. После того как 15 сентября 1950 г. американцы высадили большой морской десант в порту Инчхон, северокорейская армия на юге оказалась в окружении и была в основном уничтожена. Американские и южнокорейские войска пересекли 38-ю параллель и развернули наступление к китайской границе. 19 октября был взят Пхеньян, а 27 октября американские войска вышли на реку Ялуцзян, разделявшую Китай и Корею. После этого Мао Цзэдуном с санкции Сталина послал в Корею китайские регулярные войска под названием “китайских народных добровольцев”. СССР же в ноябре 1950 года направил для поддержки Ким Ир Сена 64-й истребительный корпус, который сражался в небе Северной Кореи и Северного Китая. Советским летчикам было категорически запрещено перелетать линию фронта, чтобы, не дай Бог, не попасть в плен. Ведь официально СССР непосредственного участия в войне не принимал. Но китайские и северокорейские войска целиком снабжались советским вооружением, боевой техникой и боеприпасами. И, разумеется, без одобрения Сталина ни Ким Ир Сен, ни Мао Цзэдун не смогли бы тогда и пальцем пошевелить, а не то, что начать войну на Корейском полуострове.

Вскоре умер Сталин, и новое советское руководство решило, что с давно зашедшей в тупик корейской войной пора кончать.

Общие потери армий сторон в корейской войне погибшими составили, по приблизительным оценкам, около 2 млн человек. Из этого числа более 1 млн приходится на потери китайской армии. Армия Северной Кореи потеряла вдвое меньше – около полумиллиона человек. Вооруженные силы Южной Кореи недосчитались примерно четверти миллиона человек. Потери американских войск составили более 34 тысяч погибшими (без небоевых потерь сухопутных сил) и 103 тысячи ранеными. Всего через корейскую войну прошло около 5,8 млн американцев. Войска других государств, сражавшихся под флагом ООН, потеряли погибшими несколько тысяч человек. Не менее 600 тысяч человек приходится на убитых и раненых мирных жителей Северной и Южной Кореи. Советские авиационные части в ходе войны безвозвратно потеряли 335 самолетов. При этом погибли 120 летчиков. Всего же потери советских войск в Корее, включая наземный персонал, в том числе расчеты зенитной артиллерии, составили 282 убитыми, 12 умершими от ран и 21 умершими от болезней. Всего в корейской войне участвовало более 36 тысяч советских военнослужащих. По утверждению советского командования, они сбили в воздушных боях 1097 американских самолетов. Еще 212 были сбиты огнем зенитной артиллерии. Эти данные являются, очевидно, завышенными. Ведь по американским послевоенным данным, авиация США и их союзников в корейской войне потеряла 1986 самолетов, из них только 1041 в результате действий противника, а 945 – вследствие аварий. Если учесть, что часть потерь американцы понесли в схватках с китайскими и северокорейскими летчиками, они никак не могли потерять 1309 самолетов только от действий советской авиации и ПВО. По американской оценке, авиация США и союзников уничтожила в ходе войны 976 самолетов противника. Небоевые потери, учитывая низкий уровень подготовки китайских и северокорейских летчиков, наверняка значительно превышали эту цифру.

Практически война закончилась вничью. Стороны вернулись примерно к тем же позициям, с каких начались боевые действия тремя годами ранее. Никто из тех, кто подписывал перемирие в Пханмунджоме, не думал, что закладывает долгосрочную мину под международную безопасность. Шансов превратить в обозримом будущем перемирие 1953 года в полноценный мирный договор практически нет.”

Борис Соколов

28.07.2003

Однако, Б. Соколов в своей статье не рассказал всю правду. То ли потому что не знал, то ли еще не пришло время обо всем говорить открыто. В частности, он пишет о том, что в ноябре 1950 года СССР направил для поддержки Ким Ир Сена 64-й истребительный корпус. Это правда, но не до конца. Соколов почему-то умолчал о том, что 25 декабря 1950 года в состав 64-го иак прибыла 324-я истребительная авиационная дивизия, под командованием трижды Героя Советского Союза полковника И.Н. Кожедуба. Сам Кожедуб в своей автобиографической книге об этом факте умалчивает, но его однополчанин А.А.Щербаков в книге “Летчики, самолеты, испытания” пишет:

“Кожедуб – выдающийся ас второй мировой войны. По мнению специалистов, и не только советских, у него самый высокий рейтинг летчика-истребителя, хотя по количеству сбитых самолетов он уступает некоторым немецким асам. О нем достаточно написано. Написал автобиографическую книгу и он сам. Считаю честью быть его однополчанином. Хочу пересказать с его слов неординарный эпизод, рассказанный им на одной из встреч однополчан. Этот эпизод отражает некоторые черты нашей жизни при Сталине.
Иван Никитович – уже трижды Герой Советского Союза – служит в Московском военном округе, а командует авиацией округа Василий Сталин. Василий, отдам ему должное, понимал, что значит хорошие летчики, и собрал в столичный округ части и отдельных летчиков, наиболее отличившихся в войне.

Под его началом оказались наш 176-й гвардейский Проскуровский полк и Иван Никитович.
В 1950 году Кожедуб с супругой отдыхает в санатории в Кисловодске. Далее по памяти воспроизвожу его рассказ.

“Поздно ночью стук в дверь. Открываю. Передо мной васильковая фуражка сотрудника госбезопасности.
– Товарищ Кожедуб! Следуйте за мной. Оделся, вышел. У подъезда машина. В ней вторая васильковая фуражка. Сидя между ними, спрашиваю:

– Братцы, за что?

Они молчат. Едем. Подъезжаем к зданию горкома. Ага! Значит, не в тюрьму. Уже легче. Входим в кабинет первого секретаря.

– Кожедуб доставлен, – рапортует фуражка.

– Вас к правительственной связи, – обращаясь ко мне, говорит секретарь.

В телефонной трубке голос Васи:

– Ваня!…- Длинная матерная тирада! – Есть работа. – Еще тирада. –

Немедленно вылетай в Москву! Чтобы завтра был у меня!

Так состоялось мое назначение командиром дивизии в Корею”.

Что сказать об этом эпизоде? Конечно, полковник Кожедуб по правилам субординации мог послать васильковую фуражку в звании капитана достаточно далеко, но советский человек того времени знал, что означают цвета фуражек.

Вызывая на связь столь хамским образом трижды Героя Советского Союза, Вася, вероятно, подражал отцу, который считал необходимым держать окружающих в напряжении и трепете.

В Корее Кожедуб, носивший условную фамилию “Крылов”, по официальной версии в боях не участвовал (Москва сурово запретила вступать трижды Герою Советского Союза в схватки – это был категорический личный приказ Сталина:): его задачей было управление боями и подготовка летного состава. Однако он не мог оставаться на земле, когда его ребята дрались в небе один против троих. Он превратил свой МиГ в воздушный командный пункт, летая на грани боя, принимая сообщения с земли и с воздуха, руководя своими эскадрильями. При этом, он часто нарушал приказ, самолично поднимаясь в воздух и уничтожая самолеты противника.

Об этом я прочитал недавно в воспоминаниях Героя Советского Союза С.М. Крамаренко, воевавшего в Корее:

“Hаш командир Иван Кожедуб, лучший ас Великой Отечественной, поднял в воздух всю дивизию, почти полсотни “МиГов”. Я был в группе прикрытия и видел первую нашу атаку со стороны. Я видел, как рассыпался строй “Крепостей”, не меньше полудюжины из них загорелось, экипажи покидали обреченные машины, в небе стало бело от парашютов”.

А вот как вспоминает эти события Герой Советского Союза Е.Г. Пепеляев, командовавший в Корее авиаполком и лично сбивший 20 самолетов противника.

“Летать приходилось с корейскими опознавательными знаками и в китайской форме. Кожедуб лично отбирал летчиков, имевших или фронтовой опыт, или хорошо освоивших самый совершенный по тем временам реактивный истребитель МиГ-15. Советских пилотов, участвовавших в боях, переодевали в униформу китайских народных добровольцев, в документы вписывали китайские имена и фамилии типа Си-Ни-Цын или Ли-Си-Цын, а на “МиГах” красовались корейские опознавательные знаки. Такие меры принимались, чтобы не вызвать осуждения советского вмешательства в дела Кореи со стороны ООН и мировой общественности”.

А вот такое напутствие было перед полетом от органов безопасности: “Если кто-нибудь из вас окажется в плену, Родина откажется и от самого изменника, и от всех его родных и близких”.

Может быть, Б. Соколов этих подробностей и не знал, но Первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев это знать должен был. Тем не менее, в своей книге “Время. Люди. Власть” о Корейской войне он пишет так:

“Если тогда наши войска и были там, то они лишь прикрывали аэродромы. Сейчас точно не помню, находились ли эти аэродромы на территории КНДР или располагались на территории Маньчжурии”.

Он даже вспомнить не может было ли это все в Корее! И о Кожедубе он, наверно, ничего не слышал! Зачем так врать, Никита Сергеевич?

Врал не только Хрущев, врали и сами американцы, хотя они достоверно знали об участии в войне советских военнослужащих, но это было запретной темой американских пропагандистских служб. По словам Пола Нитце, возглавлявшего в госдепартаменте США штаб по планированию политики, он подготовил секретный документ, где проанализировал все “за” и “против” разглашения участия СССР в войне. Итог анализа: огласка принесет вред. “Если бы стали афишировать эти факты, – сообщил позже Нитце – американская публика стала бы требовать ответных действий, а мы не хотели войны с Советами”. Официально в Америке было объявлено, что русские стоят за спиной северокорейцев и китайцев, но сами не воюют.

Сейчас за давностью лет рассекречиваются некоторые, но далеко не все документы, и приоткрываются завесы над многими тайнами.

Как пишет газета “Чекист”, наши успешно воевали не только в воздухе, но и на земле. В лагерях для военнопленных проводилась значительная работа по вербовке американских военнослужащих советскими спецслужбами. Так, в частности, 75 бывших американских военнопленных корейской войны впоследствии были признаны виновными в сотрудничестве с различными советскими спецслужбами. Среди них известный советский агент Джордж Блэйк. В 1950 г. Блэйк был вице-консулом Великобритании в Сеуле и попал в плен, где удерживался три года. В 1961 году его признали виновным в тайной работе на КГБ СССР.

Не дремала и американская разведка. По свидетельству участников событий она работала довольно четко. Ежемесячно в Северную Корею и Китай забрасывалось большое число диверсантов с различными заданиями, включая захват кого-нибудь из русских для доказательства их присутствия в стране. Американские разведчики были оснащены первоклассной техникой передачи сведений и могли маскировать радиоаппаратуру под водой рисовых полей. Благодаря качественной и оперативной работе агентуры вражеская сторона была часто информирована даже о вылетах советских самолетов, вплоть до обозначения их бортовых номеров. Таким образом, благодаря своей агентуре и разведывательным техническим средствам американские спецслужбы были неплохо осведомлены о присутствии в Корее советских военных советников, летчиков и зенитчиков

Как уже отмечалось выше, участие в боях советских военнослужащих на стороне Северной Кореи, в Соединенных Штатах не афишировалось. Однако полностью скрыть эту информацию не удавалось. В различных западных изданиях все же появлялись статьи о присутствии в стране русских военнослужащих – несмотря на все попытки руководства СССР сохранить этот факт в строгой секретности. По словам самих же советских летчиков эта секретность порой доходила до абсурда. Так полковник А.П.Сморчков, получивший за Корею звание Героя Советского Союза, вспоминал, что летчикам в бою предписывалось выходить на связь на корейском языке. Для этого летчики перед вылетом крепили к правому колену планшетку со словарем – корейские слова в транскрипции. Для того, чтобы воспользоваться этим словарем нужно было умудриться скосить глаз на колено, быстро отыскать нужное слово или фразу – и это во время боя, на реактивных скоростях. Конечно, такая практика не могла прижиться – в эфире звучала русская речь, вперемешку с матерщиной. В этом можно не сомневаться! Комдив Кожедуб, рискуя званием и положением, поддержал подчиненных. Корейский язык для русских пилотов вскоре отменили.

Переговоры советских летчиков фиксировались американскими службами. Их радиолакаторы и система подслушивания, по словам летчика-истребителя Б.А.Абакумова, контролировали режим работы советских авиачастей. “Они сразу сообщали ведущим групп всю добытую информацию, – пишет Б.С.Абакумов, – часто вмешиваясь даже в управление боем на русском языке с земли, но им никак не удавалось подделать воркующий басок Кожедуба, ту его интонацию, которую каждый наш летчик прекрасно улавливал и не попадал в сеть ложных команд.

Если бои между летчиками двух сверхдержав признаются сейчас уже официально, то ни о каких других столкновениях в истории конфликта на Корейском полуострове нигде ничего не упоминается. И вот совсем недавно в прессу просочилась первая информация о морском бое 28-29 июля 1951 года между американским эсминцем и советской подводной лодкой у берегов Южной Кореи. Очень вероятно, что этот бой был единственным исключением, и его, может быть, тоже признают когда-нибудь позже… А пока я приведу только факты, опубликованные Олегом Кирьяновым в статье ‘Эхо незаконченной войны’, помещенной на сайте “Российской Газеты” 29 сентября 2008 г.

“На дне Желтого моря недалеко от западного побережья Кореи лежит советская подводная лодка, потопленная американским эсминцем в 1951 году. Эта история не предавалась огласке более полувека. Военно-морские силы Южной Кореи установили точное местонахождение и тип субмарины, но решили пока не поднимать её на поверхность во избежании международно-правовых проблем. Похоже, что историкам придется заново переписывать историю Корейской войны, где считалось, что в ходе ее моряки США и СССР ни разу не воевали друг против друга”.

Такие достаточно любопытные заявления были сделаны в одном из недавних номеров южнокорейского ежемесячного журнала “Вольган Чосон”. В ходе проведенного корейским журналистом расследования были получены документальные доказательства того, что в июле 1951 года, когда на Корейском полуострове вовсю бушевала Корейская война (1950-53 гг.), эсминцы американских военно-морских сил потопили неизвестную подводную лодку. Когда американские военные разобрались, что их противником была, скорее всего, советская субмарина, был отдан приказ засекретить все данные, относившиеся к данному инциденту, и, по возможности, уничтожить все доказательства. В то время и США, и СССР, которые прямо (американские войска под флагом ООН принимали участие в войне) или косвенно (Советский Союз оказывал активную помощь Северной Корее и Китаю) участвовали в Корейской войне, начали вести переговоры с тем, чтобы окончить затянувшийся конфликт. Огласка же морского боя, где напрямую столкнулись две соперничающие сверхдержавы, могла привести не только к провалу всех усилий по прекращению кровопролития в Корее, но и к расширению масштаба военных действий и даже вплоть до Третьей мировой войны.

Пролить свет на эти события более полувековой давности помогли усилия бывшего моряка американского эсминца “Ranshaw” (DD-499) Дональда Мекелплэша, который сохранил копию бортового журнала, где был отчет о произошедшем бое, а также лично приезжал в Южную Корею и Россию в поисках дополнительной информации по инциденту.

Согласно воспоминаниям американца, бой начался 28 июля 1951 года в 19 часов 13 минут. Авианосная группа, состоявшая из американского авианосца “Сицилия”, авианосца ВМФ Великобритании “Глори” и шести кораблей охранения, следовала в Желтом море западнее острова Пэкнендо (ныне принадлежит Южной Корее). Внезапно акустики эсминца “Ranshaw” на удалении 731 метр зафиксировали крупный подводный объект, который двигался со скоростью полутора-двух узлов. Эсминцы “Ranshaw” и “Moore” отошли от группы охранения и начали преследование объекта. В результате погони было получено подтверждение, что под водой находится неизвестная подводная лодка. Командующий авианосной группой Джон Сэч приказал уничтожить подлодку. Подлодку бомбардировали глубинными бомбами постоянно, начиная с вечера 28 июля в течение 28 часов попеременно пять американских эсминцев. В конце концов она снизила ход и легла на дно и потом, согласно записям в бортовом журнале американцев, не двигалась более двадцати часов. На поверхности воды затем появилось огромное масляное пятно длиной 7-8 километров и шириной пятьсот метров. Было установлено, что это дизельное топливо подлодки. Учитывая длительность боя, необходимость субмарин того времени регулярно подниматься на поверхность, появившиеся пятно, неподвижность объекта и ряд прочих факторов ВМС США признали объект уничтоженным. Было зафиксировано и точное местонахождение потопленной субмарины: 37 градусов 25 минут 5 секунд северной широты, 124 градуса 25 минут 3 секунды восточной долготы, в 42 км к юго-западу от острова Тэчхондо (Южная Корея), на глубине 80 метров в Желтом море.

Однако через месяц всем участникам сражения было приказано забыть о бое и никому ничего не рассказывать, всю относящуюся к инциденту документацию дали указание уничтожить, а все то, что могло хоть как-то навести на мысль о потопленной подлодке, было занесено в разряд сведений с грифом “совершенно секретно”. Но моряк Дональд Мекельплэш пошел на нарушение инструкций. Он сохранил ту часть боевого журнала, где был отчет о бое, а также карту-схему боевых действий. Мекельплэш предположил, что затопленная подлодка была советской, а США тогда не хотели осложнять отношения с СССР, так как пытались прекратить войну на Корейском полуострове. Догадки моряка основывались на сопоставлении фактов: “В начале июня 1951 года в бухту реки Амноккан упал советский самолет МИГ-15. Американо-английская авианосная группа в июле провела работы по поиску самолета, который тогда очень сильно интересовал США, и подняла его. При этом однажды объявлялась тревога в связи с обнаружением неизвестной подводной лодки. Наверняка мы эту субмарину потом и потопили. Это была советская подводная лодка класса “М”, экипаж которой состоит из 18 человек”, – отметил он.

Естественно одних таких догадок мало. Мекельплэш с начала 1990-х годов начал активную работу с тем, чтобы выяснить все подробности той схватки на море. Все доказательства говорят в пользу того, что субмарина действительно советская. Военно-морские специалисты из Южной Кореи категоричны: “Во время Корейской войны ни Китай, ни Северная Корее не имели не только полноценных подводных лодок, но и каких-либо иных подводных аппаратов”.

Американец, как он сам утверждает, сумел в 1997 году посетить Россию. В военно-морские архивы РФ его не пустили, но он смог пообщаться с бывшим советским моряком, который был специалистом по оборудованию подводных лодок, и с женой советского офицера особого отдела, который служил в Порт-Артуре. Этот город, напомним, был в то время и вплоть до 1955 года базой советского ВМФ в Китае. Мекельплэш встречался и с южнокорейскими и американскими военными специалистами и историками. В итоге выяснилось, что в Порт-Артуре, откуда не так далеко до берегов Кореи, тогда базировалось 12 советских подводных лодок, включая шесть кораблей класса “М”, два корабля класса “С”, два корабля класса “Р” и еще пара субмарин.

Рассказы бывшего американского моряка очень заинтересовали южных корейцев, в чьих водах находится подлодка. Сначала в 1993 году силами ВМФ Южной Кореи трижды были проведены поисковые работы в возможном месте затопления подлодки, а затем в 1995 году дважды уже силами специальной группы при Академии ВМФ Республики Корея. Но все было безуспешно. В итоге помог случай. Корейские рыбаки постоянно жаловались, что недалеко от места, где велись поисковые работы, рыболовецкие сети постоянно цепляются за что-то на дне и рвутся. Глубина была как раз та, про которую говорилось в бортовом журнале эсминца – 80 метров. В итоге именно там и был обнаружен корпус субмарины, а ее вид был зафиксирован даже на камеру.

Все материалы были отданы на изучение в НИИ обороны и науки РК. Южнокорейские военные специалисты, дали следующее заключение, которое удалось получить журналу “Вольган Чосон”: “Длина объекта: 50-60 м, высота: 5-9 м, диаметр: около 5 м, высота в районе рубки: 11-12 м, центральная и носовая часть сильно разрушена. Если предоставленные американской стороной (Дональд Мекельплэш – прим. авт.) факты соответствуют действительности, то обнаруженный на дне моря объект является потопленной советской подводной лодкой класса “М-V”, длиной 50,9 м, весом 350 тонн”.

Тут же стал вопрос, что делать с субмариной. Южные корейцы хотели поднять ее без лишнего шума. Возможность проведения совместных работ с США отвергли из-за опасений утечки информации в прессу. Сделали вывод, что необходимо поднимать самим в 1998 году. Даже подсчитали необходимую для этого сумму – 685,3 миллиона южнокорейских вон. Но несколько раз отказывались из-за различных причин. Среди проблем, которые, возможно, появятся в случае подъема подлодки, были отмечены: возможность предъявления требований Россией как наследницы СССР вернуть ей подлодку и возникновение в этой связи международно-правового спора, вероятность осложнений отношений с Северной Кореей. Южнокорейский капитан первого ранга в отставке Хван Дон Хван, который принимал участие в поисках и съемках подлодки, отметил, что в первую очередь не хотят провоцировать КНДР. “Подлодка находится в 26 милях (42 км) в юго-западу от нашего острова Тэчхондо. С точки зрения права, это международные воды, но они входят в зону ответственности наших военно-морских сил. Вместе с тем там совсем рядом Северная Корея. Если мы начнем полномасштабные работы по подъему субмарины, то это может вызвать сильное недовольство Пхеньяна. Могут начаться и споры по поводу того, кому лодка должна принадлежать. Да и историю Корейской войны придется заново переписывать”, – отметил Хван.

В общем, так и лежит пока на дне Желтого моря, скорее всего, советская подлодка…..

А вот личная оценка Хрущевым корейской войны:

“Мы все радовались и желали Ким Ир Сену новых достижений, потому что это была по характеру освободительная война и к тому же не война одного народа против другого, а война классовая: рабочие, крестьяне и интеллигенция КНДР под руководством Трудовой партии, которая стояла и стоит на социалистических началах, боролись с капиталистами. То есть эта война была прогрессивным явлением. ( Не кощунственно ли звучат такие слова, когда война уносит миллионы жизней ни в чем не повинных людей? -мой комментарий). Однако, когда армия Ким Ир Сена подошла к Пусану, ей не хватило духу, а Пусан – последний крупный портовый город на юге. Его надо было бы взять, и тут война сразу бы закончилась. Таким образом, возникла бы единая Корея, не осталась бы она разделенной. Появилась бы, безусловно, более мощная социалистическая Корея, с хорошей промышленностью, богатым сырьем и сильным сельским хозяйством. Но этого так и не произошло”

Спустя полвека после этих событий, проработав последние 5 лет в Южной Корее, и сравнивая ее с Северной Кореей, я думаю, как хорошо, что этого тогда так и не произошло! Конечно, для многих корейцев старшего поколения это осталось большой трагедией, когда разделены семьи, когда нет возможности увидеть родственников или просто съездить в гости друг к другу. Но история дала шанс двум Кореям доказать свое право на существование и сравнить две системы. Одинаковый трудолюбивый народ живет по обе стороны 38 параллели, одинаковый климат, правители только разные! Если учесть, что почти все природные ископаемые остались в северной части, то, что мы видим сегодня? Ужасную нищету, голод и бедность в Народной демократической Корее, и процветающую Южную Корею! Многие годы Ю. Корея была закрыта для иностранцев, и даже сегодня о ней многие знают только понаслышке и далеко не всё. Здесь очень высокие зарплаты и очень низкие цены. Южная Корея – это страна, в которой комфортно жить и работать. Замечательная природа, идеальная чистота на улицах и повсюду цветы! Здесь нет криминала и нет воровства. Зачем воровать, если все доступно и все можно купить! Для многих и по сей день остается загадкой, почему за 50 с небольшим лет одни остались на том же уровне, а другие стремительно ворвались в десятку самых развитых стран мира? Почему по одну сторону 38 параллели еще вчерашний день, а по другую сторону за демилитаризованной зоной уже наступило завтра? Пусть каждый ответит на этот вопрос сам.

История не приемлет сослагательных наклонений, тем не менее, по мнению некоторых западных политологов, анализировавших корейские события, если бы Ким Ир Сену удалось объединить всю страну, то такой исход был бы более благоприятным и для корейцев и для американцев. Ученые исходили из того, что Ким Ир Сен не был “слепым орудием Москвы” – марионеточным лидером, а объединенная им Корея могла быть независимым суверенным государством. Этот вопрос остается актуальным и сегодня. И если выбирать из двух моделей, пусть решают сами корейцы, какой вариант им больше нравится.

А в заключение мне хочется пожелать корейскому народу по обе стороны границы мира и процветания, и чтобы временное перемирие, которому уже больше 50 лет, перешло в настоящий мир, и никогда между ними не было войны.

10.05.2008

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »