Мирон Хегай. К 90-летию Николая Шина

 

К 90-летию выдающегося художника Николая Сергеевича Шина.

 

Шин Николай Сергеевич (1928 – 2006 г.г.)

Хегай Мирон

Сегодня Шин признанный мэтр живописи Узбекистана известный далеко за ее пределами.

И если о Шине-художнике знают многие, то о Шине-педагоге помнят лишь его ученики и коллеги.

Непосредственно у Шина мне не довелось учиться, но с первых дней студенчества я ощущал его незримое участие в своей судьбе. Потом уже на дипломе он будет моим непосредственным наставником. После училиша, благодаря А.В. Ли и Губской Л.Х. несколько раз буду гостем в его мастерской на Себзаре и в доме его, что напротив. А в 2004 именно он будет открывать мою персональную выставку в Доме фото на Сквере, и приму я это как знак уважения Мэтра к своему ученику!

В далеком 69-ом на вступительных экзаменах в РХУ им. П.П. Бенькова я впервые услышу приглушенный шепот в коридоре “пришел ШИН”. Это было произнесено с таким явным пиететом!.. Мы даже не догадывались, что он уже принял и будет продолжать свое незримое участие в судьбе каждого из нас и все мы в этом плане “птенцы ШИНА”, хотя никто из моих друзей непосредственно у Николая Сергеевича не учился.

Учиться у ШИНА было престижно, ученикам его завидовали, лучшими из них восхищались… Авторитет Шина был весом и оправдан. Я свидетель того, как Николай Сергеевич триумфально выпустил группу талантливейших учеников, взяв под свое “крыло” “опальную” группу, где все напрочь были увлечены нашими кумирами тех лет и их так и называли “пикасята”, “гогенията”, “сезанята” и др. Это было время всеобщего увлечения всевозможными “измами” – импрессионизмом, постимпрессионизмом, кубизмом, абстракционизмом и так далее. Официально все это было запрещено и надо было обладать незаурядным мужеством, чтобы опекать и направлять эти такие разные увлечения студентов в русло вдумчивого и серьезного изучения и анализа достижений западного авангарда, соединив все с упорнейшим, почти фанатичным штудированием рисунка, живописи, композиции. Под его руководством группа успешно защитилась, еще раз подтвердив высочайший дар Шина-педагога.

Еще одним примером его безупречной репутации среди коллег по РХУ и студентов стал другой случай произошедший на моих глазах. Это был грандиозный скандал, ЧП и своеобразный “бунт на корабле”. Всей группе одного педагога поставили “неуд” по основным дисциплинам за целый семестр, а студенты выразили “вотум не доверия” педагогу! Срочно было объявлено общее собрание. Шум стоял невообразимый: студенты обвиняли педагогов в консерватизме и устаревших методах обучения, а педагоги обвиняли студентов в нерадивости и дилетантстве. Отчислить всю группу не представлялось возможным и в тоже время возглавить “мятежных” студентов никто из педагогов не желал. И опять ситуацию “разрулил” Николай Сергеевич, взяв “заблудших овец” под свое “крыло”. Многих талантливых учеников Н.С. Шина раскидало по миру -одни не нуждаются в преставлении, а судьба иных мне неизвестна. И все же считаю нужным упомянуть Витю Губского – “живую легенду” нашего студенчества, ставшего замечательным, но безвестным художником. Его полотно, хранящееся в фондах ДХВ в Ташкенте “Утро праздничного дня» – подлинный шедевр ученика Великого Мастера!

Лена Ли – одна из последних учеников Н.С. Шина. Ее отличает широта и точность письма, дерзость цветовых и композиционных решений, свидетельствующие не только о ее природном таланте, но и о блестяще усвоенных уроках Шина-педагога!

Таким и помним Николай Сергеевича мы – его ученики и почитатели его творчества – человека, педагога и художника – от Бога!

О своих других не менее памятных встречах с Николаем Сергеевичем я уже писал и не буду повторяться. Но о первом посещении его мастерской скажу особо. В начале 90-х будучи в гостях у семьи Ли я сказал Александру Владимировичу, что еще не был в мастерской Шина. Он удивился такому  факту и предложил незамедлительно  нагрянуть в гости к Шину, что это не простительно для корейца и “новоиспеченного” члена Союза художников, и тем более “беньковца”, у которого руководителем диплома был сам Шин. Собрались навестить метра четверо: Александр Ли, Людмила Губская, Камиль Шерматов и я. Стучимся в мастерскую – хозяин на месте! Он рад гостям и встречает нас с истинно восточным гостеприимством и радушием – немудренная домашняя снедь, бутылочка, припасенная для подобных случаев. Застолье получилось на славу! Мы тоже принесли кое-что с собой. Потом Мэтр начал показывать свои холсты: огромные метра 2,5 или 3 на 1,5м.Это были фрагменты огромной эпопеи над которой Шин работал на протяжении многих лет по зскизу, по частям, фрагмент к фрагменту. Целиком ее увидим не только мы, даже сам автор, намного позже на Республиканской выставке – грандиозное полотно, посвященное депортации корейцев в 37-м году, займет всю ширину торцовой стены Центрального выставочного зала и произведет фурор среди художников Ташкента и Москвы! Ушлые американцы захотят купить ее, будут сулить автору большие деньги! Но Художник подарит картину Республике Корея…

Но все это будет потом. А пока мы сидим у художника в мастерской и открываем для себя Большого Мастера:  Шина-художника, Шина- живописца!

 

Республика Корея
15.10.2018 г.

***

Ссылки по теме:

К 90-летию Николая Сергеевича Шина

Мирон Хегай. К 90-летию Николая Шина

Елена Ли: Мой преподаватель Николай Сергеевич Шин!

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »